Рубрикатор

Пять капель для полководца (9778 зн.)

      В долгую смену Креседея ни одна шальная душа не могла выскочить через Врата в проявленный мир. Громкий рык огромного демона наводил страх даже на потерявшие плоть субстанции, к коим относились охраняемые души. Креседей сгонял их стайками к Харону, замечательно знавшему свое дело…Чего бояться душе, спросите вы? Оказаться навек запечатанным в суровом царстве Аида!  Без права последующего перевоплощения… 

      И все из-за преждевременного желания сбежать назад, к солнышку… А лучики Гелиоса все хотят и видеть и греться под ними. И живые и мертвые. Первым нужно не торопиться и умело выживать, а вторым - просто потерпеть… Что тут непонятного?

       Имея репутацию добросовестного работника, Креседей получал большую пайку от старшего смены и вечерами блаженно заваливался на койку, забываясь быстрым демоническим сном. Работа без особых приключений, всегда сытно и тепло. Хотя временами предпринимались отдельные вылазки за границы царства. Надо же многострадальную спину размять, интересные места посмотреть…

       Однажды, во время отправки на одну из таких экскурсий, трудяга Креседей  был введен в искушение... У самых Врат…Ведь кто только не подходит к ним с другой стороны! И зачем судьбу испытывают?

        Вот и сейчас снаружи настойчиво стучались. Креседей приоткрыл задвижку и, сквозь узкий прямоугольный просвет, увидел двоих неуверенно мявшихся воинов с гладко выбритыми хмурыми лицами. Легкий ветерок сдувал мелкие песчинки со шнуровки высоких крепид, настойчиво колыхал полы плащей с желто-золотой каймой, без всякого стеснения приоткрывая дорогие бронзовые гиппотораксы, пурпурные туники и мечи в искусно инкрустированных ножнах...У одного воина из-под низкого круглого петаса выбивались седые локоны, он время от времени морщился и теребил ремешок своей шляпы, словно беспокоила какая-то напасть, другой - значительно моложе первого, смешно дергал головой в высоком фригийском шлеме, как - будто под него залетела оса. «Наверное, бедолага заработал в бою нервный тик», подумал демон. Воины явно испытывали страх. Не каждый день приходишь к демону, да еще и по своей воле. Или не по своей? 

      Креседей закрыл задвижку и навалился на тяжелые створки Врат. Они противно заскрипели, выпуская демона на свет.

      - Что здесь забыли смертные? – с языка демона сорвалось пламя, едва не опалив нос одного из гостей. - Убирайтесь, ваше время еще не пришло!
       Воины с опаской взглянули на трехметрового Креседея, который легко мог придавить их одной когтистой лапой.

     -  Нам нужно поговорить с тобой, о, могущественнейший! – пожилой воин снял шляпу и склонился в подобострастном поклоне. Молодой повторил его жест.

     - Я совсем не могущественнейший, обратитесь к другому кандидату, оправдывающему это гордое звание. Как вы вообще на меня вышли?

     -   Один колдун подсказал…Признался, что иногда тебя призывает…

     - Случаем, вашего колдуна не Киатирисом при рождении нарекли? – внезапно рассвирипевший Креседей снова выпустил язык пламени, жар которого заставил воинов упасть на землю вниз лицом … - Чтоб его сатиры в дремучем лесу споили, а нимфы залюбили до смерти!

      - Умерь свой гнев, страж,  Киатирис был должен нам…сказал молодой.
     -  Деметрий, не раскрывай всех подробностей! – оборвал молодого старший товарищ – И, будь повежливей...

     - Значит сатиры и нимфы отменяются? Ведь признаться кому-то о наших отношениях Киатирис мог только в одной ситуации - если бы этот кто-то поджег на костре его вонючие пятки… Но, это проблема колдуна, а не моя…

     - Креседей все же задержался у Врат, раздумывая, зачем он понадобился этим людям.

      Следует сказать, что демоны по натуре очень любопытная раса. Сплетничают не хуже некоторых миловидных особ. Креседей, может и был исключением, но лишь на четверть… Судя по одежде, гости не простые воины, а гетайры, поэтому стоит задержаться еще на некоторое время: может, что-то интересное предложат? Между тем визитеры не думали отступать:

      - Просим, выслушай нас! – взмолились они. – Мы прошагали сотни стадий…Нам многого не надо…Сущий пустяк…

     - У вас одна минута! – снисходительно рыкнул Креседей.- Благодарим, о, могущественнейший!

     -  Я же просил…

     - Всё…всё…не будем больше…- замахали руками воины - А суть нашего вопроса в следующем. Один великий человек сильно заболел, а многочисленные лекарства не дали положительного результата…Слышали, мертвая вода может помочь…Как бы нам наполнить этот сосуд? - пожилой извлек из складок плаща маленькую прозрачную колбу и протянул Креседею.

      - Вы потеряли разум? – удивился демон – воды Стикса неприкосновенны для смертных и не являются лекарством, скорее - ядом, не пытайтесь меня одурачить! Кого решили приговорить на жертвенный алтарь?

