Рубрикатор

Нимур и Солнце (Искорка)

     В королевстве Легория рождался самый обычный день – солнце ещё не показалось над горизонтом, но уже заявило о своём скором прибытии, окрасив небо во все оттенки розового и оранжевого.

  Король Легории Нимур стоял на башне своего замка и глядел на заливавшееся румянцем небо. Он правил своей страной с тех самых пор, как умер его отец, оставив сыну в наследство процветающее государство.

  Нимур был ещё очень молод и, возможно, поэтому весьма заносчив и высокомерен. Он хотел быть лучшим королём для своего народа – лучшим, чем был до него отец, лучшим, чем были его дед и прадед – в общем, просто лучшим. И сейчас, глядя на свою землю с большой высоты, он вдруг подумал о том, что очень хотел бы знать, счастлив ли его народ. Точнее, он не сомневался в том, что народ счастлив: он хотел услышать из первых уст, что Нимур прекрасный правитель, что люди любят его, что они счастливы жить на земле, где правит такой мудрый король.

  Спустившись с башни в роскошную залу и сев на трон, он послал за своим советником Латоном. Уже через мгновение Латон склонился перед королём в глубоком поклоне:

- Я в Вашем распоряжении, Ваше Величество.

- Латон, - начал Нимур, - я хочу чтобы ты отправил гонцов по всему королевству с одним единственным вопросом.

- Слушаюсь, Ваше Величество, - отвечал Латон.

- Они должны задавать этот вопрос только тем встречным, которые будут улыбаться.

- Слушаюсь, Ваше Величество, - вновь сказал Латон.

- Этот вопрос должен звучать так: «Чему вы радуетесь?»

- Слушаюсь, Ваше Величество, - Латон внимательно посмотрел на короля. – Ваше Величество, а каким должен быть их ответ?

- Олух! – разозлился Нимур. - Что они скажут, то и запиши. И времени у тебя месяц, так что отправь столько людей, сколько потребуется.

- Слушаюсь, Ваше Величество!

- Можешь идти, - бросил король и отвернулся от подданного, тем самым говоря, что разговор окончен.

Как только Латон покинул залу, лицо Нимура расплылось в самодовольной улыбке – через месяц все узнают, какую всенародную любовь он заслужил своим мудрым правлением.

 

                                                                      ***

 

   Месяц пролетел незаметно. И вот снова та же роскошная зала, тот же трон, на котором восседает король Нимур, вокруг множество придворных, а перед ним, склонившись всё в том же глубоком поклоне, стоит советник Латон.

- Ваше Величество, Ваш приказ выполнен -  мы объехали всё королевство и опросили всех, кто улыбнулся нам или просто улыбался.

- Погоди, - Нимур засиял, предвкушая приятные для его слуха вести. Он поудобнее устроился на троне, поправил свою сверкающую бриллиантами и золотом корону и махнул рукой, разрешая Латону продолжить свой отчёт о проделанной работе.

- Двое опрошенных сказали, что рады видеть придворных короля. Ещё трое объяснили, что никогда не видели таких красивых одежд и грациозных коней. Остальные сообщили…

- Погромче! – недовольно бросил Нимур. – Я хочу, чтобы все присутствующие слышали, что они сказали.

Латон судорожно сглотнул и прочитал:

- Остальные объяснили, что улыбаются, потому что светит Солнце и погода чудесная.

В зале повисла предгрозовая тишина – все глаза были устремлены на Нимура. Лицо правителя походило сейчас на маску, слепленную из воска, – оно было желтовато-бледным и не выражало ничего, что само по себе было зловещим знаком, – все знали, что только в минуты сильнейшего негодования с лица Нимура исчезали все эмоции.

  Вдруг залу сотряс громовой хохот – это смеялся король. Все придворные последовали его примеру, и вскоре хохот летал по всей зале, отражаясь от стен и сводов, наполняя собой всё имевшееся в его распоряжении пространство.

- Какой замечательный у меня народ! – наконец воскликнул Нимур среди общего натужного веселья. - Он счастлив уже только тем, что светит Солнце! Похоже, мы с вами можем ничего не делать для нашего народа: он всё равно будет счастлив, - и король снова неприятно захохотал.

