Рубрикатор

ОСА (рассказы таксистов) (9954 зн)

А сейчас, друзья, я расскажу вам об Осе.  Нет, не о той летающей занозе, которая окрашена Билайновской раскраской, жёлтым с чёрным. Я расскажу вам о городе Оса. Точнее даже не о нём, а о своих приключениях, которые произошли во время моих командировок в этот город и о прекрасных  людях, там живущих.
Как обычно, мы набились, в ожидании своих клиентов, в салон одной из машин, и «травили» свои байки и небылицы. На улице была зимняя и морозная ночь, желающих уехать, куда-либо не предвиделось, вот мы и грелись из экономии все вместе. Это были не первые и, наверное, не последние наши посиделки.  Все уже давно рассказали самые интересные случаи из своей жизни. Но сидеть просто так, молча,  не хотелось и я начал свою историю, вытащив её из самых дальних закромов своей памяти, поскольку вспоминать её ранее, было не особенно приятно. Теперь, по прошествии многих лет, чувства поостыли, и я рассказывал, вспоминая все подробности. Тем более, что мороз крепчал, а действие происходило как раз в такие сильные морозы.
Итак, Оса. Это небольшой город, стоящий на берегу Камы, в середине Пермского края, в те девяностые годы, имел население 15-20 тыс. жителей. Я работал в то время директором филиала автосалона, одной из наших Нижегородских фирм, в городе Перми. Автомобили продавались хорошо, и нам приходилось иногда перегонять их своим ходом. В основном, путь от Нижнего Новгорода проходил через Ижевск и Игру, но иногда, для экономии, и только в хорошую погоду, так как там крутая гора и глинистая грунтовая дорога, ходили через Воткинск, срезая тем самым сто километров. А когда неожиданно проходили дожди, то уже через Чайковский и Осу. Проезжали всегда бегом, на достопримечательности не обращали внимания, некогда было.  Это я вам для расширения кругозора рассказываю, чтобы потом понятно было.  
Между Воткинском и Чайковским узкая плотина через Каму, и проезд не очень удобный. Поэтому, в дальнейшем, чаще ходили по нормальному шоссе, через Ижевск, Игру, Большую Соснову. Хотя Игринский горный серпантин, тоже, приятным не назовёшь. Так вот, как-то понадобилось срочно съездить из Перми в Осу. Стояли морозы – 27 градусов. Дело было частное, у одной сотрудницы мать заболела, надо было лекарства привезти. Взял я товарную «Волгу», без номеров, (на транзитках). В «Нижний», ничего не сообщили, конечно. Там бы запретили такое дело. Но, была суббота, и мы поехали. Надо сказать, «Волга», ГАЗ 3110 - новая, хорошая машина, в общем-то, при температуре минус 27 заводилась, а при – 28, уже нет. Кроме того, в то время, завод запасными колёсами не комплектовал. Риск был большой, да дело требовало. Взял запаской колесо с другой «товарки» и понадеялся на русский авось.
  Расстояние до Осы от Перми всего 150 километров, по Уральским горам, проехали нормально, часа за три с половиной, четыре. Дорога сложная, снежные заносы, под снегом лёд. Но на «Волге», как на танке, везде прошли. Печка в машине работала исправно, я ехал в одном свитере, пальто и шапку бросил на заднее сидение. Приехали на место уже во второй половине дня. Пока встречались и пили чай, быстро стемнело. Лекарство привезли вовремя, человеку это помогло. Нам предложили остаться переночевать. Сотрудница давно не бывала дома, конечно, ей хотелось побыть с больной матерью. Была суббота, и мы остались, поставив машину на автостоянку. Это была серьёзная ошибка. Утром, проснувшись и расчистив снег на окне, я увидел на градуснике – 41 градус. Это было не смешно. Понимая, что это будут бесполезные хлопоты, я побежал на стоянку. Там, вокруг «Жигулей», пытаясь отогреть машину, бегал человек с паяльной лампой. Замёрзший, за те десять минут, пока шёл до стоянки, я зашёл в будку сторожа погреться. Тот, недоумённо посмотрел на меня, как на полоумного. «Ты, что, заводиться хочешь?»  и покачал головой. «Смотри, вон чудик, уже час коптит машину, без толку!» Чудик зашёл в будку, весь в снегу и сильно замёрший. Выругавшись матом, он опустился ближе к горящей печурке, протянув к ней красные руки. «Что же делать?» спросил он, «Мне завтра надо быть в Перми на работе!» Мне тоже, грустно ответил я. «Коптить» новую, товарную машину было нельзя. «А, что, Папаша!» спросил я у сторожа, «есть у вас автопредприятия, которые сегодня, в воскресение работают?» «У нас маленький городок», отвечал он, «Практически деревня, предприятий мало, да и выходной, однако, никто не работает. У нас и машин-то в городе мало и светофоров нет! Долго думали, куда один поставить, так и не придумали!». Да-а, дела. Ну, а всё-таки, говорю, автобусы-то у вас по городу ходят? «Да! Есть у нас автобус! Один, правда, на весь город, но ходит! Каждый час, сначала в одну сторону города, потом в другую». А телефон гаража есть? - «Вот справочник!» Быстро найдя на трёхстраничном справочнике номер телефона АТП, я набрал его по старинному, ещё сталинских времён чёрному телефону. Мне неожиданно повезло: «АТП слушает!» Есть, спрашиваю у вас сейчас кто-нибудь из начальства? «Есть!» отвечают, «Я начальство, главный инженер АТП. (забыл, к своему стыду и сожалению, как его зовут!) Я представился, объяснил ситуацию, попросил помощи. «А какую помощь я вам могу оказать?» Есть у вас тёплый бокс, спрашиваю – «Есть! Относительно, конечно! Плюс два – три градуса. Но по сравнению с улицей – тепло! Сейчас пришлю вам тягач и пару ребят с тросом!» Настроение моё немного поднялось, появилась маленькая надежда на успех.  Я пошёл к машине, оценить обстановку и на всякий случай попробовать провернуть стартер. «Волга»,  стояла словно зачарованная. Вся заиндевела, окна замёрзли, руль не свернуть. Повернув ключ зажигания, услышал глухое и медленное: «У-ув, у-ув…» и всё погасло, замолчав, будто умерло. Аккумулятор сдох окончательно! 
