Рубрики раздела "Проба пера"

Дворец мотылька (9872 зн.)

Дворец мотылька (9872 зн.)

 

 

Владимир Колышкин

 

 

Дворец мотылька

(глава из ненаписанного романа)

 

На этот раз Грэгор очнулся за мусорными контейнерами. Он поднялся на ноги, покряхтывая от боли в стылых мышцах.  Осмотрел себя – драный свитер, замызганные джинсы, на грязных руках были столь же грязные митенки. Среди нечистот из гниющих объедков и обрывков газет он увидел треснутое автомобильное зеркало в аэродинамической оправе, с обломанным кронштейном, из которого торчали оборванные провода.

 Он поднял зеркало и взглянул на свое отражение, рассеченное трещиной. На Грэгора глянула ужасная образина: опухшая от систематического пьянства, заросшая свалявшейся бородой и столь же грязными волосами, не знавшими расчески.

 Что ж, в череде бесконечных миров, такой вариант его жизни еще не самый ужасный.

 Обычно, когда он силой воли переносил себя в одну из параллельных реальностей, где существовал его двойник, он сохранял контроль над обстоятельствами. Но вот, кажется, впервые обстоятельства превышают его силу воли. И то сказать, какая сила воли может быть у бомжа? А он наверняка бомж, судя по виду и по огромной квадратной сумке, которая стояла рядом с ним.

 У сумки имелись маленькие колесики, но катить ее было неудобно. Грэгор попытался поднять сумку за две длинные лямки и едва оторвал поклажу от земли. Закинуть лямки на плечо не удавалось. Проклятая сумка раскачивала его и норовила свалить с ног. Грэгор понял, что пьян и совсем обессилил.

 Взяв себя в руки, насколько это было возможно, он поволок сумку по асфальту. В мозгу сквозь хмельной туман отчаянно билась мысль, что он влип, как муха в липкую ленту. В этой реальности ему делать нечего. Но удрать отсюда он не сможет. Его пропитанные алкоголем мозги похожи на гнилое болото, которое засасывает все волевые порывы души.

  Он потерял способность сосредотачиваться, а без концентрации внимания, ментальная телепортация невозможна. Неужели он обречен теперь на жалкое существование– без жены, без детей, без дома...

 Грэгор попытался воспользоваться информацией нынешней своей личности, но "увидел" лишь какие-то обрывки воспоминаний, какие-то разборки с такими же горемыками , как и он сам, кровавые драки за полбутылки виски, моменты униженного попрошайничества, презрительные взгляды прохожих. Побои от подростков, особенно чернокожих.

 Грэгор бросил сумку и остановился у пожарной колонки. С трудом повернул тугое колесо крана. Струя воды выплеснулась на его пыльные стоптанные ботинки. Скинув драные вязанные перчатки, он подставил руки под холодную струю и стал пригоршнями бросать воду себе в лицо. Потом подставил голову и чуть не захлебнулся. В мозгах сразу наступило относительное прояснение. От холодной воды ломило темечко, но он упорно вертел головой под струей, глотал ее, отплёвываясь, сморкаясь и кашляя.

 Грэгор выпрямился. Он чувствовал себя почти трезвым. Сейчас или никогда. Грэгор сосредоточился, для этого ему пришлось стиснуть зубы и сжать кулаки.

 Наконец он почувствовал "приход". Сейчас будет скачок. В груди между сердцем и горлом стало горько и тепло, и тело ахнуло в пропасть.

 

 Секундная невесомость сменилась ударом по ступням. Он не устоял и упал, но, к счастью, в кресло. Довольно мягкое, кожаное, вращающееся, по виду офисное. Перед ним находился стол, какие бывают у преуспевающих бизнесменов.

 Оглядев себя, Грэгор увидел на своем теперешнем теле добротный костюм, наверняка от известной фирмы. Черные штиблеты с загнутыми носками, очевидно, последний писк здешней моды. Горло стягивал галстук скромной расцветки, но стоивший, конечно же, приличных денег. Твердый воротничок рубашки упирался в гладко выбритые щеки.

 Оглядев кабинет, – а это был, судя по всему, его рабочий кабинет,– Грэгор заметил на одной из стен большое зеркало. Подошел, оглядел себя. Элегантный молодой мужчина отразился в чистом без единого пятнышка стеклянном овале, обрамленном в дорогущую золоченую раму. Этот вариант Грэгора испытывал тягу к роскоши. Что ж, видимо, имел право и возможности.

 Особенно было приятно осознавать, что этот Грэгор уж наверняка управляет обстоятельствами жизни. И сосредоточиться для него не представляет труда.

 Еще бы! Наверняка ему каждый день приходится решать непростые вопросы бизнеса. Кстати, в чем состоит поле его деятельности?

