Рубрикатор

Тим и Тая (Искорка)

Ребята расселись на нагретых дневным солнцем камнях. Уже вечерело и солнце оранжевым диском опускалась в морские волны. Тихо шелестели волны, кричали чайки, вдали показалась блестящая спина дельфина, мелькнувшего на волне.

– Жень, а расскажи историю о Тае и Тиме, — попросил Павлик.

– Да, которую ты сочинила тогда на яхте, — поддакнула Алька.

– Расскажи, Жень, она же про дельфинов, — попросила Алиса.

– Ладно, слушайте, только, чур, не перебивать и не смеяться! — предупредила Женя и начала рассказ.

***

Жили на берегу синего-синего моря мальчик и девочка. Звали их Тим и Тая. Были они соседями и ровесниками.

Тим был сыном моряка. Был он высокий, синеглазый, со светлыми, выгоревшими на солнце волосами. Все приморские мальчишки признавали его своим вожаком. Но Тим не был заносчивым или драчливым. Был он смелым и добродушным. Очень он нравился Тае, да вот только Тим не обращал на неё никакого внимания. Тая лишь вздыхала. Конечно, разве такому мальчишке, как Тим интересно дружить с невысокой, худенькой. белобрысой девчонкой с тощими косичками, внучкой смотрителя маяка и дочкой корабельного мастера?

Тиму и правда нравилась красавица Яна, дочь капитана большого и красивого фрегата. И сама Яна была красавицей: тяжёлые русые косы, глаза зелёные, как у русалки. Да и характером была крепкая, да рослая Яна под стать Тиму: смелая, отважная, острая на слово. Не то, что тихая Тая. И Тая лишь тихонько вздыхала, глядя на мальчишку.

Как-то раз шла Тая вдоль берега, собирала ракушки. И вдруг услышала, что кто-то тихонько плачет в прибрежных камнях. Подбежала Тая и видит: выбросили волны на берег маленького дельфинёнка. Совсем ослабел малыш от жгучего солнца, лишь тихонько плакал, чуя скорый конец.

У Таи самой слёзы брызнули из глаз.

– Не плачь, малыш, я тебя спасу. Не бойся!

Сбросила Тая своё платьице-матроску и кинулась в дельфинёнку. Освободила его из камней, водой морской полила, стала в воду стаскивать. А дельфинёнок, хоть и маленький, да тяжёлый. Совсем измучилась девочка, но всё-таки стащила малыша в воду. Обрадовался дельфинёнок, запищал радостно, нырнул в волны, поплыл домой, в просторы морские. Но вдруг оглянулся на девочку, подплыл, мягко ткнул рылом в бок, засвистел весело и, покружив, вновь уплыл.

«Спасибо сказал, — улыбнулась девочка, — плыви, малыш, только больше не попадай в ловушку».

Устала Тая, дельфинёнку помогая, улеглась на горячий песок отдохнуть. Вдруг слышит, зовёт её кто-то тихонько. Видит Тая — зовёт её дельфин. Посвистывает и улыбается ласково.

– Здравствуй, Тая, — сказал ей дельфин.

А Тая и не удивилась даже, что понимает дельфиний язык, лишь в ответ поздоровалась.

– Слышала ты, наверное, что называют нас морской народ?

– Слышала, дедушка рассказывал, — ответила девочка.

– Так вот, я — царь морского народа. И приплыл чтобы поблагодарить тебя! Спасла ты дочку мою ненаглядную, царевну морского народа. Я знаю, нет такого подарка, чтобы тебя отблагодарить, но можешь просить у меня любого дара, что может дать море.

– Да не надо мне ничего, ваше морское величество, достаточно мне, что принцесса ваша жива и здорова.

– Ты добрая и смелая девочка. Хочешь, я подарю тебе волшебный камень морской? Исполняет он любые желания.

– Любые-любые? — не поверила девочка.

– Любые, Тая. Даже самые несбыточные. Знаю, сердечко твоё сохнет по мальчику Тиму. Пожелай, чтобы камень зажёг его сердце и будет Тим твоим навеки.

Зажглась надежда в душе девочки, но… не могла она принять такого подарка.

– Нет, ваше величество, нельзя так. Не будет он счастлив. Нельзя заставить человека любить кого-то. Он сам должен выбрать… — вздохнула Тая. — Не обижайся, царь морского народа, не могу я принять твой дар.

– Ты благородная девочка, Тая. Ну, что же, тогда прими другой подарок, потому что нельзя оставить твой добрый поступок без благодарности.

