Рубрикатор

Помидоры (Искорка)


Мама сказала, что эту неделю мы проведем у бабы Нюры. Мол, срочная командировка и кроме мамы поехать некому. Нам не хотелось, чтобы она уезжала. Верка, моя младшая сестра, даже расплакалась. Но мама сказала, что у бабы Нюры нам понравится. У нее большой дом, сад, куры, собака и две кошки. А еще сказала, что если мы будем вести себя хорошо, то привезет нам подарки. Верка как услышала про подарки, сразу перестала реветь, ну, и смешная!

Дом и вправду оказался большим: три комнаты, веранда, чердак. Правда, на чердак баба Нюра запретила лазать, проворчала: «Чего доброго, шею свернете!» В доме тоже играть не разрешила, сетовала, что создаем много шума. Зато сад был полностью наш.

Каждое утро мы просыпались, завтракали и бежали на улицу. Стелили под яблонею покрывало, раскладывали кукол и играли. Если хотели перекусить, то просто подходили к кусту с крыжовником или смородиной, срывали ягоды и ели. Упругие они лопались во рту, а язык щипало от кислого сока. Верка морщилась, а я смеялась. Мы болтались в саду до самого вечера, а когда темнело, баба Нюра загоняла нас в дом, поила молоком, кормила картошкой или кашей, а после отправляла спать.

Неделя пролетела незаметно. Мы ждали маму. Как обычно, сидели в саду на нашем месте и с удовольствием обсуждали, чем займемся по возвращению домой. Ужасно успели соскучиться по дому! По нашей комнате, игрушкам, даже по звукам скрипки за стеной, которыми дни напролет доставал соседский мальчишка - Колька. Тот еще музыкант! Но больше всего мы соскучились по маме. Верка даже сказала, что готова отказаться от игрушек, лишь бы мама больше никогда не уезжала. У меня такая гордость за нее взыграла: Молодец сестренка! Хотя спустя минуту она уже весело тараторила, представляя какую красивую куклу ей привезут из поездки.

Время шло, а мамы все не было. Чтобы чем-то себя занять, решили поиграть в магазин. Верка – продавец, а я – покупатель. Она сбегала нарвала ягод, лука, укропа, даже два огурца с грядки принесла и несколько помидоров. Мелкие такие, совсем зеленые. Я на нее шикнула, мол, зачем сорвала, баба Нюра ругаться будет. Она нам не разрешала овощи без ее ведома срывать. А Верке все нипочем. Такая упрямая! Да и очень ей хотелось, чтобы в ее магазине, как в настоящем, все было.

Баба Нюра вышла в сад, увидела сорванные помидоры и, конечно, подняла крик. Верка разревелась, аж затряслась. С ней такое бывает. Нечасто, только когда сильно разволнуется. А баба Нюра еще больше ругает. В удовольствие ей, что ли Веркины слезы? Я тогда не выдержала и сказала тихонько, вполголоса: Жалко, что ли помидоров?  Вон ведь сколько их…

Баба Нюра услышала и чуть не задохнулась от злости. У нее лицо враз скукожилось, позеленело, ну вылитая Баба-яга! А потом на меня перекинулась: такая, мол, сякая, помидоры не сажала, не ухаживала, и все в таком духе. Ругала-ругала, хотела, наверное, чтобы я тоже расплакалась, как и Верка. Но я – не она. Слово себе дала, что ни слезинки не пролью, чего бы мне это не стоило.

Не знаю, чем бы все закончилось, если б не появилась мама. Красивая, стройная, в легком голубом платье с белыми цветами, она отворила калитку и вошла в сад. Верка, как увидела ее, тут же бросилась к ней на шею, а я с облегчением выдохнула: Мама вернулась!

Мама едва взглянула на нас, поняла – что-то стряслось. Стала расспрашивать, что да как. Баба Нюра все и выложила: какие мы нехорошие, сорвали помидоры, теперь их только выбросить, потому что маленькие и зеленые. И что нас сейчас же нужно выпороть, иначе, как еще научимся ценить чужой труд.

Верка прижалась к матери и так стояла, спрятав глаза в подоле ее цветастого платья. Я же молча разглядывала траву под ногами, ждала, что ж теперь будет.

А мама покачала головой и сказала, что наказывать нас не собирается. Что мы, ее девочки, лучше понимаем, когда нам на словах объясняют. Потом достала кошелек и спросила у бабы Нюры, сколько должна за сорванные овощи. Только баба Нюра денег не взяла, лишь обиженно поджала губы и ушла в дом.

Спустя час мы ехали в автобусе домой. Мама рассказывала про поездку, а мы слушали, попутно уплетая привезенный ею шоколад и рассматривая обещанные гостинцы. А еще я тогда подумала о том, какая у нас замечательная мама! Самая лучшая мама на свете! И что когда вырасту, обязательно буду такой, как она.  И тоже не стану ругать своих детей за испорченную вещь или сорванные помидоры, ведь они не стоят детских слез.

 

 


+1
08:10
18:23
Здравствуйте, уважаемая Марина! Спасибо за присланный рассказ. Всё правильно — сорванные помидоры, конечно же, не стоят детских слёз. Но и научить детей уважать и ценить чужой труд тоже надо. Ваш рассказ очень умело написан от имени девочки, правда, временами героиня переходит на внутренний монолог взрослого человека, как-нибудь посмотрите свежим взглядом повнимательнее, я уверен, Вы увидите «взрослые» словечки. Я опубликую Ваш рассказ на сайте журнала «Искорка» и дам на него ссылку-рекламку в наших группах В Контакте, Фейсбуке, Твиттере, «Моём мире» и в Одноклассниках.
Всего Вам самого доброго!
Спасибо большое!
Немного подправила.