 Он вернулся к столу и осмотрел оргтехнику. Компьютер, довольно допотопной конструкции со стеклянным кинескопом, выдавал эпоху середины 90-х. Впрочем, здесь годы могли и не совпадать с ходом истории в его мире.

 Коммутатор тоже был старинным. Для пробы Грэгор нажал одну из клавиш и стал ждать, что будет. Но ничего не происходило, и тогда он сказал: "хэлло!"

 "Слушаю вас, мистер Уоккер?"– голос из аппарата был приятным и наверняка принадлежал молодой сексопильной секретарше.

 – Э-э-э (как бишь ее зовут?) и сразу пришел ответ из незамутненного сознания мистера Уоккера – Кэролин... зайдите ко мне...

 – Сею минуту, сэр.

 Блин, сэр! Я важная птица? Грэгор все же решил, что должен знать, чем занимается Грэгор Уоккер местного разлива? И на него тотчас вывалилась лавина контрактов, переговоров, выгодные и не очень сделки с недвижимостью (ах, вот оно в чем дело), какой-то не совсем честный договор с неким Маркузе, который пойдет по миру с протянутой рукой, если все выгорит, как задумано, а он, Грэгор Уоккер, отхватит изрядный куш.

  Кстати, почему я решил, что его тоже зовут Грэгор? А может ему дали другое имя. Но ясное сознание подсказало, что Уоккера зовут Грэгор, а вот младшего брата – Артуром. Оказывается, в этой реальности у него есть младший брат...

 Вошла секретарша Кэролин. Она было воплощением всех женских достоинств – высокая, стройная блондинка с голубыми глазами. Ее осанке и походке могла бы позавидовать царская дочь.

 У Грэгора перехватило дыхание, в горле застрял комок с острыми шипами. Хорошо бы хлебнуть чего-нибудь высококачественного.

 – Слушаю вас, мистер Уоккер...

 – Кэролин, а что мы сегодня вечером делаем?

 – В каком смысле?– Кэролин растерялась, – или вы имеете в виду расписание на вечер?

 – Ну да... я это и имею в виду...

 – В пять часов у вас встреча с мистером Зебелем-младшим.. – Кэролин как-то неловко кашлянула.

 – Вот как? – важно сказал Грэгор. – И что ж мы должны обсудить? Что-то я запамятовал...

 И вдруг на него накатило видение: потное лицо Джеда Зебеля. Темная прядь закрывала один глаз. Его ярко-красные губы и гибкое обнаженное тело...

 – Сэр, я не в курсе ваших дел с Зебелем-младшим, он просто ваш друг... – Кэролин опять кашлянула, будто сдерживая тошноту.

 "Черт подери! – подумал Грэгор, да ты, братец, гомосек в этой реальности! Какккая мерзость! Вот уж никогда не замечал за собой такой склонности. Эко куда меня забросило. В очень крайнюю реальность.

 – Вот что, – решительно сказал он, – к черту приятелей, а почему бы нам с вами не пойти куда-нибудь... э-э-э... куда у вас здесь ходят?

 Грэгор спохватился, что показал незнание здешней обстановки, но быстро поправился.

 – Я тут совсем отстал от жизни. Все дела, дела... Вы б сводили меня куда-нибудь.

 – Вы хотите за мной ухаживать? – напрямую спросила секретарша, впрочем, может, у них здесь так принято.

 – А что, нельзя? Вы, разве, не свободны? В смысле, вы не замужем?

 – Вы шутите?

 – Отнюдь

 – Тогда насмехаетесь. Это очень обидно, я такого не заслужила.

 Кэролин готова была расплакаться.

 – Господи, господи, что такое случилось? Чем я вас обидел?– засуетился Грэгор. – Присядьте, давайте выпьем. У нас есть что-нибудь выпить?

 – Вон в том шкафу ваш бар, указала Кэролин.

 Грэгор подошел к шкафу. Подергал дверцы. В одном отделении лежал револьвер приблизительно 37 калибра. Грэгор машинально отвернул барабан, гнезда были забиты патронами. Эта штука пригодится, подумал он и положил револьвер в карман. Открыл другую дверцу, и там, в зеркальном калейдоскопе отраженная и реальная, рядами стояла батарея бутылок выпивки самого высшего качества.

 – Вы пьёте "Дом Периньон"? – спросил Грэгор, поднимаю увесистую темную бутылку с золотой этикеткой в виде щита.

 Кэролин удивленно смотрела на него во все глаза. "Черт побери, что я опять делаю не так?" – подумал новоявленный хозяин кабинета. И решил идти напролом. Взял два хрустальных бокала, прошел в зону отдыха, где стояли стеклянный столик и три кресла, на одном из которых, на самом краешке неловко сидела секретарша.

 Он довольно удачно открыл шампанское. Разлил шипучую драгоценную влагу по бокалам. И предложил тост:

 – За наши новые отношения.

