Пепельное Солнце

Пепельное Солнце

«Пепельное Солнце – вторая книга из цикла Хранители»

Пролог

Две фигуры в длинных черных балахонах будто парили в ночном небе Токио. Высоко на крыше их неестественно тонкие образы сливались со звуками и огнями города. По их росту можно было смело судить, что оба – молодые люди с хорошим телосложением. Один из них разительно отличался тем, что даже капюшон не мог скрыть его длинные красивые волосы необычного пепельно-серебристого цвета. Он обратился к своему товарищу:

 - Гвэн, вот мы и прибыли, я не мог ошибиться еще раз.

- Миров великое множество, мы посетили уже достаточное количество, чтобы разочароваться, но слишком малое, чтобы сдаться. Будем надеяться…. Вы угадали и с миром и со страной и с городом. Что вы намерены предпринять?

- Новый и незнакомый мир, но мир людей…. Мне куда проще среди них. Через несколько лет я стану самым влиятельным человеком города, что лежит в огнях искусственного света у нас под ногами, а затем…. Пока я создаю возможности, ты Гвэн займешься поисками. Собери необходимую информацию, если нужно перерой весь город, но найди…. найди «Гробницу Акаши». Ты справишься, мой друг, и я смогу исполнить твое желание….

 

Часть Первая – Записки мага

 

Рассветные лучи, что уже никогда не принесут мне радости…. Я так устал, и неустанно за мной следовала одна лишь тьма. Я сам того не понимая, пошел дорогой ужаса, в обмен на исполнение желания. Однако, могу ли я исполнить? Хватит ли мне сил дотронуться до смысла истины, и отыскать украденное сокровище?

Глава 1.

Мост Ходен был взорван утром 3-го июня 2013 года. Затем, 16-го июня парализована работа центрального шоссе, предположительно вследствие хакерской атаки на систему управления дорожным движением. Примерно в полдень, праздничным днем 27-го июня, случился и третий теракт – на этот раз взорвался мазутный цех, где шли ремонтные работы. Несколько грузовых кораблей на тот период находившиеся на стоянке, полностью уничтожены.

Полиция продолжает утверждать, что версия «теракт» мало доказуема, так как недостаточно событий, указывающих на единую цепочку. Мое же чутье, и журналистская прыткость говорит обратное. Не просто случайности, приведшие к разрушительным последствиям. Мы обязаны докопаться до правды, и найти организатора, иначе могут случиться более страшные события.

- Сэм, тебе кофе обычный или с молоком?! Ушла в прострацию?

- Задумалась, Гарри…. – седовласый владелец кафе «Сигурт», отвлек меня от привычных раздумий. – С молоком, и сахара побольше, пора включать мозг! Гарри, сколько лет ты держишь кафе?

- Ммм, девочка, хороший вопрос. Мне было двадцать три, когда я начал работать здесь простым официантом, а в двадцать пять я купил  кафе у предыдущего владельца, за вполне приемлемую плату. Что, тебя вдруг потянуло в жизнь старого кофейника?

Гарри – очень милый, заботливый, дружелюбный и жизнерадостный человек. Думаю, я уже привыкла завтракать в его кафе, каждый день, заряжаясь положительными эмоциями. Место хорошее, люди здесь обитают тихие и приятные. Я любила за чашкой кофе понаблюдать за их размеренной жизнью, навевает приятную меланхолию.

- Старого! Не смеши меня! Тебе всего сорок семь, будь ты моложе, присмотрелась бы к тебе! – Гарри рассмеялся, смех у него добрый, с хрипотцой.

- Хааххаа! Ладно, Сэм, ты умна, чтобы говорить глупости только в шутку. Давай начистоту – он задорно подмигнул мне. – А то не получишь добавки за счет заведения!

- Ты много видел в жизни города. Скажи, как думаешь, события последнего месяца - случайность?

- Взрывы, да? Сэм, ох милая Сэм, ты журналист, и ты видишь город как на ладони, что я могу тебе сказать….

- Гарри, через тебя проходит множество жизней, разные люди, что они говорят и как ведут себя? Ты заешь жизнь города куда лучше, чем я. Поэтому ответь, случалось ли такое раньше, не кажутся ли взрывы взаимосвязанными?

