Рубрики раздела "Проба пера"

Тайна ледяного города

Тайна ледяного города
*
Понедельник. Это был самый обычный понедельник марта. Зима потихоньку отступала, пятилась, как побитая собака. Солнце все чаще показывало личико и подмигивало мне. Я улыбалась ему в ответ.



Ученица третьего класса, отличница, я шла из школы домой, но несла не "пятерку", как обычно, а "тройку" - по чтению. Мои неудачи родители воспринимали, как конец света. Обязательно перепадет, можно было не сомневаться. Поэтому в такие дни я не торопилась домой: напрашивалась в гости к кому-то из подруг, сидела на лавочке в сквере или на детской площадке, играла с малышами в песочнице. На этот раз я просто медленно плелась в сторону дома, петляя, озираясь по сторонам, смахивая слезы, которые периодически прорывались наружу маленькими ручейками. Еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Показывать слезы прохожим не хотелось, поэтому я решила пойти там, где не ходит никто. Тропинка вдоль дома, под самыми балконами никого не привлекала. А мне было- в самый раз. Потом сошла с тропинки на газон.


Снег был довольно рыхлым, поэтому при каждом шаге ноги легко проваливались в снежную мякоть газона. Кое-где снег подтаял, образовался тонкий наст. Ледяные пластинки этого наста чем-то напоминали раскрытые плоские морские ракушки - по форме и способности переливаться разными цветами. Этих "ракушек-домиков" здесь было видимо-невидимо.

Память выдавала обрывки каких-то сказок и мультфильмов про гномов, троллей, эльфов и фей. Может, и в этих ледяных "ракушках" кто-то живет? Я стала заглядывать внутрь каждой. Но все тщетно: или маленькие жильцы попрятались, или их здесь никогда и не было.



Солнце, ни слова не говоря, надело ночной колпак и закатилось за соседний дом. Стемнело как-то быстро, незаметно. Чтобы не наступить на какой-то "домик", пришлось вернуться на тропинку под балконами. Уверенность, что здесь все же кто-то живет, но прячется, не оставляла меня.



Дома я получила по полной программе: не только за "тройку", но и за то, что пришла поздно да еще и с мокрыми ногами. Отец был пьян и кричал на мать, та кричала то на него, то на меня, потом они вместе отчитывали меня.



Я плакала, пыталась объяснить, что эта "тройка" – случайность, что снега в сапоги я набрала нечаянно. Но мои оправдания ничего не стоили: взрослые всегда правы. Ребенок же не имеет права голоса, пока не станет взрослым. Я что-то высказала по поводу этой несправедливости и схлопотала затрещину от матери. Плача, я выпорхнула из квартиры, как птичка из клетки. Ноги почему-то понесли меня на тот газон, где я провела полдня.



Давно зажглись фонари. Ледяные крышечки "ракушек" словно играли с фонарями в какую-то игру: перемигивались с этими долговязыми одноглазыми истуканами.



А слезы снова текли ручьями, как и днем. Было обидно, что меня не выслушали, что ударили. Хотелось выговориться, пожаловаться кому-то на свою судьбу, но собеседника не было. Дети - мои ровесники – в такой поздний час на улице не гуляют: они все давно разошлись по домам. Я вытирала горячие водопады рукавом, но слезы все катились и катились откуда-то из глубины меня.



Устав бродить и заглядывать в "домики", я присела на корточки возле какой-то пластинки наста, машинально заглянула туда и, конечно, никого не найдя, продолжила жаловаться на судьбу самой себе. А слезы все текли и текли, капая то на снег, то на одежду.



-Вы бы не могли перестать плакать! Ваши слезы такие горячие, что моментально проделывают дыры в крыше,- донеслось до меня откуда-то снизу.



Я пригляделась. Возле одного из ледяных "домиков" стоял маленький "серебряный" человечек, размером с мой указательный палец. Одежда, лицо, руки - все переливалось, как и крышечки "ракушек". Очевидно, человечек был- изо льда. Он прогнулся передо мной, как будто просил милостыню. Лицо было невероятно добрым и милым. В руке он держал крошечную ледяную скрипочку.



-Не могу! Не получается! Сегодня реву весь день,- ответила я, шмыгая носом.

-Почему? Что случилось?- поинтересовался человечек.



Пришлось рассказать ему свою историю: про "тройку", про затрещину от матери, про ругающихся родителей и про то, что на меня сегодня свалились все несчастья мира.



-Да разве ж это беда! Это - неприятность!- подытожил он.- Я думал, у тебя случилось что-то непоправимое. А твоему маленькому горю легко помочь! Пойдем к нам в гости! У нас – весело! Ты сразу забудешь о своих проблемах,- предложил человечек.