 Секретарша неуверенно взяла бокал, они чокнулись хрустально. Пригубили.

 – Так чем же я вас обидел, милая Кэролин?  – спросил Грэгор, держа бокал навесу, и вспомнил, что забыл положить лед. Но искать, где лед, значит опять показать свое незнание местных реалий. Ладно, сойдет и так. Надо бы вообще себе коньяку налить. А эта шипучка для девушек.

 – Вы меня удивляете, сэр. Будто вы не знаете, что секретарши дают обет безбрачия.

 "Нифига себе, у них тут обычаи", – подумал сэр.

 – Честно сказать, мне никогда не нравился этот обычай, – "признался" начальник и развил тему. – Разве секретарша не человек? Разве ей не хочется семейного счастья?

 – Но сэр, разве не вы самый активный профилист?

 – О да, разумеется, я самый ярый э-э-э... профилист. Но, знаете ли, порой приходит крамольная мысль, а правильно ли это... Вот вам, Кэролин, хочется семейного счастья?

 – Я как-то не задавалась этим вопросом... Меня всегда интересовало служение делу, долгу. Это так добродетельно.

 – Что ж, похвально, – похвалил босс секретаршу. – Я как профилист сторонник добродетели. Но иногда вам, секретаршам, тоже хочется немного тепла и ласки...

 Грэгор придвинулся к Кэролин, их колени соприкоснулись, и девушка не отодвинулась. Это хороший знак, подумал Грэгор и положил руку на притягательно круглое колено девушки.

 – Вы хотите, чтобы я разделась?

 – Хм... Хочу.

 Кэролин встала и, скрестив руки, взялась за подол своего легкого платья и одним движением сняла его через голову. Бросила платье на кресло, поправила прическу. После чего расстегнула черный бюстгальтер и бросила его на скинутое платье.

 Грэгор стоял, раскрыв рот, и от удивления чуть не вылил шампанское себе на брюки. Между тем Кэролин сняла трусики, после чего уселась обратно в кресло и взяла в руки свой опустевший бокал.

 – Может выпьем что-нибудь покрепче?– предложил Грэгор, учащено дыша.  – Коньяк?

 Кэролин кивнула, Грэгор встал, открыл бар. И тут вдруг дверь кабинета обрушилась на пол. И в помещение вошли трое. В центре толстый приземистый субъект лет 50-ти с гладко прилизанными остатками волос. С толстыми губами и свернутым набок носом. Субъект был одет в мешковатый коричневый костюм. Однако толстая шея была без галстука. Белая рубашка расстегнута чуть ли не до пупа. Курчава волосатость груди говорила о темпераментном характере субъекта.

 Двое других были типичными громилами-телохранителями.

 – Уоккер!– с порога заорал коричневый босс. – вздумал надуть меня?! – Бонди? Джупа? – обратился он к своим парням, – поглядите на этого хлыща.

 Он тут шампанское пьёт, кувыркается с бабой, думает хорошее дельце обстряпал. Провел вокруг пальца глупого Маркузе. Да я не настолько глуп, как тебе хотелось бы. Джупа, займись его бабой, А ты, Бонди, переломай для начала ноги этому уклюмистому педукасту .

 У Бонди в руках откуда-то появилась бейсбольная бита. Грэгор вынул из кармана револьвер и, не целясь, выстрелил сначала в Бонди, потом в Джупа, и под конец в толстое брюхо Маркузе.

 Когда пороховой дым рассеялся, все трое лежали без движения. Вернее, четверо. Кэролин была в обмороке.

 "Пожалуй, самое время отсюда делать ноги, пока они целы", – подумал Грэгор. И с легкостью, даже особо не напрягаясь, ушел в ментальный джампинг.

 

  Конец главы.

13:16
Здравствуйте, Владимир! Я не могу принять ваш рассказ. Это действительно часть чего-то большего, поэтому рассказ и начинается ниоткуда, и не заканчивается ничем.
Ну а по мелочам: мне показалась неубедительной растерянность Грэгора в новой обстановке. Он ведь не впервые попадает в подобную историю и у него должен быть отработанный алгоритм «вхождения» в новую реальность. Да и «пистолет в кармане» — явно притянут и не является логичным в описываемой ситуации.
Спасибо, что заметили.

Ну, а что по другим рассказам, вполне законченным?

Предчувствие, Отель 13 августа, Маркшейдер, смс-преступник.
21:09
Я их еще не читал, ничего сказать не могу. Как и многие другие. Прочитаю (обязательно) — выскажусь.
12:56
Предчувствие, Отель 13 августа, Маркшейдер

Владимир, эти рассказы не проходят по объёму. Каждый из них вдвое больше допустимого. А рассказы «с продолжением» мы не публикуем. Такова политика редакции.