Рубрикатор

Верность (Искорка)

Верность (Искорка)

В тот тёплый майский день 2098 года ничто не предвещало беды. Юля с утра собиралась на дачу, к бабушке с дедом. Непоседа Павлик ещё позавчера уехал вместе с отцом, а Юля запоздала — в драмкружке вчера был спектакль. К тому же, с утра звонила Яся, приглашая Юлю и Павлика на рыбалку.

Юля, конечно же, согласилась. Может быть для девочек это было необычно, но Юля и Яся обожали сидеть с удочкой на берегу или в лодке. А Павлик, как и полагается мальчишке, всегда с большим удовольствием присоединялся к ним. Равнодушной к рыбалке оставалась только Валя, но и она была не прочь провести время с друзьями на берегу речки или озера. Правда одних их на лодке не отпускали (хотя все трое и плавали, как рыбы), разрешая рыбачить только с берега. А на даче, как раз рядом с Ясиным домом, располагалось живописное озерцо (а может большой пруд), где рыбачить было просто удовольствие.

Юля собрала удочки, сачок и прочее нужное для рыбалки имущество, кинула в контейнер приготовленные мамой бутерброды и позвонила Павлику, чтобы сразу отправлялся к их любимому месту. А потом побежала к флайерной станции. За Юлей увязался её пёс Рекс, рыжий «двортерьер», души не чаявший в маленькой хозяйке.

 — Рекс, ты куда? Немедленно домой! Кому говорю! — Юля топнула ногой, но пёс и не подумал слушаться. Лишь жалобно лаял, прося взять с собой.

— Рекс, ты почему не слушаешься? Тебе нельзя со мной. Распугаешь рыбу. В следующую субботу папа отвезёт тебя на дачу.

Рекс обиженно заворчал, но всё же пошёл домой. Вообще, со вчерашнего дня пёс вёл себя странно, ни на шаг не отходя от девочки. Он будто бы предчувствовал, что с его хозяйкой может случится беда и не хотел отпускать её ни на минуту.

Выйдя к станции, Юля оглянулась. Рекс, заметив её, спрятался в кусты. Девочка вздохнула, но не стала гнать пса. Пускай идёт. Всё равно один он далеко не уйдёт.

***

Лена Кубасова — дежурная на флайерной станции, приняв смену, привычно включила камеры слежения и посмотрела на информационный монитор. Всё было, как обычно. Погода лётная, взлётное поле готово, околоаэродромная территория и аварийная зона в порядке… Но в следующую минуту Лена приподнялась в кресле, заметив, как кто-то нарушил границу технической зоны. На мониторе показался несуразный грузовик, кативший прямо по травяному полю, окружавшему флайерную станцию.

«Куда его несёт! — Лена нажала кнопку вызова охраны станции: — Ваня, посмотри — там какой-то идиот лезет в техническую зону. На грузовике, наверное, столетней давности».

– Вы нарушили техническую зону флайерной станции! — Иван подошёл к пожилому худощавому мужчине, вышедшему из грузовика и невозмутимо, даже не обращая внимания на сотрудника станции, начавшему расчехлять кузов.

– Вы меня слышите? — Иван встал около грузовика.

Мужчина продолжил стаскивать чехол с кузова. В грузовике оказалась передвижная голубятня. Мужчина стал снимать с грузовика клетку с голубями, зацепив Ивана за плечо.

– Вы мне мешаете, молодой человек! — с раздражением бросил он Ивану.

– Я вам мешаю?! — Иван был изрядно удивлён таким нахальством. — Вы находитесь в технической зоне флайерной станции. Это — закрытая территория.

– И что? — мужчина с нескрываемым презрением посмотрел на сотрудника.

– Да ничего. Только у вас пять минут, чтобы покинуть запретную зону. Иначе я буду вынужден вызвать полицию.

– Моим голубям нужно тренироваться, а вы с вашими флайерами, ультралётами, махолётами, вертолётами и прочим летающим мусором заполонили весь город! Жить в этом технологическим аду стало невозможно!

– А что вам мешает сделать голубятню за городом?

– Не тебе мне указывать, что делать, сопляк! — мужчина не на шутку разозлился.

Иван, лишь пожав плечами, вызвал полицейских и, передав дежурной о необходимости временного закрытия станции, отправился назад.

– Ну, и кто там?

– Какой-то псих. Похоже из Общества борцов с технологиями или, как их там называют… Я вызвал полицию.

– «Союз за гармонию с природой», – поправила Лена и осмотрела территорию. — Уехал, кажется.

