Рубрикатор

Рука закона (11120 зн.)

— Марк Иванов?

 

 Утро субботы. Марк всю неделю мечтал выспаться, и вдруг его долгожданный отдых испортили. Внезапно. Он стоял в семейных трусах на пороге своей квартиры, держась за ручку распахнутой двери и пытаясь сконцентрировать внимание на визитёре.

— Допустим.
— Мне нужно войти, гражданин Иванов.
— Секунду. — Марк закрыл дверь, встряхнул головой и зашлёпал к ванной.

Умылся, привёл себя в порядок, неспешно выбрал одежду из шкафа. Всё это время в дверь настойчиво стучали. Наконец, через двадцать минут перед ним вновь предстал… Робот-пристав. Теперь Марк узнал его по бирке, прикреплённой к левой части металлической груди. Неприкасаемые работники суда.

— Заходите.

Робот засеменил в коридор. Марк закрыл дверь и повернулся к гостю.


— Вчера состоялся суд. Принято решение выселить вас с данной жилой площади  в течение трёх дней.
— И я не знал об этом?
— Не так давно принята поправка в закон. Теперь мы извещаем ответчика за три дня до исполнения приговора. На третий день мы вынуждены привести его в исполнение. Немедленно.

Марк сжал кулаки, закрыл глаза. Цена на жилую площадь неуклонно росла весь год.

— Вы имеете право самостоятельно покинуть квартиру. В противном случае...
— Я понял.
— Вы нарушили закон о беседе с роботом-приставом, — проговорил визитёр бездушно. — Статья тридцать пятая, поправка один. Она гласит: “ Запрещается перебивать представителя суда”. Наказание выносится немедленно. Я даю Вам два дня на выселение.

 

 Робот отворил дверь и удалился.

Марк стоял в тишине несколько минут, пока его не осенила мысль. Он подошёл к телефону, набрал номер.

— Алло? — послышался хриплый голос на другом конце провода.
— Здравствуйте, Михаил.
— Марк? Привет. Ты по поводу моего иска?
— Именно. Вы ведь хозяин квартиры.
— Знаю. Договор истёк неделю назад, а квартплату ты задерживал, так что извини.
— А ты не рассматривал вариант договориться мирно? Теперь меня на улицу выселяют!

— Ничем не могу помочь. По закону, я имел право повышать плату согласно курсу доллара. Мне тоже надо на что-то жить. — Короткие гудки.
— Чёрт!!! — выругался Марк и бросил трубку.

Он ударил кулаком по тумбочке, на которой стоял телефон. Снова и снова, пока аппарат не упал на пол, расколовшись на два куска.

Два дня. Повезло, что пристав не вынес решение, основываясь на неуважении к себе, когда Марк целых двадцать минут приводил себя в порядок!
Стук в дверь. Настойчивый, громкий. Марк несколько секунд прислушивался к биению сердца. На пороге — пристав. Тот же самый.


— Марк Иванов?
— Да.
— Несколько минут назад произошёл сбой в моей базе данных. Извините. Необходимо внести поправку. Вы закрыли передо мной дверь, а это прямое нарушение действующего законодательства — статья девять, пункт первый. Я обязан арестовать Вас немедленно, но, учитывая Ваше положение, суд в моём лице вынес приговор. Срок на выселение сокращается до одного дня. Завтра в девять часов тридцать четыре минуты утра квартира должна быть свободна.

Робот развернулся к выходу. Марк тихо закрыл дверь и подошёл к окну. Один день. Немыслимо! Он опустил глаза вниз. Высота трёх этажей незначительна. В лучшем случае перелом ног, но если падать вниз головой, то смерть наступит мгновенно. Возможно. Депрессия уже имела место в его жизни. Затяжной упадок настроения затуманивает рассудок, лишает интереса к жизни...

Марк залез на подоконник, когда услыхал скрип отворяемой двери. Как он мог забыть! Елена, его неофициальная супруга, вернулась с ночной смены. Он спрыгнул на пол и встретил любимую в коридоре.

Каштановые волосы девушки ниспадали на лоб, голубые глаза уставились на мужа, губки расплылись в едва заметной улыбке. Она скинула джинсовую куртку и кивнула в знак приветствия.