Нырнул дельфин и поднёс девочке раковину, маленькую, но красивую, витую.

– Возьми её, Тая. Когда будет нужна наша помощь, подуй в неё. Услышим мы тебя даже на краю света и придём на помощь.

– Спасибо тебе, — обняла Тая дельфина. А дельфин свистнул на прощанье и скрылся в просторах морских. Помахала ему вслед Тая и пошла домой, любуясь ракушкой.

В то лето Тиму исполнилось одиннадцать лет, и отец взял его в первое плавание: «Пора парню к морскому делу привыкать!» На пирсе Яна смерила мальчишку насмешливым взглядом: «Ну, смотри, моряк, не упади с мачты!» Но Тим не обиделся: Яна старше была, в море уже ходила, и с дедом-рыбаком, и на самодельном швертботе, где Тим был у неё матросом.

– Я тебе жемчужину привезу, самую красивую!

– Ну, привези… — хмыкнула Яна.

А Тима царапнула досада — показалась ему, что не понравится юной красавице его подарок. Оглянулся ещё раз на берег Тим — страшно всё-таки, первый раз в открытое море идёт. И увидел на пирсе Таю. Робко стояла девочка с самого края, ветерок трепал белое платьице-матроску. Увидела она Тима, улыбнулась, помахала рукой на прощанье. И вдруг почувствовал Тима, как кольнуло что-то в сердце, тепло и ласково.

Удачное было плавание, только раз попала шхуна в шторм у далёкого итальянского берега. Встали они на ремонт на острове, где жили ловцы жемчуга. Пока поправляли, что шторм поломал, Тим с местными мальчишками подружился, купался, нырял с ними, жемчужины красивые со дна собирал. Красивые были жемчужины: белые, золотистые, розовые… Решил Тим, что подарит находки Яне. А потом подумал и отобрал две маленькие розовые жемчужинки: «А это Тае подарю, ведь живём по соседству, играем вместе. Обидится она, что не привёз ничего — ведь пришла проводить на пирсе».

А однажды увидел он на дне большую раковину. Раковина разбитая была, и блестела в ней большая жемчужина. Голубая, как ясное небо, с зеленоватым отсветом, как морская вода.

– Не простую ты раковину нашёл, — покачал головой старик Коста, староста деревни. — Волшебная эта жемчужина.

– А чем же она волшебная? — недоверчиво спросил старого грека мальчик.

– Если подаришь её другу, принесёт она и ему, и тебе счастье, из беды любой выручит…

«Подарю её Яне, вот она удивиться! И поймёт тогда, что я настоящий моряк!»

Подумал это Тим, а самому почему-то Тая вспомнилась. Улыбка её робкая, платьице белое… «Но я же ей тоже подарок привезу», — подумал виновато Тим, а самого опять досада царапнула.

– …Но подарить её надо другу настоящему, верному, — продолжил старик, — если ошибёшься — принесёт жемчужина несчастье, беду…

– Почему? — спросил мальчик.

– Потому, что жемчужина эта — отражение звезды, что смотрела в морскую пучину. Если другу подаришь, будет всегда с вами её свет. А если ошибёшься — станет она окаменевшей слезой девы морской и принесёт только горе…

Вспомнил Тим, как Яна спасла его, когда лодка перевернулась, а Тим захлебнулся в волнах и чуть на дно не пошёл. «Яна — мой настоящий друг! А Тая… Она же маленькая ещё, саму бы спасать пришлось».

На пирсе много народу собралось моряков встречать. Тим сразу увидел в толпе Яну.

– Смотри, что я тебе привёз! — протянул он ей жемчужины. — Я их сам достал со дна.

– А не брешешь? — усмехнулась Яна, но подарки взяла: — Красивые.

Сунула жемчужины в кармашек и пошла.

«Даже спасибо не сказала…» — посмотрел ей вслед Тим. Обиделся он на Яну, чего уж тут говорить. Могла бы хоть улыбнуться при встрече, вон как другие радуются. Оглянулся он и увидел, как мелькнуло в толпе белое платьице.

– Тая!

Обрадовалась Тая, услышав, как Тим её зовёт, подбежала.

– Здравствуй, Тим! С возвращением!

Увидел Тим её улыбку и сразу легко-легко на сердце его сделалось.

– А я и тебе подарок привёз! Вот, смотри, — протянул он ей розовые жемчужины.

– Какие красивые! Я из них бусы сделаю!