***

Юля подошла к диспетчерскому пункту и нажала на кнопку вызова флайера, поднеся к автомату браслет.

– Вам отказано. Вы ещё не достигли двенадцатилетнего возраста.

– Но я занимаюсь в Космическом клубе!

Автомат равнодушно мигнул индикаторами и выключился. Юля вызвала дежурного.

– Что случилось, девочка?

– Мне не дают флайер.

– Подожди секунду, — ответила дежурная. — Ты ещё маленькая, приходи с кем-нибудь из старших.

– Но я занимаюсь в Космическом клубе!

– А карточка у тебя есть?

– Нет, я её дома оставила.

– Как тебя зовут?

– Юля Воробьёва. А наш руководитель — Алексей Сергеевич Полосухин.

Дежурная промолчала, видимо проверяя информацию.

– Всё верно. Держи карточку. Флайер № 12.

– Спасибо! — Юля подхватила выскочивший из автомата идентификатор.

Девочка прошла на стоянку и краем глаза заметила мелькнувшую в кустах рыжую тень. «Что он увязался за мной? Никогда Рекс себя так не вёл. Он как будто боится оставить меня одну…» Юле даже стало немного не по себе. Впрочем, она быстро отогнала дурные мысли. Тем более, что в следующее мгновение раздался сигнал вызова.

– Юлька, ты собралась или нет? — на экране коммуникатора появился Павлик.

– Мы с Пулемётом тебя уже заждались!

– Да собралась, собралась. Уже к флайеру подхожу. Рекс себя ведёт очень странно.

– Ладно. Мы тебя ждём на нашем месте. И Вальку прихвати.

Юля быстро нашла «двенадцатый» флайер. Но как только открыла колпак кабины, откуда ни возьмись, вылетел Рекс и, схватив Юлю за сумку, с отчаянным лаем стал тянуть девочку прочь от машины.

– Рекс! Да что с тобой?

Рекс заливался лаем, как будто отчаянно прося маленькую хозяйку: «Не лети!»

– Рекс, отстань, пожалуйста. Что с тобой?

– Что случилось, девочка? — к Юле подошла девушка-дежурный.

– Да с моей собакой что-то…

– Ну что ты. Ничего с твоей хозяйкой не случится. Всё будет хорошо.

Рекс послушался дежурную и ушёл с поля. Юля вздохнула — выходка пса испортила настроение. Она забралась в кабину, закрыла колпак, сунула карточку в приёмник. Пульт засветился зелёными огоньками, мягкий женский голос произнёс: «Все системы в порядке. Флайер готов к старту. Счастливого полёта, Юлия».

Юля опять вздохнула… День выдался погожий. С безоблачного синего неба ярко светило весеннее солнце, лёгкий ветерок шевелил ветви деревьев. Настроение начало понемногу улучшаться. Ну что может случиться в такой хороший день!

Девочка пристегнулась, набрала на пульте киберпилота пункт назначения и желаемые параметры полёта. А затем, откинувшись в кресле, нажала «Старт». Сейчас можно взлететь на автомате, а за городом перейти на ручное управление. Конечно, ребёнку автомат всё равно не доверит полного контроля, но всё же можно будет почувствовать себя настоящим пилотом.

Флайер взлетел и вышел на курс. Неожиданно внизу показался старинный грузовик.

«Ого! Вот это музейный экспонат!» — удивлённо подумала Юля и переключила флайер на ручное управление, уверенно взявшись за рукоятку. Она уже хотела было снизится, чтобы посмотреть на интересную машину, как вдруг от грузовика отделилось несколько серых точек.

«Голуби?! — удивилась Юля. — Здесь же нельзя выпускать голубей! Это зона старта флайеров!»

Забеспокоившись, она потянула рукоятку, чтобы уклонится от голубиной стаи, но автоматика оказалась быстрее. Флайер, заложив вираж, пошёл в сторону. В следующее мгновение стая испуганных птиц метнулась навстречу машине. Юля успела увидеть, как одна из них попала в турбину ускорителя. Раздался глухой удар, скрежет. Флайер тряхнуло, на пульте загорелись красные огоньки, из динамика раздался сигнал тревоги. Вторая турбина флайера отчаянно взвыла, и аппарат, на секунду взмыв вверх, резко клюнул носом. Перед лобовым стеклом метнулась земля, показавшаяся перепуганной девочке страшно далёкой.

– Рекс! — в отчаянии вскрикнула Юля, увидев несущегося по полю рыжего пса.

