Рубрикатор

Скорее бы завтра (Искорка)

Гусаченко Валентин Васильевич

 

Скорее бы завтра

 

Я никогда не любил Новый Год.

Потому что встречал его в одиночестве.

Вы бы тоже разлюбили.

Ведь никто не любит одиночество.

Стоишь посреди двора, как дурак. С морковкой вместо носа  и жестяным дырявым ведром на голове. Руки – веточки, лысая метла по соседству. И никого.

Даже псы стороной обходят.

Да забияка-ветер воет жалобно, норовя укусить зубастой пастью и сбить шляпу с головы.

Так и стоишь. Днями напролет.

Голый, холодный, одинокий.

Никому совершенно не нужный.

Кроме ребятни, что тебя слепила.

 

Глянешь в окно многоэтажек.

Вон они.

Бегают карапузы: мамам и папам помогают.

Стаканы, тарелки, салаты, мишура, хлопушки, новогодние маски!

Веселятся, радуются, смеются.

С конфетами и мандаринами.

С кошками и собаками, попугаями и хомяками.

Все вместе.

С семьей.

 

А у меня нет семьи.

И не было никогда.

В соседнем дворе слепили снеговика-маму, украсив ее макушку старой соломенной шляпой; слепили снеговика-папу с  пушистыми усами из еловых веточек; слепили снеговиков-детишек – из пары шариков – крохотных совсем, с косичками и бантиками.

Веселые такие, радостные.

Семья.

 

 

Спустя пятнадцать минут небо расцвело.

Яркими цветками, шарами и звездами.

Без шапок и шарфов, кто с бутылкой, а кто с пестрой хлопушкой, люди выскочили на улицу.

Веселый смех, громкие взрывы над головой, звон бокалов и радостные крики.

Я улыбнулся.

Снежинки на лице хрустнули от мороза.

И в тот же миг передо мной вырос лопоухий мальчуган лет пяти.

Тот самый, что снарядил меня старой метлой.

 - С Новым годом! - мальчишка каким-то чудом засунул шоколадную конфету в мою лапку-веточку.

Кара-кум.

Затем снял шарф – пушистый и пестрый  и бережно обмотал меня.

- Не мерзни, дружище! - он виновато взглянул  снизу вверх. – Я бы тебя в дом пустил, да мамка заругает.

 

Заругает.

 

Затем он убежал.

Но пообещал вернуться завтра, как проснется.

И я буду его ждать.

Буду ждать своего друга.

Единственного друга.

Буду ждать свою крохотную, но семью.

В этой короткой трехмесячной жизни мне рассчитывать больше не на что.

 

Две крохотные капельки-сосульки выступили из моих глаз.

Потеплело.
Скорее бы завтра.

+1
01:39
10:34
Здравствуйте, уважаемый Валентин! Спасибо за присланное эссе. Интересный ход — монолог одинокого Снеговика, и написано хорошо. Я размещу Ваше произведение на сайте журнала «Искорка» и дам рекламку в Контакте и Фейсбуке.
Всего Вам самого доброго!
Добрый день!
Спасибо!
А ссылку на сайт и Вк можно? :)
14:53
Сайт: iskorka.bibliowiki.ru/. Группа «Санкт-Петербургская Искорка в Контакте». Вступайте, поддерживайте. Всего Вам самого доброго!