Рубрикатор

Ведунья (10660)

  Лучи солнца, преломляясь между листьев, образовывали  маленькие яркие фонарики. Зеленый цвет был неимоверно насыщенным. Им было занято все в лесу в это утреннее время. Алеся стояла, затаив дыхание, и наблюдала  эту нереальную красоту.

 — Ну, где ты опять запропастилась? Алеся! Я же просила напоить корову!

  Очнувшись,  Алеся поспешно ответила:

  — Я сейчас, мам.

  Но мать только махнула рукой и, подхватив ведро, направилась к колодцу. "Мечтает, как всегда. Вся в бабку" — подумалось ей.

   Бабка Алеси, Петровна, умершая прошлым летом, была известна на всю деревню. Людей лечила, разбиралась в травах. И еще: она знала, что случится. Наперед. Поэтому и захаживали к ней часто. Кто здоровье поправить, а кто  — посоветоваться, что делать дальше.

  Внучка ее, Алеся, еще в школе не раз удивляла одноклассников, когда вдруг заявляла, что завтра уроков не будет, потому что школа будет закрыта. Девчонки ехидно посмеивались над ней, хотя втайне завидовали такой ее популярности. Каково же было удивление всех на следующий день, когда оказывалось, что школа была действительно закрыта. Да куда ж ее откроешь, если над деревней утром пронесся сильнейший ураган и наделал столько бед, снеся  крыши  домов и вырвав с корнем кучу деревьев.

  Повзрослев и превратившись в красивую рослую девушку, Алеся с удивлением обнаружила, что все ее способности возросли в несколько раз. Более того: она стала настолько остро воспринимать красоту природы, ее гармонию и совершенство, что мир человеческого общения, и все, что с ним связано, казались ей такими ущербными, такими ненужными и неинтересными.

  "Почему люди такие злые? Зачем они делают себе хуже? Ведь это же ясно, как дважды два четыре  — нельзя идти против законов природы. Все равно —  наказание последует неотвратимо", —  часто думала Алеся, искренне удивляясь непонятливости рода человеческого.

  Но однажды ей приснился  странный сон: она шла по ровной узкой  дороге, уходящей вдаль. Навстречу ей шла женщина неземной красоты и по мере того, как она подходила ближе  —  становилась все выше и выше. Когда же  поравнялась с Алесей, то была уже раз в десять выше нее. Нежно проведя рукой по волосам Алеси, она прошептала:

   — Ты будешь помогать людям. Ты будешь знать.

И пошла дальше в свою сторону, а Алеся  — в  свою.

 Этот сон во многом предопределил  дальнейшую судьбу Алеси. Но  более четко осознать ей, кто она и почему такая,  помогла одна непредвиденная ситуация, случившаяся с ее соседкой, Марией, часто заходившей к ним в гости. Они вместе с матерью Алеси, Ольгой  любили посидеть на веранде, попить чаю и поделиться свежими новостями. Это было и не удивительно  — Ольга и Мария были ровесницы.

  Однажды, сидя у них на веранде, Мария, уже вдоволь обсудив все новые события в их деревне, вдруг тяжко вздохнула и сказала:

   —  А знаешь, Оля, я собираюсь завтра пойти к нашему фельдшеру. Пусть назначит чего-нибудь, а то сердечко что-то беспокоит. Как лягу вечером  —  так все давит и давит.

  Алеся, в этот момент сидевшая недалеко и вышивавшая салфетку, не поднимая головы, как само собой разумеющееся, проговорила:

  —  Нельзя Вам, теть Маш, к фельдшеру нашему. Навредит он Вам сильно.

 Мать Алеси открыла рот от удивления, а соседка сориентировалась быстрее:

  —   А почему ты так, считаешь, золотко? Откуда ты знаешь?

 Алеся, продолжая вышивать, серьезно сказала:

  —   Я просто знаю. Мне говорят.

  —   И кто же? —    не унималась соседка. — Кто говорит?

 Алеся отложила вышивку, и, подняв голову, спокойно ответила:

  —   Голос в голове. Я всегда знаю, что будет дальше.

