Рубрикатор

Лида и Беж (Искорка)

 

                                       Часть Первая

                                        ЛИДА и БЕЖ

 

                                                         К тете

 

-         Доченька! Лида!- позвала  кошка Вида свою пушистую дочурку. – Мы сегодня едем к твоей тете. Ты забыла? Поторапливайся. Автобус отходит через пятнадцать минут!

-         Да, да, мамочка. Сейчас! Только возьму свои игрушки! - отозвалась Лида.

-         А вещи ты все собрала?

-         Да, я взяла свою мисочку и щетку для вычесывания шерсти. Все?

-         Да, вроде бы все. Ну, готова? Пошли!

Кошки вышли из дома и побежали на автобусную остановку. И вовремя. Из-за поворота как раз выезжал автобус.

   Забравшись на заднее сидение, Лида с интересом смотрела в окно. Мимо мелькали домишки, деревья, кошки, а иногда собаки, которым Лида не без удовольствия показывала язык.

-         Что ты делаешь? – строго спросила мама. - ­Собакам нельзя показывать язык, если рядом нет дерева! Разве ты забыла?

-         Нет, я помню, - промурлыкала Лида, застигнутая врасплох. – Но автобус ведь гораздо надежнее дерева. На дерево можно только залезть, а на автобусе можно уехать.

-         Все равно, некрасиво показывать язык! - возразила мама.

-         Но я показываю язык очень красиво. Смотри! – с этими словами Лида очень симпатично высунула свой маленький розовенький язычок.

-         Ох, и не знаю, что я буду с тобой делать, когда ты вырастешь! – всплеснула лапами Вида. – У тебя уже сейчас на все находится ответ.

   Доехав до своей остановки, кошки выпрыгнули из автобуса, не забыв надеть свои заплечные мешочки.

-         Здесь недалеко, - сказала мама. – Сейчас я посмотрю, у меня на бумажке было записано, как идти.

Вида развязала свой заплечный мешок и начала в нем рыться. Но к ее ужасу никакой бумажки она не нашла.

-         Как же так, - расстроилась Вида. – Я же помню, как утром вытащила ее из блокнота и хотела положить в мешок, неужели…

-         Мама, не волнуйся, - вмешалась Лида. - У меня есть карта. Помнишь, ты мне показывала на карте, как далеко живет моя тетя. Вот, смотри, – и  Лида вытащила из своего заплечного мешочка слегка помятую карту.

-         Какая ты у меня все-таки умница! Что бы я без тебя делала! – заулыбалась Вида.

   Кошки разложили карту на  траве.

-         Ну вот, надо идти по этой дороге, перейти через реку по мосту и сразу повернуть направо. Затем после церкви – налево, и мы должны прямо перед собой увидеть дом Оранж. Он, кстати, оранжевого цвета.

-         Так  мою тетю назвали Оранж  в честь дома? – удивилась  Лида.

-         Нет, это она покрасила дом в свою честь, – ответила Вида. - Оранж вообще  не- равнодушна к оранжевому и его оттенкам.

   Кошки продолжили свой путь. Вдруг возле самого моста они услыхали злобный лай и увидели огромную собаку, которая прыгала вокруг невысокого кустика, стараясь дотянуться зубами до маленького котенка, который по недоумию забрался на него вместо того, чтобы залезть на высокое дерево.

-         Мама, надо ему как-то помочь, - замяукала Лида. – Собака вот-вот схватит его зубами за ухо.

   И правда, собака, подпрыгнув, клацнула зубами у самого уха перепуганного, сжавшегося от ужаса комочка шерсти.

Пока Вида думала, что делать и, вообще, стоит ли подвергать опасности свою собственную дочь, Лида стремглав кинулась прямо к собаке.

-         Эй, ты, здоровенный-то какой вымахал, а не знаешь, что ухо – это не билетик в автобусе, который прокомпостировал и выбросил. Ушей дается всего два и на всю жизнь. А потому уши надо беречь, как  свои, так и чужие!

   От такой наглости собака в изумлении открыла пасть, а Лида, как ни в чем не бывало, продолжала:

-         И запомни одно золотое правило: если хочешь кусаться, укуси себя! И твое желание исполнится, и никто невинный не пострадает!

   Вида стояла, задохнувшись от ужаса. Собака, тем временем, оправившись от изумления, со злобным рычанием бросилась на Лиду. Та отпрянула в сторону, и вместе с подоспевшей Видой они бросились прочь.

-         Слезай и убегай! – лишь успела крикнуть Лида оцепеневшему от страха котенку.

   Набегу Вида то и дело поглядывала вверх в поисках высокого дерева, но казалось, что высоких деревьев в округе нет.

-         Лезь сюда, скорее! – услышала она визг Лиды. Лида уже забиралась на какое-то погнутое дерево. Виде некогда было возражать, и она  последовала за дочерью.

   Ствол дерева был сильно наклонен к земле, а ветви почти касались ее. Разъяренная собака, казалось, вот-вот ухватит их за лапы. Но проворные лапки перебирали быстро-быстро, и Вида вдруг поняла, что собака давно остановилась и лишь злобно лает на них издали.  Кошки стояли на нижних ветках плакучей ивы, под ними спокойно текла река, и собака им больше не угрожала.

-         Ну, что теперь, совьем себе здесь гнездо и будем ждать, когда у нас вырастут крылья? – сердито заговорила Вида.

-         Допустим, назад у нас дороги нет, - согласилась Лида. - И не надо, мы же шли к тете, и нам надо было перейти через реку по мосту. А, вот и наш мост, - хитро подмигнув маме, сказала Лида.

   И, правда, на их счастье с другого берега свесилась точно такая же ива. Ее ветви кое-где переплетались с ветками ивы-спасительницы, на которой стояли кошки.

-         Идем, мама, скоро мы будем на другом берегу! – крикнула Лида и ловко побежала по тонким веточкам.

   Через пару минут кошки, немного взъерошенные и уставшие, но целые и невредимые, стояли на другом берегу.

-         Мам, ты сердишься? – елейным голоском спросила Лида.

Вида ничего не ответила. Конечно, она сердилась. Какое безумие, так нахально разговаривать с собакой! А ведь все могло закончиться совсем иначе. Но с другой стороны, что было бы сейчас с тем котенком? Вида  и сердилась и восхищалась своей дочерью. Но не могла же она, в самом деле, ее похвалить за такой безрассудный поступок.

-         Мамочка, – послышался тихий голосок Лиды. - Я больше так не буду.

-         Знаю, знаю. Уже сто раз слышала. Так ты не будешь, ты будешь по-другому, - все еще сердито отозвалась Вида.

   Дальнейший путь прошел без приключений, и очень скоро они уже стучались в дверь к тете Оранж.

 

 

                                     Кошки умеют плавать

-         Пойдите прочь! Вот я вам сейчас! – услышали Лида и Вида ворчливый голос из глубины дома. Кошки удивленно переглянулись.

-        Оранж, это мы: Вида и Лида! – прокричали они.

-        Ах, это вы, - сказал уже совсем  другой, нежный и веселый голос, и дверь распахнулась.

Лида никогда прежде не видела свою тетю. Теперь-то она поняла, почему ее назвали Оранж. У нее была очень длинная, светло-рыжая шерсть. Она была такая пушистая, что походила на совершенно круглый шерстяной апельсин.

-         Здравствуйте, милые! Заходите! – радостно замурлыкала тетушка. – А Лида-то уже какая большая! Ну надо же! Как дети растут!

-         Твоя-то, Бэж, тоже, небось, не маленькая, - улыбнулась Вида. – Кстати, где она? Я надеюсь, девочки подружатся.

-         Ее пока нет, она приедет завтра. Она же у меня уже учится в первом классе всекошачьей школы-пансиона! – гордо сказала Оранж. – Дома бывает только по выходным, а завтра начинаются летние каникулы, и она, наконец, приедет  надолго. А то я уж совсем по ней соскучилась!

-         А кто ж тогда ответил нам из-за двери до тебя? – удивилась Вида.

-         Да это я и была. Просто с утра соседские котята замучили. Озорничают. Стучат в дверь, а когда я открываю, еще и дразнятся, кричат:

                                Кто ты, кошка или нет?

                                Рыжий шарик, дай ответ!

-         Ну и детки нынче пошли! – возмутилась Вида. - Ну ничего, пусть попробуют еще разок. Я им усы-то намылю.

-         Ладно- ладно, не бери в голову, - улыбнулась тетя Оранж. – Лучше идите умойтесь с дороги, и будем обедать. А потом я вам дом покажу, бассейн и сад.

-         А у вас есть бассейн?! – аж  взвизгнула от радости Лида.

-         Да еще какой! Так что после обеда добро пожаловать! – снова улыбнулась Оранж.

   После обеда Лида немного понежилась в своей мягкой постели. Тетя Оранж отвела ей чудную комнату с видом на бассейн. Комната выходила окнами на солнечную сторону, и поэтому была вся светлая и уютная. Лида сразу полюбила свое солнечное жилище, тем более что пол в нем был устлан мягким пушистым ковром цвета спелого абрикоса. Постель была такая мягкая и так приятно пахла свежевыстиранным бельем, что Лида не заметила, как задремала. Во сне ей снилось, как они с мамой бегут вдоль реки, а за ними по пятам несется здоровенная, как слон, собака, разбрызгивая слюну и клацая зубами. Собака-слон с каждой секундой приближалась. Кошки уже слышали у себя за спиной ее тяжелое дыхание. Лида и Вида то и дело глядели вокруг в поисках хоть какого-нибудь дерева, но деревьев нигде не было. Не было даже ни одного кустика. Лида в отчаянии обернулась и прямо возле своего уха увидела злую собачью морду. Морда раскрыла пасть, обнажив свои страшные клыки и сказала до боли знакомым нежным голосом:

-         Лида, а поплавать не хочешь? – От удивления и ужаса  Лида проснулась. Возле ее кровати сидела мама и, улыбаясь, смотрела на нее.

-         А поплавать не хочешь? – повторила она. – Ты, я гляжу, уже чувствуешь себя здесь как дома! Разоспалась. Только сейчас  всего шесть часов вечера. Что ночью-то будешь делать? Да и купаться скоро уже будет прохладно. А ведь ты хотела! Ну, так что, идем?

-         Конечно, идем, мамочка! – заулыбалась Лида, мигом забывшая свой страшный сон.

   Они спустились вниз и вышли к бассейну.

-         Мама, а ты будешь меня учить плавать? – с надеждой в голосе спросила Лида.

-         Нет, не буду. Все кошки с рождения и так умеют плавать, - спокойно ответила мама.

-         Но почему же тогда ты никогда не разрешала мне залезть в реку возле нашего дома? – удивилась Лида.

-         Потому что осознать, что ты умеешь плавать лучше в спокойной обстановке. В той реке всегда сильное течение. Чтобы плыть по ней, требуется не только умение держаться на воде, но и недюжинная сила, иначе тебя унесет течением на середину реки. Здесь, в бассейне, вода добрая, она не будет толкать тебя прочь от берега. Так что прыгай, не бойся.

   Лида недоверчиво подошла к воде. Она опустила правую лапу в бассейн и потрогала воду.

-         Мам, мне что-то не хочется плавать, - сказала она, - И, вообще, я устала с дороги. Давай завтра.

-         А что изменится завтра? – усмехнулась Вида. – Думаешь, вода затвердеет, и ты сможешь по ней ходить? Такое случается, но только не летом. Лучше признайся, что струсила.

-         Нет, я не трушу! - возмутилась Лида, и в ее глазах мама увидела огонек плодотворного гнева. Такой всегда загорался в глазах её дочери, когда та собиралась, во что бы то ни стало, преодолеть себя.

   Лида легла на бортик, опустила в воду передние лапы и мордочку.

-         Ну, вперед! Ты ведь все можешь, если захочешь! – уверенным голосом сказала мама.

   Лида с силой оттолкнулась задними лапами и … оказалась в бассейне. В первое мгновение ей показалось, что она погружается под воду и вот-вот захлебнется, но вдруг все ее тело повисло в воде, а мордочка почти целиком оказалась над ее поверхностью. Это было такое удивительное ощущение, что Лида завизжала от восторга. Она быстро заработала лапами и поплыла вдоль берега.

-         Мама, я плыву, плыву! – верещала она.

-         Главное не забудь, что ты не рыба, голову держи над поверхностью, - наставительно сказала мама.

-         Не волнуйся, мама. Ты можешь идти, а я еще поплаваю.

-         Хорошо, только не пересиди в воде, а то простудишься, - предостерегла Вида и пошла в дом. 

 

 

                              Знакомство

   Лида барахталась и плескалась, она была переполнена чувством своей маленькой победы над собой и над водой. Вдруг кто-то спросил:

-         Ты – Лида?

Лида задрала голову и увидела над собой симпатичную рыжую мордочку. «Где-то я ее уже видела», - подумала она. Лида напрягла память и вдруг ясно вспомнила, что такая же мордашка висит на стене под стеклом в гостиной тети Оранж.

«Так это же Беж!» – обрадовано подумала она. – А ты – Беж! – сказала  Лида вслух. - Только ты должна была приехать завтра.

-         Я никому ничего не должна, - дерзко возразила апельсиновая кошка. – Приехала сегодня и точка. А ты, я гляжу, неплохо плаваешь? – с вызовом добавила она.

-          «Да я только сегодня научилась», -  хотела было сказать Лида, но передумала. Что-то было такое в надменном взгляде ярко-зеленых глаз, что заставило ее выпалить:

-   Да, я отлично плаваю!

-         А я еще лучше, - надменно ответила Беж. - Хочешь наперегонки?

-         Давай, - уже жалея о своем хвастовстве, согласилась Лида.

Не долго думая, Беж прыгнула в воду. По уверенным движениям ее лап Лида сразу поняла, что проиграет. Но отступать было поздно.

-         На счет три плывем до противоположного конца бассейна и обратно! – скомандовала Беж. -  Раз, два, три!

Обе кошки рванули с места и изо всех сил заработали лапами. Брызги летели от них во все стороны. Апельсиновая кошка сразу же вырвалась вперед. Разрыв между ней и Лидой быстро увеличивался. Когда Беж финишировала, Лида доплыла только до противоположного конца бассейна. Ей было до злости обидно, что она проиграла этой нахальной  рыжей кошке.

-         Ладно, - снисходительно сказала Беж. – Можешь не плыть дальше. Плаваешь ты неважно. Боюсь, что и бегаешь не лучше.

-         Откуда тебе знать, как я бегаю. От тебя я уж точно бегать не собираюсь. А вот долезть до верхушки той березы точно смогу быстрее тебя, - схитрила Лида, которая и правда была не сильна в беге, зато шикарно лазала по деревьям.

-         Ну уж нет. Тебе меня не обогнать. Я в школе - чемпионка по лазанию по соснам. Что мне какие-то березы!

-         Ну так что, сразимся? – продолжала настаивать Лида,  совсем не будучи уверена, что победит, но очень надеясь на это.

-         Ты хоть высохни сначала, - насмешливо промурлыкала Беж. – А то потом скажешь, что тебе мокрая шерсть лезть мешала.

-         Не волнуйся, не скажу, - окончательно разозлилась Лида. От насмешек Беж Лида совершенно вышла из себя. Она вся пылала от ярости. Со стороны она сейчас походила на мокрую щетку, только два гневно горящих голубых глаза придавали этой щетке некоторую схожесть с кошкой, вздыбившей  шерсть.

   Соперницы подошли к березе, встали рядом и на счет три стартовали. Уже с первых же секунд Лида поняла, что это состязание она выиграет, причем с большим преимуществом. Ее лапки оказались куда более проворными и цепкими, когда дело коснулось древолазания. Она уже подбиралась к самой верхушке березы, когда услышала снизу недовольный голос Беж:

-         Так нечестно. Ты стартовала выше, чем я. Ты на старте стояла на задних лапах, а я сидела.

-         Но это неправда! Ты тоже стояла! – задохнулась от возмущения Лида. – И ты прекрасно это знаешь! Ты просто не хочешь признать свое поражение!

-         А я совсем и не поражена! Поразить меня тебе нечем. К тому же ты жульничаешь, - хмыкнула Беж.

-         Ну уж это слишком! Ты просто врушка! – крикнула Лида.

-         А я пойду, и все расскажу маме. Посмотрим, разрешит ли она тебе завтра плавать в моем бассейне, - прошипела Беж.

-         Ну и иди, только все расскажи! И про свое вранье не забудь! – крикнула Лида вдогонку удалявшейся Беж.

Беж сделала вид, что не услышала последних слов Лиды и, задрав хвост трубой, прошествовала в дом.

 Лида была ужасно расстроена. Она так ждала этой встречи, ей и в голову не могло прийти, что ее кузина окажется такой вздорной и неприятной. О каких веселых каникулах можно было мечтать после такого знакомства? Лида свернулась калачиком и задумалась о том, почему так часто бывает в жизни: ждешь чего-нибудь с нетерпением, а потом оказывается совсем не так, как ты рисовал в своем воображении. А бывает наоборот: ничего не ждешь, и вдруг на тебя просто сыплются какие-нибудь приятности. А значит, лучше ничего не ждать и не планировать.

За этими мыслями и застала ее Вида,  вышедшая из дома посмотреть, не

выросли ли у ее дочери за это время жабры и плавники.

-         Ах, вот ты где! А я думала до сих пор в воде барахтаешься. Что-то случилось? Ты какая-то понурая.

-         Да, случилось. Приехала Беж, - протянула Лида.

-         Замечательно! Как она тебе понравилась?

-         Такая же рыжая и пушистая, как ее мама, только поменьше ростом. А что? – уныло спросила Лида.

-         Да ничего, только сдается мне, вы не очень-то поладили.

-         Нет, не очень. Даже совсем не поладили. В общем, поругались.

 И Лида рассказала маме обо всем, что произошло.

-         Ладно, не расстраивайся. Пойду, поговорю с Оранж. – успокоила её Вида и

отправилась обратно в дом. А Лида побрела в свою уютную комнатку. Только сейчас она уже не казалась такой уютной.

«Как все зависит от настроения», - подумала Лида, нырнула в свою постельку и заснула. И снилось ей, что залезли они с Беж на гору, и Беж говорит:

-         Спорим, я быстрее тебя сбегу с горы вниз!

И решили они опять наперегонки с горы бежать. И вот, на счет три смотрит Лида, а Беж уже не Беж, а пушистый рыжий шарик. Как  покатится этот шарик с горы, только его и видели, а Лида за ним бежит, спотыкается. Вдруг навстречу им лиса. Увидела она рыжий шарик, взяла его в лапу и говорит:

-Ох, как давно я этой встречи ждала, что-то мне в последнее время колобки не встречались. И со словами:

-Колобок, колобок я тебя съем! – она открыла пасть и положила в нее Беж. И взмолилась тут Беж и говорит ей:

-Отпусти меня лиса. Мы ведь с тобой одного цвета. У меня прабабушка тоже лисой была!

Вздрогнула лиса, аж подпрыгнула, да как выплюнет Беж:

-         Господи боже ты мой! Что ж ты мне сразу не сказала? Чуть родственницу не съела! Вот бы грех на душу взяла!

Лида проснулась от стука в дверь.

-Кто там? – полузаспано промурлыкала она.

-         Это я, Беж, - ответил голос из-за двери.

-         Входи, - спокойно отозвалась Лида.

Дверь отворилась и вошла Беж. Лида уже приготовилась к чему-нибудь неприятному, но Беж вдруг так просто и искренне сказала:

-         Прости меня, пожалуйста. Это я вела себя нечестно. Прости!

Лида всегда чувствовала себя неловко, когда у нее просили прощения, и она тут же сказала:

-         Конечно, я уже простила.

-         Знаешь, - собралась с духом Беж, - я ведь в школе лучшая бегунья и пловчиха, да и лазала по деревьям быстрее всех, а тут вдруг ты, такая маленькая, а какая ловкая оказалась. Мне стыдно было проиграть такой малышке.

-         Ну, во-первых, я не малышка. Я в этом году тоже пойду в школу, а во-вторых, ты действительно здорово плаваешь и бегаешь.

-         А ты – лазаешь! Тебе кисточки на ушки да хвост к спине прижать, и будешь вылитая белка, - заулыбалась Беж.

-         А тебе нос подлиннее да взгляд похитрее, и от лисички не отличишь! Кстати, а твоя прабабушка случайно не лисой была? – полушутя-полусерьезно спросила Лида. И обе кошки покатились со смеху.

-         А сейчас пошли гулять! Тут неподалеку поле есть. Там бабочки летают, кузнечики скачут. Я их обожаю ловить, а ты? – загорелась Беж.

-         А что ты с ними делаешь, когда поймаешь? – насторожилась Лида.

-         Ну, самых толстых съедаю сразу, остальных сажаю в банку, откармливаю неделю и тоже съедаю, - очень серьезно ответила Беж.