     Воины замолчали, потом пожилой осторожно проговорил:

      - Один человек давно возвысил себя подобно богам! Разве такое допустимо? Построил на крови огромную Империю, завоевав мир от края до края, и не собирается останавливаться! Зачем столько благ одному? Во всех великих сражениях Смерть обходит его стороной, словно с ней заключен нетленный договор…Правда, не так давно, вне поля брани, его захватила болезнь, и… представился уникальный шанс раскачать чашу весов справедливости в сторону более сдержанных людей, остро желающих изменить сложившийся порядок вещей… 

       - Великие люди оставляют после себя великие души и служат на славу Аида! – сказал Креседей. – Они поддерживают царство мертвых. Как топливо его неугасаемого огня. Ответьте же, зачем мне связываться с вами, может, прямо здесь сожрать с потрохами? При этих словах воины резко отпрянули назад, но не убежали, а тихо продолжили:

      - Мы принесем его душу в жертву лично вам, а еще - души десяти тысяч пленных воинов различных народов и племен!  И тут Креседей крепко задумался!

       Как сделать карьеру демону Аида?

       Заполучить как можно больше душ! Разными способами…Браслет-счетчик на запястье учитывал собранные души, улавливая в свой приемник. Полезное изобретение лемурийцев…Каждая вновь приведенная душа добавляла внутренних сил и давала возможность повышения. С помощью технологии древней цивилизации можно было резервировать и души еще живых…А Креседей действительно засиделся  на одном месте... Может, это его шанс?

     - Хорошо. Но чтобы вы меня не обманули, я возьму в залог ваши души, временно... Согласны на такие условия? Воины тяжело вздохнули.

     - Мы бы и не думали тебя обманывать, слишком многое поставлено на эту воду…- ответил за двоих пожилой.

     -  Не слышу ответа! - А может, выберешь кого-то одного? Мы бросим жребий…

     - И слушать не желаю, убирайтесь! И думаю, вам, двоим, не поздоровится, когда вернетесь обратно – в заговоре, предположу, участвуют еще несколько лиц? Или мне плюнуть на вас, и самому встретиться с вашим больным? Вот начнется веселье!

       -  Нет! Не делай этого, умоляем! – побелели воины… 

          -  Хорошо. Вижу, вы уже осознали - встречи с демонами, попытки заключить с ними любые сделки, приводят к потере души! – Креседей был доволен собой – целых две души до ужина, не прилагая особых усилий, да и с остальными тоже никуда не денутся – выхода нет!

          - Мы покоряемся, страж, - вздохнул седой и взглянул на обреченно кивнувшего Деметрия.

          - Но объясни, что означает «возьму души в залог»? 

          - Все просто - приложу на лбы именную печать, и, если к завтрашнему закату не пригоните обещанные души, расстанетесь с собственными…Воины переглянулись и склонили головы. Креседей поочередно коснулся браслетом воинов, тот громко пискнул, после чего демон забрал колбу и скрылся за Вратами. Он быстро спустился по техническому коридору к реке и увидел, как Харон загружает лодку вновь прибывшими. С их глаз в небольшой ящик на корме лодки срывались и падали монеты разного номинала…«Харон, единственный, кто работает больше меня!» – подумал вслед перевозчику Креседей – «И единственный, кто не берет отпусков…»
       Дождавшись, пока Харон переправит «новеньких» на противоположный берег, Креседей зачерпнул колбой несколько холодных капель и плотно завинтил крышку. Емкость почернела и неприятно жгла лапу. Демон поспешил к просителям, смиренно сидевшим около Врат.

          -  Держите, «лекари»! – Демон бросил воинам колбу, и молодой судорожно поймал ее, надежно спрятав в незаметном мешочке на поясе. Получив желаемое, и все еще не веря в успех предприятия, воины быстро растворились за горизонтом.

        Закрыв Врата, демон передумал делать вылазку и решил вернуться к работе. На браслете беззвучно мерцали две попавшие в плен бездушного создания проекции. Его страховка…

         Вскоре где-то на закате, среди красот Вавилона, зашла звезда жизни Великого человека и Правителя. Для одних он был тираном, завоевателем, побеждавшим армии от Греции до, Азии, от Египта до Индии, для других – блестящим полководцем, освободителем, одних -  казнил, другим - жаловал целые области… Но была ли от последних благодарность? Что обычно делает людская зависть? К успеху - в политике, у народа, женщин или в отдельных случаях у мужчин?

         Зависть обычно рушит все созданное до основания, не имея ни шанса остановиться и подумать, что творит. Зависть может стать и причиной чьей-то смерти. А после смерти, в тои числе и  великих правителей, наступает Великий передел, и огромная Империя рушится на части, сжимаясь до маленькой забитой деревушки…Но кто думает о последствиях, когда в глазах сатрапов сверкают бриллианты, роскошь дворцов и стройные тела юных дев? 

         В царстве мертвых завершился очередной день. Креседей уже час как заснул и не видел, как на экране браслета загорались все новые красные искорки – обещанная воинами оплата за воду…

         Но ярче всех горела и билась в безмолвной истерике, одна – его гарантированный путь наверх. 

 

 

 

0
22:01
Нет комментариев. Ваш будет первым!