– На бусы не хватит…

– А у меня камушки морские красивые есть ещё!

Посмотрел Тим вслед Тае и вновь почувствовал, как сладко кольнуло в сердце. И засомневался он: а не ошибся ли, тому ли подарил волшебную жемчужину? Да уж дело сделано, не отбирать же подарки назад…

Снова вышла в море шхуна. Вновь стоял Тим на палубе и смотрел на уходящий берег. Там на пирсе долго видел он тонкую фигурку в белом платьице…

Плавание вновь было удачным. Ни одного штиля, ни одной бури не встретилось им. И Тим уже успокоился, решив, что не ошибся. Да только рано обрадовался мальчишка. Уже на пути домой внезапно засвежел ветер, заклубились чёрные тучи, поднялись серые волны. Солнце скрылось, налетела чёрная буря, засвистело так, что света белого не взвидеть.

Шхуну, как скорлупку бросало с гребня на гребень, паруса и такелаж порвало, волны хлещут через палубу. Матросы Тима вниз отправили — не дай Бог смоет мальчишку. Тим в кубрике слышал, как свистит и воет буря, корабль, как щепка по морю мечется. Вцепился Тим в пиллерс[1] да и заплакал от страха — ребёнок ведь ещё. Понял он, что не увидит больше берега, мамы, а главное — не увидит больше Таи. Только сейчас понял он, что дороже всех на свете ему эта девочка… И ведь сам виноват: предупреждал же старик — будет беда, если ошибёшься, превратится жемчужина в окаменевшие слёзы девы морской. А ведь девы морские плачут по морякам, что сгинули в пучине…

С тревогой глядела Тая, как в море буря разыгралась. Ведь там в море Тим. «Может обойдётся, может не попадёт шхуна в бурю и вернётся Тим», — думала девочка. Накануне сон ей страшный приснился: налетели на шхуну чёрные птицы, паруса рвут, потопить норовят. Смахнула птица крылом Тима с палубы, упал он в волны, а Тая хочет помочь, да никак с места сдвинуться не может.

Побежала Тая на берег, а буря всё сильнее и сильнее. «Куда ты, глупая, в море смоет!» — кричали ей вслед. Выбежала она на обрыв над бухтой, а море чернее ночи, ни видно ничего — где небо, где волны, всё слилось в одну темноту. Только пена на волнах светится.

Как же быть? Плачет Тая, а чем помочь может? Может потонула давно шхуна или разбилась о камни и нет больше Тима. Вспомнила тут Тая про волшебную ракушку, вытащила из кармашка и затрубила в неё. Вскоре показались из бушующих волн дельфины.

– Ты звала нас, храбрая девочка?

– Звала, народ морской! Там корабль в буре гибнет, там мой Тим! Спасите его, ведь вы же спасаете людей!

– Мы бы рады тебе помочь, да не можем, отважная девочка, — вздохнул вожак дельфинов. — В такую бурю никто не сможет им помочь.

– Неужели совсем никто? — разрыдалась Тая.

– Может один человек, у которого волшебная жемчужина есть, та что отражение звезды в волнах морских. Она помочь сможет, а больше никто. Если найдёшь — выйди на берег, мы будем тебя ждать.

Вспомнила Тая, что Яна хвасталась Тиминым подарком — голубой жемчужиной, что сверкала на солнце, как звёздочка. Прибежала к ней Тая и рассказала о том, что слышала от дельфинов.

А Яна лишь посмеялась над рассказом Таи. «Они моряки опытные — сами выберутся!» Разрыдалась Тая. А Яна, видя её слёзы, подбежала к ней, стала успокаивать. Ведь была Яна хоть и гордой, но доброй и отзывчивой.

– Не плачь, вернуться они, и Тим вернётся! Не плачь! — обняла её Яна, по голове погладила. — А если нужна тебе жемчужина — возьми, мне нем жалко, — и протянула ей подарок Тима.

Прибежала Тая на берег, а ветер с ног сбивает — совсем рассвирепела буря.

– Я нашла жемчужину!

Вынырнул вожак дельфинов, покачал головой грустно.

– Теперь ты можешь спасти моряков. Если бросить в небо и зажечь эту жемчужину, то засияет она среди туч, рассеет бурю и морякам дорогу домой укажет.

– А как её зажечь?

– Светом своего сердца, отважная девочка. Только…

– Что только? — испугалась Тая.

– Только тот, кто зажжёт жемчужины — умрёт в тот же миг, остудив своё сердце.