-"Непоправимое"? А это как? И куда это, "к вам"?- забросала я его вопросами.



-Если ты еще ничего не знаешь про непоправимое, то и хорошо. Лучше тебе никогда и не знать, что это такое. А к нам, это в наш город - Город Ледяных эльфов. Эти волшебной красоты домики - наши. Мы живем в мире и согласии, у нас никто никогда не ругается и не отвешивает оплеух тем, кто слабее. Мы радуемся каждому дню, и даже солнышку, которое...,- тут он замолчал, осекся, как будто споткнулся на кочке.



-Которое что...?- переспросила я.

-Ничего! Об этом как-нибудь - в другой раз,- ответил он. - Давай, лучше поторопимся! Во дворце уже все собрались, а я опаздываю. Без скрипача оркестр будет неполным,- сказал он.

-Так ты – эльф-скрипач? Вот здорово! Никогда не видела эльфов, да еще и скрипачей!– воскликнула я.- Но как же я пойду к вам в гости? Домики ведь такие маленькие, а я - вон, какая большая выросла,- развела я руками.

-Это очень просто! Повтори три раза: "Хочу стать маленькой!"


Я произнесла заветные слова и мгновенно уменьшилась, сдулась- как воздушный шарик, из которого выпустили воздух.



-Ну, а теперь- за мной!- поманил меня крошечным пальчиком человечек.



Я, озираясь по сторонам, робко последовала за ним. Сначала мы шли по длинному коридору, а потом очутились в огромном светлом зале. Стены, потолок, мебель, пол - все было изо льда. При этом все поверхности имели выемки, углубления, ямки, иногда в виде каких-то орнаментов, зигзагов, закорючек. Наверное, поэтому здесь так все сияло: солнечный свет, проникнув сюда через прозрачную крышу, играл, забавлялся со льдом, как у меня дома с хрустальной вазой, что стоит на столе, отражаясь и преломляясь множество раз от граненых поверхностей. Это было фантастическое, удивительное зрелище! Просто не верилось, что я очутиться в настоящей сказке! Я ахала и восхищалась.



Нам навстречу вышли полная женщина и такой же полный мужчина. Они, как и все здесь, были ледяными - прозрачными, хрупкими, тоже серебрилась и переливались разными цветами радуги.



-Здравствуйте!- сказала я.

-Здравствуйте, милая леди!- поприветствовали меня ледяные мужчина и женщина в ответ.- Как вас зовут?

-Настя!- ответила я.

-Какое милое имя! Король и королева Города Ледяных эльфов рады приветствовать вас! Проходите, чувствуйте себя, как дома. Впрочем, у вас дома, наверное, все совсем по-другому,- заговорили они, перебивая друг друга.

-Да, у нас не так красиво...- стала объяснять я.

-Понятно! Такой красоты, как у нас, нет нигде!- улыбнулся король.

Потом скрипач рассказал им, почему я устроила горячий дождь над их дворцом. Они посочувствовали мне, а потом любезно пригласили остаться на бал.

-Я еще никогда не была на балу!- воскликнула я.

-Тогда тем более, оставайтесь!- буквально прокричал мне прямо в ухо король, потому что в это время музыканты заиграли во всю мощь своих инструментов.



Стало очень шумно. В центре зала теперь кружились пары. Вдоль стен толпились эльфы: худенькие, полненькие, высокие, низкорослые, мужчины, женщины. Кто-то спокойно беседовал, кто-то размахивал руками, бойко рассказывая что-то, кто-то смеялся, кто-то даже умудрялся петь. Народу было так много, в голове не укладывалось: как все они здесь поместились.



Король и королева водили меня по своему дворцу, знакомили со всеми, кто подходил к нам. Я всем мило улыбалась и кивала в знак приветствия, пыталась запомнить имена. Какой-то человечек на коротеньких кривых ножках пригласил меня танцевать, представившись министром по Холоду. Потом - другой, третий, я уже и не помнила, сколько кавалеров мне пришлось сменить. Голова кружилась. Я никогда так много не танцевала.



Потом был ужин. Столы ломились от яств. Все выглядело так аппетитно! Каждый брал с блюда маленькими щипцами то, что хотел, и клал себе на тарелку. Я положила себе какой-то оранжевый шарик. Но когда попыталась откусить, то вскрикнула от неожиданности. Мой язык прилип к шарику. Этой зимой, в сильный мороз, на детской площадке кто-то из мальчишек, ради шутки, посоветовал мне приложиться языком к железным качелям. Помню, язык вот так же прилип, а потом болел, когда я его оторвала от железа. Мне было так неудобно и стыдно! Как я могла опять попасть на эту удочку во второй раз? С трудом оторвав язык, я больше не набрасывалась с такой жадностью на угощение, а стала сначала дышать на него, чтобы хоть чуточку отогреть. Оказалось, что это очень вкусное мороженое!