Лида от удивления открыла рот:

-А что, это вкусно?

-Ну, ты темнота! Это же просто деликатес! Пойдем, заодно и попробуешь! – потянула Беж Лиду за лапу.

-    Подожди, подожди, а кузнечики потом в животе не скачут? – продолжала сомневаться Лида.

-    Конечно скачут, и стрекочут даже, - хитро прищурясь ответила Беж. – Иногда так стрекочут, что я даже уши затыкаю, чтобы не мешали заснуть. А уж скачут, бывает, так, что живот ходуном ходит. - Тут Беж не выдержала и прыснула со смеха:

-Да я шучу, глупая! Не ем я их, не ем! Ловлю и отпускаю! Почти всех. Ну, через одного! Да пойдем. Сейчас сама все увидишь!

И Беж потащила Лиду за собой на поле.

 

                           На поле

   Лида, выросшая в городе, никогда прежде не видела поля.

-         Какая огромная бездомная земля! – восхищенно воскликнула она.

-        Почему же бездомная? Она наша! Моя, мамина и наших соседей. А теперь и твоя, раз ты наша гостья, – радостно сказала Беж.

-        Да нет, я имею в виду, что на ней нет ни одного дома. Это так странно. А сколько цветов, бабочек, жуков! Красота!  

Лида восхищенно стояла у края поля, не смея выйти на него, боясь потревожить такую красоту.

-         Пойдем, пойдем! А вот и кузнечики! – с этими словами Беж резко прыгнула влево и что-то накрыла лапами. Затем она отдернула лапу, поднесла ее ко рту и что-то с хрустом зажевала.

-         М-м-м, вкусненький-то какой, хрустящий, - промурлыкала она.

-         А тебе не жалко? – Лида подошла к Беж. - Он только что скакал себе, а теперь его больше нет.

-         Честно говоря, мне трудно жалеть такую вкусную еду. Я же  хищник, а значит, мне по рождению положено питаться любыми живыми существами, которые уместятся у меня во рту. Ну, попробуй сама, - предложила Беж.

-         Нет, не могу, - сказала Лида. – Я лучше буду просто ходить и глазеть.

-         Ну, как знаешь, - слегка обиженно сказала Беж и поскакала за новыми кузнечиками.

Лида бегала по полю, спугивала кузнечиков и бабочек и любовалась ими.

Примерно через час с поля возвращались разгоряченная Лида и изрядно раздувшаяся и отяжелевшая Беж.

-         Я, - тяжело дыша, сказала Беж, – побила свой прежний рекорд. Я съела сто пятьдесят кузнечиков и могла бы съесть еще больше, если бы не мой живот. Как можно охотиться на кузнечиков, когда твой собственный живот наступает тебе на пятки и сбивает с ног, - раздраженно добавила она.

-         А твой живот не болит? – озабоченно спросила Лида, глядя на то, что недавно было животом, а теперь больше походило на подушку.

-         Пусть только попробует. Я его кормлю, пою, сейчас вот пойду спать положу. С чего это ему болеть? – возмутилась Беж. – Он благодарить меня должен!

Лида удивленно посмотрела на Беж:  Беж говорила так, будто ее живот существовал отдельно от нее самой.

-         Ну ладно, Лида. Ты, если хочешь, еще погуляй, а я понесла свой животик спать. До встречи, – и  Беж медленно двинулась по направлению к дому.

 

                               Подарок

Утром в комнату Лиды вошла мама. Лида уже не спала, но вставать не торопилась.

-         Доброе утро, солнышко! – ласково сказала мама. – С днем рождения тебя! – и она протянула Лиде симпатичную резиновую куклу.

-         Ой, мамочка! Спасибо! А я и забыла, что у меня сегодня день рождения! А мы будем печь пирожки с курицей? – облизнулась Лида.

-         Будем, будем, а вечером все вместе пойдем в парк аттракционов! – обрадовала ее мама.

Мама ушла на кухню, а Лида положила куклу на ковер и стала ее обнюхивать. Кукла очень приятно пахла каким-то едва уловимым клубнично-апельсиновым запахом.

-         Мяу! – громко мяукнули у Лиды за спиной. От неожиданности Лида подскочила, но тут же увидела хихикающую Беж.

-         Привет, Лида! Как дела с утра? – спросила Беж. Тут она  увидела вкусную куклу.

-         А откуда у тебя эта кукла? – спросила она с интересом.

-         Мама подарила. У меня сегодня день рождения! – радостно сообщила Лида.

-         Поздравляю! Я не знала. А можно мне с твоей куклой поиграть? – почему-то облизываясь, спросила Беж.

-         Ну, вообще-то, я сама хотела с ней поиграть. Мне ведь ее только что подарили, - протянула Лида, совсем не уверенная в том, что ей хочется так сразу расстаться со своим подарком, пусть и на время.

-         Ну, пожалуйста! – взмолилась Беж. – Я чуть-чуть поиграю и тут же отдам!

-         Ну, ладно, бери, но только на время пока я буду помогать маме на кухне печь пирожки с курицей, - наконец согласилась Лида.

-         Спасибо, - заурчала Беж. – Ты скорее возвращайся, будем вместе играть.

Лида пошла к маме, и они дружно месили и раскатывали тесто, потом, положив начинку, отправили пирожки в духовку. Заглянувшая на кухню тетя Оранж поздравила Лиду и сказала, что испечет к ужину праздничный пирог ей в подарок.

Войдя в комнату примерно через час, Лида увидела Беж, сидящую спиной к двери и что-то жадно жующую.

-         Что это ты жуешь? Неужели в комнате кузнечика поймала?

Беж обернулась, и Лида увидела у нее во рту что-то светлое.

-         Лида, - боязливо начала Беж, - я, наверное, слишком долго играла с твоей куклой.

-         Ну, вот, я как раз хочу теперь сама с ней поиграть, - Лида шагнула к Беж и только теперь увидела свою куклу. Точнее то, что от нее осталось.

-         Да как же ты могла! – аж побелела Лида.

-         Но ты же дала ее мне поиграть. А я всегда так играю с куклами. А ты разве не грызешь своих кукол?

-         Я не хочу с тобой разговаривать, - процедила сквозь зубы Лида, схватила свою растерзанную куклу, свернулась вокруг нее калачиком и горько заплакала.

-         Уйди! Я не хочу тебя видеть! – зло закричала она.

Беж опустила голову и вышла из комнаты. А Лида все плакала и плакала, успокаивалась на время, гладила куклу и снова плакала. Вошла мама.

-         Что случилось?

Лида без слов встала и отошла от своего подарка.

-         Господи, да как же это?! – всплеснула лапами Вида.

-         Это Беж с ней так поиграла, - сказала Лида и опять заплакала навзрыд.

-          Где она? Я хочу с ней поговорить! – грозным голосом сказала мама.

-         Я не знаю, я ее прогнала. Мама, не ругай ее, она сказала, что всегда так играет с куклами. А я сама дала ей поиграть. Я же не знала, что она имеет в виду под словом "играть”.

-         Так  надо предупреждать о своих слабостях. Она же, наверняка, знала с самого начала, что сгрызет куклу! – возмутилась Вида. - Я пойду и найду ее. Я это так не оставлю! – и Вида вышла из комнаты, хлопнув дверью.

Лида осталась одна. Слезы как-то сами собой высохли. Ей почему-то стало жалко Беж. Сейчас ей влетит, а ведь она, судя по всему, не нарочно испортила куклу.

Какое-то время в доме стояла абсолютная тишина и наплакавшаяся до красных глаз Лида незаметно для себя задремала. Ей снилось, что она сидит у себя в комнате и играет с куклами. Входит Беж, у нее очень грустный вид, и она говорит:

-         Я съела всех кузнечиков на поле. Не осталось ни одного. Теперь я буду есть твоих кукол.

Лида собирает своих кукол в охапку и ложится на них животом, закрывая от голодной Беж.

-         Ну что ж, раз ты мне не даешь кукол, я съем тебя! – говорит Беж страшным голосом.

Лида, не веря своим ушам, хватает кукол и бросается бежать прочь из комнаты. Больно ударившись об пол, Лида проснулась. Она лежала на полу, а в дверь боязливо и виновато заглядывала Беж. Увидев ее, Лида отвернулась. Она слышала, как Беж вошла в комнату за ее спиной, постояла немного и ушла. Когда ее шаги стихли, Лида обернулась, и вдруг, о чудо! На полу, прямо возле нее, лежала ее новая кукла. Она была в полном смысле новая, без единой дырочки, без единого отпечатка зубов.

-         Беж, Беж, а ведь я знала, что ты хорошая, очень хорошая. Просто на тебя что-то нападает иногда. И где ты только достала эту новую куклу, небось все магазины обегала.

Она вскочила с пола и бросилась вдогонку за Беж.

 

            Веселый вечер и солнечное утро

 

Вечером обе кошки-мамы и их дочери отправились в парк аттракционов. В парке было шумно и весело. Беж и Лиде было разрешено выбрать себе три любых аттракциона. И они выбрали аттракционы "Кошачьи радости”, "Собачьи страсти” и "Ленивый батут”. На аттракционе "Кошачьи радости”  на огромной скорости опускали и поднимали игрушки или вкусную еду. Если ты успевал что-то схватить , оно становилось твоим. Улов у Лиды и Беж был очень солидный. Каждая из них теперь тащила заплечный мешок с трофеями. В аттракционе "Собачьи страсти” участвовали настоящие собаки. Один конец резинового каната закреплялся на поясе у кошки, а другой конец каната, переброшенного через движущееся металлическое кольцо под  потолком, держали в лапах шесть здоровенных котов. Кошки по команде начинали бегать по кругу от собак. Если какой-нибудь кошке угрожала опасность, коты резко дергали за другой конец каната, и кошка взмывала под самый потолок, становясь недосягаемой.

Лида взмывала под потолок почти беспрерывно, а вот Беж так быстро бегала, что собака не могла ее догнать. А Беж так хотелось взмыть ввысь, как птица и, в конце концов, она пожертвовала своим титулом лучшей бегуньи и побежала нарочно медленно только ради того, чтобы полетать.

На "Ленивом батуте” было безумно весело. Он был так сильно надут, что кошки, изо всех сил отталкиваясь лапами, взлетали на верхушки резиновых пальм. Стволы пальм были немного наклонены, так что по ним можно было съезжать вниз, лежа на животе.

Вот это было здорово! Не надо было забираться на эту пальмовую горку. Запрыгивай на пальму и съезжай!

Вечером все возвращались обратно уставшие, но довольные, бурно обсуждая аттракционы. Придя домой, все тут же разбрелись по своим комнатам и мгновенно заснули. Только Лида никак не могла заснуть.

«Ну вот, мне уже год, теперь я пойду в школу», - думала она. « Неужели мое детство так скоро кончилось?»

Она хотела было заплакать, но передумала жалеть себя, вспомнив, как мама частенько говорила: « Конец – это всегда новое начало».

Лида это не очень понимала, но однажды мама объяснила ей, что жизнь, как год: детство – весна, юность и молодость – лето, зрелость – осень, а зима – старость. Но ведь каждое время года по-своему прекрасно, а значит и по-своему прекрасен каждый период жизни. Так что нечего расстраиваться, что детство кончилось. Раз оно кончилось,  значит, началось что-то новое и по-своему замечательное. От этой мысли сердце Лиды забилось чаще, ей вдруг очень захотелось попасть поскорее в школу и увидеть это прекрасное, что ждет ее впереди.

В эту ночь Лиде снилось, как она рано утром идет в школу. Она очень спешит, хочет увидеть свой класс, учителя, одноклассников. И вот, она наконец видит здание школы. Она подходит ближе. У дверей школы стоит большая белая кошка. Лида несмело направляется к ней, а кошка и говорит:

«Здравствуй! Добро пожаловать в нашу школу! Но в класс ты попадешь только через окно. Так мы отбираем учеников. Если ты по стенке долезешь до своего кабинета, - и она указала лапой на окно второго этажа, - то ты будешь зачислена в первый класс. Если нет, то придешь снова через год, когда подрастешь и окрепнешь».

Лида подходит к стене. Как на грех, она совершенно гладкая. Лида пытается карабкаться по ней вверх, но у нее ничего не получается. Вдруг неподалеку от окна она видит дерево. Пользуясь тем, что белая кошка не смотрит в ее сторону, Лида судорожно лезет на дерево и, поравнявшись с открытым окном, пулей влетает в кабинет. Сердце  стучит у нее в голове. Она оглядывается, боясь, что кто-то видел, как она схитрила. Но, похоже, никто этого не заметил. В кабинете еще около десяти кошек. Они все расселись за парты и тихо сидят, шевеля хвостами от нетерпения. Лида тоже усаживается за парту. Тут входит учительница, окидывает всех дружелюбным взглядом и говорит:

"Ну что ж, приятно с вами познакомиться. Вы все зачислены в первый класс за смекалку. А сейчас каждая из вас расскажет нам, как она сумела попасть в этот кабинет. Ведь невозможно же было, в самом деле, залезть сюда по отвесной и абсолютно гладкой стене”.

   Лида проснулась от яркого света. Это к ней в комнату заглянуло солнышко и разукрасило комнату яркими желто-оранжевыми пятнами.

- Доброе утро, солнышко! – заулыбалась ему Лида.

-         Доброе утро, Лида! – вдруг ответил низкий протяжный голос.

Лида на секунду замолчала, думая, что не такая же она глупая, чтобы поверить, что солнышко с ней заговорило.

-         Ты хочешь сказать, солнышко, что это ты сейчас со мной разговариваешь? – хитрым голосом спросила она.

-         А кто же еще? – протянуло солнышко. - Разве ты видишь поблизости кого-нибудь?

-         В том-то и дело, что не вижу. И это меня очень удивляет. Ну что ж, если это в самом деле ты, скажи, моя мама уже встала? – поинтересовалась Лида.

-         Да, встала. Она на кухне готовит завтрак, - невозмутимо ответило солнышко.

-         А что она готовит? – не унималась Лида.

-         Честно говоря, от старости у меня глаза стали видеть хуже. Но я сейчас пригляжусь. А, ну вот, она готовит ватрушки.

-         Ах ватрушки! – неверящим голосом воскликнула Лида. – Ну, это мы сейчас проверим.

И Лида стремглав бросилась на первый этаж. Влетев в кухню, она обалдело уставилась на маму, которая как раз ставила в духовку только что слепленные ватрушки.

-         Ах, ты уже встала, - улыбнулась ей мама. – Иди-ка умывайся и приходи завтракать. Да не забудь позвать Оранж и Беж.

-         Хо-ро-шо, - неуверенным голосом ответила Лида и бросилась обратно в комнату.

-         Солнышко, ты еще здесь? – обратилась она к невозмутимо висевшему в небе огненному шару.- Прости, я не поверила тебе. Но, послушай, а где же у тебя могут быть глаза? – продолжала расспросы Лида.

-         Как где? Там же, где и у тебя, на лице, - проныло солнышко.

-         Может у тебя и уши есть? – не унималась Лида.

-         А чем же я тебя слышу, по-твоему? Конечно есть, маленькие, остренькие и очень симпатичные ушки. Просто их издали не видно, - ответило солнышко.

-         А какого цвета у тебя ушки? – заинтересовалась Лида.

-         Конечно рыжие! Я и само все рыжее, ты же знаешь.

-         У-у-у, как вкусно пахнет ватрушками, - вдруг заурчало солнышко.

-         Не хочешь же ты сказать, что ты чуешь запах ватрушек на таком расстоянии?! – уже кое о чем догадываясь, спросила Лида.

-         А почему бы и нет, у меня очень хороший нюх, - ничуть не смутилось солнышко.

-         А что ты обычно ешь на обед? – так, между прочим, спросила Лида.

-         Что мама приготовит, то и ем, - сказало солнышко.

-          А разве у тебя есть мама? – медленно крадясь к окну, задала Лида каверзный вопрос.

-         У всех есть мамы. Я не исключение, – спокойно ответило солнышко и то ли от мысли о маме, то ли об обеде, тихо заурчало.

-         И-кто-же-тво-я-ма-ма, поз-воль-те-бя-спро-сить? – с каждым шагом подкрадываясь все ближе и ближе к распахнутому окну, проговорила Лида.

А поскольку солнышко молчало, видимо застигнутое врасплох последним вопросом, Лида быстро запрыгнула на подоконник и, выскочив из окна на левую створку, в два прыжка оказалась рядом с Беж, сидевшей на водосточном желобе у самой крыши.

-         Ах вот ты какое, с острыми маленькими ушками и чутким носиком, лохматое рыжее солнышко! Я даже маму твою знаю. Ну, я тебе покажу! – смеясь, закричала Лида, изображая страшное возмущение. Беж, притворившись ужасно напуганной, прыгнула на крышу и помчалась прочь от Лиды. Они сделали по крыше несколько кругов и, выдохшись, остановились и улеглись возле телевизионной антенны.

 

                                    Полезный ястреб

 

-Слушай, нам надо как-то тихо спуститься вниз, чтобы никто нас  не заметил. Мама не разрешает мне лазать на крышу, - прошептала Беж. – А тебе?

-Я не знаю, я еще никогда не лазала, - призналась обеспокоенная Лида. – А где сейчас твоя мама? Моя-то на кухне - вряд ли она нас увидит.

-         А моя - в огороде. Вон она, посмотри! – и Беж махнула лапой в сторону дальних грядок.

-         Ну, она далеко. И, к тому же, она чем-то занята, - успокоила ее Лида.

-         Нет уж, давай спускаться с противоположной стороны, - предложила Беж.

-         Хорошо, - согласилась Лида.

Кошки перешли на другую сторону крыши. Но на противоположной стороне дома не было водосточного желоба и не было ни одного окна на втором этаже.   

-         Как же мы спустимся? – расширив глаза от испуга, спросила Лида. - Вот если бы эта береза росла чуточку поближе, мы бы перепрыгнули на нее и спокойно спустились вниз.

-         Смотри! – вдруг крикнула Беж, глядя поверх головы Лиды. – Какой огромный воробей!

Лида обернулась и замерла: прямо на них, широко раскинув крылья и выставив цепкие когтистые лапы, летела чудовищная птица. У Лиды в голове мелькнула сумасшедшая мысль. Обдумывать ее было некогда, надо было действовать - птица была уже совсем близко. Изо всех сил оттолкнувшись от крыши, так, как если бы она собиралась прыгнуть на высокий забор, Лида взлетела вверх и, очутившись прямо на спине у ошарашенной птицы, еще раз сильно оттолкнулась и оказалась на березе.

Ястреб, а это был именно он, от сильного толчка сверху изменил траекторию полета и врезался бы со всего размаха в дом, если бы в последний момент каким-то чудом не успел резко повернуть вправо. Едва зацепив крылом за стенку дома, он улетел прочь с такой скоростью, что через мгновение его уже нигде не было видно.

Только теперь, опомнившись от ужаса, Беж взглянула на березу. Там на ветке, прижавшись к стволу, сидела Лида и напряженно всматривалась вдаль.

-         Он не вернется! – крикнула Беж. – Ты слишком сильно его напугала!

-         Хотелось бы верить. А теперь слушай, я сейчас сбегаю за какой-нибудь веревкой и мы спустим тебя вниз. Я тоже думаю, что он не вернется, но все же ты лучше распластайся на крыше, чтобы тебя издали не было видно.

Беж послушно легла на живот, раскидав лапы и хвост и положив голову на крышу.

Лида, тем временем, торопливо лезла вниз. Через мгновение она уже карабкалась обратно, держа в зубах бельевую веревку.

-         Тебя никто не видел? – с опаской спросила Беж.

-         Точно никто, а то меня бы остановили. Я ведь эту веревку с дерева перед домом сняла. Слава богу, белье на ней не сушилось. Если мама заметит ее исчезновение, мы пропали.

Лида аккуратно обвязала один конец веревки вокруг самой толстой ветки березы, потом слазала еще раз вниз и принесла в зубах камень, вокруг которого обвязала другой конец.

-         А теперь отползи в сторону, чтобы камень в тебя не попал, - скомандовала Лида.

Когда Беж отползла на достаточное расстояние, Лида размахнулась и изо всех сил швырнула камень на крышу. Теперь за работу принялась Беж. Она вытащила камень, обвязала себя веревкой вокруг пояса и, подойдя к краю крыши, дрожащим голосом спросила:

-         А ты уверена, что со мной ничего не случится?

-         Конечно, случится. Ты покачаешься немного и повиснешь над землей на безопасном для прыжка расстоянии. Прыгай быстрее, пока нас не нашли! Нас, наверняка, уже ищут. Мама уже давным-давно ждала нас на завтрак.

Беж зажмурила глаза.

-         А ветка не сломается? – опять услышала Лида плаксивый голос Беж.

