Рубрикатор

Семнадцать стихотворений (Невечерний свет)

Семнадцать стихотворений (Невечерний свет)

Сны детства


На грани бдения и сна

Куда влечёт меня мечтанье,

В какие пропасти без дна,

В какие звёздные блужданья?


Всё было так логично — вдруг

Исчезли связи беспричинно,

Разомкнутый смыкая круг,

Навыворот плывут картины.


И я — всё тот же, но — другой,

Лечу над звёздным океаном,

И все планеты надо мной

Кружат бесплотным караваном.


И я давно не на Земле,

Вокруг меня — тенета судеб,

Какая ниточка во мгле

Мне путеводной зыбкой будет?


Потом — такая пустота,

И за пределами былого

Я — Бог, я — раб, я — красота,

И вечно возрождаюсь снова.


Какая музыка во мне

Поёт, пульсирует, трепещет —

И оглушает в тишине,

И праздной мукою клевещет...


...Какою силою святой

Я выброшен на берег плоский —

Всё — кончено. И голос мой

Хрипит над пухлою желёзкой.




***


Душа, пространствуя в астрале,

Когда всё в мире тихо спит,

Куда меня не увлекала

Под взмах, под вздох и под рапид.


Я, несмышлёныш, вслед за нею

Глядел в стрекозные глаза

И, от бесстрашия немея,

Не знал, вернусь ли я назад.


Вокруг — пульсирующий Космос,

Неумолим и утверждён,

Давно мелькнул совсем под носом

Любимый маленький Плутон.


Где окажусь я в миг бескрайний

Под раструбно влекущий глас,

Какой окутан буду тайной

Я в эту ночь за разом раз?


И где посмертная граница

Для жизни слабенькой моей,

Как долго буду маме сниться

Среди оставшихся детей?


...Глаза — открыты. Сон — напротив,

В обойных росписях стены.

И нехотя душа восходит

Со мной в мечтательные сны.



***


Где грань меж мистикой и верой:

Расчислено движенье звёзд

Астрологической химерой,

И путь мой выяснен и прост.


Уже ощипана индейка

Моей направленной судьбы,

И что мне смерть, где жизнь-копейка

Натальной карты ворожбы.


Всё сходится: планеты в строчку

Сулят земную благодать

И каждую пометят кочку,

Где мне и падать и вставать.


Иду себе до спотыканья

Довольный жизнью так и сяк...

Но где-то клеточка сознанья,

Что всё враньё и всё не так,


Растёт под Божьим светом втуне,

Чтобы собой меня объять,

В ещё прижизненном кануне

Вернуть мне Божью благодать.




***


Мой Ангел пел неслышно и безустно,

И прямо в сердце падали слова,

И было мне так больно и так грустно,

И надо мной светлела синева.


И падал лист, и тишина звенела,

Парил мой Ангел над водой пруда,

И вслед за ним в немыслимое тело

Моя душа летела навсегда.


Повременил мой Ангел без ответа

Душе вернуться, тишину храня,

Из облака Божественного Света

Перстом от уст он осенил меня.




***


В тот храм дорога в гору, в гору,

Как восхождение к Кресту,

В мороз, жару, любую пору

Я мысленно весь путь пройду.


Булыжники пересчитаю,

Свои грехи под каждым сим,

О, сколько их, пока не знаю,

Когда предстану перед Ним.


С надеждой, верой и любовью

Я тот порог перешагну,

В послемолитвенном присловье

Всех поимённо помяну.


Живым же — утренний акафист

Я отстою как часовой,

Радения и сил покамест

Мне хватит — если я живой.


А как умру, то в мыслях инных

Паду я ниц перед Крестом,

Беспечный, но упрямый инок,

И живший впрок последним днём.




***


Забыта праздная страница

Раскрытой книги на столе,

И в ходиках застряла птица,

Прокуковав двенадцать лет.


Осталось много или мало —

Ни мне, ни ей не угадать

Пересчитать бы всё сначала,

Да гирьки некому поднять.


А одинокая подруга

В лесу устала куковать,

И знать бы, чьи её «ку-ку»-ки,

Полцарства я готов отдать.


Да зря! Вся жизнь по воле Божьей

И длится, и кончается,

И сердце вон рванёт из кожи —

Иль как там всё случается.