             

                                                                 ***

 

 В тот же день за полночь Нимур тихо шёл по затейливо переплетённым коридорам замка. Он был один и нёс в руках свечу, неровный свет которой позволял ему видеть все повороты и спрятавшиеся в темноте ступеньки. Наконец коридор упёрся в дверь, которую украшало увесистое металлическое кольцо. Нимур четырежды стунул кольцом, и дверь отворил низкорослый горбун. Ничего не говоря, король прошёл мимо него и уселся на единственный в каморке стул.

- Гнесс, твои зелья и порошки уже не раз помогли мне избавить себя от непрошенных советников и других назойливых придворных. Но теперь задача намного сложнее. Мне надо, чтобы ты поразил порчей Солнце.

 Гнесс поднял густые щётки бровей и под складками век показались чёрные как угольки маленькие глазки.

- Я не ослышался? Вы говорили о Солнце? – прогнусавил он.

- Ты не ослышался. Мой народ, похоже, чтит его выше меня. А мне не нужны конкуренты! Пусть оно погибнет, и тогда я стану единственным правителем.

- Но, Ваше Величество, если не станет Солнца…

- Я не хочу ничего слышать! – рявкнул король. – Чтобы завтра же его не было. Иначе не будет тебя.

Нимур распахнул дверь, стремительно вышел и с грохотом захлопнул её за собой.

    Гнесс растерянно уставился на дубовую дверь. За свою жизнь, а он пережил трёх королей, ему пришлось многих извести, но чтобы поднять руку на Солнце? Это было немыслимо. Без Солнца нет жизни – кажется, это понимал любой младенец королевства, но не Нимур! Видимо, Гнессу пришёл конец, потому что он не станет выполнять бессмысленную прихоть этого юнца, надевшего корону каких-нибудь три года назад. И словно подслушав его мысли, Нимур вдруг снова возник на пороге:

- А если не справишься, справится другой, но тогда тебе уже завтра не увидеть Солнца, - прошипел он и на этот раз окончательно исчез за дверью.

  Гнесс сел на единственный в комнате стул и глубоко задумался. Одно дело устранить заговорщика или неугодного королю вельможу, совсем другое совершить преступление против всего живого. С другой стороны, не он, так другой колдун раньше или позже выполнит волю Нимура. Гнесс больше всего на свете боялся боли. Причиняя её другим своими ядами и наведением порчи, он насмотрелся на человеческие страдания и испытывал ужас при мысли пройти через них самому. А ведь Нимур безо всякого сожаления завтра же казнит его!

  Тяжело вздохнув, Гнесс пододвинул стул к столу, на котором стояли колбы и мензурки, валялись охапки трав, лягушачьи лапки и другой подобный хлам. И тут на него снизошло обычное для всякого колдуна вдохновение – не может быть, чтобы он – Гнесс – не смог навести порчу на Солнце!

 

                                                                         ***

 

  На следующее утро, если его можно было назвать утром, люди проснулись в абсолютной темноте. В недоумении они раскрывали ставни и с ужасом убеждались в том, что за окном по прежнему ночь, хотя часы говорили об обратном. Люди высыпали на улицы с факелами и фонарями в руках. По всему городу, словно на похоронах, голосили женщины. Дети держали матерей за юбки, боясь потеряться в темноте.

- Что случилось? – то тут, то там раздавался испуганный возглас очередного проснувшегося горожанина.

- Солнце погибло! – говорили ему в ответ.

- Надо идти к Королю! Кто ещё поможет нам, если не он?

Шумной испуганной толпой люди направились ко дворцу. Теперь к темноте добавился холод, который, похоже, нарастал с невероятной силой.

К полудню у замка скопилась уйма народа, и все они взывали к Королю Нимуру.

 Тем временем в самом замке, надев все свои самые дорогие и тёплые шубы, в тронном зале восседал Нимур. Зала была освещена факелами, и в их неверном свете можно было разглядеть, что Король улыбается – ему доложили о том, что со всех улиц и площадей города к замку стекаются бесчисленные толпы людей, и все они идут просить Его о помощи.

- Так им и надо! Теперь они поняли, что от одного Солнца толку мало. Будут знать, как не ценить своего повелителя, человека дающего им всё, человека, дарующего им саму жизнь, - Нимур перевёл дыхание. – Позвать сюда Гнесса и оставить нас наедине! – приказал он.

 Через несколько минут в залу втолкнули недоумевающего колдуна.