-         Прыгай! – яростно закричала Лида. – А если боишься, иди, спускайся с другой стороны. Как раз попадешь в объятия своей или моей мамы.

Услышав эти слова, Беж перестала колебаться. Она как-то вся сжалась и, закрыв лапами мордочку, прыгнула вниз.

Несколько мгновений свободного полета, и Беж уже качалась, как на тарзанке, недалеко от земли.

Именно в этот момент из-за дома выбежали взволнованные и напуганные Вида и Оранж. Увидев раскачивающуюся на веревке Беж, Оранж всплеснула лапами и запричитала:

-         Ну, чего удумала! Ведешь себя как какой-нибудь кот-сорванец!

-         А Лида где? – спросила несколько успокоившаяся Вида.

-         Я здесь, мамочка, - ответила Лида, которая уже успела спуститься по березе вниз.

-         Ну что же вы! Мы вас завтракать ждем, а вы тут на качелях качаетесь, - с укором сказала Вида.

Котята заговорщически переглянулись. Они поняли, что мамы ни о чем не догадываются.

-         А на чем это вы качаетесь? – спросила Вида, пристально глядя на веревку.

-         Мамочка, - заговорила Лида, прижав уши в ожидании взрыва негодования. – Мы сняли бельевую веревку. Она так одиноко висела, а ничего другого мы не нашли.

-         Ах, так эта веревка была одинока! А вы ей компанию составили! – воскликнула Оранж.

-         Да ладно тебе, Оранж. Пусть развлекутся. Все равно эта береза тут без дела стоит. Пусть покачаются. А вот веревку придется заменить. Я вам другую дам, потолще. А у этой – другое назначение. Ладно, Беж, прыгай! И пойдемте-ка, наконец, завтракать. А-то ватрушки давно остыли.

С этими словами Вида развернулась и пошла по направлению к входной двери. За ней шла Оранж, а замыкали шествие совершенно счастливые Лида и Беж.

-         Ты мне потом расскажешь, как это ты придумала использовать ястреба, чтобы перепрыгнуть на березу? – шепнула Лиде Беж.

-         Не смогу. Я сама не знаю, как это пришло мне в голову. Наверное, со страха, - ответила Лида.

Завтракали котята в этот день на удивление хорошо. Вида только и успевала выкладывать на блюдо все новые и новые ватрушки.

-         Что это с вами сегодня? – улыбаясь, говорила она. – Неужто качание на тарзанке так улучшает аппетит? Тогда каждое утро в обязательном порядке качаться на тарзанке перед завтраком!

-         С удовольствием, - замурлыкали котята. - Завтра и начнем.

 

                             Солнце дерется

После завтрака Лида и Беж отправились в бассейн купаться. Было ужасно жарко, и Лида с разгона плюхнулась в воду, взметнув в воздух миллионы искрящихся на солнце брызг.

-         Беж, прыгай сюда! – крикнула она, весело плескаясь в бассейне.

Но Беж, вместо того, чтобы прыгнуть в воду, вдруг разлеглась у самого бортика, раскидав в стороны все четыре лапы и, подставив солнышку свой упитанный, покрытый густой рыжей шерстью животик.

-         Ты что, опять прячешься от ястреба? Да он уже давно про нас думать забыл! – удивилась Лида.

-        Когда я боялась ястреба, я лежала животом вниз, а сейчас, как  видишь, я лежу животом вверх, - буркнула Беж.

-        И что это значит? Ты ватрушек, что ли, объелась? – хмыкнула Лида.

-        А ты? У тебя, вообще, в животе целый противень ватрушек. По-моему, ты их нарочно глотала целиком, чтобы успеть побольше съесть! – заявила Беж.

-        Я?! – возмутилась Лида. – Да ты их съела вдвое больше, чем мы все вместе взятые!

-        Но я же не виновата, что твоя мама печет самые вкусные в мире ватрушки! – неожиданно согласилась с Лидой Беж. – К тому же в школе у меня было первое место по скороедению.

-        Ну и соревнования у вас проводят в школе! – удивилась Лида и с интересом спросила. – И что же ты ела?

-        Мышей, - с отвращением ответила Беж.

-        А-а-а, - понимающе протянула Лида. – Так вот почему ты никогда не охотишься на мышей, хотя считаешь себя настоящим хищником.

-        Да я с тех пор мышей видеть не могу! – фыркнула Беж.

-         Бедная, - посочувствовала Лида и, хихикая, добавила. – А я и не знала, что у тебя такое плохое зрение.

-         Почему плохое? – не поняла Беж. – У меня отличное зрение. Хочешь, я посмотрю на солнце и скажу, сколько на нем пятен? – хвастливо спросила она.

-         Ну уж нет, если ты будешь высматривать пятна на солнце, ты не сможешь видеть не только мышей, но и слонов, - предостерегла подругу Лида.

-         Слушай, а это идея! Давай завтра попросим мам сводить нас в зоопарк, - загорелась Беж.

-         Давай. А сейчас прыгай ко мне, а то твой живот скоро поджарится на солнце.

Беж привстала, посмотрела на воду и снова улеглась.

-         Нет уж, неохота, у меня сегодня день загорания. Я сколько раз видела, как люди лежат на солнце часами, чтобы их кожа приобрела красивый шоколадный оттенок. Что я хуже их что ли? – разморенным от жары голосом сказала Беж.

-         Но у тебя вся кожа скрыта под густой шерстью. Люди оттого и загорают, что у них нет такой красивой шерстки, как у нас. А зачем загораешь ты? – недоуменно спросила Лида.

-         Во-первых, я просто хочу понять, что это за удовольствие такое. А во-вторых, шерсть на солнце выгорает. Может, я стану блондинкой! У нас в школе все умрут от зависти. На всю школу у нас только одна блондинка. Это -  наш директор, чистокровная ангорская кошка.

-         Не знаю-не знаю, рыжая ты мне больше нравишься. А если станешь белая, что мы с тобой сможем делать? Валяться в песке нельзя, на траве – тоже, ты же будешь вечно грязная! – расстроилась Лида.

-         Ничего, вымоюсь. Придется мыться чаще, чем теперь. Я привыкну. И вообще, оставь меня в покое. Я загораю и точка! – резко оборвала разговор Беж.

Лида еще раз с надеждой посмотрела на подругу, но поняв, что та непреклонна, уныло поплыла к противоположному бортику: одной плавать будет не так весело, как с Беж.

Через некоторое время плавание захватило Лиду, обида на Беж улетучилась, и она стала бороздить бассейн вдоль и поперек, каждый раз стараясь плыть по-новому. Она задирала попеременно то одну, то другую  переднюю лапу, то обе задние, то  правую переднюю и хвост. Наконец, она наловчилась до того, что легла на спину, задрала все четыре лапы вверх и стала грести хвостом, как веслом.

-         Ого-го-го! – крикнула она Беж. – Гляди, что я вытворяю! А ты так можешь?

Но Беж не отозвалась.

-         Да хватит тебе загорать! Лучше посмотри, как я научилась плавать! – укоризненно сказала Лида, подплывая к лежащей на берегу Беж.

Но Беж снова ничего не ответила.

-         Заснула, лежебока, - усмехнулась Лида. Она вмиг выскочила из воды и, подскочив к Беж, начала теребить ее всеми четырьмя лапами. Но Беж лежала, как мертвая.

-         Господи, да что с тобой?! Беж, проснись!

Но Беж не просыпалась. Тело ее все как-то обмякло, а шерсть стала горячая, как раскаленный утюг.

Лиду пробил озноб, « Кажется, я знаю, что с ней. Это, наверняка, солнечный удар. Мама когда-то рассказывала мне о таком. Что же делать?» – лихорадочно соображала она. « Ага, прежде всего её нужно перетащить в тень, потом облить водой из бассейна и бежать за помощью».

Проделав все, что полагалось в таком случае, Лида бросилась в дом.

-         Мама, мама! Тетушка Оранж! Беж плохо! По-моему, у нее солнечный удар! – закричала Лида что было сил, лишь только распахнула двери.

Тут же с двух сторон послышались шаги. Это Вида бежала из кухни, а тетя Оранж, перепрыгивая через три ступеньки, неслась вниз со второго этажа.

-         Где она, где?! – испуганно закричала Оранж.

-         Она около бассейна в тени деревьев. Я ее туда перетащила.

-         Господи боже ты мой, что с ней?! – причитала Оранж всю дорогу от дома к бассейну, пока Лида рассказывала, как все произошло.

Но тут показалась Беж, лежавшая на спине в траве под кустом с густой листвой.

-         Господи, господи, а жива ли она? – воскликнула Оранж, и слезы брызнули у неё из глаз.

-         Послушай, Лида, ты беги и позвони доктору Усу, а мы с тетей Оранж перенесем пока Беж в ее комнату, - скомандовала Вида. – Скажи доктору, что Беж без сознания, чтобы он срочно приезжал, а уж подробности расскажешь потом.

Через десять минут доктор Ус был в комнате Беж и, бурча что-то в свои длинные усы, слушал Беж и трогал ее голову.

-         Ну, что же, обыкновенный солнечный удар, - проворчал доктор. – Не стоило поднимать такую панику, - добавил он недовольным голосом.

-         Панику?! – захлебнулась от возмущения Оранж. – Да у меня ребенок без сознания лежит, а вы говорите, что я паникую!

-         Только не надо так кричать! Я и сам вижу, что она без сознания и что она лежит. Но это временное явление, - серьезно сказал доктор.

-         А она скоро очнется? – немного успокоившись, спросила Оранж.

-         Думаю, что скоро, но учтите, у нее будет очень кружиться голова, так что не позволяйте ей вставать. Постельный режим. Никаких прогулок, особенно вредно солнце, так что лучше переведите ее в комнату на теневой стороне. И строгая диета, - закончил доктор.

-         Что за диета? – озадаченно спросила Оранж.

-         Как обычно в таких случаях: рисовый отвар и крепкий чай без сахара, - объяснил доктор.

-         И больше ничего? – испугалась Оранж.

-         Ничего, ну разве что хорошо проваренный слабосоленый рис, - добавил доктор.

-         И как долго ей так голодать? – со слезами на глазах спросила Оранж.

-         Как минимум неделю! И не надо плакать. Вашей дочери истощение не грозит. Тем более, что рис весьма питателен. К тому же, аппетит у нее появится нескоро. Ну, всего доброго, - буркнул доктор в усы, развернулся на каблуках и ушел.

                                     На диете

Когда Беж пришла в себя, рядом с ней на полу лежала Лида и вылизывала свои лапки.

-         Эй, привет! А почему я сплю средь бела дня, да еще не в своей комнате? – изумилась Беж.

-        Крепись, друг, ты теперь будешь жить здесь, так как солнце поступило с тобой очень скверно, - сочувственно сказала Лида.

-        А что мне могло сделать солнце? – не поняла Беж.

-        Оно ударило тебя, да так сильно, что ты потеряла сознание и целых два часа не приходила в себя! – объяснила Лида.

-        Я тебя не понимаю и, вообще, мне здесь не нравится. Я хочу в свою комнату, - заворчала Беж. – К тому же, я очень голодна и хочу подкрепиться утренними ватрушками, - добавила она.

-        Ватрушки тебе теперь нельзя, - покачала головой Лида.

-        Это почему же? – возмутилась Беж.

-        Доктор разрешил тебя кормить только вареным рисом, - объяснила Лида.

-        Вареным чем? – не поняла Беж.

-         Ри-сом, - повторила Лида.

-         Это рыба такая, что ли, рис? – озадаченно спросила Беж.

-         Да, такая мелкая-мелкая белая рыбешка, -  решила не расстраивать подругу Лида.

-         Ну, ладно, рис так рис. Я пойду на кухню, - приподнимаясь на постели, сказала Беж. – Ой!- вдруг вскрикнула она. - Что это комната закружилась?

-         Комната на месте, - успокоила ее Лида. –  Это у тебя голова кружится. Доктор запретил тебе вставать три дня.

Беж схватилась лапами за голову, - А ты точно видишь, что она кружится? И сейчас  кружится?

-         Нет, сейчас не кружится, ты же ее лапами держишь. Так что лежи. Я сама тебе еду принесу.

-         Ладно, - согласилась Беж, опускаясь на подушку. – И не забудь молочка, - добавила она.

-         Нет уж, молока тебе пока нельзя. Доктор разрешил только крепкий чай без сахара, - сказала Лида.

-         А раз без сахара, значит с вареньем или с конфетами, - облизнулась Беж. – Мама всегда говорит, если пьешь чай с вареньем или с конфетами, нечего еще и сахар переводить.

-         Думаешь? Ладно, я спрошу у твоей  мамы, - с сомнением сказала Лида и ушла.

Пять минут спустя в комнату вошли Оранж и Вида. Оранж бросилась к дочери и обняла ее.

-         Слава богу, ты пришла в себя! Ты нас всех так напугала! Сейчас Лида принесет тебе поесть, и ты опять спи. Тебе сейчас надо больше спать и пить.

-         И есть побольше риса! - с аппетитом произнесла Беж.

Оранж и Вида удивленно переглянулись. Вопреки предсказаниям доктора  у Беж, похоже, был отличный аппетит.

-         Разве ты любишь рис? – с сомнением в голосе спросила Оранж.

Очень люблю. Надеюсь, Лида положит мне побольше! – мечтательно сказала Беж.
В этот момент вошла Лида и поставила перед Беж тарелку.

-         Ну ладно, доченька, мы с тетей Видой пойдем поработаем в огороде, а потом перенесем тебя в гостиную и поиграем в какую-нибудь спокойную игру:  слова или шашки. Будь умницей. Лида тебя покормит.

Мамы ушли, а Лида указала Беж на тарелку с рисом.

-Вот и рыба-рис, - сказала она как ни в чем не бывало.

Что-то эта рыба совсем не пахнет, - неприятно удивилась Беж.

-         Я просто очень долго ее варила. Сырая она очень твердая, - объяснила Лида.

Беж взяла в рот немного риса, пожевала и поморщилась:

-А ты уверена, что это рыба? – недоверчиво спросила она.

-Конечно-конечно! Я сама ее ловила, - успокоила подругу Лида.

-         Ну, ладно. Я такая голодная, что даже эту безвкусную рыбу съем с аппетитом, - сказала Беж и принялась за еду.

Когда тарелка была вылизана дочиста, Беж вдруг спросила:

-         А где-же ты ловила эту рыбу?

-         В кастрюле на кухне, - серьезно ответила Лида.

 С минуту Беж непонимающе смотрела на Лиду, а потом как закричит:

-         Так ты меня обманула! Это никакая не рыба! Ну, я тебе покажу!

Она схватила подушку и запустила в Лиду.

-         Можешь кидаться подушками, можешь простынями, но рис ты уже съела. А сказала бы я тебе, что рис – это крупа такая, ты бы сейчас голодная сидела, - укоризненно сказала Лида.

-         Что правда- то правда, - согласилась Беж. - Выходит, мне еще  и спасибо надо тебе сказать за твой обман? – наморщила она лобик.

-         Выходит, что так, - улыбнулась Лида.

-         Ну спасибо, а теперь признавайся, что за микстуру ты мне вместо чая принесла? – грозно потребовала Беж.

Лида ничего не ответила, протянула Беж чашку крепкого чая без сахара, а сама улеглась на пол и замурлыкала себе что-то под нос.

 

                                       Кошки и собаки

   Для Беж неделя тянулась мучительно долго. Но все когда-нибудь кончается. И вот наступила суббота, день, когда Беж пришла на кухню завтракать и с замиранием сердца взяла в лапу теплый пирожок с мясом, поцеловала его в мягкий душистый бочок и целиком засунула в рот.

  Так Беж встала с диеты, если, конечно, так можно выразиться, учитывая то, что сначала все на нее садятся.

После завтрака котятам разрешили одним сходить в парк. В парке было тенисто и тихо. Похоже было, что все кошки еще спят, во всяком случае не было видно ни одной.

   Котята лазали по деревьям, играли в салочки и прятки. В общем, все шло хорошо и спокойно, как вдруг они услышали дикий с завыванием лай стремительно приближавшейся к ним небольшой собаки. Размером она была побольше кошки, совершенно рыжая и пушистая. Было такое ощущение, что собака сама не понимает, зачем она лает. Во всяком случае, Лида первый раз в своей жизни слышала столь беззлобный лай. Но кошки есть кошки, и они сами не заметили, как оказались на нижней ветке близстоящей липы.

 Собака подбежала к дереву и, как принято у собак, начала вставать на задние лапы, опираясь передними о дерево, продолжая звонко лаять.

-         Интересно, - вдруг сказала Лида. - А если не пытаться убежать, а просто сидеть вот так на дереве, сколько собака сможет пролаять, пока не охрипнет? Ведь не может же она беспрерывно лаять?

-         А действительно, - согласилась Беж. – Давай проверим.

Они уселись поудобнее и стали смотреть на разрывающую себе глотку собаку. Сколько прошло времени, никто не знал, так как кошки, как известно, не носят часов, но, видимо, прошло немало, так как те части тела, на которых сидели котята, совершенно одеревенели, а собака перешла от лая к повизгиванию время от времени.

-         И что мне теперь следует делать? – вдруг спросила собака несколько охрипшим , но высоким голоском.

-         В каком это смысле? – не поняли кошки, совершенно ошарашенные  тем, что собаки, вообще, умеют говорить.

-         Ну, что я должен теперь делать? До сих пор я все знал. Моя матушка учила меня, что, когда собака видит кошку, ее святая обязанность броситься за ней и, если удастся, загнать на дерево, прыгать вокруг и лаять. Но вот, что делать дальше, она мне почему-то не рассказывала.

-         А она не рассказывала, почему это у собак такая святая обязанность странная? – ехидно спросила Лида.

-         Она мне рассказывала какую-то древнюю легенду о том, как поссорились кошка с собакой. Когда-то эти животные дружили. Но однажды поссорились. Кошка ушла от собаки и залезла на дерево. Собака очень переживала их ссору и решила пойти помириться. Она подошла к дереву и сказала: «Слушай, спускайся вниз. Давай мириться!».

     Но кошка  ответила: « Нет уж, это ты ко мне поднимайся и давай мириться!»

Собаке было стыдно признаться, что она не умеет лазать по деревьям, и она ушла, и больше не вернулась. Вот с тех пор и враждуют кошки и собаки, - закончила свой рассказ рыжая собака.

-         Какая глупость! – возмутилась Лида. – Из-за такой ерунды – такая ссора. Но мы же не виноваты в том, что когда-то какая-то кошка оказалась слишком обидчивой, а какая-то собака слишком гордой. Вот ты, к примеру, зачем на нас лаяла? – строго спросила она.

-         Я не лаяла, я лаял! – обиделась собака. – А почему? Ну, меня так воспитали, ну как крутится на месте, прежде чем лечь спать или вилять хвостом, когда кормят или гладят, - удивленно ответила собака. – А зачем это делать, я как-то никогда не задумывался. А вы как думаете? – с надеждой получить объяснения спросил он.

-         Ну знаешь, - возмутилась Беж. – Почему это мы должны за тебя думать, почему ты на нас лаешь? Может, ты нас съесть хочешь, а? – вдруг шепотом добавила она.

-         Вы что? – испугалась собака. – Вы за кого меня принимаете? Я – простой щенок. Я и кошек гоняю впервые.

-         Ах, впервые! – воскликнули одновременно Лида и Беж. - Так нам оказана высокая честь?! Ну, спасибо тебе большое! Может, нам еще и поздравить тебя надо с тем, что ты нас на дерево загнал?

-         Ну, простите, простите, я не знал, что с кошками можно вот так запросто разговаривать. Я бы даже попросил вас спуститься, чтобы познакомиться, но боюсь, повторится та же древняя история, - почти всхлипнул щенок.

-         Слушай, а твоя матушка далеко отсюда? – с опаской спросили кошки.

-         Далеко, - вздохнул щенок.

-         Очень-очень далеко?

-         Очень-очень, и не спрашивайте меня о матушке больше. Она живет у людей, а я уличный щенок, - опять всхлипнул он.

-         Ну что ж, тогда, пожалуй, можно и слезть, - переглянувшись, решили кошки. Через секунду они уже стояли рядом с рыжим щенком.

-         Ну вот, спасибо, что спустились, - заулыбался щенок. – Меня зовут Шарик, -представился он.

-         А нас Лида и Беж, - сказала Лида.

-         А нас Беж и Лида, - сказала Беж, укоризненно глядя на Лиду.

-         Ой, только не поругайтесь! – испугался щенок. – Я очень не люблю, когда ругаются. Я тут же начинаю нервничать, рычать и клацать зубами и, наверное, даже могу укусить.

-         Интересно кого? – поинтересовалась Беж.

-         Обеих, - не моргнув глазом, ответил щенок.

-         Все, Беж, с этого момента нам больше нельзя ругаться, даже понарошку, - улыбнулась Лида.