Родители не разрешали мне есть много мороженого, а здесь - ничего другого, кроме мороженого не было. Розовое - клубничное и земляничное , оранжевое- апельсиновое и абрикосовое, зеленое - яблочное, коричневое - шоколадное, кремовое - ванильное. Ешь, сколько хочешь! И никто не запрещает, а только наоборот, со всех сторон советуют, что еще следует попробовать. Официанты в резных передниках и колпачках на голове только успевали уносить пустые блюда и приносить новые - с горками ароматных фигурок. Я перепробовала все сорта, что имелись в наличии. Время пролетело очень быстро.


Когда от мороженого начало воротить, а в ногах появилась усталость, я вспомнила, что мне пора и честь знать. Поблагодарив эльфов за гостеприимство и угощение, я засобиралась домой. Они стали уговаривать меня не торопиться, сказав, что еще будут предложены напитки, но я ответила, что меня, наверное, уже ищут родители.



-Ты можешь в любое время приходить сюда, если станет одиноко,- сказала королева. Мы всегда рады видеть тебя в числе своих гостей!

-Но только, пожалуйста, - ни слова о том, что видела здесь,- взмолился король.



Я обещала сохранить тайну и обязательно навестить их еще. После этого направилась к выходу.



Скрипач любезно согласился проводить меня. По его совету я трижды сказала:" Хочу стать большой!" Став прежней, поблагодарила своего провожатого за все и пошла домой.



Открыв дверь своим ключом, я юркнула в постель. Родители, как всегда, ругались. Сейчас до меня им не было дела. Во сне я продолжала кружиться в вальсе и дегустировать мороженое. На следующий день, проснувшись, я почувствовала, что не могу глотать. Горло болело так, как будто там кто-то разжег костер и тушил горящие поленья о стенки гортани. Мама заставила меня выпить какие-то беленькие таблетки, сделала компресс на горло и уложила в постель. Про школу и улицу пришлось забыть на несколько дней.


К четвергу я выздоровела. По дороге в школу первым делом заглянула на газон. Но смекнув, что, наверное, будет очень неприлично будить эльфов в такую рань, я решила навестить их после занятий.



В школе было не до уроков. Все мысли- только об эльфах. На переменах подруги лезли с расспросами, почему я такая задумчивая. Но я хранила тайну ледяного города и ничего им не рассказывала.


На последнем уроке учительница попросила повторить то, о чем она только что говорила. Разумеется, я все пропустила мимо ушей. В дневнике раскраснелась жирная "двойка". Страшно было подумать, что сегодня ждало меня дома! Ноги как-то сами понесли на газон, к эльфам.



Протараторив волшебные слова, как и в прошлый раз, я уменьшилась и вошла во дворец. Там никто не удивился ни моему приходу, ни моему долгому отсутствию: как будто я и не уходила. Маленькие человечки снова танцевали. Какой-то эльф подскочил ко мне и пригласил на танец, закружив, как снежинку. Я тут же забыла о своих проблемах в мире людей. Потом принесли угощение: замороженные фрукты, мороженое и молочно-фруктовый коктейль. На этот раз я не прикасалась к мороженому, а угостилась только молочным коктейлем. Все смеялись, веселились, подшучивали друг над другом, играли в салочки.



-У вас сегодня снова бал?- спросила я вместо приветствия у подошедшего ко мне скрипача.

-Не удивляйся! У нас каждый день балы и веселье. Мы радуемся каждому новому дню.

-А у нас праздники - это редкость! Они отмечены в календаре.

-Вы и живете дольше... А мы...,- тут скрипач замолчал.

-Вы что-то не договариваете. Это как-то связано с тем самым, "непоправимым", о котором вы говорили?

-Смотри-ка! Запомнила про "непоправимое"!- заметил скрипач.- Давай, не будем о грустном! Всему - свое время. А вот и король с королевой!- попытался он переменить тему.



Подошедшие стали расспрашивать, что у меня нового. Я рассказала о своих новых бедах: об ангине, о "двойке". Они только улыбались в ответ и повторяли, что и это всего лишь маленькие неприятности. Чувствовалось, что, как и скрипач, они что-то не договаривают.



Вечер был в самом разгаре. Музыканты вошли в раж и играли теперь что-то типа кадрили. Эльфы подпрыгивали и притопывали, выделывали какие-то смешные па, иногда останавливались и хлопали в свои маленькие ладошки, выкрикивали слова какой-то считалочки или песни. Это был странный, но полный задора танец. Король объяснил мне правила этой веселой кадрили. Вместе с ним мы влились в ряды танцующих эльфов. Королева же в это время танцевала с министром по Холоду.



