Рубрикатор

Рождественская сказка (Искорка)

Как известно, в Рождество всегда происходят чудеса. Маленькая Анфиса знала об этом из рассказов бабушки и мамы. А ещё она помнила о том далеком времени, когда они втроём жили в маленькой уютной комнатке, что оно было безоблачное, как ясный летний день, яркое, как оберточная конфетная бумага, ароматное, как пряники, которые они все вместе пекли под Рождество. 
Все самое светлое кончилось для Анфисы неожиданно и в один день. Старенькая бабушка умерла от грудной болезни, которая мучила её последние шесть лет. А потом неожиданно заболела мама. А потом кончились деньги не только на лекарства, но и на продукты. Мама таяла как свеча, а Анфиса сидела у её кровати, и по щекам девочки катились крупные слёзы. Маме нужно было горячее питье, а дров не было. А квартирная хозяйка сказала, что в долг больше ничего не даст. Анфисе было тогда восемь лет, но она понимала, что ничего не может сделать, и от безысходности сама начала увядать, как хрупкая чайная роза без воды. 
А потом мамина кровать тоже опустела, и Анфиса осталась одна на всём белом свете. Чтобы не сойти с ума, девочка иногда мурлыкала себе под нос песни, которые напевали ей бабушка и мама, когда были живы. "Когда поешь, и есть не так хочется," - думала Анфиса и тихонько пела. 
Их комната располагалась в цоколе, поэтому девочка, сидя на кровати, могла видеть в открытое окно только ноги прохожих, точнее их обувь. И тогда она придумала для себя игру угадывать по обуви, кто идёт мимо их дома по проспекту. Вот прошёл старичок, стуча по тротуару палочкой. Он каждый день в одно и то же время выходит за газетой. У него старые, изношенные ботинки, сбитые на одну сторону. А вот прошёл молодой клерк из соседнего департамента. Его новые ботинки, жирно смазанные ваксой, бодро скрипят. Потом почему-то наступила тишина. По проспекту никто не спешил. Неожиданно издалека снова донёсся звук шагов. Анфиса подумала, что это, наверно, шла знатная дама. У неё лакированные сапожки и каблучки звонко стучат по тротуару, потому что живётся ей хорошо. "Наверно, у неё большой дом, - думала Анфиса, - а в нем много счастливых розовощеких детей, которым в Рождество под ёлку обязательно кладут сладкие подарки". Ой, как захотелось Анфисе побывать в этом большом доме и познакомиться с его обитателями. Когда она очнулась от своих снов наяву, она поймала себя на мысли, что, как всегда, когда очень хочется есть, она замурлыкала любимую мамину песню. Анфиса с горечью почувствовала, как скучает по своим близким, как ей не хватает бабушки и мамы, прикосновений их ласковых рук к её голове, приятных слов, которые они умели произнести в самый сложный момент жизни. 
Неожиданно стук каблучков прекратился. Откуда-то сверху, с улицы, с проспекта, раздалось:"Ай! Мой каблучок!" И Анфиса увидела, как белая рука с шелковой кожей пытается поставить непослушный каблучок на место, а он не слушается, подгибается, дама нервничает... И вдруг она мельком заглядывает в комнату и видит крошечную девочку с заплаканными глазами, которая себе под нос мурлычет жалостливую песню, а руки у неё тонкие-тонкие, почти прозрачные, а кожа белая-белая, а голосок... Дама не ожидала, что это бледное создание может так хорошо и главное чисто петь. Анфиса, не задумываясь, брала самые высокие ноты, как учила её мама, допевала до конца начатый пассаж и умолкала. Умолкала неожиданно, оставляя свою слушательницу в приятном ожидании следующего музыкального фрагмента. Девочка пела так, как пела всегда, потому что все её сиротские дни были похожи один на другой, как близнецы. 
Анфиса не заметила, как знатная дама оказалась в её убогой комнатушке. 
- Ты здесь живешь одна?- спросила она девочку. 
Анфиса кивнула. 
- А где твои родители?- продолжала дама свои расспросы. 
У девочки из глаз слезы полились градом, и сквозь рыдания она с горечью поведала свою безрадостную историю. 