- Гнесс, - обратился к нему Нимур, - сейчас я выйду к людям и прилюдно обращусь к Солнцу. Я прикажу ему вернуть на землю свет. Как только я произнесу приказ, ты должен будешь снять с него порчу.

Гнесс в ужасе попятился:

- Но я не знаю, как это сделать. Одно дело приготовить смертельный яд, и совсем другое найти от него противоядие. Вы не сказали мне, что я должен буду вернуть Солнцу способность светить!

- На колени, несчастный колдун! – в гневе закричал Нимур. – Какой глупец, придумывая яд, не заботится о противоядии? Так-то ты служишь своему Королю? Я сейчас же иду к людям, и ты возвращаешь Солнцу свет, или прощайся со своей жалкой жизнью.

С искажённым от злобы лицом Нимур прошествовал мимо упавшего на колени, трясущегося от страха и холода Гнесса и вышел на большой балкон замка. Увидев его, обрадованные люди хором закричали:

- О Великий Нимур, спаси нас! Верни нам Солнце!

- Вы поступили верно, придя сюда! – крикнул Нимур, и народ разом стих. – Я смогу вам помочь. Никто не смеет меня ослушаться. Я прикажу Солнцу, и оно засветит вновь!

Он кинул гневный взгляд назад, где в глубине залы стоял на коленях несчастный Гнесс, затем поднял голову туда, где по расчетам его астрономов в этот момент находилось Солнце, и зычно крикнул:

- Солнце, я приказываю тебе разогнать тьму на земле! Свети немедленно!

Стояла мёртвая тишина, люди устремили взгляды туда же, куда и Нимур, но мгновение бежало за мгновением, они сливались в минуты, а тьма по-прежнему правила на земле.

  В это же самое время во вселенной происходили события, о которых люди не догадывались, да и не могли догадываться, потому что привыкли считать, что только они одни обладают разумом: обеспокоенные звёзды переглядывались, перемигивались и переливались от волнения разными цветами – они не могли понять, куда пропало Солнце. Наконец, Альфа Центавра – ближайшее к Солнцу содружество звёзд, а точнее три звёздные сестры – смогли разглядеть, что с Солнцем случилась беда – оно почернело. Когда эта весть долетела до всех, звёзды дружно ахнули, но люди не услышали их, потому что  уж слишком далеки звёзды от Земли.

 С того момента, как Нимур отдал приказ солнцу светить, прошло полчаса. Тьма по-прежнему окутывала небо, и разочарованные и промёрзшие люди начали расходиться с площади по домам. Женщины прижимали к себе детей и выли, понимая, что всем и всему пришёл конец. 

- Стойте! – увидев это, грозно крикнул Нимур. - Я покажу вам преступника, который погасил Солнце и принёс горе и вам и мне. Выведите Гнесса.

Гвардейцы короля вытащили вертящегося и брыкающегося колдуна на балкон.

- Смотрите все! Это сделал он - Гнесс! Вчера он колдовал во дворце в тайне от меня и погасил Солнце. Какое наказание вы бы посчитали справедливым для такого злодеяния?

На мгновение воцарилась тишина: на Гнесса смотрели сотни глаз – одни с ненавистью, другие с ужасом. Колдун опустил глаза – он не мог выдержать силу гнева, которую видел в глазах людей. И вдруг тишину прорезал мужской голос:

- Смерть!

И вся площадь взорвалась и начала скандировать «Смерть! Смерть! Смерть!»

- Оставьте его! – каким-то невероятным образом этот слабый женский голос вклинился между двумя одинаковыми страшными словами. – Какой смысл его казнить? Скоро мы все умрём!   

    Толпа тут же стихла. А женщина продолжала:

- Непонятно только, зачем ты сделал это, зная, что обрекаешь на смерть самого себя? – обратилась она прямо к Гнессу.

- Я выполнял приказ Короля, - стуча зубами от ужаса, скорее проскрежетал, чем прокричал Гнесс. – Нимур хотел, чтобы вы любили его больше чем Солнце. Я предупреждал его о последствиях, но он пригрозил мне смертью.

- Жалкий колдун! – вскричала женщина. – Ты предпочёл взять всех нас с собой в могилу!

- Жалкий король! – раздался вдруг другой голос: он принадлежал молодому мужчине, державшему за руку маленькую девочку. – Ради тщеславия ты пошёл на величайшее из преступлений!