-         Я так не смогу. Мне иногда просто необходимо бывает поругаться или поворчать. Я без этого себя плохо чувствую, - заворчала Беж. – Заткни-ка уши, дружок, добавила она, обращаясь к Шарику.

-         Я не Дружок, я Шарик, - поправил ее Шарик.

-         Заткни уши, дружок Шарик, - повторила Беж. – А я тут кое-что наворчу Лиде.

Шарик послушно заткнул лапами уши.

-         Я что-то не пойму, - начала Беж. – Ты что, собралась подружиться с собакой?

-         А почему бы и нет? – ответила Лида вопросом на вопрос. – Он славный и, вообще, я еще никогда не дружила с собакой.

-         Ах,  так меня тебе мало! – возмутилась Беж. – Тебе собаку Шарика надо в друзья заполучить! Ну, давай, давай! Не буду вам мешать!

Беж резко развернулась и побежала прочь из парка.

-    Да подожди ты, Беж. Причем тут ты? Ты все равно моя лучшая подруга! –      пыталась остановить ее Лида.

-    Я здесь действительно не причем! Прощай! – услышала она ответ издалека.

-         Как это, прощай? – не понял Шарик. – Так говорят, когда уходят насовсем.

-         Да ты ее не знаешь, она посердится, посердится и успокоится, - сказала Лида. Пойдем лучше к нам, я тебя с мамой и тетей Оранж познакомлю. Они будут рады, - предложила Лида.

-         А Беж? Она, по-моему, разозлится еще больше, - засомневался Шарик.

-         Ну и пусть злится! Хоть она и лучшая моя подруга, я не собираюсь ходить перед ней на задних лапках, - рассердилась Лида. – Так ты идешь или нет?

-         Ну, хорошо, хорошо. Пойдем, если ты так хочешь. Мне ведь на самом деле очень интересно сходить в гости. Меня еще никто никогда не приглашал в гости, - наконец согласился Шарик.

 

                                       В гостях

   Подойдя к дому, Лида предупредила Шарика:

-         Если встретишь Беж, разговаривай с ней, как ни в чем не бывало.

-         Хорошо, - согласился Шарик.

И они вошли в дом.

-         Мама, - позвала Лида. – Ты где? – Но никто не отозвался. – Значит, она в огороде работает. Подожди здесь, - сказала Шарику Лида и отправилась искать маму.

Еще издали она увидела Виду, что-то сосредоточенно окапывающую на грядке.

-         Мама, мама! – закричала Лида.

Вида оторвалась от работы.

-         Что случилось, Лида? – крикнула она. – А где Беж?

Лида не хотела рассказывать маме про Беж, и поэтому сказала:

-         Мам, пойдем в дом, я тебя кое с кем познакомлю.

-         Какая-нибудь новая подружка? – заулыбалась мама. – Ну, пойдем, заодно отдохну, а то я уж устала с утра.

Они направились к дому. Увидев издали рыжую, пушистую фигурку, Вида сказала:

-         Ой, Лида, одну секунду, я только переговорю с Оранж, - и быстро побежала к дому.

-         Оранж, - позвала она, подбегая совсем близко.

«Оранж» подняла голову и Вида вдруг вся обмерла: на нее глядела собачья морда, как две капли воды похожая на Оранж, и все-таки это была явно собачья морда.

-         Что с тобой, Оранж? Ты чего-то съела или…, - не договорив, Вида залилась слезами. – Я же говорила тебе: не собирай ты эти шампиньоны в огороде! Я как знала, что они ядовитые. Смотри, как опухла! Нос аж в два раза больше! Что же ты наделала! Надо срочно звонить доктору Усу! – причитала Вида.

-         Мама, мама, ты что, не видишь, что это собака? – расхохоталась подоспевшая тем временем Лида.

-         Собака?!! У дверей нашего дома?! – Вида мгновенно вздыбила шерсть, и не успела еще Лида раскрыть рот, чтобы объяснить маме, в чем дело, как Вида подпрыгнула, вцепилась когтями в спину Шарика и начала ожесточенно рвать шерсть из его спины и загривка.

Шарик от неожиданности завизжал, а Лида бросилась ему на помощь.

-         Мама, ты что, это же Шарик, мой друг! Я пригласила его к нам, а ты! Первый раз вижу, чтобы ты так встречала гостей!

Вида не сразу поняла, что сказала Лида. Но тут раздался голос непрошенного гостя.

-         Тетенька, тетенька, пустите меня, пустите! Вы же делаете мне очень больно! – визжал Шарик.

Вида остановилась в изумлении. – Кто это сказал? – недоверчиво спросила она.

-         Я сказал! Шарик сказал, - прохныкал Шарик.

-         Мама, оставь его! Мне так стыдно, мама! Я позвала его в гости, а ты…! – и Лида залилась слезами. – Мама, извинись перед Шариком!

-         Ну знаешь, дорогая, если ты к нам в следующий раз мышку в гости приведешь, а я ее съем, мне тоже извиняться надо будет? И перед кем, перед своим собственным животом? Скажи спасибо, что он еще легко отделался. А Вы, молодой пес, - обратилась она к Шарику, - должны бы знать, что собаки и кошки испокон века враги и дружить не могут. Хотя, честно Вам скажу, Вы меня удивили! Во-первых, Вы ужасно похожи на мою родную сестру, особенно издали, а во-вторых, я впервые вижу собаку, которая снизошла до того, чтобы разговаривать с кошкой.

   Вида несколько успокоилась, отпустила, наконец,  Шарика, и снова озадаченно посмотрела на него.

-         Да и глаза у Вас какие-то совсем не злые, а даже добрые, - продолжала она удивляться.

-         Мама, он очень-очень хороший, - вступила в разговор Лида, чтобы поддержать своего нового друга. - Пожалуйста, позволь мне дружить с ним! – взмолилась она.

-         Не знаю-не знаю, - опять засомневалась Вида. – Может, он вотрется в доверие, а потом в один ужасный день возьмет да и съест тебя, - и при этой мысли  Вида снова вздыбила шерсть, и глаза ее опять засверкали недобрым блеском.

-         Но я не ем кошек. Да и мама рассказывала мне, что они очень жесткие.

-         Кошки жесткие?! – возмутилась вдруг Лида. – Ну знаешь, это собаки жесткие, а кошки очень даже мягкие!

-         Это пирожки да булочки мягкие, - вдруг перевела Вида разговор на другую еду. – Пойдемте-ка на кухню, попьем чайку с булочками, заодно и познакомимся получше, - предложила она и добавила, – а ты, Лида, сбегай-ка и позови Оранж и Беж.

-         С удовольствием, - улыбнулась совсем уже успокоившаяся Лида. – Я мигом!

 И ее проворные лапки промелькнули по дорожке, ведущей от дома, и скрылись за поворотом.

Оранж была за домом – полола цветы в клумбе. Она была несколько ошарашена приглашением попить чаю в компании щенка. Но Лида успокоила ее, рассказав историю знакомства Виды с Шариком.

-         Ну, если твой щенок так незлобиво отнесся к прямому нападению на себя, наверное, он и правда не от мира сего. Так говоришь, он очень похож на меня? – засомневалась Оранж.

-         Очень-очень, ведь мама спутала его с тобой. Пойдем, тетя, сама увидишь.

-         Ну ладно, это даже любопытно, - наконец дала себя уговорить Оранж. – А ты сама-то куда? – спросила она Лиду.

-         Я - за Беж. Мы сейчас прибежим. До встречи, - и Лида побежала вокруг дома в поисках подруги.

 

                                      В поисках Беж

 

    Лида уже обежала, казалось, все, побывала во всех их тайных уголках: в огороде, в малиннике, в розарии, но Беж нигде не было.

«Не может быть», - по телу Лиды пробежал холодок от дурного предчувствия. – «Неужели она сказала "Прощай” не просто так. А может быть…», - и Лида рассмеялась своим страхам. –«Ну конечно же, она, наверняка, у себя в комнате, спит или просто отдыхает, а мне тут бог знает что в голову лезет.»

И Лида бросилась в дом. Взбежав на второй этаж, она, не стучась, влетела в комнату Беж… Комната была пуста.

«Странно», - у Лиды опять как-то неприятно заныло внутри. – «Где же она может быть? Ушла из дома? Это вряд ли. Скорее сидит где-нибудь тихо и ждет, чтобы ее нашли и умоляли вернуться. Но где? Чердак? Подвал?»

Чердак был практически еще одной комнатой, светлой и чистой. Вряд ли Беж стала бы там прятаться. Но Лиде уж очень не хотелось лезть в подвал, и она с большой надеждой бросилась на чердак. Но на чердаке никого не было. Лиде ничего не оставалось, и она с тяжелым чувством спустилась в подвал.

В подвале было темно и сыро и пахло мышами. Лида медленно продвигалась, аккуратно ступая лапами, озираясь по сторонам. И почему это она должна ходить по этому страшному подземелью?! Разве она виновата в том, что Беж такая ревнивая и обидчивая? Лиде стало досадно. И чем дальше она шла, тем больше злилась на Беж и на себя. Ничего не было видно.

-         Беж, – тихо позвала Лида, не очень надеясь на ответ. «Пойду-ка я отсюда подобру-поздорову», - сказала она сама себе, и вдруг прямо перед ней из кромешной тьмы вынырнули два горящих зеленых глаза.

-         Мама! – заорали одновременно Лида и обладатель зеленых глаз.

-         Беж, это ты? – спросила Лида, первая придя в себя.

-         Я, а ты что здесь делаешь? – ответил голос Беж.

-         Я-то тебя, заблудшую кошку,  ищу, а вот ты что тут делаешь? – сердито спросила Лида.

-         Я теперь здесь живу. Тут просторно и еды полно бегает.

-         Ты же говорила, что мышей после конкурса в школе видеть не можешь, - удивилась Лида.

-         Правильно, потому и ем, чтобы не видеть, - объяснила Беж.

-         А, ты здесь как, насовсем или временно? – поинтересовалась Лида.

-         Поживем-увидим, - ответила Беж.

-         А маму ты предупредила о своем переезде? – опять спросила Лида.

-          Я не могу ее предупредить. Для этого мне нужно отсюда выйти. А я не хочу, -  буркнула Беж.

-         А родничок тут где-нибудь бьет? – спросила Лида.

-         Никто меня здесь не бьет и даже не обижает, - опять буркнула Беж.

-         Я спрашиваю, а пить ты что  здесь собираешься? – упростила Лида свой вопрос.

-         Что ты ко мне пристала. Иди к своему дружку. Он, наверное, тебя заждался! – зло крикнула Беж.

-         Он не Дружок, он Шарик, - спокойно возразила Лида. – Беж, ну почему тебе все время надо ссориться? – она ласково посмотрела на Беж. - Я же тебя очень люблю.

-         Может быть, но ты заводишь других друзей, значит, тебе меня мало! – обиженно ответила Беж.

-         Во-первых, я Шарика не заводила, он сам завелся, а во-вторых, иметь в друзьях собаку очень даже полезно, - решила схитрить Лида. – Представляешь, тебе и мне с Шариком никакие собаки не будут страшны.

-         Это верно, - согласилась Беж. – И никакие кошки! – добавила она и задумалась.

-         А кузнечиков он не ест? – спросила Беж после недолгого молчания.

-         Думаю, что нет. Я ведь про него, вообще,  мало что знаю. Вот пойдем на кухню, там ты у него сама обо всем  спросишь.

И Лида рассказала Беж, как Вида напала на Шарика, и чем все это закончилось.

Беж внимательно все выслушала, иногда прерывая рассказ Лиды веселым смехом.

-         Может Шарик и правда хороший, - вдруг сказала она. – Пойдем на кухню.

Кошки дружно развернулись и только теперь поняли, что не знают, в какую сторону идти.

- Давай, ты пойдешь вправо, а я влево, - предложила Лида.

-         Давай, - согласилась Беж. – Как только кто-нибудь из нас найдет лестницу, ведущую наверх, он кликнет другого.

Так они и сделали. Лида шла по подвалу, внимательно вглядываясь в темноту, боясь пропустить лестницу. Известно, что кошки прекрасно видят в темноте, но только при условии, что эта темнота не кромешная. А в подвал не проникал ни один серьезный лучик. Поэтому Лида еле-еле разбирала очертания предметов, мимо которых шла. Вот, вроде бы, коробки какие-то, вот какие-то доски. Лида случайно наступила на одну из них:  раздался визг, и из-под доски вылезло довольно крупное существо с крошечными металлическими глазками и длинным тонким хвостом. Существо раскрыло свою узкую зубастую пасть и, злобно сверкая глазами, прыгнуло на Лиду.

-         Беж! – завизжала Лида, метнувшись в сторону. Но существо развернулось и, ощерив пасть, снова атаковало Лиду.

-         Лида?! – услышала Лида донесшийся издали голос Беж. – Я бегу! Только кричи! Я бегу на твой голос!

Лиду не надо было об этом просить, она и так кричала, не переставая, отпрыгивая от свирепого зверя то вправо, то влево, то назад, и пока, слава Богу, ей это удавалось.

-         Да что там у тебя происходит? – вдруг услышала она голос Беж прямо у себя за спиной.

Та сделала еще один прыжок и очутилась верхом на свирепом существе.

-         Привет, крыса, а я – киса! – очень вкрадчиво промяукала Беж, прижимая лапами, как теперь поняла Лида, крысу к земле.

-         Все в порядке, Лида. Крыса подо мной, как под каменной стеной! – успокоила  Лиду Беж.

-         А что ты с ней будешь делать? – все еще содрогаясь от страха, спросила Лида.

-         Могу с тобой поделиться, - без энтузиазма сказала Беж.

-         Беж, не ешь ее, я сама виновата, я на нее случайно наступила! – взмолилась Лида, глядя на притихшую крупную крысу.

-         Уж не хочешь ли ты и с ней подружиться? – с вызовом спросила Беж.

-         Беж, ты меня спасла! Я тебе безумно благодарна! Пойдем на кухню! Я вижу лестницу! Пойдем! Я хочу всем рассказать о том, как ты взяла в плен крысу, которая чуть не съела меня! – сказала Лида.

-         Это я чуть не съела ее, - сказала Беж. Она слезла с крысы, задрала  хвост трубой и прошествовала к лестнице с гордо поднятой головой.

Поднявшись из подвала, Беж вдруг остановилась и прошептала на ухо подошедшей Лиде:

-         Не рассказывай ничего никому, хотя мне бы очень хотелось, чтобы мама гордилась мной. Но, боюсь, она только отругает меня за то, что я спряталась в подвале.

 

                                  Второй завтрак 

                

Проснувшись следующим утром, Беж сладко потянулась и вспомнила про вчерашний день. Она была рада, что все так хорошо закончилось, и заодно решились все проблемы. Она сердилась на себя за то, что убежала тогда от Лиды и Шарика, за то, что сказала Лиде "прощай”, а сама так и не решилась уйти из дома. С другой стороны, какую глупость она сделала бы, уйдя из дома и заставив всех беспокоиться и искать ее. Уж этого бы Лида ей не простила.  Хотя, и Беж улыбнулась, простила бы. И она вспомнила, как они встретились, как сразу поссорились, а потом Лида простила ее. «Как же мне повезло с Лидой! У меня никогда прежде не было такой подруги. Я чувствую, что это и есть настоящая дружба.  Не надо ничего доказывать или подлизываться. Можно быть самой собой». А Беж хорошо знала,  что характер у нее с горчинкой. И все-таки Лида дружила с ней и всегда в итоге ей все прощала. Только бы каникулы не кончались!

В дверь постучали:

-         Эй, Беж, ты спишь? – спросил звонкий голос Лиды.

-         Да, сплю, - ответила Беж и захрапела.

«Странно», - подумала Лида. «Так она спит или нет?»

Она осторожно вошла в комнату и подошла к кровати. Беж, казалось, безмятежно спала, громко посапывая и похрапывая.

-Ну что ж, пойду одна на речку, наловлю плотвы, поплаваю, поваляюсь на зеленой мягкой травке, половлю кузнечиков: они там еще остались, - мечтательно проворковала Лида.

На слове «кузнечиков» у Беж подозрительно дернулось левое ухо и повернулось в сторону Лиды,  как будто спящая кошка прислушивалась во сне.

-  Ой, - продолжала Лида размышлять вслух. – Так ведь это даже хорошо, что Беж спит, а то при ее любви к кузнечикам мне вряд ли что-нибудь досталось бы. Но я ей, так и быть, парочку принесу, - продолжала Лида, еле сдерживая смех, потому что на нее теперь уже смотрели оба уха Беж, а храп и сопение резко прекратились.

-         Нет, парочку я не донесу. Мне же надо чем-то идти, значит, держать кузнечика я могу только одного и  только во рту, - рассуждала Лида, весело косясь на Беж.

-         Рот - слишком ненадежное место, - вдруг промурлыкала Беж, открывая совершенно не заспанные глаза.

-         Это твой рот – ненадежное место, а мой – вполне надежное, - возразила Лида. – Ну, я пошла, а ты дальше спи, - бросила она и направилась к двери.

-         Куда это ты без меня пошла? Тебе нельзя одной к реке. Маленьким котятам к реке можно ходить только в сопровождении взрослых, - промяукала Беж. – Так что пойдем вместе! – и она соскочила с кровати.

-         А откуда ты знаешь, что я иду к реке? – прищурилась Лида. – Ты же спала!

-         Я-то спала, а уши не спали, - объяснила Беж.

-         Да, я это заметила, - захихикала Лида. – Ты сегодня их пораньше спать положи!

-         Ладно, хватит нам болтать, айда к реке, а то мы до завтрака не успеем, - засуетилась Беж и выпрыгнула в окно. Лида последовала за ней, напевая по дороге:

Спят все звери и все птицы,

Только ушкам Беж не спится!

-         Оставь ты мои ушки в покое, - пробурчала Беж. – Лучше прибавь шагу, речка уже близко.

За поворотом дороги показалась река. Кошки со всех лап бросились к воде. Рыбы в реке было видимо – невидимо. Лида и Беж только и успевали ловить и есть, ловить и есть, пока обе не распластались на берегу, признав, что есть рыбу больше нету сил.

-         Слушай, Лида. Ты только моей маме не рассказывай, что мы ели до завтрака. Она мне этого не разрешает, - попросила Беж сытым голосом.

-         Вообще-то, моя мама тоже не приветствует, когда я хватаю куски перед едой, - согласилась Лида.

Пора было идти завтракать. Кошечки тяжело встали и, еле передвигая ноги, поплелись домой.

Сегодня было дежурство Оранж, и на кухне препротивно пахло все той же рыбой.

-         Я надеюсь, у нас на завтрак пирожки? – с надеждой в голосе спросила Беж, входя в кухню.

-         Конечно, дорогая, - заулыбалась Оранж. – Пирожки с плотвой.

Лида и Беж переглянулись и поморщились. Оранж переложила готовые пирожки на блюдо и поставила его на стол.

-Ну, угощайтесь. Ешьте, сколько влезет! – и она положила котятам на тарелки сразу по три пирожка. Беж открыла было рот, но прикусила язычок.

Через некоторое время тарелки были пусты, но котята продолжали сидеть за столом.

-         Сколько вам еще положить? – обрадовалась Оранж.

-         Спасибо, мама, я совсем сыта. Мне что-то нехорошо, - простонала Беж.

-         И мне, - подхватила Лида тоскливым голосом.

-         Господи, да что с вами? – оторопела Оранж. – Рыба – свежая, я только сегодня спозаранку в реке наловила!

Оранж вывела из-за стола сначала Беж, потом Лиду. У обеих животы раздулись до таких размеров, что можно было подумать, что каждая из них живьем заглотнула рыбу – шар.

 Да что ж это такое! – всплеснула лапами Оранж. – Не могли же ваши животы так распухнуть из-за трех пирожков. Ты, Беж, бывало, десяток съедала, и как с гуся вода!

Оранж развела котят по комнатам, уложила в постели и побежала звонить доктору Усу. В холле на первом этаже она встретила Виду.

-         Заболели наши котята, - ошарашила ее Оранж. – Животы распухли, глаза слезятся, еле ходят!

Вида бросилась в комнату к Лиде.

-   Что случилось? Что с вами? – с порога крикнула она.

-         Да ничего такого, просто разболелись животы, - сказала Лида. – Уж я не знаю, зачем тетя Оранж собралась вызывать доктора.

-         Ну-ка, откинь одеяло. Я хочу видеть твой живот, - скомандовала мама.

Лида нехотя сбросила одеяло.

-         Вот это да! - воскликнула Вида. – Сколько же пирожков ты съела на завтрак?

-         Всего три, - проныла Лида.

-         И больше ничего? - не поверила Вида.

-         Мама, честное слово, на завтрак я съела всего три пирожка, - простонала Лида.