***


Из смеси дел и отговорок

Как будто скроен каждый день,

И голове без переборок

Во времени тонуть не лень.


И безоглядно суетлива

Вперёд мышиная возня,

А от прилива до отлива

Пусть берег бережёт меня.


Там возведу повыше дамбу

От прихотей земной судьбы,

Чтоб с дамбы в море я кидал бы

Свой взгляд, исполненный кабы.


Кабы вернуться бы в былое,

Где живы всё ещё отец и мать,

Вернуть долги, что век со мною,

Чтоб им надежду не терять.


Кабы взобраться бы покруче,

У Бога воли бы занять,

Чтоб сочинить бы всем до кучи,

Как жить, любить и умирать...


...Кабы... кабы... Но мешанина

Из дел, законченных и нет,

Ломает дамбу. Берег — в тине...

Прилив... отлив... И гаснет свет.




***


Я что-то не сделал. Забыл и не вспомнил.

Ещё одна строчка осталась пустой.

Внутри червячок пробормочет: а что мне? —

Не пустит сомненья к себе на постой.


Я что-то не вспомнил. Забыл и не сделал.

И клеточка мозга пустеет мне зло.

По белому чёрным, по чёрному белым...

Не всё ли равно, если время ушло.


Я что-то забыл... Всё пустее страницы.

И книжечка жизни подходит к концу.

Но Там прочитают, в небесной столице,

Когда понесут её Богу-истцу.


Я что-то не сделал, всё тонет в забвеньи,

Был промысел жизни задуман не тот,

И чем заслужу я у Бога прощенья,

Не знаю, не знаю... и что меня ждёт.




***


Никому не скажу, это просто метель

В сердце бедное снегом бросается,

И с утра суета закружит карусель,

Всё успеть никому не случается.


Буду глух, буду нем, буду слеп я совсем,

Я живой — или мне только кажется,

На виду у вселенских далёких систем

Дай мне, Боже, ещё покуражиться.


Не убудет от мира, ему всё равно,

Перед тем, как навеки откланяться:

Бог посеет меня, как простое зерно.

Всё пройдёт... но ведь что-то останется.



***


Кому прошепчутся слова,

Когда меня на этом свете

Весною зарастёт трава

На маленьком холме планеты.


Кому музЫка прозвучит,

Мой слух не отыскав урочно,

Гармоний вечных утвердит,

Но для меня — увы! — заочно.


Кого коснётся Боже мой

Ладонью из тепла и света,

К кому придёт ночной порой,

Тот ангел, крыльями одетый.


Где буду я, моя душа,

Без вдохновения тоскуя,

Какими листьями шурша,

Невидимый, куда пойду я.


Кто остановит тот поход

Любимою лесной тропою,

Когда у времени свой ход

Над всею суетой земною.


Но у души мечта одна:

На миг лишь — воплотись! воскресни! —

Вобрать, вдохнуть в себя до дна

Всё, что ей жизнь, любовь и песни!




***


Как душа прощалась с телом,

Не хотела уходить,

Ей ещё на свете белом

Так хотелось погостить:

Мне б весной — такой земною —

С ручейками поболтать,

У обрыва над рекою

Птичек-ласточек встречать.

Мне бы летом поваляться

В оживительной росе,

На опушке ждать-дождаться

Девушку во всей красе.

Чтоб осенней синевою

Напоить глубины глаз,

Бабьей летнею порою

Мне пожить ещё хоть раз.

А зимой... —

Но гаснут свечи

Закрывающихся век,

Их союз совсем не вечен:

Бренным телом человек

Отошёл — и отлетела

Птицей вольною душа...

Лишь назад глядит несмело:

Всем была ли хороша?





***


Завершается цикл человеческий,

И как мало осталось мне лет,

На меня чтоб взглянули отечески

Святый Боже, мой Ангел, мой Свет.


Между вечною жизнью и временной

Не всегда я Твою выбирал,

И гордынею часто беременный

В муках слово Твоё я рождал.


Отпусти этот грех мне запущенный,

Головою склоняюсь я ниц

Под слова из молитвы заученной

У порога без дна и границ.


Ангел мой, перед Богом заступником,

Как бывало, ещё раз побудь,

Я по совести не был преступником,

Выбирая неправильный путь.