Флайер быстро пошёл вниз, в сторону темневшего неподалёку лесопарка. Раздался хлопок, и повреждённая турбина развалилась на куски, повредив несущий стабилизатор. Флайер накренился на левый борт и, разворачиваясь в воздухе, понёсся к земле. Включившийся в аварийный режим левитатор частично погасил скорость падения машины, но не смог предотвратить самого падения.

– Мама!!! — в отчаянии закричала Юля, увидев мчащиеся навстречу машине заросли кустов, и заслонила руками лицо. Раздался громкий треск, кабина содрогнулась от удара, а Юля сильно ударилась плечом о боковую панель. Лобовое стекло флайера с треском лопнуло, разлетевшись мелкими осколками. На девочку посыпались обломки пластика. Страховочные ремни натянулись, прижав её к креслу. Что-то больно стегануло по коленям. В глазах потемнело…

***

Юля сидела в разбитом кресле флайера, находясь в каком-то тупом оцепенении. Перед глазами плыли волны разноцветного тумана. Никаких звуков снаружи, как будто её завернули в толстый слой ваты. Хотя нет один звук был — низкий пульсирующий гул, как будто кто-то дёргал струну гигантского контрабаса… Юля инстинктивно прислушалась. Нет, это был не гул, а отдалённый собачий лай, приближавшийся к разбитому флайеру.

Из оцепенения девочку вывел хотя и безболезненный, но всё же ощутимый укол в плечо. Это бортовая аптечка-автомат ввела ей необходимые медикаменты. Туман перед глазами рассеялся, но голова по-прежнему оставалась гулкой, как пустой котелок. Первое, что сумела разглядеть Юля — это разбитое лобовое стекло флайера.

«Я попала в аварию, а флайер рухнул на землю, — сообразила девочка. — Только этого не хватало для полного счастья».

Юля окончательно пришла в себя. В кабине резко пахло горелым пластиком и резиной. Она осторожно ощупала и осмотрела себя: вроде всё цело. Ноги целы… только левая болит… руки… лёгкая летняя куртка на груди изодрана, но повреждена только одежда… лицо… нос болит, а губы распухли и онемели… голова… Голова оказалась испачкана в чём-то тёплом и липком. Девочка посмотрела на руки — на них была кровь. «Мамочка!» — испугалась Юля.

Она попыталась встать из кресла, но ноги намертво захлестнул ремень соседнего пассажирского сиденья. Девочка с трудом расстегнула страховочную систему и попыталась освободится от пут. Голова кружилась, руки дрожали… Кабину начало заволакивать дымом, и Юля почувствовала, как из расположенного сзади агрегатного отсека резко пахнуло сильным теплом.

«Флайер горит!» — испугалась девочка. Видимо, пожарная система по какой-то неведомой причине не сработала. Юля осмотрела кабину. Колпак разбит, но остался цел. Девочка попыталась открыть его, но замок заклинило. Выпутать ноги из ремня тоже никак не удавалось. Юлю охватила паника.

Неожиданно снаружи раздался лай. На стекло колпака, отчаянно лая, прыгал рыжий пёс.

– Рекс, миленький, спаси меня!!! — Юля в отчаянии прижалась к стеклу.

– Юля, ответь! Как ты? — неожиданно раздался в динамике голос девушки-дежурной.

– Жива… только ранена… — дрожащим голосом произнесла Юля. — Помогите мне! Я не могу выбраться, а флайер горит! Спасите меня, пожалуйста!

– Не бойся, мы уже рядом. Мы сейчас тебя вытащим! — голос дежурной был хриплым и глухим (хотя, может это только казалось из-за испорченного динамика).

– Юля, рядом с тобой — слева — красная рукоятка, — в динамике раздался мужской голос. — Дёрни её на себя. Колпак кабины будет сорван. Пожарная система на твоём флайере сработала, не бойся.

– Но здесь всё в дыму! И сзади жарко!

– Это тепло от турбины. Мы видим твой флайер, турбину вдавило в корму. Дым — от тлеющих уплотнителей. Юля, попробуй открыть колпак, быстрее!

Юля оглянулась. Глаза застилало слезами. Дым становился всё гуще, и от него саднило в горле. Девочка закашлялась. Она сумела разглядеть слева под колпаком рукоять. Отвела предохранитель и резко дёрнула. Никакого эффекта.

– Ничего не получается!!!

– Не паникуй, малыш, — мягко сказал мужчина. — Дёрни сильнее. Или ударь чем-нибудь по ней. Мы уже рядом.