Не пропустив ни одного танца, в перерывах между ними перепробовав несколько видов коктейлей, я ощутила тяжесть в животе и усталость в ногах. Казалось, что я скоро лопну, а ноги не смогут меня больше держать. Плюхнувшись на маленькую резную скамеечку, я тут же вскочила: сидеть на ней было нельзя, она была в прямом смысле ледяной. А ноги гудели. Казалось, что я слышу этот гул. Они как будто кричали на каком-то своем языке- напоминали, что мне пора домой.



Я засобиралась. На этот раз меня пошли провожать чуть ли не всем дворцом. Пообещав вернуться завтра, я протиснулась к выходу. На улице произнесла заклинание и приняла свой обычный вид.



На следующий день я пришла снова. В танцах, балах и веселье незаметно пролетели три недели.



Но однажды, когда я пришла в очередной раз в гости к эльфам, увидела, что никто не веселится, музыканты сидят печальные, а инструменты валяются в сторонке без дела, словно камни на пустыре. На вопрос, что случилось, мне ответили, что сегодня днем король выглянул средь бела дня на улицу и получил солнечный удар. Он совсем забыл, что солнце сейчас с каждым днем все злее. Он сильно подтаял и теперь лежит в постели. Никто не знает, как ему помочь. Он потерял много воды.



Я сказала, что знаю, как помочь, и принесла из дома пакетик со льдом. Мы накормили им короля. Ему стало легче, но веселиться, как раньше, никто и не думал.



-Настенька! Ты очень добрая девочка. Спасибо!– поблагодарил меня король.

-Не за что! Я еще принесу, если будет нужно!- бойко ответила я.

-Боюсь, что это поможет лишь на время.



Я стала каждый день приносить лед из холодильника, складывая его теперь уже в трехлитровую банку. Мама заметила это и спросила, зачем мне столько льда. Я ответила, что мы с девочками во дворе закаливаем наших кукол, купая их в холодной воде со льдом. Мама, кажется, поверила, но предостерегла меня не переусердствовать с этим , чтобы не простудиться. Я понимала, что врать - плохо, но правды сказать не могла. Да мне и не поверили бы.



Мои эльфы худели. Во дворце тоска плела свои сети. Все разговаривали шепотом, словно боялись кого-то разбудить. Больше не слышно было прекрасной музыки: музыканты не могли теперь ее исполнять. Маленькие инструменты лишились тоненьких струн: они растаяли первыми. Тратить лед на спасение инструментов было безумием.



Королева теперь все чаще плакала. Короля становилось все меньше. Я делала все, что могла: исправно приносила лед.



Мои шарики были нарасхват. Банка опустошалась за считанные минуты. Льда стало не хватать. Я бегала домой уже по два-три раза за вечер. Но потом меня осенило, как можно сделать так, чтобы драгоценного "лекарства" стало вдоволь. Раньше я говорила заветные слова и уменьшалась вместе с банкой, потому что не выпускала ее из рук. Теперь я сначала клала банку со льдом горлышком ко входу во дворец и только потом произносила заветные слова, отойдя в сторонку. Поэтому уменьшалась в размерах только я сама, а банка со льдом оставались прежних размеров. Как я раньше до этого не додумалась? Уменьшившись, я входила во дворец, звала эльфов, и все мы дружно выкатывали огромные, не уменьшившиеся в размерах ледяные шарики из банки во дворец. Проблема со льдом была решена. Министр по Холоду то и дело благодарил меня, называл своим заместителем, а король даже хотел наградить меня каким-то орденом, но я отказалась, сославшись на то, что помогаю им не ради орденов.



День прибавлялся. Солнце ликовало, размахивало руками-лучами, злорадно, ехидно улыбалось. Я просила, умоляла его, не так припекать, но оно не обращало внимания на мои мольбы.



Суета с банками продолжалась. Но однажды на мой зов, что пора разгружать новую банку, никто не вышел. Пройдя в зал, я увидела, что все плачут, стоя над лужицей воды в центре зала. Я догадалась: это все, что осталось от короля, такого веселого, доброго короля ледяных эльфов. Я тоже заплакала. Скрипач подошел ко мне на подтаявших тоненьких ножках и сказал, что завтра, наверное, не станет еще кого-то, что я должна быть готова к этому. Их маленький народ благодарен мне за все, что я для них сделала.



Королева, которая держалась из последних сил, прижимая к груди кусок льда из банки, стала меня утешать, как будто таяла я, а не она:

-Не плачь, дорогая. Король вернется летом. Когда будешь бегать по шелковой траве, высматривай его.