А свершится всё — пусть в испытание:

Чтобы вечную жизнь напролёт

Я провёл бы в немом ожидании

Будет, нет ли ещё раз Восход.



***


Никого. Надвигается старость,

Прихотливо морщинит мне лоб.

Не хочу. Только что мне осталось,

Чтоб врастяжку, а лучше — взахлёб?


Наглядеться на высь голубую,

Сколько хватит терпенья у глаз,

На весеннюю зелень лесную —

Наглядеться на всё про запас.


Надышаться вовсю без одышки

Мать-и-мачехи жёлтым цветком,

Чья короткая жизнь понаслышке

Завершится листом-лопухом.


Ещё раз напоследок ладони

Так бессильно лежащей руки

У любимой, ещё не покойной,

Прикоснуться — всему вопреки.


Переполнить свой слух щебетаньем

По-весеннему тронутых птах

Перед самым последним прощаньем —

Незаконченным выдохом: ах...




***


Я знаю, запоздалой шуткой

Мне смерть покажется в свой час,

И не понять её побудки

По жизни вдоль в который раз.


Мгновения неразличимы,

Где жизнь была на волоске —

А я прошёл тропинкой мимо

И дальше жил как налегке.


Таких с годами больше тропок,

Ведущих на последний путь,

А волосок совсем уж тонок,

И на одну сбылось свернуть.


И устремляясь к жизни вечной

Не в этом, а в других мирах,

Спешу походкою беспечной,

Забыв о будущих делах.


И где споткнусь, я не узнаю,

Что оборвёт мой пеший ход,

Где Ангел смерти, пролетая,

С собою жизнь мою возьмёт.


Ему не скажешь, как намедни,

Как участковому врачу:

Ещё чуток, чуток помедли,

Дай помереть, как Я хочу.


Не договориться мне с крылатым

На тропке той в небытие,

Лишь оглянусь я виновато

На плоть, зарытую в земле.




***


Приближается день полустёртый,

Завершая мой цикл годовой,

И за тонкою стенкой аорты

Притаилась слепая с косой.


Как ни бейся, но срок предначертан,

И обратный отсчёт по годам

Этот день наконец-то очертит,

Мой итог по мечтам и делам.


О, как были изменчивы оба:

Не расчислил и не угадал,

Не людей равнодушная злоба,

А я сам тупики выбирал.


И ведь, главное, всё объяснимо

И у каждого был свой резон,

И тащила какая-то сила:

Это он, это он, это он...


Главный путь так казался путёвым,

И вдали так маячила цель,

Но путёвый вдруг стал тупиковым,

Вместо света — какая-то щель.


Перепутались ниточки судеб,

По которым я мог бы пройти,

А теперь только Бог меня судит

На последнем отрезке пути.


Всё отчётливей день, когда сердце

Кровь устанет гонять в пустоту,

Приоткроется тайная дверца:

Пётр и Павел всегда на посту.


Взвесят всё, и до Божьего гласа,

Возвестящего Страшный свой Суд,

На безвременье и безучастье

Мою душу пока обрекут.




***


Какая ждёт меня кончина,

Среди каких смертельных мук,

Осмысленно иль беспричинно

Тепло уйдёт из праздных рук?


Какою ношей растревожит

Сердца любимых и родных,

Как без меня да будет дожит

Весь путь до дней сороковых?


Через какие испытанья

В межмирье душу проведут,

Её прощенья и прощанья

Или уже проклятья ждут?


И от бессилия немея

В кануны смерти и Суда,

Я повернуться вспять не смею,

Как с гор текущая вода.


Одной надеждой жив, наверно,

Что Бог простит, и без чудес

Он разглядит меня посмертно

Под синей лупою небес.



Молитва


Даруй мне молчание, Боже,

Довольно я бисер метал,

Но Время становится строже,

Я к славе давно опоздал.


Даруй мне увидеть движенье

Под крыльями ангела вод

Оставшимся краешком зренья,

Как дочка в купель ту войдёт.


И — всё! Ничего мне не надо,

Молю, отложив все дела,

Последняя в жизни отрада

Чтоб долго и мирно жила.

 


0
15:19
Нет комментариев. Ваш будет первым!