В том момент Анфиса ещё не знала, что ангелы, живущие на небесах, уже давно наблюдают за ней, помогают ей тогда, когда есть совсем нечего, и подсказывают, как скоротать долгие зимние сиротские вечера, пока в домах богатых и знатных горожан ярко горит свет и взрослые собирают мешочки с подарками на Рождество для маленьких детей. 
Сегодня ангелы особенно постарались, поэтому жена известного в их городе композитора  пошла по своим неотложным делам не привычной дорогой - мимо департамента, а по проспекту мимо дома, в котором жила Анфиса, и сломала каблучок не где-нибудь, а прямо над окнами комнаты, в которой горевала девочка. 
- Детка, кто научил тебя так чисто петь? 
Анфиса задумалась. Ее никто никогда не учил петь. Ей просто очень хотелось доставить маме и бабушке приятные минуты, и долгими зимними вечерами, когда бабушка уже болела, она своим чистым детским голоском старательно выводила звуки, пытаясь правильно попасть в ноты, чтобы не расстроить родного человека. 
Не дождавшись ответа, знатная дама сказала, что в их детский хор нужна девочка примерно Анфисиного возраста, которая смогла бы выступать перед знатными горожанами с музыкальными произведениями, написанными её мужем. А ещё она рассказала, как несколько лет назад они с супругом организовали этот самый детский хор и что все дети, которые поют в этом хоре, живут в их большом доме, у каждого своя маленькая уютная комнатка с крошечной удобной кроваткой. Перед выступлением к ним приходит парикмахер, который завивает податливые детские волосики в букли и кудряшки, а потом портниха приносит великолепные платья: голубые, как цвет летнего неба, розовые, как весенний закат, зеленоватые, как молодая майская травка. 
Если бы Анфиса в этот момент увидела себя в зеркале, она бы себя не узнала, так изменилось её лицо, потому что в самое сердце поразили её слова знатной дамы. 
Анфиса застыла посреди комнаты, а женщина уже оглядывалась по сторонам, пытаясь найти то, что девочка может взять в свой новый дом. Она останавливала взгляд то на одной, то на другой вещи, но ничего подходящего для новой жизни не находила, а потом, махнув рукой, сказала:
- А знаешь: пусть твоя новая жизнь начнётся в этом году в нашем доме именно в Рождество, когда принято дарить подарки и ожидать чудеса. Ведь ты сама - обладательница редкой красоты и чистоты голоса - для нас с мужем и нашего детского хора настоящий подарок и чудо. Если ты не против, скорей собирайся, потому что я сломала каблучок и уже очень замешкалась у тебя. А нас давно ждут дети и композитор. Именно сегодня он должен представить знатным горожанам своё новое сочинение. Выступление могло не состояться: у нас не было солистки. Но каблучок сломался именно там, где эта самая солистка живёт. (В этот момент она не без удовольствия погладила маленькую растерянную Анфису по голове, как это когда-то делали бабушка и мама.) Это самое настоящее рождественское чудо! -  воскликнула женщина. 
А ошеломлённая Анфиса подумала, что настоящее рождественское чудо - это тот самый сломавшийся каблучок, который сделал возможной будущую счастливую жизнь сиротки.  


+1
10:14
06:04
Здравствуйте, уважаемая Марина Игоревна! Спасибо за присланную сказку. Она очень добрая и сентиментальная, со счастливым, неожиданным, но так ожидаемым детьми радостным окончанием, развязкой — всё, как и положено рождественским сказкам. Я опубликую Вашу сказку на сайте журнала «Искорка» и дам ссылку-рекламку на неё в наших группах В Контакте, Фейсбуке, Твиттере, «Моём мире» и Одноклассниках.
Всего Вам самого доброго!
Здравствуйте, Марина Игоревна! Приглашаю Вас в новый литературно-музыкальный интернет-проект для детей ЛитКонцерт. Регистрация на сайте litkoncert.ru/ Поделитесь своим замечательным творчеством с ребятами.
Автор и администратор проекта Пантелеева Ирина