– Лучше пусть я умру, а Тим будет жить! — в отчаянии крикнула Тая. Подкинула она жемчужину и направила в неё весь жар своего отважного сердца, всю силу свою! Загорелась жемчужина ярким звёздным светом, засияла среди туч! А Тая лишь замерла на миг, пошатнулась и рухнула с утёса вниз. Скрыли серые волны белую матроску…

Тим всё ещё плакал в кубрике от страха, когда вдруг услышал крики на палубе. В голосах матросов слышалось радостное удивление. Мальчишка вытер слёзы, обвязался верёвкой и поднялся на палубу. И вдруг увидел, что среди чёрных туч сияет яркая звёздочка.

– Эй, что это?

– На маяк похоже! — кричали матросы.

– Править на огонь! — крикнул капитан.

И тут вокруг звёздочки светлеть стали тучи. А вскоре и лучи солнечные пробились. Стихла буря, успокоилось море…

– Пробились… — отец Тима, старший помощник, прижал к себе сына. — Страшно было?

– Страшно, — честно признался Тим.

– Но ничего, утром домой придём…

… А ночью приснился Тиму сон, будто стоит он на палубе, а вокруг вновь свищет буря. Валы вздымаются, один выше другого. А впереди утёсы видны, и стоит на утёсе Тая, вглядывается в море.

– Тим! Тим! — кричит ему Тая.

– Я здесь, Тая! — крикнул в ответ Тим, да только буря голос его заглушает.

И вдруг увидел Тим, как Тая воротник платья распахнула и вырвала из груди своё сердце, как легендарный Данко. Засияло её сердце, подобно звезде и рассеяло бурю.

– Нет, Тая! Не надо! — крикнул ей Тим и бросился к берегу. Выбрался на утёс, да поздно уже — лежит Тая в траве недвижная, неживая.

– Тая! Очнись, оживи, как же я без тебя! — кинулся к ней Тим, заплакал, прижал к себе. И, как в сказке, упали его слёзы на личико Тая, и ожила девочка. Дрогнули ресницы, открыла Тая голубые глаза, взглянула на Тима, улыбнулась.

– Ты вернулся, Тим!

– Тая! Как хорошо, что ты… Что с тобой всё хорошо!

– Тим, я же на берегу. Что со мной плохого может случится? Это ты в море…

Проснулся Тим, вся подушка от слёз мокрая.

– Что, сынок, страшное приснилось? — погладил его отец по голове.

– Перепугался малец малость. С кем поперву не бывает, — добродушно усмехнулся кто-то из матросов.

– Так ведь дитя ещё совсем, — это Корнеич, самый старый из матросов отозвался.

– Ничего, зато теперь точно моряком будет, раз штормовое крещение принял, — это капитан, Фёдор Степаныч, спустился в кубрик, подошёл к Тиму, ласково растрепал мальчишке волосы. — А страх… Он у всех бывает. Только безумец страха не ведает.

А Тая ведь не погибла. Как накрыли её волны, кинулись к ней серые тени. Это царь дельфинов свой морской народ собрал. Вытолкнули дельфины девочку из воды, окружили, согрели. Каждый дельфин отдал ей частичку, искорку своей жизни. И ожила Тая. Дрогнули ресницы, открыла она глаза и видит, что утихает буря, солнце сквозь тучи пробилось.

Вынесли дельфины девочку на берег. Вышла Тая из воды, ласковые солнечные лучи обогрели её, платьице высушили. Обернулась она к воде, поблагодарила своих морских друзей за спасение:

– Спасибо вам, морской народ!

– Это тебе спасибо, отважная девочка, — ответил ей дельфиний царь. — Ты моряков спасла от смерти, а мы тебя выручили. А теперь беги домой, утром твой Тим вернётся! И помни — понадобиться наша помощь — протруби в раковину, и мы тебя услышим хоть на краю света!

Обрадовалась девочка, побежала домой, в посёлок.

– Будь счастлива, Тая! — улыбнулся ей вслед дельфиний царь, и нырнул в волны, махнув хвостом на прощанье.

Утром весь посёлок на пирсе собрался. Радовались все, что моряки домой вернулись. Тим оглядел пирс — негде не видно белого платьица-матроски. Грустно и тоскливо Тиму сделалось.

– Ты что такой грустный? Радуйся, домой пришли. А ты теперь настоящий моряк — морем и штормом крещёный! — Яна вышла ему навстречу. И не было в её голосе обычной гордости и зазнайства. — Смелый ты оказывается! Дядька Фёдор, ваш капитан рассказал. Я бы, наверное, померла от страха!