— Только что заходил пристав, — начал Марк уверенно.
— Я встретила его у подъезда, — ответила Лена задумчиво и прошла на кухню. Бросила подозрительный взгляд на распахнутое окно, словно догадывалась о возможной попытке суицида.


— Любимая...
— Любимая???
— Послушай, я...
— Нет! — Отрезала девушка, взмахнув рукой. — Твои оправдания утомили. Долги, долги и ничего, кроме долгов!

 

 Марк шумно выдохнул. Они столько раз скандалили по поводу денег, столько раз обсуждали возможные способы вырваться из долговой ямы, что ему уже нечего сказать. Он работал почти каждый день, отказывал себе во многом, но средств по-прежнему не хватало.

— И сколько нам дали времени? — поинтересовалась Лена.
— До утра следующего дня.

 Она закрыла лицо руками и даже не спросила, почему не три, как положено по закону. Поправки вносились регулярно. И не в пользу граждан.

— Я ухожу, — бросила девушка.
— Куда?
— У меня давно есть другой. Человек обеспеченный, уверенный в своих силах. И с двухкомнатной квартирой.

Лена устремилась в комнату, поснимала с вешалок одежду, уложила в чемодан, прихватила пакет с продуктами и, не попрощавшись, вышла в подъезд.
Одиночество не давило на психику Марка. В жизни он многого добился — любимая работа, увлечения, уважение коллег, — однако нищета не давала покоя. Многие не понимали, как человек с таким интеллектом способен долгие годы стремиться к мечте, добывать средства на жизнь честным путём, учиться пять лет в университете, три года в аспирантуре и при этом едва сводить концы с концами. Парадокс.

К вечеру того же дня Марк собрал всё необходимое в кожаную сумку и покинул жильё. Шагая по тротуарной дорожке, поглядывал на кремово-золотистый закат, на суетливых прохожих, на реку, что пересекала город пополам. Через неё проходило три моста. Шагая по одному из них, Марк пытался представить, как воспримут его идею подчинённые, когда придут в понедельник на работу.

Лаборатория. Место, где Марк забывал о проблемах, о мире с его пресловутыми законами, о корыстной жене… Положив чемодан на стул, он постелил на полу принесённый из дома матрас, достал одеяло, подушку. Нет ничего лучше сна на любимой работе: среди колб, пробирок, титровальных аппаратов и вытяжных шкафов.

Утром следующего дня позавтракал и принялся за анализы, которые он не закончил в пятницу. Через полчаса он с головой погрузился в мир органической химии, позабыв обо всём на свете. 
Около полудня раздался звонок. Марк нахмурился — неужели кто-то из лаборантов? — и приблизился к выходу. Повернул ручку, толкнул тяжёлую дверь.

— Марк Иванов?
— О Боже, — простонал Марк.
— Благодарим за то, что выполнили решение суда, — как ни в чём не бывало, продолжал дроид-пристав, — однако проживать на рабочем месте запрещено.
— Куда же мне идти? На улицу?
— Фактически Вы уже бомж. А бездомные обязаны содержаться в камерах, как нарушители порядка. Даю Вам пять минут на сбор вещей. Время пошло.

Марк зажмурился, сдержал эмоции. Как им удалось так быстро его найти? Ну конечно! Свидетельские показания, ведь он часто работал по воскресеньям.

— Одну минуту, — сказал Иванов.
— Не уходите с моего поля зрения и не делайте резких движений, — предупредил дроид.
— Мне нужно собрать вещи.

 Пристав не ответил. Марк подошёл к сумке и, не снимая халат, свернул постель. Шагнул к столу с приборами и выхватил свободной рукой свёрток.

— Нарушение! — выпалил робот, но поздно: свёрток шлёпнулся у его ног. Раздался взрыв.  Робот вылетел в дверной проём и рухнул ничком.


— Приготовил подарок, металлическая тварь. Тротил! Понравилось? А?

 На крыльце шевелилась бесформенная масса металла. Марк снял с себя халат, схватил сумку и выскочил через чёрный ход.
Он торопливо шёл по улице города, поминутно озирался по сторонам и выстраивал план дальнейших действий.