Юля действительно услышала приближающийся гул. Вертолёт... Тем временем Рекс вскочил в кабину через разбитое стекло.

– Рекс, миленький, ремень… — взмолилась Юля, в отчаянии пытаясь освободить ноги. Рекс тотчас сообразил, что от него хотят и принялся грызть пластиковую ленту.

В следующее мгновение в зеркале заднего обзора блеснул язык пламени, а затылок Юли обдало жаром. Девочка услышала едва различимое шипение от сработавшего огнетушителя… Ей стало плохо: головокружение усилилось, в глазах снова поплыл туман, к горлу подкатила тошнота…

Рекс с ещё большей силой принялся грызть пластик, а Юля вновь отчаянно рванула аварийную рукоятку. На этот раз рукоять поддалась, раздался громкий хлопок, и колпак с треском слетел. Рекс соскочил на пол кабины и с рычанием рванул ремень. Пластиковая лента лопнула, резанула Юле по ногам, да так сильно, что брызнула кровь. Рекс от усилия отлетел в угол кабины, и в следующее мгновение его накрыла отвалившаяся спинка пассажирского кресла.

– Рекс! — Юля рванулась на помощь псу. Но Рекс вдруг залаял. Но залаял зло, прогоняя девочку. В его лае так и слышалось: «Уходи отсюда!! Уходи немедленно!!!»

Юля, собрав силы, схватилась ослабевшими руками за край кабины и вывалилась наружу. И в это же мгновение её подхватил на руки подбежавший к машине парень в форме сотрудника Городского воздушного движения.

– Спасите Рекса, пожалуйста… — едва слышно прошептала девочка.

– Держи её, — парень передал девочку молодому человеку в красном комбинезоне Скорой помощи. А сам кинулся к флайеру. Но в следующую минуту отпрыгнул назад, увлекая за собой врача вместе с Юлей. Сзади, со стороны флайера, послышался глухой взрыв. Отчаянный собачий лай смолк.

Юлю вдруг охватило отчаяние, ей стало всё равно, что будет с ней дальше. Её любимый пёс, её Рекс погиб, спасая свою маленькую хозяйку!

– Ваня, что там? — в рации парня послышался голос дежурной.

– Девочка жива. Вызови ветеринарную службу, срочно! Во флайере осталась её собака.

Юля молча прижалась к плечу нёсшего её врача. Слёзы текли по залитому кровью лицу девочки. Её охватило равнодушие. Юля была будто во сне. Видела, как из дымящегося флайера с развороченной кормой спасатели извлекли безжизненного Рекса… Как полицейские уводили к своему флайеру пожилого мужчину со злым лицом.

– Как тебя зовут, малыш? — спросил её врач, укладывая на носилки в «скорой помощи».

– Юля… — прошептала девочка.

– А меня Вадим, будем знакомы, — представился врач.

– Почему вы так долго летели?

– Это тебе показалось, малыш. Прошло всего три минуты после аварии.

Дальнейшее Юля помнила лишь отрывками. Как во флайер вскочила испуганная мама… Как её раздевали и осматривали в больнице («Ничего опасного, ушибленная рана на голове, без сотрясения, но дня два лучше полежать в постели», — произнёс пожилой врач)… Как отец, примчавшийся с работы, целовал и гладил её по голове… Как зазвонил видеофон, и на экране появился заплаканный Павлик…

– Папа, Рекс… — тихо произнесла Юля.

– Всё будет хорошо, дочка, Рекса отвезли в ветлечебницу…

Юля собралась было снова расплакаться, но почувствовала ткнувшийся в руку безболезненный шприц и крепко уснула.

***

Прошло несколько дней. Душевная боль, мучившая Юлю, постепенно ослабевала, оставляя лишь горечь утраты. Тоски уже не было, осталась лишь грусть. Хотя в первые дни Юля не хотела никого видеть, ни Валю, ни Ясю, никого из знакомых. Никого, делая исключение лишь для пытавшегося утешить её Павлика. И только рыдала, рассматривая фотографии Рекса.

Она уже смирилась с мыслью, что Рекса не вернуть. Не вернуть прежним псом. Рекс не погиб, но и живым его назвать было трудно. Тело пса было слишком сильно травмировано. Ветеринар, спасавший Рекса, сказал Юле, что не всё потеряно, можно пересадить мозг пса в бионическое или донорское тело. Или даже попытаться клонировать новое (такие эксперименты проводят в Институте клеточной инженерии). Но Юля понимала, что надеяться на это конечно можно, но… Если Рексу создадут новое тело, то скорее всего он так и останется в питомнике Института, как и другие подопытные животные. А пересадка его мозга будет значить, что какой-то другой мальчик или девочка потеряли своего мохнатого любимца. На это Юля никогда бы не согласилась.