 Ольга вздохнула  и тихо сказала, обращаясь к подруге:

 —   Ну, вот, видишь? Бабка номер два. Неужели и ей такая судьба?

  —   А чего ты расстраиваешься?  —   ответила подруга.  —  Петровну все уважали, она всем была нужна. А вот как не стало, так и спросить некого. И посоветоваться не с кем. А совет твой мы завтра проверим. Да, Алеся? Я ж все равно схожу к фельдшеру.

  —  Не надо, не идите,  —  взялась за свое Алеся.

  —   Ну, ладно, ладно. Не пойду,  —  подмигнув подруге, сказала Мария. —  Все, успокойся.

 Алеся снова села за  вышивку, решив, что тетя Маша точно не пойдет к фельдшеру.

 Даже и не думая откладывать свой визит в медпункт, Мария утром переступила порог кабинета местного фельдшера.

 — Что, голубушка? Что-то беспокоит? — участливо поинтересовался фельдшер.

 — Да, Михалыч. Сердечко все болит и болит. И часто уже.

 Фельдшер Михалыч ободряюще улыбнулся и достал бланк рецепта:

 — Ничего, голубушка! Мы Вас подлечим. Все будет хорошо.

 Мария взяла рецепт, и, поблагодарив Михалыча, отправилась в аптеку. Благо, та находилась рядом с медпунктом.

 — Что, Маша, никак приболела? — встретила ее вопросом аптекарша. — Давай свой рецепт.

 Посмотрев на назначение, она слегка удивилась:

 — Чего это Михалыч тебе такое назначил? Ну, да ладно. Врачу виднее. Бери свои таблетки.

 Мария взяла их и, не откладывая в долгий ящик, дома выпила лекарство. Уже через час «скорая» на всех парах мчалась к ее дому.

  — Я же говорила, не надо ей было идти туда, — угрюмо сказала Алеся. — Не послушали меня...

 — А сейчас, сейчас что делать-то? — спросила мать. — Ты уж скажи!

 — Сейчас ничего не надо уже. Само пройдет. Только пусть едет в город. Там ей женщина-врач поможет.

 Так потом и вышло. Оказалось, фельдшер перепутал лекарства и назначил совсем не тот препарат. Позже Мария действительно нашла  в городе замечательную женщину- врача, поставившую ее на ноги.

 С того момента все в деревне окончательно убедились, что Алеся такая же, как ее бабка Петровна. И потянулись люди к порогу их дома, чему мать Олеси не особо была рада.

 — Вот, посмотри. Другие девочки о поступлении в институт думают, готовятся, планы строят. А ты все с другими возишься, ни времени у тебя не остается, ни сил.

—  А кто же им поможет, мам? Бабушка ведь помогала. Почему мне нельзя? — неизменно отвечала Алеся.  — Вот вчера только Богдан  приходил. Спрашивал —  куда поступать. На электрика или на токаря. Я ему сразу сказала — иди на электрика.

 — Почему, Алеся? — спросила мать.

 — Потому, что на токаря пойдет  — в станок влезет случайно, инвалидом будет. А электриком будет — все хорошо сложится.

 После таких разговоров мать только вздыхала и, махнув рукой, молча отходила в сторону.

 Но как ни сторонилась случайных людей Алеся — и ее не миновала встреча с тем, кому суждено было стать ее судьбой.

 Под праздник Ивана Купала, укладываясь спать, она подумала, что многие девушки сейчас загадывают, какой жених им приснится.

 "Смешные. Разве это обязательно, чтобы кто-то был рядом? Мне вот и так хорошо".

  Но во сне к ней уже второй раз в жизни пришла Самая Прекрасная из Женщин. Алеся уже знала, что это Богородица. И так спокойно и тихо она стала на другом берегу реки, напротив Алеси, которая точно так же стояла и смотрела на нее.

 "Ты одна всего не осилишь. Это помощь тебе и судьба. Береги его"

Богородица молчала, но слова звучали в голове,  как  наяву. И проснулась она резко, еще не понимая — спит она еще или нет.

 " Какой странный сон. Но мне не нужны мужчины. Я справлюсь сама". И все-таки, Алеся себя обманывала. Ее давно уже не покидало предчувствие какой-то  важной встречи. Может быть, самой важной встречи в ее жизни.

