Рубрикатор

Познал я счастье и любовь! (Невечерний свет)

 

         Автомобиль остановился у невзрачного серого здания и, тяжко вздыхая, я выбрался наружу.

- Пока пап, - с чувством, выполненного долга, произнес сын, и моя, а теперь уже его машина бодро рванула с места.

- Пока, - ответил неизвестно кому, на пустой дороге кружилось только облачко пыли.

«Даже до палаты не проводил», - мысленно отметил я, направляясь к зданию со скромной вывеской: «Хоспис».

 

Прошло часа два пока меня устраивали в палату. Я изрядно устал и едва добрался до кровати, сразу лег, отдыхать.

Но сон не шел. Я лежал, размышляя о своей жизни. Бежал, спешил, хотел покорить весь мир, а главное много заработать. Основал одну фирму, затем вторую, третью. Кажется, остановись, успокойся! Нет! Надо еще, еще и еще! Теперь всё, что создал, сыну передал, а ведь он особенно морочиться не станет, фирмы продаст, и будет бездельничать до тех пор, пока деньги не закончатся. Вот и выходит, что зарабатывал я на лодыря-сына, да на пребывание в хосписе.

Немного отдохнув, я поднялся с кровати и направился, прогуляться вокруг лечебницы.

Шел по аллейке, посматривая по сторонам. Вот на скамеечке сидят старушки и оживленно беседуют. Мужчины по соседству шумно играют в домино. Оптимизм пациентов заразил меня. Пришла мысль, что и тут люди живут. Но все-таки дома лучше. Не хотят сын и невестка за мной ухаживать, сиделку бы наняли. Нет, не оставили! Невестка сказала:

- А я не хочу, чтобы он тут разлагался и вонял!

Сын повёлся на ее слова, сюда привез.

«Ну, что ж, за сорок пять лет жизни и не такое видеть приходилось, как-нибудь да приспособлюсь!»

На отдаленной скамеечке сидела женщина и читала книгу.

«Где-то я ее раньше видел», - подумал и хотел возвратиться обратно, но какая-то сила заставила меня подойти ближе.

- Здравствуйте! - поклонился я, поравнявшись с ней.

- А это вы? – улыбнулась она, оторвавшись от книги.

«Значит, мы знакомы. Но я не помню ее!»

Мои мысли прервал звонок.

- Это на обед, - пояснила моя знакомая. – Пойдемте, покажу, где мы питаемся.

Пообедав, я снова вышел в парк. Тётеньки в платочках опять что-то шумно обсуждали. Я остановился возле них.

- Простите, ради Бога, вы не подскажете, как зовут женщину, которая книги читает?

- Женька что ли? – спросила одна из бабуль.

- Может и Женька, - пожал плечами я. – Она утверждает, что мы знакомы, а я не уверен.

- Что ж, бывает…

«Значит, Женька, Женя, Евгения. Это мне ни о чём не сказало. Не помню знакомых с таким именем. Но где-то все-таки я видел ее, и она сейчас подтвердила это».

Я присел на скамеечку, задумался. Свою жену вспомнил. Имя у нее звучное Аделаида. Ада, Ида. Пока бедно жили, была Ада, как разбогатели, стала Ида! Хотя, какая разница? Женились по залёту. Любил ли её? Трудно сказать. Сначала жили бедно, денег ни на что не хватало, жена постоянно пилила за это. Потом, когда деньги появились, возросли требования. Золото, меха, автомобили. Сыном Ада не стала заниматься, для этого нанимались няни, гувернантки. Потом она потребовала дом за границей и постоянное содержание для себя. Через год после отъезда прислала уведомление о разводе, потом никаких вестей от нее не поступало. А сын обвинил меня, что я его матери лишил. Ну, ничего докопается до содержания, жалко денег станет, и он, имея генеральную доверенность, его отменит. Ада сразу прикатит. Да Бог с ними! Сами разберутся. Это его мать, пусть поступает с ней как хочет!

Я всегда работал на износ, а когда говорили, побереги здоровье, его не купишь, отвечал, что куплю доктора, и он сделает меня здоровым. Оказывается, не всё в силах медицины, поэтому долго не мог поверить в жестокий приговор врачей.

И однажды попал на приём к самому маститому профессору, тот сказал…

Впрочем, он сказал то же, что и все, ничего обнадеживающего. Стоило ли на него деньги тратить?

Вспомнил! Именно там, в очереди, я увидел Евгению. Она сидела точно так же, как и сейчас на скамейке, читала книгу. Женя зашла к профессору передо мной, а когда я оказался в кабинете, сказанное профессором сразило наповал:

- Папаша! Почему вы за дочкой не следите, не выполняете требований медицины? Ей срочно необходимо лечение, она им пренебрегает, а вы бездействуете.

Я ничего не понял, но потом все-таки недоразумение прояснилось. Оказывается, Женя соврала профессору, что я ее отец, и все свои претензии он должен сообщить мне.

 

Вернувшись из воспоминаний в действительность, я посмотрел по сторонам. Женя сидела на своем привычном месте, уткнувшись в книгу. Я подошел к ней.

- А вы, оказывается, шутница! - сказал.

- Это о том посещении профессора? У меня не было выбора, он требовал, чтобы к нему пришел кто-то из моей родни, а у меня тогда папа сильно болел. Вот и пришлось «пошутить». Самой хворать некогда, занималась отцом, а теперь, когда похоронила его, осталась дорога только сюда. Простите меня непутевую.

- Давно простил!

Женя засмеялась, что-то непосредственное, искреннее, детское было в ее смехе.

- Я смотрю, вы всё время читаете…

- В писании сказано: «ничего материального на тот свет не унесешь, а знаний сколько угодно». Вот и стараюсь обогатить себя знаниями.