-Высматривать его летом?.. Почему летом?.. Почему вы исчезаете?.. Я хочу, чтобы вы, мои добрые друзья, были со мной всегда, чтобы мы, как прежде, танцевали и веселились.


- Но это невозможно. У госпожи Природы свои законы. Нельзя веселиться вечно. Все когда-то заканчивается,– погладила меня по голове королева. Мир придуман не нами.



Я попыталась обнять ее, но вспомнила, что от этого она еще больше подтает, поэтому отошла в сторонку.



На следующий день прийти не получилось: опять слегла с простудой. В последнее время я целыми днями возилась со льдом, вот и заболела.



-Пупсиков они закаливают!– ворчала мама.– Вот, теперь саму лечить надо!



Я просила выпустить меня на улицу хотя бы на полчасика, говорила, что мне очень надо, закатывала истерики, кричала и плакала, умоляла, но мама не хотела меня слушать. А настоящей причины я не могла выдать, ведь была связана обещанием хранить тайну.



Через несколько дней, поправившись, я вышла на улицу и обнаружила, что от ледяного города не осталось ничего. Солнце доело остатки снега. Мое горе было таким огромным, но поделиться с дворовыми друзьями было нельзя. Это была первая серьезная потеря в моей жизни: я узнала, что в один миг можно потерять что-то самое дорогое, близкое. Так тяжело было осознавать, что ты бессильна перед силами этой госпожи Природы. Что никакого льда из холодильника все равно не хватило бы, чтобы спасти эльфов.





... Наступили каникулы. Это всегда было таким счастьем для нас, ребят. Больше не нужно было ходить в школу, учить уроки, можно было целыми днями носиться по двору.



Мы с девочками плели венки из только что распустившихся одуванчиков. Я выискивала на газоне цветы покрупнее. Вдруг неожиданно услышала:

-Настенька! Привет! Не рви нас!

Я обернулась. Посмотрела по сторонам. Рядом никого не было. Девочки собирали цветы в другой части газона.

-Посмотри вниз! Ты что, не узнаешь старых друзей?- раздался тот же голос.



Я наклонилась и увидела, что на меня смотрит огромный желтоголовый одуванчик. Он улыбался изо всех сил и махал мне своими листочками - ручками. Это был он, король ледяных эльфов.



-Это вы? Король! Как я рада! Но что вы здесь делаете? И почему вы так пожелтели?- обрадовалась я.
-Наконец-то ты меня узнала! У тебя столько вопросов, что и не знаю, как сразу на них ответить,- сказал одуванчик.- Где-то здесь должны быть королева, скрипач и все наши. Ты кого-нибудь видела?

-Нет, не видела! Но сейчас поищу!- воодушевилась я.- Выходит, королева была права, когда говорила, что вы еще вернетесь летом. Выходит, что нет ничего не поправимого! Все поправляется!

-Выходит, что так!- ответил король.– Я же говорил тебе, что плачешь ты зря. Скрипач еще так молод, он не знал всего, вот и напугал тебя.

-Но мои подруги рвут цветы для венков. Сейчас они всех уничтожат, и я ничем не смогу помочь!- с ужасом в голосе воскликнула я.

-Скажи им , чтобы они перестали рвать нас!- ответил король.

-Так они и послушали меня!- чуть ли не плача проговорила я. -Что делать?

-А ты прикажи им!

-Эх! Король! Это же не подданные, чтобы им приказывать!- взялась за голову я.- Пожалуйста, избавьте меня от обещания хранить тайну эльфов.

-Это еще зачем?

-Мне кажется, если расскажу девочкам правду, то они поймут. Только так можно спасти наших друзей.

-Ты думаешь, другого выхода нет?

-Думаю, да.

-Хорошо! Тогда рассказывай!

Получив от короля разрешение открыть подругам тайну маленьких человечков, я закричала девочкам:

-Не рвите цветы! Они же - живые! Они- как мы с вами- умеют разговаривать, петь и танцевать!



Подруги перестали рвать одуванчики, подошли ко мне и стали расспрашивать, откуда я это знаю. Пришлось рассказать все подробно и познакомить их с королем.



Потом он описал нам все, что видел под землей, когда был водой, как подружился с корешками, как помогал им прорастать, как превращался в красивый солнечный цветок.



-Выходит, что солнце, не так и зловеще, что оно просто делает свое дело,- поделилась я своими мыслями с одуванчиком и подругами.

-Выходит, что так. Все в этом мире происходит не просто так. Всему есть объяснение. Во всем есть смысл,- ответил он.