-         Но у тебя живот огромный, как футбольный мяч, и такой же твердый. Может, ты проглотила пирожки вместе с тарелкой? – и Вида пристально посмотрела дочери в глаза. Лида отвела взгляд. Она уже поняла, что мама начала догадываться, что дело тут  не в пирожках.

-         Хорошо, на завтрак, значит, три пирожка, а до завтрака? Что ты ела до завтрака?

-         Ничего, - промямлила Лида, не поднимая глаз.

-         Ты мне врешь, дорогая моя! А я этого терпеть не могу. Лучше сразу скажи всю правду.

-         Мама, я не могу! – взмолилась Лида. – Я обещала Беж, что не расскажу!

-         А Беж сколько пирожков съела? – зачем-то спросила Вида.

-         Тоже три, - не поняла Лида. – А что?

-         Чтобы Беж, и три пирожка?! – вдруг захохотала мама. – Такое возможно, только если место остальных десяти уже было чем-то занято! Если я правильно все понимаю, то ее живот должен быть раза в два больше твоего. Я сейчас вернусь, - уже на ходу бросила Вида и выскочила из комнаты.

-         Вернувшись через пару минут, она хитро поглядела на Лиду и сказала,

-          Можешь ничего не рассказывать, я  и так все знаю. А сейчас лежи, доктор уже у Беж.

Через некоторое время вошел доктор. Это был не доктор Ус. Он объяснил, что доктор Ус ушел по другому вызову. Доктор долго мял и слушал живот Лиды и, наконец, сказал:

-         Это очень серьезно. Это очень опасная болезнь. Называется тугопузость. Слава Богу, что я вовремя приехал. Еще бы несколько часов и болезнь бы распространилась  по всему телу. Чтобы этого не случилось, надо лежать в постели до утра, не есть ничего вкусного, пить только воду и ни в коем случае не смотреть телевизор.

От услышанного Лиде стало так тоскливо и обидно, что она спросила:

-    А музыку слушать можно?

-         Что Вы, милочка! Никакой музыки. Сейчас Вам вредно любое напряжение.

-         А что же можно делать? – в отчаянии спросила Лида.

-         Ровным счетом ничего, и Вы, мамочка, обязательно проследите за этим. Это очень важно! При тугопузости самое главное - абсолютный покой! – отрезал доктор.

-         А можно мне тогда покоиться в одной комнате с Беж? Мы бы с ней хоть поболтали, - с надеждой спросила Лида.

-         Ни в коем случае! У Вашей сестры положение еще хуже. У нее диагноз еще более неутешительный: обширная толстобрюхость.

-         Какая толстобрюхость? – не поняла Лида.

-         Обширная толстобрюхость. Так что ей, в отличие от Вас, я запретил даже разговаривать.

Доктор собрал все свои палочки и трубочки и ушел, а Лида осталась одна в комнате. Она лежала и думала, что больше никогда в жизни не будет ничего есть перед завтраком, а также обедом и ужином, раз за это приходится так расплачиваться.

Вида догнала доктора уже в дверях.

-         Доктор, а может не стоит их так наказывать, а? – спросила она.

-         А я их и не наказываю. Доктора, милочка, лечат, а не наказывают, да будет Вам известно. А тугопузость – не шутка. Если не провести должного лечения, тугопузость может стать хронической. Не хотите же Вы потом всю жизнь вралерьянку пить?! – отрезал доктор и ушел.

Вида шла в комнату Лиды, ей было жаль свою шалунью-дочь и свою племянницу, но все-таки доктор был прав: из малого вранья, которое однажды сошло с рук, всегда вырастает большое, от которого  руки опускаются, и она ничего не сказала своей дочери.

 

                                           Кот Шарик

С того дня Лида и Беж больше не ходили на речку до завтрака. Вместо этого они бегали вокруг дома, качались на тарзанке, лазали по деревьям или гонялись за бабочками.

 А вот после завтрака они теперь частенько наведывались в гости к Шарику, благо он жил на соседней улице.

-         А почему тебя мама назвала «Шарик»? – как-то спросила Лида.

-         Мама сначала назвала меня «Ластик», - грустно ответил Шарик.

-         Почему «Ластик»? – удивилась Лида.

-         А я был чрезвычайно ласковым малышом, и вечно ластился к маме. Но хозяин все время называл меня Шариком, и мама очень скоро забыла мое настоящее имя, да и я тоже привык отзываться на имя «Шарик».

-         Печальная история, - посочувствовала Лида.

-         Отчего же печальная? – не понял Шарик.

-         Ну, у тебя было такое необычное красивое имя «Ластик», а ты его потерял и стал одним из тысячи Шариков.

-         А, так тебе мое имя прежнее жалко. Не переживай, раз я его потерял,  кто-нибудь его уже обязательно  подобрал. А я и Шарик совсем неплохой. А каким бы Ластиком был, кто знает?

Лида не стала продолжать этот непонятный разговор.

-   Слушай, Шарик, - вдруг сказала она. – Приходи-ка завтра с утра к нам в гости. Тебе все будут рады!

-   Нет уж, спасибо, я уже однажды у вас погостил, век не забуду, - затрясся Шарик от воспоминаний.

-         Да брось ты, вы после этого с мамой и тетей Видой на кухне так мило болтали. Почти все булочки съели. Ты что же, забыл? – удивилась Беж.

-         Да нет, я все помню. Только все равно боюсь, - заскулил Шарик. – Раны до сих пор ноют, - он укоризненно взглянул на Лиду.

-         Но я же не виновата! – возмутилась та. – Это же не я тебе на спину прыгнула, а моя мама!

-         Уж лучше бы ты прыгнула, - сказал Шарик. – Ты и весишь поменьше, и когти у тебя покороче.

-         Да ладно тебе обижаться, - вмешалась Беж. – Идем в гости и точка.

Шарик почему-то вдруг согласился, и они все вместе отправились домой.

-         Вы все-таки предупредите своих мам о моем визите, - взмолился Шарик, входя в дом. – А то, как бы чего не вышло опять.

 Лида и Беж отправились искать своих мам, а Шарик остался внизу в холле. Он мирно уселся на полу спиной к двери, подвернув хвост, и стал ждать.

Не прошло и пары минут, как дверь со скрипом отворилась, и Шарик услышал нестройный хор кошачьих голосов:

                    Кто ты, кошка или  нет?

                    Рыжий шарик, дай ответ!

В первый момент Шарик решил, что мамы его подружек вернулись в дом с огорода. Но когда до него дошел смысл сказанного, он резко развернулся и уставился на обидчиков.

Недалеко от распахнутой двери он увидел пять-шесть котят, которые нахально глядели на него, улюлюкая и хохоча.

                     Кто ты, кошка или нет?

                    Рыжий шарик, дай ответ!

Тут Шарик вспомнил, что Беж накануне говорила что-то о соседских котятах, которые по выходным приходят дразнить ее маму. И тут у Шарика возникла озорная идея. Он снова быстро повернулся к котятам спиной, сел на хвост и сказал как можно более высоким голосом:

-         Зачем вы меня обижаете, детишки?

Нахальные котята заорали еще громче прежнего:

                     Кто ты, кошка или нет?

                     Рыжий шарик, дай ответ!

Шарик втянул грудь и совсем тоненьким елейным голоском сказал:

-         Вообще-то я – кошка.

 В холле было сумеречно, и котята не могли с улицы хорошо его видеть. Шарик выдержал паузу и медленно продолжил, поворачиваясь к котятам:

-         Правда, иногда, когда меня очень сильно разозлят…, - Шарик уже полностью развернулся мордой к котятам… И тут он оскалил зубы, сделал огромный прыжок вперед, и подскочив к двери, страшным голосом рявкнул:

-         Я бываю СОБАКОЙ!

С визгом и мяуканьем котята бросились врассыпную. Через секунду во дворе уже никого не было видно.

Надо добавить, что с того дня больше никто и никогда не беспокоил Оранж по выходным. Поначалу она удивлялась, куда это девались ее обидчики, а потом и забыла думать о них.

 

                       Телевизор на двоих  

 

 На следующее утро, когда Лида проснулась, и, сладко потягиваясь и мурлыча, открыла глаза, она сразу почувствовала какую-то грусть в комнате. Этой грустью было полное отсутствие солнышка. Комната была хоть и светлая, но безрадостная. На обоях не было веселых ярких полосочек солнечного света. Лида глянула в окно и окончательно расстроилась. Лил дождь, да такой, что о прогулках, играх и  валянии в траве нечего было и думать.

 Дверь отворилась, и в комнату вошла Беж.

-         Ну, что будем делать? – прохныкала Лида.

-         Пойдем купаться, - невозмутимо ответила Беж.

-         Как это? – удивилась Лида. – На дворе дождь.

-         Не слепая, вижу. Ты разве не знаешь, что дождь состоит из воды, вроде той, что у нас в бассейне? Когда мы купаемся, мы все равно мокрые, так что дождь нам совершенно не помешает. Давай, поднимайся, я буду ждать тебя в холле.

Лида нехотя вылезла из постели. Честно говоря, ей совсем не хотелось идти купаться под дождем, но она не захотела расстраивать Беж, да и в самом деле, чем еще можно было заняться в такой день.

Уже в дверях они столкнулись с Оранж. Она была в плаще, по которому струйками стекала вода.

-         Куда это вы собрались?! – сердито спросила Оранж. – Ну-ка, обратно в дом!

-         Мам, мы идем купаться. Мы ведь все равно намокнем, так какая разница, идет дождь или нет.

-         Да, в общем, никакой, только на улице холод собачий, так что это даже не обсуждается, быстро в дом! – прикрикнула на котят Оранж.

-         Везет же Шарику! – позавидовала Беж.

-         Почему? – не поняла Лида.

-         Ему, наверняка, сейчас можно купаться, раз на улице собачий холод. Мам, а кошачий холод холоднее или теплее собачьего? – спросила она.

-         Какая ты у меня все-таки глупенькая. Хватит разговоров, идите наверх, там теплее. Устройтесь в комнате Беж и смотрите телевизор  что ли, - предложила Оранж.

И впрямь, они же совершенно забыли о телевизоре. До сих пор стояла такая прекрасная погода, что сидеть в доме никому  и в голову не приходило. Зато теперь совсем другое дело. И котята радостно бросились в комнату Беж. Они схватили программу и стали ее изучать. По двум каналам почти одновременно шли «Красная шапочка» и «Белоснежка». Котята удобно уселись у экрана, а Оранж отправилась в соседнюю комнату прибираться.

Спустя некоторое время она услышала из-за стены очень странный текст:

«Дорогая доченька, сходи, проведай свою больную бабушку…, отведи ее в лесную чащу и привяжи к дереву, да покрепче…, отнеси ей вареньица и маслица…, и оставь в лесу одну…, да поскорее возвращайся».

-         Что за ужасы вы тут смотрите! – вбегая в комнату, закричала на подскочивших от неожиданности котят Оранж. Она взглянула на экран и увидела хорошо знакомый с детства мультфильм про Белоснежку.

-         Ничего не понимаю! Какой-то новый современный вариант, что ли? – всплеснула она лапами, и, оставив котят одних, снова отправилась в соседнюю комнату убираться.

Она довольно долго подметала, а когда закончила, то сквозь стену опять услышала:

-         Проснись, девица, очнись, красавица! – требовал мужской голос.

-         А ты дерни за веревочку! – отвечал другой голос.

-         О, прекрасный юноша, кто ты?

-         Я – серый волк, и я тебя съем!… И заберу тебя в свое королевство!

-         Да что за вздор они там смотрят! – опять возмутилась Оранж и отправилась в комнату Беж с твердым намерением выключить телевизор. Уже распахивая дверь, она услышала:

-         Бабушка, а бабушка? А почему у тебя такие большие зубы?

-         Потому что я всегда чищу свои зубы пастой «Колгейт»! – ответила миловидная блондинка из рекламного ролика.

-         Эй, Беж, перестань переключать. «Белоснежка» уже кончилась, дай мне теперь спокойно «Красную шапочку» досмотреть, - взмолилась Лида.

-         Не возмущайся. Я, между прочим, из-за тебя пропустила мой самый любимый момент, как принц Белоснежку целует, - пробурчала Беж. – Не могли два хороших мультика в разное время показать, - сказала она обиженно и взглянула на маму.

-         Да что вы смотрите? – недоуменно спросила Оранж.

-         Да мы чуть не поссорились. Беж хотела смотреть «Белоснежку», а я – «Красную шапочку», но потом придумали смотреть их одновременно, - объяснила Лида.

-         Как это, одновременно? – опять не поняла Оранж.

-         Очень просто, - взялась объяснять Беж. – Чуть-чуть смотрит она, потом переключаем на другой канал, чуть-чуть смотрю я, ну и так далее.

Оранж вышла из комнаты котят и отправилась к Виде.

-    Слушай, - сказала она. – Надо срочно купить второй телевизор. У наших дочерей совсем разные вкусы.

                                     Битва за тефтельки

Рано утром, встав с постели, Лида обнаружила на туалетном столике записку:

«Дорогая доченька, мы с тетей Оранж ушли на рынок. Будьте умницами! На завтрак ешьте и пейте, что хотите. Найдете все в холодильнике. Целую, мама».

   Лида вскочила и побежала к Беж. Но Беж в комнате не было. Не было ее и в ванной и в холле. Тогда Лида отправилась на кухню. Войдя, она сразу увидела Беж, шарившую по полкам холодильника.

-         Надо было сразу догадаться, что ты можешь быть только на кухне, - хмыкнула Лида.

-         Гляди! – никак не отреагировав на ехидное замечание Лиды, промурлыкала Беж. -Тут столько еды. Можно есть целый день!

-         Зачем же целый день есть? Ну, ты как хочешь, а я лично себе другие занятия найду, вот только позавтракаю, - убежденно сказала Лида.

Она тоже заглянула в холодильник, и взору ее предстали разнообразные лакомства: творожки, йогурты, сливки, мороженое, пирожки с сыром, мясные тефтельки, буженина. И все так вкусно пахло, что у Лиды засосало под ложечкой.

-         Аж дух захватывает, - видимо чувствуя то же самое, восторженно сказала Беж.

-         Ну, так что же мы будем есть? – спросила Лида.

-         Все! – очень серьезно ответила Беж.

-         Ты что, опять хочешь валяться целый день в постели с обширной толстобрюхостью? – возмутилась Лида.

-         Не так уж это и страшно. Подумаешь, лежать в постели. Это ж не в огороде грядки полоть! – облизнулась Беж.

-         Ты как знаешь, а я вовсе не хочу провести еще один день своей жизни впустую.

-         Почему же впустую? Как раз «вполную»! Мы проедим этот день «вполную», - промурлыкала Беж и достала пакет со сливками. Она немного наклонила его и лизнула отверстие:

Ух, как жирненько! Как вкусненько! – опять промурлыкала она. – Давай нальем немного на пол и слизнем, - предложила Беж.

-         Зачем же на пол? У нас тарелки для этого есть, - удивилась Лида.

-         Да ладно, есть тарелки и хорошо. Пусть себе стоят чистые. Мыть их уж больно неохота, - отмахнулась Беж, наклонила пакет, и из отверстия потекла густая белая жидкость.

-         Что ты делаешь? Если мамы увидят, что мы едим с пола…, - начала возмущаться Лида.

-         Не увидят, не увидят, если ты мне поможешь все это быстренько слизнуть. Давай лучше за дело, - и Беж начала интенсивно работать языком.

Какое-то время Лида стояла в нерешительности, но при виде чмокающей и облизывающейся Беж, у нее просто слюнки потекли, и вскоре она слизывала сливки с не меньшим проворством, чем Беж.

-         Теперь, давай, вываливай тефтельки, - вошла во вкус Беж.

Лида хотела было возразить, но, взглянув на пол, поняла, что тефтельки уже ничего не испортят, так как на том месте, где недавно были сливки, красовалось огромное жирное пятно.

Тефтельки мягко шлепнулись на пол, и по кухне разлился нежный мясной запах, и вот тут, откуда ни возьмись, как по команде налетели мухи. Они так и норовили сесть на аппетитные тефтельки.

-     Мы не можем позволить им есть наши тефтельки! – заорала Беж. – Объявляем мухам войну! В атаку! – и она начала яростно отгонять мух от тефтелек. – Ешь, я их задержу! – крикнула, вошедшая в раж Беж.

Лида не заставила себя долго ждать и жадно накинулась на тефтели. Но мух оказалось значительно больше, чем Беж могла отогнать, и часть их, благополучно её миновав, набросилась на тефтельки.

-         Ложись! – скомандовала Беж. – Закрой мои тефтельки!

Лида распласталась на тефтелях и обиженно буркнула:

-         Почему это они твои, они – наши!

-         Наши, наши! Но моих среди них больше чем твоих, - настаивала Беж на своей правоте, отгоняя мух.

-         Если бы не твоя лень, мне бы не пришлось сейчас лежать на ковре из раздавленных тефтелей и отмахиваться хвостом от мух! – прокричала Лида.

-         Так ты их раздавила?! – возмутилась Беж. – Как ты посмела раздавить мои любимые тефтельки?!

-         Ты опять за свое! – возмутилась Лида. – Вот сейчас возьму и встану, и пусть будет, что будет, - пригрозила она.

-         Нет уж, лежи! Я уверена, что вкус у них остался тем же, хотя целыми их есть было бы приятнее, - поразмыслив, успокоилась Беж.

-         Ты бы лучше окно и дверь закрыла, - посоветовала Лида. – Нас только двое, а мух на свете очень много.

-         Твоя правда, - согласилась Беж и, бросив бить и ловить мух, захлопнула окно, а потом и дверь.

-         Ну, мухи, ваш последний час настал! – страшным голосом заревела Беж и бросилась в атаку.

Через десять минут ни одной мухи на кухне не было видно.

-         Вставай, Лида! Мы победили! – крикнула  разгоряченная Беж

Лида покрутила головой, чтобы удостоверится, что все обстоит так, как говорит ее подруга. Мух действительно нигде не было – ни живых, ни мертвых.

-         А куда же они все делись? – удивилась Лида.

-         Ясно куда! Я же самая великая на свете мухоловка! - засияла от гордости Беж.

-         Ты хочешь сказать, что ты их всех съела? – с сомнением в голосе спросила Лида.

-         А что ж , по-твоему, мне надо было каждой мухе объяснить, что некрасиво есть чужие тефтельки? – недовольно фыркнула Беж.

-         Фу-у, Беж, как ты смогла съесть столько мух?! Это же противно! – Лиду слегка затошнило.

-         Тебе может и противно, а мне очень даже вкусно. Они на вкус чуть кислее кузнечиков, но тоже очень ничего, - заносчиво сказала Беж.

-         Но они же разносят всякую заразу! Разве мама тебе не говорила? – спросила Лида.

-         Не знаю, не знаю. Только что они хотели разнести мои тефтельки, - ответила Беж. – Ну, так ты вставай что ли, - опять обратилась она к Лиде.

Лида, поскальзываясь, поднялась на все четыре лапы.

-         А где же тефтельки?! – возмутилась Беж. – Ты что, их все съела под шумок?

Лида тем временем развернулась мордочкой к Беж, и только теперь Беж увидела, что весь живот Лиды покрыт раздавленными тефтелями, как ковром.

-         Ты надела мои тефтели! – возмущенно закричала Беж. – Ну-ка, снимай!

-         Нет уж, это ты снимай. Я из-за тебя вся в тефтелях, - обиженно сказала Лида, с ужасом глядя на свой перепачканный живот.

Не долго думая, Беж подбежала к Лиде и скомандовала:

-         Ложись на спину. Я сейчас тебя почищу. – Произнеся это, она принялась слизывать мясные крошки прямо с живота Лиды. – Тебе оставить? – чавкая тефтельками, спросила Беж. – Давай, я оставлю тебе те, что на лапах, ты до них сама легко дотянешься.

Вылизанная дочиста Лида, наконец, снова поднялась на ноги.

-         Я только не могу понять, - сказала она задумчиво. – Зачем мы защищали тефтельки от мух, если ты съела и мух и тефтельки?

-         А я признаю только раздельное питание, - промурлыкала Беж. – Ты бы стала есть тефтельки обмокнутые в сливки? – резонно спросила она.

-         Пожалуй нет, вряд ли это вкусно, - подумав, ответила Лида.

-         Ну вот, видишь! – сказала Беж. – А теперь давай пол мыть, а то жирное пятно от тефтелек очень подозрительно блестит. Мамы обязательно заметят, - добавила она.

Да уж, пятно и в самом деле ярко выделялось на линолеуме. Сначала котята пытались вылизать все дочиста язычками, но , казалось, пятно от этого только раздалось вширь.

-         Что же делать? И водой жир не смывается, это я точно знаю, - заволновалась Лида. - Ох и попадет же нам!

