Рубрикатор

Доверяй, но... (10000 зн.)

Рифат неотрывно смотрел в небо. В глазах его Сивольд прочёл восторг и упоение. Он тоже посмотрел в том направление и увидел, опускающийся на плато белоснежный космический корабль. Сказочное зрелище! Там, за последним подъёмом действительно находился космодром.

Это отвлекло их на несколько секунд, чего хватило крепким парням из Управления, чтобы окружить проигравших.

Сивольд знал, что такой финал неизбежен, но во всём следовал желаниям мальчика. Они так и так зашли довольно далеко, чтобы считаться опасными. И это придавало Сивольду злой задор. Только очутившись в виброкрыле, Сивольд ужаснулся происходящему…

То, что он слышал об Управлении, сулило расставание с сыном. И он даже не будет знать об его участи. Всё это он знал заранее, и всё-таки внял мольбам Рифата, — рискнуть! Он очень хорошо понимал, как важно десятилетнему больному ребёнку это преодоление обстоятельств жизни, а вернее — себя!

Только он не ожидал, что противостоять им будут люди из Управления. Сопротивление, которым бессмысленно.

Все его знакомые с детства боялись даже говорить об Управлении. И когда Сивольд предложил своим товарищам, отправиться искать космодром, то повисла гнетущая тишина. Лишь самый близкий друг — Игорь — согласился на эту авантюру. Тогда их поймали спустя сутки. Они заплутали в лесу, наткнулись на пасеку, хозяин которой и вызвал спасателей. Ни о каком Управлении не зашло и речи! С тех пор, Сивольд считал, что это предрассудки. Взрослые специально придумывали эти сказки о зорком оке и всесильной руке Управления. Однако, поступая на работу, он изрядно поволновался, так как ему сказали, что в его личном деле пометка Управления. На вопрос «какая?» ответили: легко внушаем! С чего они взяли?

На работу его приняли, но эти несколько дней ожидания живо напомнили ему то чувство неизвестности, которое он испытал в лесу. Тогда ему казалось, что это страх наказания. Теперь же он понял — сосущая пустота внутри — это фатум, судьба, неведомое…

 

Рифатик появился на свет при трагических обстоятельствах. При родах умерла его мама. Малыша несколько дней подержали в роддоме, а затем передали его отцу, Сивольду. Тот все эти дни находился в смешанных чувствах: боль от потери жены и радость по поводу появления сына.

Кто занимался подготовкой похорон, Сивольд не помнил. Его явно оберегали. Но момент предания тела земле он помнил явственно. Гроб уже был закрыт, он одиноким перстом стоял возле него, и никак не мог заставить себя отойти, чувствуя, что этим оборвёт нить, почему-то всё ещё существовавшей между ним и Лерой…

Сивольд принял решение, растить ребёнка самому, не отдавая бабушкам и дедушкам. Из-за чего Сивольд даже прочувствовать горе, как следует не смог. На него обрушились все тяготы по уходу за ребёнком.

По началу, Сивольд действовал неуклюже. Рифатик кряхтел, но молча сносил все манипуляции с собой. Первые дни были особенно тяжелы. Как-то вышло так, что ему никто не помогал. Благо, что он с Лерой прошёл курс молодых родителей. И к счастью, у них с Лерой были кое-какие сбережения, так как с работы пришлось уйти. По прикидкам Сивольда накоплений должно было хватить года на три.

Возясь с ребёнком, Сивольд забывался и не думал о своём несчастье. Постепенно ему стало казаться, что Лера просто вышла куда-то, но вскоре вернётся. Боль утихла, жизнь налаживалась.