К вечеру мы отыскали всех: и королеву, и скрипача, и министра по холоду, и всех остальных ледяных эльфов, что теперь, как выяснилось, стали детьми солнца. Все радовались встрече и наперебой рассказывали друг другу о том, что с ними произошло за это время. На лужайке стало шумно и весело, как когда-то в ледяном дворце. Мириады ярко-желтых одуванчиков смеялись, пели, переговаривались, перекрикивали друг друга, приветствовали того, кто только что распустился. Я не успевала здороваться со всеми и отвечать каждому, как у меня дела, не успевала знакомить их со своими подружками.



Моему счастью не было предела, оно казалось таким безбрежным, безграничным, похожим на море, даже на океан. Теперь я знала, что никогда больше не потеряю своих друзей, ведь в этом мире нет того страшного -"непоправимого", чего так боялся скрипач. И еще, теперь мне не надо было хранить тайну, теперь мои подруги и я вместе охраняли лужайку от мальчишек и собак, что бегали и вытаптывали цветы.



А когда одуванчики состарились, я больше не переживала и не плакала. Я знала, что "непоправимого" не существует, что мои друзья обязательно объявятся, не сегодня, так завтра. Вот только в качестве кого? Но это уже совсем другая история...


14.06. 2014
16:46
21:35
Мне понравилась сказка. Безумно жаль девочку вначале — семейная драма глазами ребёнка это всегда тяжело. По контрасту мир ледяных эльфов светлый и радостный. Хорошо, тепло написано. С чувством. Вызывает лёгкую грусть при чтении. И этим немного напоминает сказки Андерсена.
Читается легко.
Спасибо и удачи!
Антон, спасибо! Пока что это первый опыт написания сказки. Не совсем детская получилась… Рада, что есть люди, которым она понравилась. Буду еще упражняться… Вам тоже удачи!
12:10
Елена, опыт удачный.
Лично я не увидел никакого «подтекста» в виде зашифрованных детских проблем и «синдрома Карлсона» (с этой точки зрения в любой сказке можно накопать много чего — зависит от воображения копающего:)))
Увидел именно волшебную сказку с магией и превращением. И с ясно высказанной моралью (впрочем ненавязчиво): детей обижать нельзя, природу разрушать тоже нельзя. И, скорее всего, ещё пара/тройка мыслей есть непрямых (они не прорисованы чётко и это хорошо) и тоже светлых.
Тепло, доброта, лёгкая грусть от осознания несовершенства бытия делают стиль узнаваемым и уникальным. Постарайтесь сохранить эту чудесную манеру (во всяком случае при создании сказок)
Это моё личное мнение, конечно же:)
Именно волшебство и хотелось передать. Но проблемы высветились попутно. Так вышло… Наверное, без проблем в семье ребенок не бродил бы по улицам, не искал бы чего-то волшебного. Хотя, может от ребенка зависит. Кому-то — как с гуся вода, а кто-то и без проблем в семье будет все вокруг себя замечать… А манеру сохранить… Это конечно, хорошее пожелание. Но получится ли… Это уже другой вопрос…
10:20
Конечно, это правильно. Нельзя ограничивать развитие какими бы то ни было рамками. Высказал лишь своё мнение. Мне нравится читать сказки в такой манере написанные.
Вот тот же Андерсен, никак нельзя сказать, что его сказки так уж для детей. Хотя бы простенькая «Девочка со спичками»
Там весь позитив заключается в явлении умирающей девочке её бабушки, которая любила внучку и пришла забрать с собой. Важно какие чувства рождает тот или иной образ.

Поэт сказал: «Чувства добрые я лирой пробуждал»
Вот литература и уж точно сказки именно и должны пробуждать чувства добрые. Это, пожалуй, единственный и достаточный критерий. Даже если мейнстрим сейчас другой и 90% обходится вовсе без этих чувств.
Хочешь не хочешь, а любой автор имеет какой- то багаж опыта. Пусть даже между строк, но все равно это находит применение, даже если написано для детей. От этого никуда не деться. Андерсен до конца своих дней оставался большим ребенком: ни отцом, ни мужем он так и не смог стать в жизни.

А по поводу поэзии и пробуждения лучших чувств… К сожалению, современная поэзия не всегда отвечает этому требованию. Может, это и не поэзия вовсе?
10:47
Стругацкие (в «Хромой судьбе», кажется) заметили устами одного их героев: «Есть Литература и есть макулатура»
А уж что есть что в каждом случае определяет каждый для себя сам.

