Рубрикатор заявок на публикацию в журналы

Ирина Пугина
Автор публикации:

​Добрые волшебники

Жил-был на свете мышонок – самый обыкновенный маленький серый мышонок. И никто вокруг его не замечал, как он ни старался обратить на себя внимание. Очень это мышонка огорчало! Но он не унывал. Как-то раз нашёл он хорошую светлую полянку, взобрался на пенёк и стал танцевать. Долго танцевал, даже лапки у него заболели. А звери идут по своим делам, никто на него внимания не обращает! Опечалился мышонок, но ненадолго. На другой день выбрал он полянку получше, пенёк побольше и принялся петь. Пел-пел, едва не охрип. Мимо лось с лосихой шли. Лось говорит: «Не пойму, что за писк? То ли дерево скрипит, то ли комар над ухом звенит?» А лосиха отвечает: «Показалось тебе. Я ничего такого не слышу». И пошли себе дальше. Тут уж мышонок совсем нос повесил, слез с пенька, домой пошёл грустный-прегрустный. «Всё оттого, – думает, – что я такой маленький. Лось вон какой большой, или, к примеру, медведь – попробуй-ка их не заметить! А такой крошке, как я, что делать?»

Идёт, вздыхает горестно. Вдруг на него капля упала. Потом ещё и ещё. Дождик, что ли начинается? Поднял мышонок голову, посмотрел вверх – нет, небо ясное, ни одной тучки. Тут опять капля упала, прямо мышонку на нос. Глядит – берёзка рядом молоденькая, а с ветки у неё сок капает. Видно, кто-то себе сока берёзового набрать захотел, надрезал кору, а заклеить потом забыл. Течёт сок по веткам, на землю капает, будто плачет берёзка. Задумался мышонок: «Дерево большое, а о помощи само попросить не может. Все мимо проходят, и никто его беды не замечает. Ему хуже, чем мне!» Набрал он мха свежего, взобрался на берёзу и заклеил надрез. Спустился вниз, смотрит – перестала плакать берёзка, весело ветками шумит. Тут мышонок сам себе удивился: «Я, такой маленький, большое дерево спас! Без меня берёзка заболеть могла бы, а то и совсем погибнуть!» Хлопнул он себя лапкой по лбу: «Придумал! Если ты маленький, надо большие дела делать, чтобы тебя заметили!»

Бежит он по лесу, смотрит, какое бы такое дело сделать большое. Вдруг слышит – плачет кто-то около старого растрескавшегося пня. Подбежал мышонок поближе, видит – лисичка, хвост у неё в глубокую трещину попал, защемило его. Сидит у пня, как в западне, и помочь некому. Задумался мышонок: «Как же быть? Если я лисе помогу, она меня, конечно, заметит… А вдруг потом возьмёт и съест? Небось, давно тут сидит, проголодалась! И не помочь нельзя, жалко ведь её…» Подумал-подумал, и решил: «Помогу, а на глаза показываться не буду. Я ведь маленький, она меня и не заметит!» Прошмыгнул он тихонько к пню и начал своими острыми зубками дерево подгрызать там, где у лисы хвост защемило. Долго трудился мышонок. Наконец всё-таки освободил лисий хвост из западни, а сам совсем из сил выбился. «Отдохну немного, – думает, – а уж потом пойду большое дело искать». Забрался он под корень старого пня, лежит, отдыхает. Тем временем лисичка повернулась, смотрит – а хвост-то на свободе! Отпустил его пень. Ахнула она, смотрит на свой хвост, глазам не верит. Вот так чудо! Тут, откуда ни возьмись, сорока. Ей, сороке, до всего дело есть – уселась на ветку, на лису глаза таращит. «Где чудо? Что за чудо?» Лисичка от радости опомниться не может, давай рассказывать: «Вот на этом самом месте чудо произошло! Мне хвост защемило, никак вытащить не могла. Думала, тут мне и погибать придётся… А хвост-то вдруг раз – и сам вытащился! Не иначе, как добрый волшебник у нас в лесу появился!» Мышонок, как это услышал, чуть не прыснул со смеху, но сдержался. Счастливая лисичка домой скорей побежала. Сорока по лесу полетела – весть разносить о добром волшебнике, который лису освободил. А мышонок выбрался из-под пня и дальше пошёл, большое дело искать.