— Марк?

 Из-за поворота появилась Елена с коренастым мужчиной. Черты лица его, казалось, высечены в скале, крупные руки, широкая грудь, уверенная походка.


— Привет, — ответил бесцветным голосом Иванов. 
— Куда направляешься, если не секрет?
— Секрет.
  — Понятно. Знакомься, это Пётр. — Девушка указала на своего спутника.


 Мужчины оглядели другу друга продолжительно-оценивающим взглядом и промолчали. Пётр протянул руку в приветствии. Марк пожал её, почувствовав под ладонью что-то странное. Металлическая бирка.
Марк повернул ладонь Петра и убедился в своей догадке, но свободной рукой коренастый вытащил наручники и накинул один край на запястье нарушителя. 

— Марк Иванов, — сказал циничным тоном Пётр, — Вы обвиняетесь в покушении на представителя суда. Камеры наблюдения, установленные в лаборатории, передали изображение в головной офис службы судебных приставов.


— Ты знала! — воскликнул Марк. — Знала о новых человекоподобных роботах- приставах! Они входят в доверие, даже в интимную связь с жёнами должников и таким образом контролируют нас!
— Поверь, я не… — Лена не закончила фразу, как Иванов вывернулся, толкнул новую модель робота и бросился в сторону. Наручники болтались на его запястье.

Куда теперь? Прохожие сторонились его, переговаривались, показывали пальцем. 
Высокий пожилой мужчина  в шляпе кивнул и поманил рукой. Марк подошёл к нему, моля о помощи.

— Ступай к мосту у черты города,- шепнул старик, поправляя полы длинного пальто. — Там помогут. Под ним.

Марк из последних сил добрался до места и облокотился об ограждение. Сердце барабанило в уши, ноги гудели, голова кружилась...
Он перегнулся и глянул вниз. Высота около ста метров, бегущая река сине-серой лентой уходила вдаль. По всей длине моста — карниз шириной сорок сантиметров. Марк, не раздумывая, перебрался на другую сторону и присел на корточки. Один неверный шаг, и смертельный аттракцион обеспечен. Под карнизом выступал край каркаса, оставшийся после незаконченных работ по укреплению всего сооружения.

 Иванов ступил на него и прополз на животе. Он увидел выстроенный из деревянных поддонов пол, крышей служил мост, самодельная печка прикреплена к металлической основе.
Его ждали. Десять человек соорудили здесь жилище. Подполье по борьбе за права людей существовало почти год и сформировано из граждан, которых выгнали на улицу.

— Наш человек сообщил о твоём приходе, — сказал широкоплечий парень в потёртой одежде и пригласил сесть на стул. Стул, стол, кровати — всё сколочено из досок своими руками. На месте.


— Когда он успел это сделать? — спросил поражённый Марк.
— Наши люди работают по всему городу и постоянно держат связь — как с нами, так друг с другом. Мы в курсе твоего дела. Будешь нам помогать?
— У меня нет выбора.
— Хорошо. Насколько я понимаю, ты Марк Иванов?
— Он самый.
— Виктор Белов, — ответил парень, и они пожали руки. — У тебя есть ценная информация? Вижу по глазам.
— Они выпускают человекоподобных роботов-приставов! Я видел!
— Знаем, — сказал Белов. — Они появились ещё неделю назад, но их можно вычислить по биркам.
— Да, — согласился Марк. — Вы спасли мне жизнь, я в долгу перед вами.
— Не стоит. Это наша работа, — улыбнулся Виктор.
— Благодарю ещё раз. Новая система работает.- Марк вытащил передатчик и сообщил координаты своего местоположения. — Роботы- приставы, — продолжал он, маниакально улыбаясь, — не оправдали надежд. Подполье оставалось неуязвимым. Поэтому тайно нанимались живые люди за большие оклады, разыгрывалась стандартная схема выселения, даже с убийством одного из роботов. Так мы надеялись внедриться в подполье. Получилось.

Виктор Белов вскочил, оглядел своих людей, но вдруг понял: через минуту мост окружит целая армия роботов.

0
21:46
Интересно написано, мне понравилось.Только конец грустный.