Подъехал «Пазик». Увидев, за полторы тысячи километров от родного дома «соседа», можно сказать почти родственника, Павловский автобус, я обрадовался. Подошедшие люди, без лишних разговоров и расспросов, на руках, неожиданно легко, вытолкнули по жесткому снежному насту машину из ряда других, таких же замороженных собратьев. «Пазик» не мог проехать по узкому проезду между машинами, поэтому и толкали руками. Зацепив мою «Волгу», поехали потихоньку. Лобовое стекло было замёрзшим и через него ничего не было видно. Приоткрыв боковое стекло, (хорошо, что в то время электрических стеклоподъёмников не было), я пытался смотреть через дверь, куда поворачивать, но вы можете представить себе, как это можно было сделать в минус сорок один! Ветер и мороз обжигали лицо. Не только руль, но и задний «мост», ни передние колёса, не крутились. Машину тащило по укатанной дороге с замёртво стоящими деревянными колёсами. Руки примёрзли к рулю скрюченными ладонями, ног я не чувствовал. Сколько мы ехали и как заехали на территорию АвтоТранспортного Предприятия, я не помню, так как уже ничего не соображал. Меня вытащили из машины, сняли перчатки и обувь, и стали обтирать лицо, руки и ноги водкой. Когда  я пришёл в себя от боли возвращавшегося к жизни тела, в меня,  без разговоров, «влили» полный стакан водки, «для внутреннего сугреву».  Превозмогая боль, надел ботинки и пошёл посмотреть, как отогревается машина. Ей открыли всё, что можно было открыть. Капот и багажник, все двери, подсунули под двигатель длинную, чёрную «трамвайную» электрическую печку. Сняли и поставили на зарядку аккумулятор. Теперь оставалось только ждать. Но прошёл час, два, четыре! «Волга» и не думала оттаивать! Только через пять часов, она «потекла». Почти полторы тонны железа нехотя впитывало в себя тепло. Как только иней сошёл с наружных поверхностей машины, подключили аккумулятор большой ёмкости, с того же «ПАЗа», и легко завели двигатель. Ура! Победа! Теперь, она сама, обогревала, приходила в себя и, ещё через полчаса – сорок минут, она стояла готовая к поездке. Родной аккумулятор вернули на место. Можно ехать! Я горячо поблагодарил рабочих и их «начальство», принимавших участие в «спасении» техники и меня. Но они категорически отказались взять деньги в благодарность. Заявив, что для них главное – человеческое участие и людская благодарность. Деньги здесь не играют никакой роли! Отданное добро вернётся к ним сторицей. Неожиданно возникла ещё одна проблема. На мой вопрос, где у вас заправка? Они недоумённо и растерянно посмотрели сначала на меня, потом друг на друга. «Понимаешь, у нас одна заправка. Но сегодня выходной и она не работает. К тому же бензин там кончился ещё в пятницу, а заправщик будет только в понедельник. Но ты не волнуйся, мы с тобой поделимся, есть у нас Н.З. Так, я получил 20 литров 92го. Ещё раз, поблагодарив  этих добрых и отзывчивых людей, я и уехал. Проезжая мимо автостоянки увидел «Чудика», всё ещё бегавшего с паяльной лампой. Увидев меня, он закричал сторожу: «Смотри, смотри, «Волгу» с толчка завели!» Я махнул им приветливо рукой. Однако, что же делать дальше? Время было уже почти ночное, да и я был не «совсем» трезв. Но рисковать ещё  одной ночёвкой? Я не стал. При таких температурах встретить на дороге ГАИшника, было маловероятным, и мы уехали. Но это было не последнее приключение в этот день. 
На полпути, на одном из горных перевалов, движок «затроил», потерял мощность, а затем и вовсе отказался везти машину. Эту проблему я быстро решил, заменив свечи. Запас которых, мудрый механик Иван, положил мне в багажник вместе с двойным комплектом ключей и лампочкой «переноской». Движок был горячий, аккумулятор подзарядился, мотор завёлся с полуоборота! Домой доехали благополучно. И мог ли я думать, что судьба забросит меня в этот городок ещё раз. Но это уже другая история, и о ней я расскажу вам в следующий раз. 
Закончив рассказ, я посмотрел на своих друзей таксистов. Что молчите, спите, что ли? «Как же, уснёшь с тобой! С такими историями. Не дай бог попасть в такую ситуацию. Хорошо, что сообразил! Я бы не догадался. Бросил бы машину до «лучших времён». «А как же работа?» «Да хрен с ней, этой работой, в живых бы остаться!» «А что там за другая история с этим городом?» Завтра ребята, завтра. Время! Пора на мойку и смену сдавать! На том и закончили.

Поделитесь этой информацией с друзьями:


0
11:20
Нет комментариев. Ваш будет первым!