- Вы это правильно придумали.

Женя ничего не успела ответить, на аллейке появилась медсестра, она крикнула:

– Вас что, процедуры не касаются? А ну быстро ко мне в кабинет!

Нам ничего не оставалось делать, как подчиниться.

 

После процедур я снова вышел на аллейку, когда проходил мимо беседующих старушек, услышал:

- Женя в библиотеке.

Я сразу забыл, куда шёл и резко сменил маршрут.

 

Прошло несколько дней. Теперь и я читал книги, а потом обсуждал их с Женей.

Каждый день, после завтрака мы встречались на скамеечке, общались до процедур. Мир книг увлек меня. Раньше я считал чтение пустой тратой времени. Ведь столько соблазнов вокруг: рестораны, курорты, женщины. А, оказывается, бывает жизнь иная: тихая, спокойная, несуетливая. Посидеть за книгой, узнать что-то новое, а потом говорить, говорить и говорить. О жизни. О друзьях. О природе. О здоровье. Обо всём.

 

Однажды Женя рассказала о себе. Я удивился, что можно так жертвовать собой. Ей всего тридцать пять, но более десяти лет она выхаживала мужа, попавшего в автокатастрофу, и порой целые сутки проводила без сна у его постели, экономила на питании, на одежде, на косметике, чтобы показать мужа лучшим врачам, но всё безрезультатно. Он превратился в овощ и таковым оставался до конца жизни. Не успела Евгения похоронить мужа, как тяжело заболел отец. Но она не роптала на судьбу, не лила слезы, а молча делала то, что должна: опекала, заботилась, пыталась вытащить с того света, только, к сожалению, этого ей не удалось. В хоспис устроилась сама, на деньги, вырученные от продажи квартиры, потому что ухаживать за ней некому.

Не понятно, почему ей дано такое тяжкое испытание? Сильная духом, что ли?

Но в былые времена я бы на Женю даже не глянул. Тогда женщины подобного типа мне казались никому не нужными серыми мышками. Меня привлекали наглые, броские, яркие, а то, что они почти все предательницы, понял только сейчас. Евгения стала для меня самой близкой, почти что родной. Каким же я был глупым! И как ужасно это осознавать сейчас, когда ничего невозможно поправить.

 

Теперь я проживал каждый день, словно последний, хватаясь за него как за соломинку. Постоянно меня беспокоила одна мысль, как я буду здесь без Жени. Жизнь без неё уже не имела смысла.

«Господи, пошли мне счастье умереть с ней в один день! Услышь меня, господи!»

В парке находилась маленькая часовенка. Я часто ходил к ней, чтобы помолиться, у меня появилась такая потребность.

 

Однажды мы заболтались с Евгенией и вернулись в корпус, когда дежурная медсестра заснула. Мы не стали будить ее и легли спать без обезболивающего укола. Но, несмотря на это, я спал хорошо.

Утром поинтересовался у Жени, как ей спалось, она тоже не пожаловалась. Какая-то несказанная радость нахлынула на меня, я обхватил Евгению руками за талию и начал танцевать что-то вроде вальса, она, весело смеясь, закружилась вместе со мной. Но тут мне в голову пришла мысль, а если ей от быстрого движения станет плохо, я остановился.

Мы так и стояли, обнявшись, не двигаясь с места.

Я вдруг понял, что не хочу, нет, не могу выпустить ее из объятий. И снова, какая-то тоска заныла внутри меня. Где-то здесь между деревьями бродит смерть и скоро она придет к нам. С каждым днем Евгения становится ближе и роднее, но каждый новый день приближает нас к концу. Я поделился своей мыслью с Женей, она ответила:

- А, что плохого умереть счастливым?

Мне вдруг стало легко. Всё-таки она умная, моя Женя.

Только благодаря ей, я увидел жизнь с иной стороны, многое переосмыслил и понял.

 

Прошло еще немного времени и врач, сообщил приятную новость, оказывается, я выздоровел. Эта весть меня, громом сразила. Сначала солнце засветило с такой силой, что потемнело в глазах, потом всё померкло. Трудно сейчас сказать, какие чувства всколыхнулись во мне. Радость, отчаянье, боль и тоска одновременно. Сердце сжалось, каменная плита легла на грудь, катастрофически не хватало воздуха. Как я скажу об этом Жене? Она, конечно, порадуется за меня, но ей здесь станет одиноко. Я, разумеется, буду ее навещать, но это совсем не то.

- Вы, кажется не рады выздоровлению? – удивился доктор.

- Рад, - ответил я, но голос мой был печален.

- Да, что за пациенты пошли?! – воскликнул врач. – Их выписываешь, а они грустят. У нас случаи, выздоровления больных, раз в двадцать лет случаются, прыгать от радости надо, а тут тоска.

- Нет, всё в порядке, - ответил я упавшим голосом.

- А я, кажется, понял, в чём тут дело, - вдруг засмеялся доктор. – Только что с одной выздоровевшей пациенткой беседовал, и она попросила вам об этом не сообщать, чтобы не расстроить. Порадуйте ее, что и вы выписываетесь!

Вот тут у меня рот непроизвольно растянулся в улыбке.

Я побежал в парк, Женя сидела на нашей скамеечке.

- Женька! - кричал я. – Мы оба выздоровели!

- Ой, а я так боялась тебя расстроить, даже доктора просила не сообщать об этом. Я думала, что я выздоровела, потому что жду ребенка, беременность это встряска для организма, а ты подобной встряски получить не можешь, ты же мужчина.

- И еще радость! Буду отцом! – воскликнул, что было мочи. – Я выздоровел, потому что познал счастье и любовь!

0
20:29
Нет комментариев. Ваш будет первым!