  Долго ждать не пришлось: на практику в деревню приехал студенческий отряд, и однажды, абсолютно случайно, покупая в их маленьком магазинчике продукты, Алеся как-то неловко повернулась, и батон хлеба вылетел из корзинки, как будто его кто-то подбросил.

  "Какая я неуклюжая!", — подумала Алеся, нагибаясь за ним. Но в этот момент молодой парень, стоявший в очереди, поднял батон и с улыбкой подал его ей:

 — Возьмите, девушка, и не теряйте больше.

  Одна секунда... Две пары юных глаз встретились на мгновение — карие, настороженные — Алеси, и голубые, веселые — студента. И этого оказалось достаточно — для него и для нее, чтобы понять : вот, вот моя половинка!

 С того дня студент, а звали его Андрей, зачастил прогуливаться мимо дома Алеси и однажды ему даже удалось уговорить ее вместе прогуляться. Алеся сама не понимала, почему согласилась. Признаться себе, что Андрей ей нравится — она пока еще не могла. Но постепенно, незаметно для себя, Алеся перестала его сторониться, встречи становились более непринужденными и, в конце концов, переросли в сильную молодую любовь.

  Андрей изредка подшучивал над Алесей и ее занятием, называя ее ведуньей, а иногда колдуньей, околдовавшей его навсегда. Ему давно уже все рассказали, кто такая Алеся, но парня это абсолютно не пугало.

 Хотя однажды ему пришлось все- таки воочию убедиться в способностях его избранницы. Причем, убедиться на своем собственном примере.

  Однажды  друг Андрея, Сергей,  попросил съездить с ним в город. Нужно было помочь его родителям с перевозкой мебели. Ехать собирались на его же машине.

  Еще с вечера Андрей предупредил Алесю, что поедет . К его величайшему удивлению, она стала настойчиво отговаривать Андрея ни в коем случае не ехать завтра. Тем более на автомобиле.

  — Да что здесь такого? Обычная поездка. Конечно же, я поеду. Я ведь обещал. Ну, кто им там поможет?

  Андрей еще никогда не видел Алесю такой взволнованной и испуганной, но от планов своих решил не отказываться.

  — Я тебя прошу, я тебя умоляю  — не нужно ехать завтра в город. Ты не понимаешь — очень плохо тебе будет!— твердила Алеся свое.

  — Ладно! Может, и останусь завтра, не поеду. Посмотрим, — уклончиво ответил Андрей, решивший все же не откладывать поездку.

  — Ну, вот и ладненько, — повеселела та. — Но, все равно — как-то неспокойно на душе, как-то тревожно...

 Усыпив бдительность Алеси, Андрей ранним утром  уже вовсю мчался вместе с товарищем на его старенькой "шестерке". Мелькали поля, луга и дорога была совершенно пуста.

  Вскоре должен был быть крутой поворот, а затем резкий спуск.

  Машина влетела в поворот на приличной скорости. Но, о, ужас! Ей навстречу шла тяжелая фура, и водитель, похоже, заснул за рулем, потому что машину кидало влево и вправо. Андрей, который был за рулем, попытался избежать столкновения, но в последний момент фура все-таки зацепила "шестерку",  и последнее, что успел заметить Андрей — это было быстро приближающееся дерево.

   "Какой же я дурак! Нужно было послушать Алесю!" — успел подумать Андрей перед тем, как все перед его глазами погасло.

  Через час Алеся уже садилась в автобус, идущий в город. Мать, увидев, что она собирает вещи, спросила:

  — Чего ты едешь-то, Алеся? Что случилось?

 Расстроенная дочь,как всегда, ответила спокойно:

  — В больницу еду. Уже случилось. Это Андрей.

 Мать сплеснула руками и даже не стала спрашивать, откуда Алеся знает:

  — Езжай, деточка. Не волнуйся. Ты там нужнее.

  И когда Андрей первый раз очнулся и открыл глаза — он даже не удивился, когда увидел рядом сидящую сосредоточенную Алесю.

   — Моя ведунья, — тихо прошептал он ей...

0
23:57
Нет комментариев. Ваш будет первым!