-         Не хнычь! – успокоила ее Беж. – Раз мы не можем устранить пятно, надо весь пол одинаково испачкать, тогда все сольется и никто ничего не заметит.

-         Но чем же его испачкать? – спросила Лида. – У нас больше нет тефтелек.

-         Давай возьмем подсолнечное масло, нальем немного на пол, развезем лапами по всему полу, потом прыгнем в раковину и лапы отмоем с мылом, - предложила Беж.

Так они и сделали. Пол теперь весь равномерно поблескивал, и пятна не стало видно. Довольные и успокоившиеся котята прыгнули из раковины прямо через порог кухни и в коридоре столкнулись с возвращавшимися с рынка Видой и Оранж. Мамы несли пакеты с разными свежими продуктами.

-    Ну, как дела? – спросили они у дочерей.

-    Отлично, мы только что позавтракали, - ответили котята.

-         А что ели? - спросила Вида.

-         Сливки и тефтельки, - ответили Лида и Беж

Подойдя к кухне и взглянув на чистый стол и пустую раковину, Оранж воскликнула:

-         Да вы никак и со стола вытерли и посуду помыли! Вот это да! Надо вас за это чем-нибудь вкусненьким наградить. Вот только пакеты сейчас на стол поставлю, разберу и …

Но Оранж не успела договорить. Сделав шаг через порог,  она поскользнулась и растянулась плашмя на полу. Пакет, который она несла, упал, раздался характерный треск, и по полу разлилась лужица из битых яиц.

Что было дальше, рассказывать не стоит. Но в тот день котят так и не угостили ничем вкусненьким.

 

                              Клубничные прятки и новый Дружок

 

Прошло несколько дней похожих друг на друга, как травинки на поле. Беж с Лидой уже излазали все окрестности. Они, казалось, побывали везде, где только было можно. Правда, оставалось еще одно место, но туда самим было не добраться. Туда надо было ехать на автобусе и только с родителями. ( Речь идет о зоопарке, посетить который  они мечтали уже давно, но в связи с последними событиями поход в зоопарк был отложен на неопределенное время.)

Утром в гости к котятам пришел Шарик, и они пошли в сад играть в прятки. К слову сказать, играть с Шариком в прятки было совершенно неинтересно, так как он брал след и мгновенно находил обеих кошечек. Но к сегодняшнему дню Лида и Беж специально подготовились. Они налили садовую ванну воды, развели в ней очень пахучий клубничный шампунь, из водяных пистолетов разбрызгали эту жидкость по всему саду, а потом обрызгали друг друга. Так что теперь весь сад благоухал запахом свежей клубники.

Войдя в сад, Шарик поморщился и спросил:

-         А разве вы выращиваете клубнику? Нигде ее не видно, а ощущение такое, будто в воздухе растворен клубничный сок.

Котята заговорщически переглянулись и ничего не ответили.

Как всегда, как самый старший, первым водил Шарик. Он досчитал, как и положено, до двадцати, и открыл глаза. Запах клубники просто стоял у него в носу, мешая ощущать другие. Шарик в недоумении сел. Сад был огромный, а он не чувствовал даже слабого намека на знакомые запахи своих подруг.

-Ну, что ж, - вздохнул Шарик. – Придется искать по-настоящему.

Он побродил по саду, но никаких следов Лиды и Беж не было ни видно, ни нюхно. В расстройстве Шарик снова сел, теперь уже посреди сада, и прислушался. Стояла идеальная тишина, и вдруг эту тишину прорезало слабое  попискивание.

-Ага! – обрадовался Шарик. – Вот я вас и нашел. И он бросился на звук.

Звук доносился из канавы, которая окаймляла весь сад. Шарик с радостным тявканием подбежал к канаве и заглянул в нее. Оттуда на него уставились испуганные, черные, как угольки, глазенки крошечного щенка. Как ни странно, увидев Шарика, он и не подумал бежать. Наоборот, он вдруг перестал пищать, выбрался, пошатываясь, из канавы и прильнул к Шарику, тычась носом ему в живот.

-         Эй, эй, ты что это делаешь?! Я в мамы не гожусь. Разве что в папы, - улыбнулся Шарик. – Эх, ты, бедолага. Тебя, как и меня когда-то, не решились утопить и выбросили на улицу, полагая, что остались с чистой совестью. А как ты, малыш, выживешь, они не подумали? Как зиму перенесешь, где еду найдешь? Эх, люди, люди! Мало в вас доброты, - и Шарик лизнул малыша в теплую подслеповатую мордочку. - Пойдем, дружок, в мой картонный дом. У меня там косточка осталась и пара мышей, да напоить тебя из речки надо, может, и рыбку поймаем.

Шарик взял малыша за шкирку зубами и понес к реке поить.

Тем временем Лида и Беж сидели в ванной, задыхаясь от запаха шампуня.

-         А если он нас здесь не найдет? – спросила Лида.

-         Ну, тогда он скажет нам, что сдается, - ответила Беж.

-         Да как же он нам скажет, если он нас не найдет? – возразила Лида. – В общем, я вылезаю. Уж лучше я буду водить, чем сидеть  в этой пахучей воде. Мне кажется, что я насквозь пропахла клубникой.

Лида вылезла из ванной, отряхнулась и, сев на траву, начала яростно вылизываться.

-         Что ты делаешь?! – возмутилась Беж.

-         Возвращая себе свой натуральный кошкин запах, - заявила Лида, работая языком, как мочалкой.

-         Ну, если ты хочешь, чтобы Шарик тебя унюхал, это твое дело, но тогда отойди от меня подальше, а то из-за тебя он найдет и меня, - проворчала Беж.

-         С удовольствием, - сказала Лида. – Не собираюсь Вам мешать, Ваше Клубничное Величество.

Сказав это, Лида отошла в глубину сада и снова уселась на траву отмывать свою шкурку.

-    Ну, что, ты видишь Шарика? – крикнула ей из ванной Беж.

-         Нет, его нигде не видно. Думаю, он просто убежал, не выдержав этого жуткого запаха! – предположила Лида. – Давай-ка, вылезай.

Мордочка Беж выглянула из ванной. – А его и правда нигде нет, - покрутив головой, убедилась она. – Пожалуй, ты права. Он, видно, ушел. Но ведь это нечестно! Он должен был нас искать!

   В этот момент с противоположной стороны сада показался Шарик. Он бежал, как ошпаренный.

-         Как хорошо, что вы уже нашлись! – пролаял он еще издали. – Скажите, у вас дома есть молоко?

-         Молоко? – удивилась Лида. – Есть. Ты что, проголодался?

-         Нет, не я. Это мой Дружок, - ответил Шарик. – Ему срочно нужно молоко. Без молока он пропадет. Я ему и косточку предлагал, и мышей, а он не берет! – продолжал объяснять Шарик.

-         Значит, у тебя появился новый дружок, и ты пришел требовать у нас для него молока! Не кажется ли тебе, что не очень-то красиво бросить своих старых друзей посреди игры ради нового. Я уж не говорю о том, что нам ты никогда не предлагал ни косточку, ни мышей, - обиженно сказала Беж.

-         Но ведь вы их не едите! Вы мне сами говорили! – удивился Шарик.

-         Тем более мог бы предложить, - возразила Беж.

-         Но зачем же предлагать друзьям то, что они все равно есть не будут? – не понял Шарик.

-         А зачем же предлагать им то, что они будут есть, если ты сам это очень любишь? – ответила Беж вопросом на вопрос.

Шарик ошарашено уставился на Беж, - Я не совсем тебя понял. К тому же, тот, для кого я прошу молока, вовсе не мой новый друг. Это я его так назвал, Дружок. Ну,  меня зовут Шарик, вас -  Беж и Лида, а его - Дружок. Он мне скорее не в друзья, а  в сыновья или младшие братья годится. Это совсем маленький щенок, крошечный. Он, видно, недавно родился. Он даже еще видит плохо и ходит, пошатываясь, - объяснил Шарик. – Ему срочно нужно молоко. Пожалуйста, помогите! – взмолился он.

-    Конечно, конечно, я сейчас же принесу  молока, - пообещала Лида и побежала в дом. Через минуту она уже вернулась, держа в зубах полулитровый пакетик молока.

-         Куда идти? – сквозь зубы процедила она.

-         Ко мне  домой, - ответил Шарик, и они втроем бросились по дорожке прочь от дома.

 

                                    Поиски начинаются

 

Примчавшись к картонному дому Шарика, они заглянули внутрь и увидели на дне маленький, подрагивавший во сне шерстяной комочек.

-Давай сюда молоко, - скомандовал Шарик. Он сел, взял пакет передними лапами, отгрыз один краешек и, очень аккуратно  надавив на  пакет, брызнул на нос спящему щенку немного молока. Тот смешно повел носиком, завилял хвостиком и стал судорожно слизывать капли с мордочки и носа. Шарик поднес пакет поближе, нажал на него и, прицелившись, направил струйку прямо на жадный язычок щенка.  Зажмурив глаза, тот радостно зачмокал.

-         Так он же еще младенец, - сочувственно сказала Лида. – Что ты с ним будешь делать?

-         Если вы мне немного поможете с молочными продуктами, то с ним будет все в порядке.

-         Ну ладно, - сказала Беж. - Накормили, напоили, спаточки уложили, а теперь пошли гулять.

-         Нет уж, извините. Я не могу его бросить. Он ведь совсем еще глупенький. Ничего не понимает. Вылезет без меня из коробки и потеряется, - серьезно сказал Шарик.

-         Так ты что, с ним теперь нянчиться с утра до ночи будешь? – возмутилась Беж. – А мы, значит, тебе больше не нужны, так что ли?

-         Ну, простите, простите меня. Вот на ноги Дружка поставлю, тогда снова играть с вами стану, - завилял хвостом Шарик.

-         Если Дружок будет у тебя на ногах стоять, ты и лапу поднять не сможешь, не то что играть, - проворчала Беж.

-         Поставить на ноги – значит вырастить, обучить, ну и тому подобное, - объяснила ей Лида. – Но это же долго, - обратилась она к Шарику. – Значит, все это время мы будем гулять и играть без тебя?

-         Ну, вы же будете нас навещать, вы же обещали приносить молоко, - успокоил ее Шарик. – К тому же, щенки быстро растут. Вы не успеете и глазом моргнуть, как он будет называть вас «тетя Лида» и «тетя Беж», - заулыбался Шарик.

-         Зато лапы отбить и когти затупить точно успеем, если будем каждый день сюда молоко носить, - недовольно фыркнула Беж.

-         Если тебе неохота, не носи. Я могу вполне это делать одна, - предложила Лида.

-         А я что в это время буду делать? Скучать в одиночестве дома или играть в салочки со своим хвостом? – обиженно промяукала Беж.

-         Тогда не ворчи и оставь Шарика в покое. Он за доброе дело взялся, - укорила подругу Лида.

-         А кто его просил? Тебя твой Дружок просил за него браться? – обратилась Беж к Шарику. – А может, у него мама есть или родной отец, а? – не унималась она.

-         Это вряд ли, - усомнился Шарик и тут же резонно заметил, – а даже если и есть, то кому-то же надо их сына поберечь, пока они найдутся.

-         Слушай, Лида, я придумала, что надо делать. Надо найти маму или папу Дружка, - вдруг сказала Беж.

-         И как ты себе это представляешь? Мы что, будем бегать по улицам и спрашивать у всех встречных собак, не они ли потеряли сына? – спросила Лида.

-         Э нет, так я потеряю вас и никогда себе этого не прощу, - возразил Шарик.

В этот момент проходивший мимо мальчишка пнул в их сторону здоровенную консервную банку, и кошки, вздыбив шерсть, запрыгнули в коробку. Почувствовав сквозь сон мягкий, теплый бочок Беж, щенок нежно прильнул к ней и зарыл свой носик в ее шерсть.

-         А он славный, - польщённо замурлыкала Беж. – И от него приятно пахнет молоком. И правда, если мы не найдем его родителей, вырастим сами, - вдруг сказала она, неожиданно для себя растаяв от нежности.

-         Так может, не будем их и вовсе искать? – предложила Лида.

-         Нет уж, надо искать! – сказал вдруг Шарик. – Все равно, маму я ему не заменю. Вот уж если не найдем, тогда… - тут взгляд Шарика упал на консервную банку. - Я знаю, что нам делать! – вдруг залаял он. – Вы наденете доспехи!

-         Какие еще доспехи? – удивились котята.

-         Я как-то видел в книге у своего бывшего хозяина. Это такие металлические штуковины, которые надеваются, чтобы защитить туловище, голову и лапы, - объяснил Шарик.

-         И где же мы возьмем эти штуковины? – без энтузиазма спросила Беж.

-         Да они кругом на дорогах валяются. Вот, например, головной доспех, - и Шарик водрузил консервную банку на голову Беж. – Надо найти такой же для Лиды и еще две длинные банки без дна, чтобы надеть вам на туловища. Тогда вас никакая собака не тронет! - обрадовался Шарик.

-         Конечно, все и так сразу поймут, что мы тронутые, - съехидничала Беж.

-         Ну, не нравится вам моя идея, придумайте что-нибудь другое, - обиделся Шарик.

-         У меня есть другая идея, - вдруг сказала Лида. – Мне кажется, будет гораздо разумнее, если ты, Шарик, пойдешь разыскивать родителей Дружка. А мы тут с ним пока посидим.

-         Но ведь вы не сможете с ним справиться, если он проснется и захочет уйти, - забеспокоился Шарик.

-         Справимся, справимся, нас ведь все-таки двое, а он один. Да и почему он должен захотеть уйти от двух таких мягких, теплых подушек, - проурчала Беж.

-         И молочка, - добавила Лида.

-         Ну, ладно, уговорили, - неуверенно сказал Шарик. – Только учтите, я все время буду не в своей тарелке, пока не вернусь и не увижу, что с вами все в порядке, - добавил он.

-         Ну…, нам его долго ждать придется, - вздохнула Беж. – Пока он чужую тарелку найдет, пока на голове ее приладит… Уж лучше б консервную банку надел. Да и вообще, не пойму, ему-то зачем доспех? Он же идет не с кошками, а с собаками общаться.

-         Знаешь, Беж, ты бы по вечерам вместо того, чтобы телевизор глазами просверливать, книги бы до дыр зачитывала. «Быть не в своей тарелке» значит неуютно себя чувствовать из-за беспокойства, например.

-         А-а-а, - протянула Беж. – Тогда другое дело.

 

                                   Поиски заканчиваются 

 

В коробке Лида и Беж уютно окружили собой Дружка и заснули. То ли они слишком надышались клубничным ароматом шампуня, то ли просто устали, но заснули они не по-кошачьи крепко. Так что, когда через полчаса Дружок наполовину вылез из коробки, положив свои толстые лапки на бортик, они даже ухом не повели. Проснулись они лишь тогда, когда тяжелая голова щенка перевесила, и он вывалился из коробки, больно шлепнувшись о землю, и пронзительно завизжал.

-         Лида! – закричала Беж. – Дружок за бортом!

-         Мы что, на корабле? – не поняла спросонья Лида.

Дружок, тем временем, встал на ноги и медленно, но уже увереннее, чем час назад, зашагал прочь от коробки.

-         Его надо остановить! – опять закричала Беж.

-         Давай схватим его за хвост, - предложила Лида.

-         Хвост – один, а нас с тобой – двое. Давай лучше за уши, - возразила Беж.

Кошечки выпрыгнули из коробки и схватили щенка зубами за уши. Лиде досталось левое ухо, а Беж – правое. Не то чтобы Дружку было больно, просто он довольно быстро понял, что хоть и перебирает лапами, а вперед не продвигается. От безысходности он сначала сел, а затем лег на землю и  тихо заскулил. Лида отпустила его левое ухо и крикнула Беж:

-         Ложись ему на спину и держи!

Обе кошечки улеглись поперек спины Дружка, свесив лапы по обе стороны его туловища.

-Мы поймали его! – торжествовала Беж. – Теперь он от нас точно не убежит.

Некоторое время Дружок лежал неподвижно, изредка то попискивая, то повизгивая. Но вдруг он как-то весь напрягся, сделал рывок вперед всем телом и медленно пополз через дорогу.

-         Куда он ползет? – с интересом спросила Беж.

-         К придорожной канаве, - ответила Лида, которая лежала ближе к голове щенка.

-         А зачем? – опять поинтересовалась Беж.

-         Пока не знаю, - призналась Лида.

   Долго гадать им не пришлось. Подобравшись к канаве, Дружок стал сползать передними лапами вниз по крутому склону, оставив при этом задние на дороге. Затем он низко опустил голову и вдруг сделал резкий толчок спиной. Так и не успев ничего понять, Лида и Беж полетели через голову щенка прямо в мутную воду на дне канавы.

-         Ах ты маленький негодяй! – заорала Беж,  как только ее голова вынырнула из грязной  воды.

Тут же из воды показалась отплевывающаяся мордочка Лиды. Как только ей удалось освободить рот от воды, она залилась таким звонким смехом, что у Беж заложило уши.

-         Ты чего смеешься? – крикнула она, недовольно глядя на подругу. – Мы о нем заботимся, кормим его, греем, а он что удумал!

-         Да ладно, Беж, не сердись на него! – сквозь смех с трудом проговорила Лида. – Умный-то какой! Это ж надо было придумать так от нас избавиться.

-         Ну и пусть идет на все четыре стороны! Я отмываю лапы, - обиженно сказала Беж.

Дружок, однако, не собирался идти ни в одну из упомянутых четырех сторон. Он как-то виновато смотрел сверху на перепачканных в грязи кошечек и примирительно вилял хвостом.

-         Ты что, прощения просишь? – продолжая смеяться, спросила Лида у щенка.

-         Тяв-тяв, - ответил щенок, и мордочку его озарило подобие улыбки.

-         Гляди-ка, Беж, а ведь он в самом деле прощения просит! – удивленно глядя на щенка, сказала Лида.

-         От его извинений я чище не стану, - буркнула Беж. – Все! Я ухожу! Еще чего, я буду его на ноги ставить, а он меня с ног сбивать. Не дождетесь!

-         Это ты нам с Шариком что ли говоришь? – возмутилась Лида. – Так мы тебя в коробку с Дружком не сажали. Ты сама в нее влезла.

-         Сама влезла, сама и вылезла. Лучше буду огород полоть. Там, по крайней мере, мне все будут благодарны. А тут ни от кого благодарности не дождешься, -ворчала Беж.

-         Большое тебе спасибо, Беж! Мы тебе очень благодарны! – очень серьезно сказала Лида.

-         За что? – искренне удивилась Беж.

-         За то, что ты есть, за то, что ты согревала Дружка теплом своего мохнатого тела, за то, что оберегала его от опасностей, за то, что надоумила нас  отыскать его родителей, за то, что ты все еще здесь, хотя не ела с самого утра! – торжественно закончила благодарственную речь Лида.

-         Это я так много хорошего сделала? – искренне удивилась Беж. – И ты мне за все это всерьез благодарна?

-         Еще в какой серьез! – подтвердила Лида. -  А когда мы Дружка на ноги поставим, тебе будут благодарны еще и Шарик, и сам Дружок.

-         Ну, тогда давай его скорее на ноги ставить, а еда подождет! На какую ногу мы его поставим первым делом? – и Беж хитро прищурилась.

-         На правую переднюю, - не моргнув глазом, ответила Лида. – Ну, в крайнем случае, на левую переднюю.

-         Почему? – не поняла Беж.

-         Если он будет на них стоять, то в канаву сползти не сможет, - объяснила Лида.

-         Какая ты умная! – восхитилась подругой Беж.

-         А где Дружок? – вдруг спросила Лида.

Кошечки поглядели вокруг, но Дружка нигде не было видно.

-         Ну вот, доболтались! – взволнованно сказала Лида. – Боюсь, Шарик нам спасибо не скажет.

-         И не обязательно. Ты мне уже столько «спасиб» наговорила, что мне на несколько дней хватит, - довольно промурлыкала Беж.

-         Так ведь дело сейчас не в «спасибо», а в Дружке. Надо его найти,  без нас он пропадет.

-         Он и с нами уже пропал, - подметила Беж.

-         Хватит шутить! – рассердилась Лида. – Бежим, его надо найти до возвращения Шарика!

Кошечки сорвались с места.

-         Уже поздно, - мяукнула Беж, увидев, как из-за поворота выруливает Шарик и на всех парах мчится им навстречу.

-         Давай сделаем вид, что мы еще не знаем, что Дружок пропал, - предложила Беж.

Лида ничего не ответила. Она не умела притворяться и обманывать, но сказать напрямую Шарику, что они потеряли Дружка, было не так-то просто.

   Когда кошки и пёс поравнялись, последний гавкнул:

-         Я не нашел!

-         Мы тоже не нашли, - сказала Лида, опустив глаза.

-         А кого вы искали? - удивился Шарик.