Итак, Сивольд расслабился. В свободное время (а у него появились свободные часы), он предавался мечтам и воспоминаниям вперемежку. И было ему так сладостно-упоительно. Вот они с Лерой дурачатся на пикнике, а вот подросший Рифатик, кричит у речки: «Папа, леска застряла, помоги!» Нет, конечно, он будет самостоятельным мальчиком, а звал так, для общения…

Здесь и обрушилась на Сивольда новая напасть. Рифатику должен был исполниться один год, а малыш до сих пор не ползал! Посадит его Сивольд, тот сидит в кроватке, вроде бы даже следит глазами за мигающей игрушкой, но никаких самостоятельных попыток ползти, не предпринимал. Сивольд начал подозревать неладное. Что-то в поведение ребёнка было не так: слишком тихий и неактивный. Он поделился своими подозрениями с доктором. Тот вздохнул и признался, что Рифат стоял у них на учёте, как ребёнок с возможным психическим расстройством — аутизмом. Обычно ставится прививка от аутизма, и ребёнок развивается нормально. Но есть вероятность одного случая из миллиона, что прививка не поможет. К сожалению, Рифату выпал этот несчастливый билет. Но лечение, разумеется, будет продолжено.

Сивольд снова окунулся в заботы. Он подсчитал, что лечение сына требует больших средств. Поэтому, он нашёл работу на дому по интернету. Он, как инженер-технолог разрабатывал технологии для различных малых предприятий: подбор оборудования, разработка оснастки, программ для станков. А то, что голова пухнет от забот, было даже хорошо.

Лечение вроде дало эффект: Рифатик сразу пошёл, то есть стал пытаться ходить, не ползая. Случилось это через полтора года массажей и уколов. Сначала, само собой, падал, но упорно вставал и пытался идти. Одновременно, стал звать Сивольда папой. Идиллия продолжалась чуть меньше, чем полгода.

К трехлетию Рифата Сивольд вновь стал подозревать, что что-то не так. На этот раз его обеспокоила работа. Ему начало казаться, что заказы повторяются… В тот день, когда Сивольд собрался проверить по своему архиву — так ли это, случилось неожиданное: Рифат заговорил, да ещё не вслух, а мысленно…

«Папа!» — сказал он — «Тебя все обманывают! У меня нет никакой болезни. Только сохраняй невозмутимость!»

У меня начались галлюцинации, — подумал Сивольд. Но поток посторонней мысли продолжался.

«Папа! Тебя учили в школе, что спокойствие — это духовная подлость… Только не в этом случае»

Конечно, — решился ответить Сивольд. Примеры всплывающие в сознание при критических ситуациях и есть уровень обозначающий суть цивилизации. Я скандинав, но вспомнил, что писал молодой русский писатель Толстой. Или всё же мне подсказал Рифат?

«Я подсказал. Я ребёнок с аномальными способностями. Такие дети фиксируются Управлением. За нами наблюдают. Но нам удалось создать свою цивилизацию. Мне нужно попасть в космос, чтобы послать объединённый пси-сигнал. Ты мне поможешь?»

Помогу. Но сначала тебе нужно подрасти… — неуверенно подумал Сивольд.

«Это само собой. Но мне нужны знания. Ты должен научить меня всему, что знаешь сам. Я слежу за твоей деятельностью, только не всё понимаю. Буду задавать вопросы! Ладно?»

С того дня у Сивольда появился дополнительный стимул к жизни. Он с удовольствием мысленно общался с Рифатом, объясняя свою деятельность. Учились они и вслух, но по облегчённой программе, для отвода глаз. Параллельно, они разрабатывали план по проникновению на космодром.

Решили, поедут как будто навестить могилки бабушки с дедушкой. Они находились в направление космодрома. На самом деле, они долетят на частном виброкрыле до охранной зоны космодрома. Дальше пешком.

 

День рождения Рифата, его десятилетие, пришло как-то неожиданно быстро, застав Сивольда врасплох. Мальчик вырос красивым и умным, но эмоции показывал лишь мысленно. Он чурался чужих. С родными и доктором общался свободно, а вот друзей не имел. Сивольд знакомил его с ребятами, только общий язык они не находили. Правда, один из них пришёлся по душе Рифату. Его звали Гена. Это был нескладный, но с большими глазами и бойкий мальчуган. Гене нравилось слушать, как Рифат играет на синтезаторе. Он просвещал Рифата насчёт того, что происходило в мальчишечьей среде. На этом их общение заканчивалось. Гена снова исчезал на несколько недель. Рифата устраивала такая дружба. Сивольд не настаивал на большем. Доктор говорил ему, что развитие Рифата хоть не без шероховатостей, но вполне адекватно возрасту. Умственно же он опережал своих сверстников.