И там же они как раз рассуждают на тему «как писать», там ГГ мучается вопросом, что не может писать как он хочет, а писать в «рамках» ему тошно. И там ему советует другой герой, что, мол, он даже придерживаясь рамок всё равно станет наполнять произведение своим опытом, своими переживаниями и в конце заметит, что это стал совсем другой сюжет, не похожий на исходный, что личность автора так или иначе отобразилась на «задании» и рамки этому помешать не смогли.
Своими словами передаю, конечно, по памяти. Как то так…
Все так… Вот и в детское невольно переносим себя и свои переживания. Только шифруем, бинтуем, чтобы не так явно было видно… В детском иначе никак…

Да, по поводу макулатуры — это отдельный разговор. Недавно для интереса решила почитать что-то из списка опубликованных книг современных авторов. Книг 20 начала читать, больше 1 страницы не смогла осилить. Откровенная ерунда, написано без души, без сердца, у кого-то просто с массой ошибок. Такое впечатления, что редакторы и корректоры этих книг не видели.
Если не умничать, то сам текст, слог и язык понравились. К автору вопросов, практически нет. Глаз зацепился только за «из недр меня», наверное будет лучше это как-то исправить.

К родителям девочки, особенно к этим, воросов тоже нет. Вернее, они, конечно же, есть. Только боюсь, что задавать их подобным «типажам» бесполезно: они уже живут совершенно в ином, абсолютно отличном от детского, да что там детского! — просто «нормального», мира.

А вот девочку искренне жаль. Потому что у нее большие проблемы. Называются они по-всякому: «синдром вымышленного друга», «синдром воображаемого друга», «синдром Карлсона»… Да-да! Того самого, который живет на крыше. Интересующиеся данной тематикой смогут самостоятельно найти в Сети множество материалов «самого разного пошибу» на указанную тему. Для примера оставлю одну ссылку (выбрал, кстати, совершенно случайно в выдаче поисковика). Там освещается несколько «иной» аспект проблемы. Но…

Но, боюсь, что на самом деле, всё еще хуже. Пласты Бытия, кто и как бы их не называл, пришли в движение: сон подменяет собой явь, виртуальность поселилась прямо в нашей голове и жаждет материализоваться, опасные слова, произносимые бездумно, возбуждают энтропийную рябь, размывая границы между реальностью и… чем?
С текстом и слогом еще продолжаю работать. Хотя, как говорят, маститые авторы, это можно делать до бесконечности: всегда найдется, что подправить.

По Вашей ссылке сходила, почитала… Да! Еще раз убеждаешься, что все наши проблемы — из детства…

Из «недр меня»...? Спасибо за мнение. Надо подумать…

Еще раз спасибо! Удачи Вам!
С «маститыми» авторами, и даже с действительно Маститыми, неувязочка получается. Писать-то они умеют, а вот обучать других… Даже те, немногие, кто удосужился написать «обучательную» книгу, излагают, как правило, свой путь и свой метод. Но подойдут ли они вам? Большой вопрос.

Одно из простых, но, как мне кажется, довольно универсальных правил (в том смысле, что относится не только к писательству, а любому вашему занятию) гласит: делайте все от сердца, от души. Да, мнение других людей нельзя сбрасывать со счета. Но, в вашем (нашем) случае — пусть лучше это будут читатели. Ведь именно для них вы и пишете, ведь так?
Вот в этом все и дело. Нужно найти золотую середину: и себя не потерять в потоке чужих мнений, и в то же время дельного совета не пропустить. Пушкин откладывал отлеживаться написанное, чтобы через время взглянуть свежим взглядом. Наверное, советы тоже нужно проверять временем. Даже, если они даны маститым автором…
11:00
Тут ещё дело в том, что «мастистость» всегда условна. Надо смотреть что за автор, как он продвинулся, за счёт чего.
Но есть общая черта рослитературы — что мастистой, что нет.
Тимур Бекмамбетов хорошо сказал в интервью о роскино:
— Как вам кажется, в чем проблема неконвертируемости нашего кино? Есть же у нас талантливые люди.
— Во внутреннем зажиме. Не понимаю отчего.
www.novayagazeta.ru/arts/72560.html

Думаю, ровно то же самое относится и к литературе. Зажимы. Довлеющие авторитеты ещё со старой «советской» школы. Куча людей которые точно знают как надо писать и как писать не надо, при этом не имеющие в активе ничего стоящего или заслуживающего внимания.
Классики «Золотого Века» русской литературы свободно творили в общемировом культурном пространстве.
Наши же «классики» российской современности такого опыта не имеют. Но это ладно, это можно понять — время и всё такое. Но это же и означает, что сейчас время становления новых авторитетов. Которых пока не появилось в публичном пространстве. (Хотя я сильно сомневаюсь, что авторитеты вообще нужны.)