-         Кого-кого, маму Дружка, - вдруг сказала Беж. – Он нас плохо слушается, и мы хотели побыстрее отыскать ее, - объяснила она.

-         То есть вы бросили его одного? – задохнулся от возмущения Шарик.

-         Никто его никуда не бросал! Это он нас бросил… в канаву! - возмутилась Беж.

-         Что, прямо из коробки? – уставился на них Шарик. – Силен малый. Видать, вы сильно его разозлили.

-         Мы о нем заботились. Держали его за уши и сели верхом, - оправдывалась Беж.

-         Что-о?! – вдруг зарычал Шарик. – Он вам что, лошадь что ли? Сели верхом! Справились, значит, с новорожденным щенком. Да вас близко к малышам подпускать нельзя.

-         Но он хотел убежать, - обиженно сказала Лида. – Он выпрыгнул из коробки. Что нам оставалось делать? Что бы ты сделал?

-         Я бы посадил его обратно в коробку, - наставительно сказал Шарик.

-         Тебе легко говорить. Ты вон какой, больше Беж. А нам даже его уши было трудно удержать, не то что его самого!

-         Так где он сейчас? – прервал Лиду Шарик. – Уж не хотите ли вы сказать, что потеряли его? – Шарик отвернулся от кошечек и направился к коробке.

-         Ты чуть не потерял нас! Ведь мы могли захлебнуться и утонуть! – жалостно промяукала Беж.

-         Да, - подхватила Лида, с замиранием сердца глядя на то, как Шарик подходит к коробке и заглядывает в нее. - А Беж так обиделась на Дружка за его грязную проделку, что хотела даже…

-         Тш-ш-ш, - грозно зашикал на  котят Шарик. – Что ж вы мне сразу не сказали, что он спит? А я-то тут разлаялся. Какая мне разница, кто из вас кого бросил в канаву, если все живи и здоровы, а Дружок сладко спит, - и Шарик умильно улыбнулся, глядя на щенка. Затем он повернулся к кошечкам и ласково посмотрел на них. – Спасибо вам, друзья мои. Простите, что распалился. Я уж было подумал, что Дружок потерялся! А он здесь, цел и невредим. Теперь он наш, раз родители не нашлись. Вы поможете мне его на ноги поставить?

-         Хоть сейчас, - ответили обе кошечки вместе, - на две передние!

                                  Кошки-мышки 

   Шли дни, за днями недели. Дружок рос и креп. Беж уже давно перестала на него сердиться за то, что он оторвал Шарика от игр с ней и Лидой. Еще бы, ведь Дружок называл ее мамой, впрочем, так же, как и Лиду, а Шарика величал папочкой. Папочка  Шарик был идеальным отцом. Он, если и отходил от Дружка, то только за едой.

   Вся компания начала совершать небольшие прогулки по окрестностям, приводя в изумление одновременно и кошек и собак. Впрочем, и те и другие относились к этой компании одинаково: не одобряли. Но нашим друзьям это было безразлично. Они отлично ладили и очень весело проводили время. При этом они идеально друг друга дополняли. Если, например, надо было оглядеть окрестности, кошки залезали на деревья, и докладывали, что и где происходит. Если же кошек хотела попробовать на зуб какая-нибудь незнакомая голодная собака, тут уж в дело вступали Шарик и Дружок.

-         Давайте поиграем в кошки-мышки, - предложила как-то Беж.

-         И кто же будет мышками? – спросил Шарик.

-         Конечно вы. Мы-то и в самом деле кошки, так что мышками быть вам, - вполне резонно заметила Лида.

-         Ну уж нет! Чтобы я, уважающий себя пес, стал играть роль мышки и позволил кошке гоняться за собой! Дудки! Не бывать этому!

-         Ах, значит собакам за кошками гоняться можно, а кошкам за собаками нельзя! – возмутилась Беж.

-         Но что о нас с Дружком  подумают, если мы будем улепетывать от двух котят? – возразил Шарик.

-         А почему не может быть, что каждый из нас бежит своей дорогой, а дорога эта оказалась одной и той же? – ответила Лида вопросом на вопрос.

-         Давайте, давайте, соглашайтесь, а иначе мы с Лидой будем играть вдвоем, а вы будете от скуки киснуть в тени деревьев, - пригрозила Беж. – Да и любому ясно, что с ролью кошек мы справимся гораздо лучше, чем вы.

-         Пап, соглашайся! Ну пожалуйста! – заныл Дружок.

-         Ну, ладно, раз так хочет Дружок, то я согласен, - недовольно пробурчал Шарик.

-         Ну, убегайте, - скомандовала Лида.

Шарик и Дружок бросились прочь, а Лида и Беж ринулись за ними.  Кошки мчались изо всех сил и время от времени издавали препротивное мяуканье, от которого Шарик морщился, потому что у него от этих звуков почему-то начинали ныть зубы.

-         Перестаньте выть, как сирена «Скорой помощи», - попросил он котят на бегу.

-         Это наш воинственный клич. Он поддерживает в нас боевой дух. Мяу-у-у! – снова заорали кошки.

По дороге бегунам попадались то кошки, то собаки. Реакция кошек была одинаковой. Завидев несущихся собак, они тут же разворачивались и карабкались на ближайшее дерево. Если бы Шарик, Дружок  и их кошачьи друзья оглянулись,  они увидели бы, что все деревья вдоль дороги усажены кошками, с удивлением смотрящими им вслед. Что касается собак, то те в изумлении садились на дорогу и, разинув рты, провожали бегущую компанию  взглядом до тех пор, пока та не заворачивала за какой-нибудь угол.

   Вдруг из-за дома показался мужчина, который вел на поводке молодую собаку с длинной пушистой шерстью. Увидев пронёсшего мимо Шарика, собака слабо гавкнула и рванулась за ним, да с такой силой, что вырвала поводок из рук хозяина. Тот какое-то время бежал за ней, приказывая остановиться, но вскоре отстал и исчез из виду.

-         Шарик, Шарик, сынок! – лаяла незнакомая собака, стараясь укусить Лиду и Беж за пятки.

-         Мама, умоляю тебя, не надо за нами бежать! – взмолился на бегу Шарик.

-         Но почему ты бежишь от кошек? – опять залаяла мама Шарика.

-         Потому что я – мышка! – гавкнул Шарик.

-         Что ты говоришь, сынок?! Ты, верно, болен! – залилась лаем собака. – Кто тебе сказал, что ты мышка?

-         Эти кошки, которых ты хочешь укусить! – ответил Шарик.

-         Но они обманули тебя! Посмотри на меня! Разве я мышка?! – с надеждой крикнула собака.

-         Нет, ты – собака, - успокоил маму Шарик.

-         Раз я – собака, а ты – мой сын, то ты…

-         Мышка - собачий сын, - вдруг захохотал Шарик. – Слышите, кошки, я – мышка, собачий сын! – давясь от смеха, крикнул он кошкам.

Тут раздался голос Лиды:

-         Шарик, ради бога, беги быстрее! Твоя мама вот-вот цапнет нас за лапы!

-         Может быть, мы лучше остановимся? – взмолился Дружок. – Я уже устал быть мышкой.

-         Но тогда нас съест мама Шарика, - чуть не плача, тоже выбившись из сил от сумасшедшей гонки, прохныкали Лида и Беж.

-         Я знаю, что делать, - сказал Шарик. - Срочно меняемся ролями. Теперь вы – мышки, а мы – кошки, и мы бежим за вами, - поведал о своем плане Шарик.

-         Но как нам поменяться ролями, если вы бежите впереди нас? – поинтересовалась Лида.

-         На счет «три» мы с Дружком чуть отстаем и пропускаем вас вперед. Таким образом, мы перестраиваемся, и теперь уже мы бежим за вами! Приготовились! Раз, два, три! – и Шарик с Дружком чуть сбавили ход, пропустив кошек вперед.

Мама Шарика, увидев, что теперь ее сын, как и положено, гонится за кошками, остановилась и крикнула:

-         Ну, теперь другое дело! Теперь все правильно!

-         Конечно, мама. Ведь теперь я – кошка! – донесся издали голос Шарика.

-         Кошка – собачий сын! – прыснули от смеха Лида и Беж.

 

                                              Обед врозь

После этой истории Шарик решил познакомить своих друзей с мамой. Он обычно навещал ее раз в неделю. Шарик приходил во двор ее дома и ждал, пока она выйдет на прогулку: днем хозяин выпускал ее гулять одну. Но Лида и Беж наотрез отказались.

-         Ты хочешь, чтобы твоя мама отделала меня так же, как моя тебя? – спросила Лида.

-         Ну, знаешь, ты обижаешь мою маму. Она бы отделала тебя гораздо лучше, - возразил Шарик.

-         Именно поэтому я и не пойду, - отрезала Лида.

-         Но она ничего не сделает тебе, я же ей все объясню! – взмолился Шарик.

-         Боюсь, ты не успеешь ей все объяснить, - не согласилась Лида.

-         Пошли, проведаем бабушку, - сказал обиженный Шарик Дружку, и они побрели в гости вдвоем, а надо заметить, что куда бы ни ходил Шарик, Дружка он всегда брал с собой.

Оставшись одни, Лида и Беж полезли прогуляться на ближайший высокий холм. Где-то  на середине склона Беж заныла:

-         Не полезу я дальше! Я устала!

-         Ну и что ты предлагаешь, лагерем здесь встать? – раздраженно мяукнула Лида.

-         Я предлагаю отдохнуть, попить водички, съесть рыбки, поспать, а там, может, и дальше пойдем, - проныла Беж

-         А воды ты с собой взяла? Может, ты и рыбку где-то в шерсти прячешь? – усмехнулась Лида.

-         А что же, здесь нет ручейка какого-нибудь?! – продолжала капризничать  Беж.

-         Ты же прекрасно знаешь, что есть, только он отсюда в часе ходьбы, - напомнила Лида.

-         Вот и славно, - сказала Беж и свернулась калачиком, явно намереваясь поспать.

-         Что это ты делаешь? – возмутилась Лида.

-         Ну ты же не хочешь отдыхать, ты и иди за водой и рыбой. Час туда, час обратно. Мне как раз двух часов хватит, чтобы выспаться и отдохнуть, - промурлыкала Беж, уютно укладывая мордочку на лапки.

-         Ах, вот ты как! – рассердилась Лида, и в глазах у нее появился недобрый огонек. – Хорошо, спи.

И Лида отправилась вверх по тропе к горной реке. Через два часа она вернулась и разбудила Беж.

-         Ну, вставай. Ты выспалась, отдохнула? – спросила она.

-         Да, - сказала Беж, сладко потягиваясь. – Теперь пора и пообедать. Где же рыба и вода?

-         Как где? В реке, разумеется. Теперь я посплю, а ты иди обедай, - сказала Лида и свернулась калачиком.

 

                                          Бесконечный сарай

   Как помирились после этой истории Лида и Беж неизвестно. Известно лишь, что обратно с горы они спускались молча, зато на подходе к дому уже весело болтали. А значит, они были настоящими подругами, так как,  сколько ни ссорься с другом, все равно, в конце концов, помиришься и будешь весело болтать о том о сем, играть и делиться своими радостями и горестями, пока опять не поссоришься.

    Подойдя к дому, Лида и Беж увидели, что обе их мамы, держа в зубах по кисточке, красят забор.

-         Ух ты, - загорелась Беж. – Обожаю красить!

-         А что ты обычно красишь? – поинтересовалась Лида.

-         Да все, что под кисточку попадется! – ответила Беж. – Главное, чтобы кисточка помохнатей была да краски побольше.

-         А я еще никогда в жизни не красила, - расстроилась Лида и мечтательно добавила, – вот бы попробовать.

-         Пойдем, предложим нашу помощь, - подтолкнула Лиду Беж.

Котята побежали к мамам.

-         Мам, а мам, - заканючила Беж. – Дай нам с Лидой что-нибудь покрасить, а?

-         Очень даже кстати. Мы как раз собирались красить сарай и скамейку. Даже краску уже приготовили. Идите вон туда. Там стоят банки с краской. Выберите, какая вам нравится, и вперед! Кисточки тоже там, - сказала Оранж и махнула лапой в сторону сарая.

-         Ты что будешь красить? – спросила Лида у Беж, когда они подошли к банкам с красками.

-         Сарай, он больше. А я красить страсть как люблю. А ты? – в свою очередь спросила Беж.

-         А давай я тоже буду красить сарай, ты с одной стороны, а я - с противоположной. Так мы быстрее закончим и пойдем красить скамейку, -  предложила Лида.

-         Вообще-то, мне хотелось покрасить сарай одной, - ревниво сказала Беж. – Ну уж так и быть, давай сделаем, как ты предлагаешь, - согласилась она. – Бери вон ту банку и иди за сарай, а я встану с этой стороны.

Котята взяли каждый по банке и кисточке и принялись за работу. Они весело прыгали, старательно закрашивая доски сарая, периодически залезая на стоявшие поблизости деревья, чтобы покрасить те части досок, до которых они не могли дотянуться с земли.

-         Как красиво получается! – крикнула Лида, на секунду вытащив кисточку изо рта.

-         Здорово! – с энтузиазмом откликнулась Беж.

Прошел час, другой. Котята уже изрядно подустали, а сарай все не кончался и не кончался.

-         Слушай, Беж, - потускневшим от усталости голосом спросила Лида. – А сколько у сарая стен?

-         Ну ты даешь! – протянула с противоположной стороны Беж. – Конечно же четыре.

-         Не может быть! – воскликнула Лида.

-         Интересно, - насмешливо сказала Беж. - А сколько, по-твоему, может быть?

-         Да я раньше тоже думала, что четыре. Но я-то уже крашу пятую, а до твоих стен все еще не добралась, - задумчиво сказала Лида. – А какую по счету стену красишь ты? – поинтересовалась она.

-         А я их не считаю. Крашу себе и крашу. Какая разница? Вот как до твоих стен дойду, так и закончу, - ответила Беж.

-         Но погоди, - с тревогой в голосе сказала Лида. – Если у этого сарая, как и у всех его собратьев, четыре стены, то я давно должна была добраться до твоих стен, или… - Голос Лиды прервался, и через пару  секунд Беж увидела ее рядом с собой с открытым и перекосившимся от досады ртом.

-         Беж, что ты делаешь?! – в ужасе воскликнула Лида.

-         Что- что, - буркнула Беж. – Я варенье варю, ты что, не видишь? Что с тобой, Лида?  Я сарай крашу, как и ты. Только вот, видимо, разучилась. Раньше у меня это как-то быстрее получалось.

Не обращая внимания на ее слова, Лида продолжала стоять с открытым ртом.

-         Беж, а почему ты красишь сарай синей краской? – наконец спросила она.

-         Ну, наверное, потому что краска у меня в банке синяя, - догадалась Беж. – А ты думаешь, почему? – и она с любопытством взглянула на Лиду.

-         Синяя! – вдруг взвизгнула Лида. – Пойдем-ка теперь на мою сторону! – позвала она Беж.

Они завернули за угол сарая, и только тут до Беж начало доходить, почему Лида задавала ей такие странные вопросы: стена, вдоль которой они шли, была аккуратно выкрашена в зеленый цвет, следующая за ней  была не докрашена, она была почти зеленая за исключением последней доски: та была синяя. Следующая стена была, понятно, синей.

Беж и Лида обессилено сели на траву.

-         А какой цвет тебе больше нравится? – после долгой напряженной паузы спросила Лида.

-         Они мне оба уже не нравятся, - расстроено сказала Беж.

-         Чего грустите? – спросила подошедшая в этот момент Вида. – Устали? Давно работаете-то?

-         Да уж часа два, наверное, - сказали в один голос Лида и Беж.

-         И за два часа наш маленький сарай не покрасили? – удивилась Вида.

-         Да мы его уже почти два с половиной раза покрасили, только разной краской, - уныло объяснила Лида.

Вида обошла вокруг сарая.

-         Не расстраивайтесь! - улыбнулась она. – Уж так тому и быть. Пусть будет двуцветный, так даже интереснее! Молодцы! Мне бы в голову такое не пришло! Идите отмывайтесь и отдыхайте.

Котята весело переглянулись, вскочили с земли и зашагали к дому.

   На следующий день они с гордостью рассказывали Шарику и Дружку, как им в головы пришла гениальная идея сделать сарай разноцветным.

Вида слышала их рассказ, но не стала вмешиваться. Пусть похвастаются. Хоть сарай и получился разноцветным по ошибке, поработали  котята на славу, даже на две с половиной славы!

 

                                          Ночной концерт

Лето подходило к концу. Уже заметно раньше темнело, да и ночи стали прохладнее.

Как-то вечером котята уговорили мам разрешить им жить в одной комнате. Кровать Лиды была переставлена в комнату Беж.

Было десять часов вечера, а котята не спали. Они не могли наговориться, тем более что обе понимали, что скоро им придется расстаться на целый учебный год, а это так долго!                               

И вот,  когда кошечки на какое-то мгновение примолкли, тишину вдруг прорезал нестройный хор голосов.

-         Уличные кошки! – обрадовалась Беж. – Пойдем к ним!

-         Да ты что, это же опасно, - возразила Лида.

Но в этот момент уличные кошки затянули такую трогательную песню, что Лида и Беж, не сговариваясь, пододвинулись ближе к окну.

                 Кошки, мы - бездомные кошки!

                 Нас не трудно обидеть,

                  но мы дружбой сильны!

                  И когда одинокая восходит Луна,

                  мы спешим на

                 зов Луны!

Незаметно для себя Лида и Беж оказались на крыше своего дома и присоединились к кошачьему хору:

                  Днем во снах

                  снятся нам

                  пища и тепло,

                   а ночью вместе

                  поем мы песни

                  бедам всем назло!

Песня так захватила Лиду и Беж, что кошечки и не заметили, как сами начали самозабвенно выводить рулады не хуже других.

-         Это что за новички в наших рядах? – вдруг раздался недовольный, высокомерный голос.

Все разом затихли и, как по команде, уставились на Лиду и Беж, а те так увлеклись, что ни вопроса не услышали, ни тишины не заметили, и продолжали свой сладкозвучный блюз:

                      Ко-шки, мы - бездомные ко-шки,

-         Граф, да оставь ты их в покое, - вдруг заговорил другой голос, - Это глупые котята, они просто любят петь.

-         Но это домашние котята. Этим откормленным, вымытым до блеска молокососам здесь не место!

Пока шел весь этот разговор, Лида и Беж продолжали самозабвенно выть. От избытка чувств они даже закрыли глаза. Их так тронули слова этой душераздирающей песни, что из их прикрытых глаз текли слезы. Когда же текст всей песни окончательно дошел до их сознания, их сотрясли такие рыдания, которых никто из кошек и котов, сидевших на крыше, никогда в своей жизни не видел.

-         Ну видишь, Граф, – опять раздался тот же спокойный голос. – Они хоть и холеные и сытые, а как плачут! Аж сердце разрывается. Наверное, у них горе. Оставь их в покое, и пойдем отсюда.

-         Они и впрямь какие-то странные, - с удивлением глядя на рыдающих котят, согласился Граф.

В этот момент Лида, глотая слезы, вдруг заголосила:

-         И никто, никто не накормит, никто, никто не согреет! Мя-я-я-у!

Ей вторила Беж:

-         И развлечение одно-о-о, только вой на Луну и во-о-ой-ой-ой!

И они снова залились слезами.

-         У них явно что-то случилось! Может, им помощь нужна? – опять спросил тот же спокойный голос.

-         Может быть, но у нас и так ртов хватает! – отрезал Граф. – Пошли отсюда!

Вскоре на крыше остались только Лида и Беж. Слезы как-то сами собой иссякли. Котята открыли глаза, на крыше никого не было. Лишь одиноко висела в небе Луна.

-         Беж, а что мы делаем на крыше? – недоуменно спросила Лида.

-         Но мы же пришли сюда послушать кошачье пение, - напомнила ей Беж.

-         Да-да, но где же все кошки и коты? – опять спросила Лида.

-         Наверное, ушли, а что? – в свою очередь спросила Беж.

-         Жаль, я хотела им как-нибудь помочь! – вздохнула Лида.

-         Пойдем спать, - предложила Беж. – А то уже светает.

Котята поежились от холода, вдруг пронзившего их, и понуро поплелись в свою комнату.

 

                                               Во сне и наяву

В эту ночь приснилось Лиде, что она сидит на крыше и смотрит на Луну. Вдруг какая-то необъяснимая сила поднимает ее, и она летит прямо к Луне. Подлетая все ближе и ближе, Лида начинает чуять знакомый приятный запах: так пахнет сметана. И вот, она уже рядом с Луной. Вот это да! Оказывается, Луна – это большая лужа сметаны с ровными, как у блюдца, краями. Лида начинает жадно слизывать сметану. Луна-сметана необыкновенно вкусная. Когда последняя капля Луны растворяется у нее во рту, она вдруг слышит гневные крики снизу. Она смотрит на Землю и видит разъяренных уличных котов, которые сидят на крыше и злобно шипят:

-         Глядите! Она слизала всю Луну! Нам теперь не на что орать по ночам. Это ей даром не пройдет!