Так что день рождения отметили скромно, были родные и Гена. А на следующий день стали собираться в дорогу. План, по мнению Сивольда, был по-детски наивен. Допустим, они попадут на космодром, а что дальше? Однако, Сивольд не хотел раньше времени расстраивать сына. И вообще, сам не хотел думать о последствиях.

Согласно замыслу, они долетели до маленького городка со славным названием Славинск и с полными рюкзаками отправились в лес, который начинался сразу за городом. Им предстояло пройти около ста километров. Сивольд особенно переживал это приключение. Он знал, что дойти до цели им не удастся, но ничего не говорил Рифату.

Они ели землянику, а по вечерам устраивали привал около одного из озёр, которых здесь было множество. Ловили рыбу, купались, варили уху. Сивольд никогда не был так счастлив. А уже лёжа в палатке, вели неторопливые разговоры обо всём.

В последнюю ночь Рифат задал вопрос, который мучил Сивольда в юности…

— Пап, а зачем мы живём?

— Чтобы видеть звёзды, узнавать чехарду безумных эмоций, и ожидать, всё лучшее случится вновь! — ответил Сивольд тем, до чего додумался сам.

— Значит просто жить? — не унимался Рифат.

— Это хороший вопрос. Но на него не надо давать ответ. Ответом является вся твоя жизнь, твои устремления, победы и поражения…

— Здорово! А я думал, что такие мысли вредны.

— Всё в порядке, сынок. Спи спокойно.

 

И вот они в руках Управления. Сивольд попытался оглядеться по сторонам, но вокруг была мгла. Он забеспокоился. Что случилось? И тут до его сознания дошло, что его давно кто-то зовёт… Он прислушался и его охватил жар. Усталый голос жены, Леры.

— Сивольд, очнись! Всё в порядке…

Сивольд открыл глаза и снова зажмурился. Лера, живая Лера сидела рядом с постелью, на которой лежал Сивольд.

Мысли его беспорядочно разбежались. В чём истина?

— Ты открывал глаза! — радостно воскликнула Лера. — Послушай меня. Ты попал в чрезвычайную ситуацию в космосе, около Плутона. И в ход пошла лечебная программа — медицинский спасатель с гипноизлучателем. Тебе внушили, что я умерла при родах, но загрузили твой мозг заботой о малыше. Это новейшая разработка Управления по делам космоса. Прошло всего полгода. За это время до тебя добрались спасатели на атомоходе и вернули на Землю.

— Значит, нет никакого сына? — переспросил потрясённый обретением жены и потерей Рифата, Сивольд.

— Он у нас обязательно будет! — обняла его Лера.

Сивольд живо представил себя, опутанного щупами питания и датчиками медоборудования, на далёкой космической заставе. Вполне вероятно, ведь он поступал на работу, связанную с космосом, припомнилось ему.

— Всё надо проверить! — с сомнением сказал он.

— Только прошу тебя: доверяй мне! Доверяй, но… не проверяй! Умоляю! Мне тяжело вспоминать…

Лера прижалась мокрой от слёз щекой к лицу Сивольда. И он, наконец, поверил ей!..

 

0
13:40
Загадочный рассказ.
16:24
Мм, рассказ понравился. Есть в нём изюминка, но не поняла концовку. Получается, если бы герою не внушили, что его жена якобы умерла, а сыну нужна забота, то он бы не вернулся на Землю? Или данная разработка Управления была предназначена для того, чтобы человек не умер в космосе при аварии или столкновении с космическим телом? Может, чего не поняла? Будьте добры, разъясните, пожалуйста! Очень интересно.
Евгения! Во-первых, спасибо за комментарий!!!
Вы правы, некоторая неясность есть. Она в том, продолжается ли внушение или герой уже спасён. А так вы правы, разработка Управления для спасения жизни космонавта.
Благодарю😉