  Услышав это, Нимур, не ожидавший, что Гнесс посмеет рассказать всю правду людям, понял, что надо уносить ноги, или народ уничтожит его в одночасье. Он бросился прочь с балкона вглубь замка к потайному ходу. Схватив по дороге факел, он нырнул в боковую дверь и, захлопнув, затворил на засов. Далее он помчался по длинному тёмному коридору и дальше -  прочь из замка в густые леса.

   Никто не бросился вдогонку. Да и зачем? Люди стояли в нерешительности и не понимали, что им делать. Идти домой было бессмысленно – здесь, по крайней мере, никто не был одинок.

  Во вселенной, между тем, звёзды думали, как помочь Солнцу. Они думали уже не один час - некоторые даже покраснели от напряжения, но тщетно. И вдруг все три звезды Альфа Центавра начали переливаться всеми оттенками от тёмно-красного до ярко-жёлтого. Все звёзды во вселенной встрепенулись – они поняли, что три сестры что-то придумали.

   По толпе людей пробежало волнение, затем раздался чей-то гневный вопль, потом другой – отчаянный – это воры срывали накидки и покрывала с людей, чтобы самим спастись от лютого холода, и убегали прочь. Кто-то из толпы, посылая проклятия, бросился вдогонку. Ещё громче чем прежде заплакали испуганные дети. Женщины в ужасе озирались и старались оградить своим телом детей от холода и воров. Мужчины схватились за ножи. Началась паника.

- Остановитесь! Что вы делаете?! – стенала седовласая женщина, глядя на то, как люди превращаются в нелюдей.

 И вдруг весь этот шум и гам перекрыл громкий голос:

- Смотрите! На небо!

Все глаза устремились вверх и то, что они увидели, можно было назвать лишь одним словом – ЧУДО:

  Всё небо, как и всегда во тьме, было усыпано звёздами, и от каждой звезды тянулся одинокий луч, таким образом, что все они сходились в одной точке. Это было похоже на гигантский затейливый цветок со множеством тонюсеньких лепестков разной длины.

   Толпа замерла. Люди недоумённо смотрели на светопреставление и не понимали, что происходит, пока в месте соединения всех лучей не появилась маленькая звёздочка, которая на глазах начала расти. И вот уже  звёзды, дарившие лучи, стали едва различимы на небе за ярким светом центральной звезды.

- Солнце возвращается! – крикнул кто-то в толпе.

  Так оно и было: как только к сёстрам Альфа Центавра пришла спасительная идея и они поделились ею со всеми, звёзды, не мешкая, взялись за дело. Ведь звёзд на небе великое множество, и хотя каждая звезда отдала больному Солнцу всего один луч, вместе они смогли вернуть ему почти прежнюю яркость. Колдовство было столь сильно, что на Солнце так и остались отдельные тёмные пятна, но об этом не знал никто, кроме самого Солнца, а оно никому не сказало. Оно рассыпалось в благодарности звёздам своими жаркими лучами и было счастливо, что может вновь согреть землю и всё живое на ней.

- Смотрите и запомните это хорошенько! Нам всем надо учиться у звёзд! – сказал кто-то в толпе.

 Горячее Солнце сияло на небе, а люди всё не расходились. Они пожимали друг другу руки, обнимали друг друга и плакали. Жизнь продолжалась!

 

+1
16:44
11:48
Здравствуйте, уважаемая Юлия! Спасибо за очень мудрую и прекрасно написанную сказку. Требуется лишь совсем маленькая редактура текста, может быть Вы сами увидите неточности, либо это сделает редактор перед публикацией. Я опубликую Вашу сказку на сайте журнала и дам ссылку-рекламку на неё в наших группах в интернете.
Всего Вам самого доброго!
14:22
Уважаемый Юрий!
Я очень рада, что сказка Вам понравилась — боялась, она несколько мрачновата.
Где-то через месяц попробую поискать огрехи. Сейчас я их точно не увижу — глаз замылился.
Всех благ Вам!
С огромной благодарностью,
Юлия Пучкова
14:27
Оказывается, не так уж и замылился — уже нашла две пропущенные запятые и вставила их.
Спасибо Юлия! Очень понравилась сказка.Обязательно почитаю внукам.
Поучительная, интересная. Мне понравилось как вы отделили части текста со звездами.
Попробую использовать в своих произведениях.
16:50
Спасибо, Светлана! Буду рада, если внукам сказка понравится — если не трудно, напишите мне об их реакции.