Несмотря на кромешную тьму, Лида отчетливо видит их вздыбленную шерсть и выгнутые дугой спины.

-         У меня дома полно сметаны! – кричит она, дрожа от страха всем телом. – Я вам налью новую Луну!

Но коты, похоже, не слышат ее. Они продолжают гневно шипеть и выкрикивать угрозы. И тут Лида с ужасом понимает, что ее несет к Земле, и что она очень скоро окажется в гуще этих озлобленных котов и кошек. Она пытается остановиться, она хватается всеми лапами за пространство, но ничего не помогает. Лида в страхе зажмуривает глаза и просыпается.

«Вот так всегда», - подумала она. – «Вечно мне снятся кошмары. Хорошо еще, что я просыпаюсь всегда в нужный момент».

Она поглядела на соседнюю кровать, где спала Беж.

-         Беж, - позвала она тихо, проверяя, спит та или нет.

-         Да-да? - ответила Беж, которая, судя по всему, уже давно не спала.

-         Слушай, скажи, а какие сны тебе снятся? – спросила Лида с интересом. – Мне, например, все время снятся кошмары. То меня съесть кто-нибудь хочет, то растерзать. А у тебя такое бывает во сне?

-         У меня все гораздо хуже, - вздохнула Беж.

-         Хуже?! – изумилась Лида. – Разве может быть что-нибудь хуже?

-         Конечно может. У тебя сны просто страшные, а у меня мучительные, - простонала Беж.

-         Расскажи, а? Ну, например, что тебе сегодня снилось? – попросила Лида.

-         Да то же, что и вчера. Мне, вообще, часто снится один и тот же сон. Что я очень проголодалась, а на дворе ночь. И вот, я встаю и тайком иду к холодильнику. Озираюсь по сторонам, так как боюсь, что мама или тетя  меня застукают, открываю дверцу и вижу та-ко-е!

-         Ну что, что ты видишь? – сгорая от любопытства, толкнула Лида  подругу в бок.

-         Не толкайся, - буркнула Беж и продолжила. – В холодильнике на средней полке сидит рыжее пушистое существо и уплетает все, что там лежит, одно за другим, да с такой скоростью, что я едва успеваю раскрыть рот, чтобы что-нибудь сказать, а оно, это существо, уже доедает последний пирожок с печенкой, лежащий на нижней полке. Теперь холодильник совершенно пустой. Существо озирает его, вздыхает и поворачивается ко мне мордой. И тут меня пробивает озноб, потому что это существо – я сама. Оно смотрит на меня, потирает раздувшийся живот и говорит, мурлыча: «Ну теперь-то ты сыта?».

-    Вот тут я всегда просыпаюсь, - и Беж посмотрела на внимательно слушавшую ее Лиду.

Лида задумчиво глядела на подругу

-         Послушай, а ты уверена, что это сон? – наконец заговорила Лида. – Помнишь, месяц назад мы все утром с удивлением обнаружили, что холодильник у нас совершенно пуст? Мамы еще решили, что к нам ночью забирались уличные коты, и с тех пор стали на ночь закрывать все окна на первом этаже, - Лида продолжала  внимательно смотреть на Беж.

-         Что ты на меня так смотришь? - раздраженно и одновременно смущенно сказала та.

-         Беж, я никому не скажу, но признайся, это ты той ночью съела все содержимое холодильника? - сочувственно спросила Лида.

-         Ну я. Я правда не знаю, как это получилось! Я очень захотела есть, залезла в холодильник и съела сосиску. А потом меня прямо бес попутал. Я даже плохо помню, что было потом. Но утром, когда мы пришли на кухню, холодильник был совсем пустой! – всхлипнула Беж. – И с тех пор мне снится этот ужасный сон! Представляешь, каждую ночь! Я даже иногда не хочу из-за этого ложиться спать!

-         Ну, ладно, ладно, не переживай! Такое со всяким может случиться, - успокаивала ее Лида, не веря своим словам.

-         Нет, не со всяким! С тобой, например, не может! – продолжала хныкать Беж. – Ты бы себе не позволила слопать все продукты в холодильнике и оставить всех без завтрака!

-         Так это потому, что у меня не такой хороший аппетит, как у тебя, - объяснила Лида.

-         Нет, это потому, что ты думаешь о других, а я – только о себе! – со злостью и отчаянием сказала Беж.

-         Но это неправда! – возмутилась Лида. – Сколько раз ты помогала мне, и Шарику, и Дружку. Могут же у тебя быть свои слабости. Я за это тебя даже больше люблю! – улыбнулась Лида.

-         Правда? – недоверчиво спросила Беж.

-         Правда, честное кошачье! – обняла ее Лида. – И давай вставать. Мамы просили им сегодня помочь в огороде.

Котята вылезли из постелей и пошли в огород. Надо заметить, что с тех пор Беж все реже и реже снился ее мучительный сон, а потом и вовсе перестал.

 

                Что такое кокосы и зачем задавать вопросы

В огороде мамы затеяли прополку, и котятам тоже досталось по грядке. После двухчасовой работы котята были отпущены на отдых. У Лиды совершенно одеревенели челюсти, ведь она полола, вырывая сорняки из грядки зубами. Беж полола точно так же, но не с таким усердием, поэтому ее челюсти были в полном порядке.

-         Что будем теперь делать? – спросила Беж.

-        Те-э-фиса сатйеть, - промямлила Лида что-то нечленораздельное.

-         Лида, ты это брось. Ты меня когда-то проучила за то, что я выпендривалась! Так теперь сама не начинай. Ты прекрасно знаешь, что я никаким иностранным языкам не обучена! Так что, давай-ка, говори нормально, - раздраженно попросила Беж.

-         У-са-ла, си-нет, - объяснила Лида, как могла, свое состояние.

-         Что у сала синеет? – подскочила Беж. – Портится сало? Чье сало? Наше сало? В холодильнике? Но погоди, у нас там нет сала! – разочарованно выдохнула она и снова села, – Я точно знаю. Если бы оно было, его бы давно не было! Что-то я как-то запутанно говорю, но именно это я и хочу сказать! О каком сале идет речь? Ты только скажи, я его тут же спасу! – разгорячённо тараторила Беж.

-         Ка-ко-о-са-о? – опять пробормотала Лида, еле шевеля губами.

-         Кокосы? – удивилась Беж. – Лида, при чем тут кокосы? Кокосы меня совершенно не интересуют. Они твердые, как камни, да и кокосовое молоко, скажу я тебе, и не молоко вовсе, а просто так называется, потому что белое. Я, когда еще совсем крошечная была, думала, что кокосовое молоко – это как коровье или козье, а кокос – это тот, кто дает это самое молоко, ну, что-то вроде такой маленькой козочки. Представляешь, какая я была глупая. Теперь-то я знаю, что кокос – это такое здоровенное, волосатое яйцо. Вот только, как выглядит птица – кокос, я так и не знаю, ни разу еще не видела, -  грустно закончила Беж.

Лида давилась от смеха, но поскольку смеяться нормально она не могла, так как при малейшей попытке улыбнуться давала о себе знать прополотая грядка, она лишь всхлипывала и тряслась.

-         Что с тобой? – опешила Беж, которая, перестав говорить, наконец взглянула на подругу. – Ты как-то странно дергаешься вся. Пойдем-ка лучше в дом. Приляг и отдохни,  - заботливо предложила она.

Лида радостно и энергично закивала, понимая, что, что бы она  еще не произнесла, Беж все равно истолкует по-своему.

Подруги, медленно перебирая лапами, отправились отдыхать.

    Через час отдохнувшая и взбодрившаяся Лида уже могла вполне внятно говорить.

-         Так что ты там про сало говорила? – набросилась на неё Беж, едва она открыла глаза.

-         Опять ты про свое сало. Да не говорила я про сало. Я сказала: «Устала, сил нет».

-         А-а, - разочарованно протянула Беж. – А я-то думала…

-         Беж, ну нельзя же все время думать только о еде, - укоризненно сказала Лида.

-         А о чем же еще думать?! – удивилась Беж.

-         Обо всем. О жизни, о природе, о маме, о друзьях, о школе. Да мало ли о чем! Ведь мы едим, чтобы жить, а у тебя получается все наоборот. Ты живешь, чтобы есть, - сказала Лида.

Беж задумчиво посмотрела на Лиду.

-         Это одно и то же, - сказала она, - Мы в школе это по математике проходили. Есть такое правило: «От перемены мест слагаемых сумма не меняется». Ну, например: «три плюс два» это то же самое, что  « два плюс три». И в том и в другом случае получается «пять». Так что по этому правилу выходит, что, «есть, чтобы жить» это то же самое, что « жить, чтобы есть»! – заключила Беж.

-         Может быть, в математике и есть такое правило, а в жизни все по-другому. Вот скажи, например, - и Лида надолго задумалась, стараясь подобрать действительно яркий пример.

-         Зачем принимают лекарства? – наконец спросила она.

-         Ясно, чтобы выздороветь! – удивилась вопросу Беж.

-         Тогда следуем твоему закону и получаем: «лекарства принимают, чтобы выздороветь» это то же самое, что « выздоравливают, чтобы принимать лекарства»! – со смехом закончила Лида.

-         Ну, все правильно. Раз ты выздоровел, то рано или поздно снова заболеешь и будешь принимать лекарства. Вот и получается, что ты выздоровел, чтобы принимать лекарства! – торжественно заключила Беж.

-         Ну хорошо, вот ты фантик разворачиваешь, чтобы съесть конфету, так? – не сдавалась Лида.

-         Так, - согласилась Беж.

-         По-твоему, ты ешь конфету, чтобы развернуть фантик, - сказала Лида и с надеждой посмотрела на Беж.

-         Конечно, надо скорее съесть конфету, тогда можно взять другую и снова развернуть фантик, - уверенно сказала Беж.

-         Да как это у тебя получается?! – возмутилась Лида. – Давай еще пример. Зачем ты задаешь учителю вопрос? – не сдавалась Лида.

Беж надолго задумалась, и Лиде пришлось ответить за нее:

-         Чтобы получить на него ответ, ведь так?

-         Так, - почему-то неуверенно согласилась Беж.

-         Но, по-твоему, выходит, что ты получаешь ответ, чтобы задать вопрос! – и Лида вновь с надеждой посмотрела на подругу. – Ну, теперь ты понимаешь, что твой закон к жизни не применим?

-         А по-моему, все верно. Как только учитель ответит мне, я тут же задаю ему новый вопрос. Нам в школе не разрешают задавать сразу много вопросов. Приходится задавать их по очереди. Поэтому, как только учитель ответит на мой первый вопрос, я задаю второй, потом третий и так далее, - пояснила Беж. – Я, вообще, очень здорово задаю вопросы!

-         Так ты задаешь вопросы, чтобы получить на них ответы? – снова спросила Лида.

-         Конечно нет. Я ответы и не слушаю. Пока я буду слушать ответы, я забуду все свои вопросы. Поэтому, пока учитель мне отвечает, я беспрерывно повторяю в голове все вопросы, которые хочу задать, - объяснила Беж.

-         Так зачем задавать вопрос, если тебя не интересует ответ?! – совсем уж удивилась Лида.

-         Чтобы выглядеть умной. У нас учитель очень любит, когда ему задают вопросы. Он меня за это всегда хвалит, говорит, что это значит, что у меня аналитическое мышление! – похвасталась Беж.

-         А что это такое «аналитическое мышление»? – не поняла Лида.

-         Не знаю, - невозмутимо ответила Беж, - но звучит солидно.

-         А почему же ты не спросила учителя, что это означает?

-         Я спрашивала, точно помню, что спрашивала. Я своих вопросов не забываю, чтобы их случайно снова не задать! – гордо ответила Беж.

-         Ну и что же он ответил? – поинтересовалась Лида.

-         Ну откуда же мне знать! Я же тебе уже говорила, что ответы я никогда не слушаю! – недовольно сказала Беж.

Лида не нашлась, что на это сказать, и лишь с тревогой спросила:

-         А у вас в школе все учителя такие?

-         К сожалению, только один. Остальные пока еще не поняли, какое у меня сногсшибательное а-на-ли-ти-чес-ко-е мышление. Но у них все впереди.

Лида с облегчением вздохнула, собралась было что-то еще спросить, но передумала и лишь сказала:

-         Лучше пойдем, напомним мамам, что они обещали нас до конца каникул сводить в зоопарк. Осталось всего два дня и «Здравствуй, школа».

 И кошечки пошли разыскивать мам.

 

                    Размышления в зоопарке 

   Стоял конец августа. Жара отступила, но погода оставалась летней. Дождей не было, и каждое утро наших друзей будило ласковое солнышко.

В зоопарк решено было ехать с заплечными мешками, так как оттуда Лида с Видой отправлялись прямо домой, не заезжая больше к тете. Поэтому настроение было какое-то непонятное, смешанное: с одной стороны – приподнятое, поскольку котята никогда не бывали в зоопарке, а с другой стороны – чемоданное, а значит, немного грустное от мысли о совсем скорой  разлуке.

   За это утро Беж уже трижды принималась плакать, а Лида ее всякий раз утешала.

-         У меня еще никогда не было такой подруги, как ты! – всхлипывала Беж, глядя, как Лида укладывает последние вещи в свой мешочек.

-         Но я же не умерла! Что ты так убиваешься? Я надеюсь, вы позовете нас с мамой к себе на следующее лето? – подбадривала та подругу.

-         Обязательно! Как жаль, что мы не учимся в одной школе! Тогда бы мы виделись каждый день! – глотая слёзы, мяукала Беж.

-         Да год промчится, не заметишь как, и мы опять будем вместе! – говорила Лида.

Тут раздался громкий лай, и из-за дома выскочили Шарик и Дружок.

-         Мы не опоздали? Мы еще за огородами начали лаять. Боялись, ты уедешь без нас. Думали, услышишь- подождешь. Ну, слава богу! А то нехорошо это, расстаться с другом,  не простившись, - пролаял Шарик.

-         Можешь заодно и со мной проститься, - прохныкала Беж. – Я уезжаю завтра вечером обратно в свою школу – пансион.

-         Ну так завтра вечером и простимся. Мы к тебе еще утром придем. Мы с Дружком не дадим тебе скучать здесь одной целый день! – подбодрил подругу Шарик. – Ну что ж, - и Шарик повернулся к Лиде. – Счастливо тебе, удачи! Приезжай следующим летом. Будем ждать, - сказал он.

-         И мы будем ждать, - протявкал Дружок.

Все рассмеялись. Шарик и Дружок лизнули Лиду в мордочку и проводили всю компанию до автобусной остановки. Когда автобус тронулся, Шарик и Дружок рванули за ним. Они еще долго бежали следом, оглашая окрестности звонким лаем, а Лида махала им лапой, глядя на них в заднее стекло. Наконец, собак не стало видно, и Лида вновь взглянула на Беж. Та сидела какая-то вся тихая, непохожая на ту Беж, которую впервые увидела Лида в начале лета у бассейна.

   Через час автобус остановился у зоопарка. Все высыпали из него и отправились покупать билеты. Заплечные мешки были сданы в камеру хранения, и котята побежали от клетки к клетке, разглядывая разных экзотических животных.

-         Смотри-ка ты, кошка в клетке! – вдруг взвизгнула Беж. – Да какая здоровенная! А еще говорят, им здесь плохо живется! Гляди, как разъелась! – ахала Беж.

-         Да это не кошка, Беж. Это – рысь. Она и должна быть больше нас с тобой. Она – дикая кошка. В дикой природе живет в лесах и здорово лазает по деревьям, - объяснила Лида.

-         Вот удивила! Я тоже здорово лазаю по деревьям. Но меня почему-то в зоопарк не приглашают. Наверное, ростом не вышла! – буркнула Беж.

-         А в зоопарк никого и не приглашают кроме посетителей. В зоопарк животные попадают не по желанию, а за свою красоту. Вот у нас в городе – добрый зоопарк. В нем огромные вольеры и животные чувствуют себя, как на воле. А этот зоопарк – как большая тюрьма для животных. Вот нам с тобой здесь хорошо, ходишь себе, любуешься животными, попкорн грызёшь, а им-то каково?! Представь, что ты живешь в клетке. Просыпаешься в клетке, ешь в клетке, играешь в клетке,  спишь в клетке! – разгоряченно говорила Лида.

-         Я не могу себе это представить. Это же ужасно! И никакой личной жизни, ни пошкодить, ни в холодильник залезть, ни за кузнечиками побегать, - размышляла Беж.

-         Они даже не могут в одиночестве полюбоваться голубым небом и зеленой травой. На них все время кто-нибудь смотрит, - согласилась с подругой Лида.

-         Жалко их, - вздохнула Беж. – Хорошо, что я – не рысь, а всего лишь толстая кошка, - заключила она.

-         Да, свобода – это самое главное, - задумчиво протянула Лида.

-         Да разве мы свободны? Если бы я была свободна, разве бы я поехала завтра обратно в школу! Разве бы стала я с тобой расставаться на целый учебный год? – с жаром воскликнула Беж.

-         А что бы ты сделала? – спросила Лида.

-         Я бы осталась здесь и тебя бы никуда не отпустила.

-         Ну вот! Так ты сама хочешь быть свободной, а других хочешь этой свободы лишить? – возмутилась Лида.

-         А разве, если бы ты была свободна, ты не осталась бы здесь со мной? – капризно прохныкала Беж.

-         Я не хочу тебя обижать, но мне почему-то очень хочется пойти в школу. Почему-то мне кажется, что там будет очень интересно, хотя, возможно, и трудно, - серьезно ответила Лида.

-         Трудно – не то слово.  Жутко трудно! Во-первых, списывать дают не все, во-вторых, у учителей удивительно острое зрение и чуткий слух,  а потому подсказки они слышат раньше, чем те, кому  подсказывают. В-третьих, я, почему -то, в школе всегда ужасно хочу есть на уроках. Наверное потому, что очень много думаю, а, говорят, на это уходит еще больше энергии, чем на бегание, прыгание и всякое такое. В-четвертых, …

-         А над чем ты так энергично думаешь? – поинтересовалась Лида.

-         Ну, иногда думаю, скоро ли кончится урок, и дадут ли нам на завтрак колбаски. А иногда думаю, скоро ли каникулы, и испечет ли мама к моему приезду душистый пирог с рыбой. А иногда думаю просто так, для виду, ну, чтобы учителя думали, что я думаю, - ответила Беж.

-         Беж, по-моему, ты к школе как-то несерьезно относишься, - сказала Лида с укором.

-         Ну как можно серьезно относиться к заведению, где на завтрак вечно дают одни и те же котлеты, а на уроках по математике неизменно решают задачи про апельсины, яблоки или помидоры, которых я терпеть не могу, - забурчала Беж.

-         Ну вот, ты опять о еде. Беж, а ты все-таки попробуй на уроках слушать учителей. Может быть, тогда и школу полюбишь и будешь туда с радостью возвращаться.

Так, за разговором, они подошли к выходу из зоопарка.

-         А я, пожалуй, в этот зоопарк больше не пойду, - вдруг сказала Беж. – Все у меня эта несчастная рысь из головы не выходит. Ведь такая же кошка, только чуть побольше, а какая у нее жизнь! Одно расстройство!

-         А приезжайте как-нибудь с тетей Оранж к нам на зимние каникулы. Мы вам покажем наш добрый зоопарк. Он тебе обязательно понравится, - предложила Лида.

   Беж и Оранж проводили Лиду и Виду до остановки, обнялись, усадили  в автобус, долго махали им вслед лапами и хвостами и кричали, -  До встречи! До следующих каникул! До следующего лета!

 

 

 

 

 

 

 

                                          

Поделитесь этой информацией с друзьями:


+1
13:01
19:10
Здравствуйте, уважаемый Юрий!
На этот раз хочу предложить Вам юмористическую повесть про котят. Я знаю, что Вы иногда публикуете произведения с продолжением — вот и решила рискнуть.
Заранее благодарна за прочтение,
Юлия
20:10
Здравствуйте, Юлия! Спасибо за чудесную сказку. Очень интересные полу-кошки, полу-люди и все остальные полу. Я думаю, девочки будут зачитываться. Отложу сказочку в портфель редакции, опубликую на сайте и дам ссылку-рекламку во всех своих пяти группах.
Всего Вам самого доброго!
22:17
Добрый вечер, Юрий!
Спасибо большое за прочтение и добрый отзыв! Я очень рада, что Вам понравилась сказка! Надеюсь увидеть её на страницах Вашего журнала и верю, что она рассмешит многих детей.