Тим только вздохнул в ответ.

– Тим, ты не обижайся.  Я твою жемчужину Тае отдала. Она думала, что эта жемчужина волшебная и спасти вас может.

– Спасти? — удивился Тим. И вспомнил свой сон и сияющий в небе огонёк. Сияющий, как жемчужина!

– А где Тая? — тревожно спросил Тим. — Почему не пришла?

– Да вон же она, ждёт своего Тима! — улыбнулась Яна.

Обернулся Тим и почувствовал, как радостно застучало сердце. К пирсу бежала Тая в своём белом платьице.

– Тим! Ти-и-им! Ты вернулся! — кинулась Тая к мальчишке, обняла, уткнулась в плечо, заплакала от счастья.

– Тая, Таечка! Как хорошо, что с тобой всё в порядке!

– Тим, да что со мной может случиться? Я же на берегу, это ты в море!

И понял Тим, что Тая ему дороже всех на свете.

– Это я виноват! Ведь старик говорил, если ошибёшься — беда будет. Ведь это ты мой лучший друг!

Так и стояли они, обнявшись, на берегу. И не видели, как вынырнул из воды старый дельфин, и улыбнувшись, вновь нырнул в море. «Будьте счастливы, дети!» — послышалось над волной, а к ногам Тима и Таи море вынесло сияющий морской камень, волшебный, тот, что исполняет любые желания…

***

– Много ещё было приключений у Тима и Таи. Но всегда им на помощь приходили верные друзья, потому что и сами Тим и Тая были верными друзьями, — закончила сказку Женя.

– А какие ещё у них были приключения, расскажи! — попросила Юля.

– А… я… это… — растерялась Женя. — Я ещё не придумала…

– Ой, Жень, придумай! — попросил Павлик.

– Какая хорошая сказка, — шмыгнула носом Алька.

– Альк, ты чего, всё же хорошо закончилось! — улыбнулся Пашка.

– Просто сказка такая… добрая…

– А я знаю, что дальше было! — хитро подмигнула Яся. — Курсант морского училища Тимофей и студентка биофака Таисия поженились, и через много лет у них родилась правнучка Женька!

– Ну, Пулемёт, всю сказку испортила! — усмехнулся Димка.

– И ничего не испортила! А если бы они не поженились — Женька бы не родилась и не рассказала нам эту сказку!

– Ладно, ребята, пошли домой! А то уже темно, — Алиса встала, отряхивая песок с юбочки.

Ребята пошли в посёлок. И только Валя и Яся, обернувшись заметили, как мелькнул на волне дельфин и помахал хвостом на прощанье.

 

[1] Пиллерс — столб для поддержки палубы на судне

+1
20:15
14:54
Здравствуйте, уважаемый Михаил! Спасибо за присланную легенду. Всегда с интересом читаю Ваши произведения, всё, что Вы делаете, талантливо и профессионально. Что-либо советовать Вам трудно. Я думаю Вы сами прекрасно знаете, как строится сюжет, создаются характеры героев. Этот рассказ, как мне кажется, немного сырой — есть повторы, нехарактерные для Вашего стиля слова («брешет», «поперву»). И есть какой-то очень скорый и не совсем оправданный психологически переход от любви к одной девочки к другой. Как-то вдруг. Возраст героев тоже не совсем понятен — то они ведут себя как юноша, девушка, то как дети. Но мне кажется, что всё это Вы увидите сами и исправите.
Хочу Вас порадовать. Вчера сдали в типографию номер «Искорки» с Вашей фантастической повестью, будем печатать её с продолжением.
Я опубликую Ваш рассказ на сайте журнала и дам на него ссылку-рекламку в наших группах в интернете.
Всего Вам самого доброго!
19:49
Здравствуйте, Юрий! Спасибо за комментарий. Рассказ, действительно, ещё слишком «свежий». Что касается слов, то я пытался передать речь героев, речь немного анахроничную, так как и действие происходит не в наше время. Возраст героев — одиннадцать лет (об этом говорится в тексте), ещё разгар детства, но уже первые попытки «вести себя по-взрослому». К тому же эта «книжка в книжке», ведь сказку сочинила и рассказывает героиня цикла — девочка Женя. И рассказывает своим «детским» языком. Да и о любви здесь можно говорить условно, скорее речь о детской симпатии. В любом случае рассказу действительно надо ещё полежать, «вызреть». С уважением, Михаил.