Шёл он, шёл, проголодался. Тут рядом с ним орех упал, о землю ударился, в ямку под кустом закатился. Обрадовался мышонок, забрался в ямку, хотел съесть орех. Вдруг видит – недалеко от куста белочка в траве шарит, ищет что-то. С соседнего дерева подружка её спрашивает: «Ты что там потеряла?» Белочка грустным голосом отвечает: «Хотела орешек съесть, да уронила. Теперь вот никак не найду. Это последний орех из моих запасов был, больше не осталось…» Подружка советует: « Ты получше ищи! Внимательней смотри!» Белочка вздыхает: «Да уж всё тут осмотрела, нет его! Пропал мой орешек…» Стыдно стало мышонку. «Нехорошо чужое брать!» – думает. Не стал он из-под куста вылезать, а подтолкнул орех, тот из ямки выкатился, да прямо белочке в лапы! Запрыгала она от радости, схватила орех и на дерево вскочила. «Чудо!» — кричит. «Вот он, мой орешек! Я его искала-искала, найти не могла, а он мне сам в лапы упал!» Подружка к ней подбежала, слушает, удивляется. Мимо сорока летит: «Чудо! Волшебство! Добрый волшебник в нашем лесу живёт, всем зверям помогает!»

Мышонок вылез из ямки и пошёл дальше. Идёт, думает, какое бы такое большое дело сделать, чтобы на него внимание обратили! Задумался и не заметил, как забрёл в самую чащу. Вдруг рядом такой шум раздался, что мышонок от страха затрясся и за большой камень спрятался. Выглянул потихоньку из-за камня, чтобы узнать, откуда шум. А бояться-то, оказывается, и нечего – это олень сквозь колючие заросли продирается так, что ветки трещат. Посмеялся мышонок над своими страхами, хотел уже дальше идти, как вдруг видит – остановился олень и начал стонать жалобно. Что такое? Мышонок подскочил к нему, спрашивает, что случилось. А олень не слышит, стонет и стонет. Смотрит мышонок – оленю в ногу острый шип воткнулся, кровь из ранки течёт. Что делать? Олень на траву опустился, стонет всё громче, видно, больно ему очень. Тут уж некогда раздумывать! Подобрался мышонок поближе, ухватился на шип, дёрнул изо всей силы и вытащил его из ранки. Олень даже не заметил ничего. А мышонок подорожник сорвал, к ране приложил – он в травках хорошо разбирался, знал, какая от чего лечит. Олень тут стонать перестал, на ноги поднялся. Смотрит – шип исчез, кровь не течёт, нога болеть перестала. Захлопал он глазами от удивления да как закричит: «Чудо!!! Добрый волшебник мне ногу вылечил! Не зря о нём весь лес говорит!» И прочь поскакал, а сам всё кричит: «Чудо!!! Чудо!!!»

Посмотрел мышонок ему вслед, в затылке почесал. «Что же это, – думает, – получается? Вроде не замечает меня никто, а вроде бы и замечают. Даже волшебником называют. Хотя, конечно, никто не знает, что на самом деле это был не волшебник, а я… А может, это и не важно, кто в трудную минуту помог – главное, что помог? И может, совсем не нужно, чтобы замечали тебя – главное, чтобы замечали твои дела? И неважно, большие они или маленькие – главное, чтобы эти дела были добрыми!» Так размышлял мышонок, а сам шёл и шёл вперёд. И от всех этих серьёзных и умных мыслей ему ещё сильнее хотелось есть, ведь у него с самого утра не было во рту ни крошки. «Эх! – сказал он вслух – Вот было бы здорово, если бы у нас в лесу и правда водились волшебники! Я бы тогда попросил чего-нибудь поесть, а то просто умираю с голоду!» И как только он это сказал, как тут же споткнулся о большой корень. Осмотрел его мышонок и заплясал от радости – это был съедобный корешок, к тому же очень сладкий! Наелся он досыта, и вдруг задумался – откуда этот корешок на его пути взялся? Целый день по лесу бегал, ничего съедобного не встречал, а тут на тебе – как только проговорил, так сразу желание и исполнилось! Может, и правда, волшебники на свете есть? А может… Тут мышонок улыбнулся в усы и пошёл домой. По пути он думал так: «Если меня не замечали, значит, и я мог не заметить кого-то? И, возможно, этот кто-то тоже делает втихомолку добрые дела, которые всем остальным кажутся чудом? Выходит, я не единственный в лесу «добрый волшебник»! И выходит, меня всё-таки заметили!!!»

От этой мысли у него сделалось на душе так хорошо, как никогда раньше. Ведь это же так приятно – знать, что рядом есть кто-то (неважно, замечаешь ты его или нет), кто вдруг однажды, как добрый волшебник, исполнит твоё желание! И так приятно быть добрым волшебником самому!

11:11
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...