Звонок видеофона раздался вечером, когда Юля и Павлик сидели у окна и смотрели на мелкий нудный дождь, уже второй день моросивший над Москвой.

– Юля, это тебя, — позвал её отец.

На экране Юля увидела молодого мужчину в белой рубашке.

– Здравствуй, Юля! Меня зовут Валерий Матвеевич Соколов. Я сотрудник Института Бионики и Биоинжиниринга.

– Здравствуйте.

– Я сочувствую тебе. Нелегко потерять друга…

Юля в ответ только молча кивнула.

– Впрочем, Рекс ведь не умер.

– А что толку, — печально возразила девочка. — Жив его мозг, а тело… Он уже не будет прежним Рексом.

– Да, это так. Но скажи, ведь тебе было бы легче, если бы ты знала, что твой пёс не просто жив, что он живёт интересной жизнью. И ты даже сможешь с ним увидеться…

– То есть…

– Я попрошу тебя и Павлика подъехать завтра в Институт.

На следующий день Павлик и Юля, в сопровождении отца прибыли в Институт бионики.

– Вы слышали про программу «РЭКС»?

– Как? — удивлённо переспросил Павлик.

– РЭКС — это аббревиатура, означающая «Робототехнический Экспедиционный Комплекс Сопровождения». Это специальные роботы-помощники для космонавтов-разведчиков, работающих на дальних планетах.

– Роботы-помощники?

– Да, Юля. Эти роботы должны стать помощниками и верными друзьями человека.

– Как собаки? Поэтому вы придумали такое название? — догадалась Юля.

– Как кличка у собаки. Рекс, — добавил Павлик.

– Вы верно догадались, ребята, — подтвердил Валерий. — К сожалению, от обычных роботов мы ничего не добились. И наша лаборатория решила построить бионического робота… Вы знаете, что такое бионика?

– Да. Это наука, которая изучает, как можно сделать технику, похожую на живых существ, — тщательно подбирая слова ответила Юля.

– Ну… Почти правильно, в основной сути. Бионика изучает биологические механизмы, которые позволяют создавать нужную человеку технику. Так вот, мы хотим создать для твоего Рекса новое бионическое тело. И скопировать алгоритмы его поведения, чтобы создать… Скажем так… Искусственный разум для этих роботов, копирующий поведение верного и преданного пса. Вы согласитесь на это?

– А разве есть что-то другое? — пожала плечами Юля. — Для Рекса это будет лучше — быть наставником для этих роботов, чем живым мозгом без тела.

– Ты не по годам умна, Юля, — Валерий ласково потрепал Юлю по голове. — Когда проект закончится, Рекс вернётся к вам.

– Вернётся? Правда? — Павлик и Юля с надеждой посмотрели на инженера.

– Правда.

– Мы согласны, — подытожила Юля, оглянувшись на Павлика. Мальчик согласился с сестрой.

– Вот и отлично. Завтра вам, — сказал Валерий, обращаясь уже к Юлиному отцу, — необходимо прибыть в Институт, как хозяевам пса, чтобы уладить формальности.

На другой день Юля вернулась домой уже в другом настроении. Да, она по-прежнему грустила о Рексе, но это была уже светлая грусть. Теперь она точно знала, что Рекс будет жить. Пускай уже не в обличье пса, но всё равно жить. И станет наставником для необычных роботов, которые будут верными помощниками космонавтам, работающим далеко от родной планеты. Для роботов-собак, верных и преданных РЭКСов, таких же верных и преданных, как и сам Рекс.

+1
18:03
18:15
Здравствуйте, уважаемый Михаил! Спасибо за очень интересный, добротно сделанный фантастический рассказ. Верный пёс, друг — это мечта любого мальчишки, любой девочки. Наверняка Ваш рассказ и увлечёт, и понравится читателям-детям, Вы очень угадали с темой и сделали рассказ очень хорошо, качественно. Я отложу его в портфель редакции и дам ссылку на него в наших группах в интернете.
Всего Вам самого доброго!
19:01
Здравствуйте, уважаемый Юрий! Спасибо за ваш комментарий. Рассказ я писал, вспоминая нашего дворового любимца, дворнягу Букета. Пёс трагически погиб, защищая детей от охотничьего пса, за которым не уследил хозяин. Поэтому, наверное, рассказ и получился таким.
С уважением, Михаил.