Время свободы творчества, иными словами.
С одной стороны свобода творчества — это хорошо. В советское время этого ох как не хватало. Но сейчас у нас, наверное, даже не свобода получилась, а какой-то всплеск энтропии, запредельный хаос. Все свалено в одну кучу. Жемчужину в мусорном баке так сложно отыскать. Пока отыщешь — сам выпачкаешься…
12:16
Если можно, подключусь к вашей беседе, (Она немного пересекается с нашими рассуждениями о том «насколько надо учиться», в других комментах. (это не коммент к произведению, ни в коем разе — о нём напишу ниже)
Так, вот. Если взять современное искусство. Окажется многие «свободно мыслящие» создали шедевры и разбогатели. Чёрный квадрат Малевича — был началом? Не знаю, но есть масса картин и скульптур проданные за миллионы (вот например первая же ссылка по запросам Заголовок ссылки...
Действительно, свобода. Каждый выбирает для себя. Я не стала бы опираться на эти авторитеты. И если захочу научиться рисовать я начну с начала. С перспективы и пропорций.
Да, пожалуйста… Добро пожаловать!

В любом случае без свободы творчества мы не имели бы гениальных вещей в искусстве. Гений уже потому гений, что плевать хотел на все ограничения, то есть, он всегда свободен, как бы не пытались его приручить.

По поводу рисования с азов. Некоторые считают, что азы им не нужны, что они обойдутся и без этого. Но это только так кажется. Чтобы нарушать правила, как это делают гении, надо сначала эти правила узнать. Поэтому Вы выбрали верную позицию: чтобы научиться рисовать, надо разобраться с правилами перспективы и пропорций.
13:03
Здравствуйте, Елена. Мне очень понравился ваш слог — читается легко, понравились яркие и необычные образы и сравнения. И идея «о непоправимом», как и о вечном — тоже заслуживают отдельного плюса.
Вот только сама сказка, вернее её подача, сумбурная. Я как мама, никогда бы не прочитала ребёнку сказку в которой есть кричащий пьяный отец и мать раздающая оплеухи. Какому ребёнку (возраст, семейное положение?) нужна эта информация? Она дейтсвительно не перевесит растаявших эльфов?
Мнение со стороны: Если сказка для деток — хватит таких бед, как плохая оценка, ссор с подругами и т.д. Если сказка для взрослых — убрать пупсиков и добавить философии, которая прекрасно сочетается с чудесно созданными образами.
Изначально писался рассказ для взрослых. В сказку это нечто превратилось позже. За подсказки спасибо! Пупсиков, кажется, я уже убирала, но, видимо, здесь выставила старую редакцию. Буду думать, что сделать с остальными недочетами…
16:31
Хорошо, Елена, что вы откликнулись. А то я уже подумала, что моё замечание оказалось «не в тему» и расстроило автора:)
Да, иногда начинаешь писать одно — а имеешь на выходе совершенно другое.(Что вырвалось наружу:)) Кстати, сказки для взрослых — хороший и редкий стиль (за тонкой гранью фантастики).
Конструктивная критика — это большая редкость в наше время. Троллинга, вымещения злобы, как и равнодушия — хоть отбавляй. А вот дельные советы — редкость. Поэтому еще раз спасибо. Действительно, буду думать, что сделать с текстом. Но так сразу все не исправить. Для этого нужно время…
08:10
Доброе утро, Елена! Прочла Вашу сказку с большим удовольствием. Окунулась на мгновение в волшебный мир, его тайны и красоты. Спасибо Вам за добрую, светлую сказку!)))
Читается легко и быстро, почти на одном дыхании.
Спасибо! Рада теплому отзыву…
15:14
Еще такой момент, может, мне только кажется. Но некоторые фразы или сочетания слов кажутся взрослыми для ребенка. Их не много.
Да, как раз над этим вопросом думаю… Для детей сделать текст или для взрослых…
Значит надо сделать два варианта — для детей и для взрослых.
Немножко показалось затянутым начало, а еще не понравилось, что родители отпустили девочку поздно вечером. Думаю, не совсем логично, даже если отец подвыпивший, даже если мать с ним ругается.
В остальном сказка понравилась
По поводу затянутости начала — посмотрю, что можно сделать… По поводу того, что родители не заметили отсутствие ребенка вечером. Вот так! Не заметили. Хорошие отметки дочки их интересовали куда больше. Счастливые семьи счастливы одинаково, а а в «семейках Адамсов» разнообразие заморочек, комплекта, отклонений и проч. Нормальному человеку это тяжело понять. Здесь как раз и хотелось это показать. Если у Вас, нормального человека, это вызвало негодование про отношению к ребёнку, то хорошо. Значит, мне удалось показать ненормальность этой семейки. Ложные ценности, неверно расставленные приоритеты, отсутствие любви к ребенку.… Все это накладывает отпечатки на психику ребенка. А потом удивляемся, почему ребёнок вырос нервным, таким-сяким… А ларчик-то просто открывался. " Все мы родом из детства".
19:34
5
Спасибо!