Кофейник – так в шутку Гарри звал себя, задумался, на лице проступили ясные мысли:

- Сэм, раньше такого не случалось, многое было… Взрывы тоже, но три в один месяц, даже у меня не возникает сомнений – теракты, причем цель у них не просто посеять панику среди населения. Волнение уже есть, люди приходят даже сюда в тихое кафе, в их взглядах витает страх. Наверное, могу сказать по себе, в этом городишке что-то меняется. Он большой, растет, развивается, становится сильным и восстает из пепла, словно феникс. Но, взрывы, такие направленные, их спланировали. Несомненно, ты ввяжешься в расследование, да?

- Я хочу помочь, если смогу. Город дорог мне. Не позволю никому покушаться на спокойствие мира вокруг. Не переживай за меня, я и не из таких передряг выходила! Ну, счастливо, увидимся утром!

Меня зовут Саманта Ханнингтон, я журналист самого известного интернет –издательства «Висмарт». Моя деятельность связана с этим городом. Я знаю все, вижу все. Я единственная, кто говорит правду жителям Токио. Мой парень, а также родные, зовут меня Сэм. В свои двадцать пять лет я добилась  уважения, славы, любви. Но положение меркнет перед моей преданностью городу, я служу правде, и до сих пор верю, что только она может изменить привычный ход событий. Моя работа в тесном взаимодействии с полицией, администрацией, влиятельными людьми из разных сфер, я освещаю события наполняющие Токио.

Сигурт – кафе, расположенное в двух кварталах от офиса. Я пью здесь свой любимый кофе, по утрам завтракаю, и прихожу излить время от времени душу, за рюмочкой чего-то покрепче. Я люблю Гарри, он добрый, напоминает мне собственного, любящего отца. Всегда переживает за меня, Кофейник любит меня, даже зная о грязи, в которой мне приходится вертеться. Июнь 2013 года стал самым странным на моей памяти. Меня затронули за живое – три теракта, совершенные за столь короткий промежуток времени…. Но, могла ли я знать, что зайдя сегодня 30-го июня в любимое кафе, окончательно свяжу себя с ужасающими событиями прочными нитями?

Я вышла из кафе. Был обычный летний день. Светило гребаное солнце, на небе ни единого облачка. Я даже не могла подумать, что сегодня станет началом конца. Я родилась в рубашке.  От смерти меня отделяло двенадцать метров. Через дорогу от кафе на стоянке припаркована моя машина. Взрывная волна швырнула меня и я врезалась в машину, сознание уходило. Темнеющая картинка перед глазами. Горящие стены, повсюду кровь и выбитые осколки стекол. Моего любимого кафе и моего хорошего друга не стало в одну минуту…. 

Могла ли я знать, придя в себя на больничной койке три дня спустя, что это только начало моих потерь? 

- Мисс Ханнингтон, как ваше самочувствие? – мои глаза обманывали, картинка размыта.

- Честно, не особо хорошо, я еще толком не могу ничего разглядеть! – выступили слезы, стирая их, убедилась, что пальцы забинтованы.

- Насчет рук не переживайте, множественные порезы осколками стекол и синяки, заживут…. – голос говорящего напоминал голос диктора новостей. Молодой человек, старше двадцати пяти.

- Да, мне не привыкать к травмам, работа у меня такая…. – разлепила, наконец, глаза. В больничной палате центрального городского госпиталя, на стуле рядом с кроватью сидел сотрудник полиции. Я много повидала их на своем веку, поэтому профессия молодого человека приятной внешности, для меня была очевидной. Короткие волосы цвета мускатного ореха топорщились концами во все стороны. Очень симпатичное личико, светло-голубые глаза, мускулистая фигура. Но даже через полуоткрытый пиджак проглядывалось наличие и значка и оружия. Он детектив, несомненно. Он не вызывал у меня плохих ощущений.

- Я представлюсь с вашего позволения? – улыбка у него тоже довольно приятная, кивнула, выразив согласие.  – Капитан Джон Эффер из «Управления Безопасности». Теперь я занимаюсь делом о взрывах, произошедших в июне этого года.

- «Управление Безопасности», вашим начальником недавно назначили бывшего министра юстиции, говорят он очень амбициозный и высокоморальный человек.

- Наверняка, у вас еще будет случай убедиться лично. Вы журналист, и один из лучших журналистов, поэтому договоримся так…. Сначала вы задаете мне вопросы, чтобы установить между нами мостик доверия, а потом я вам….

- Капитан Эффер, вы не считаете меня обывателем, уже радует. Поэтому говорить буду, что думаю. Я не собираюсь сидеть сложа руки, сделать из меня простого свидетеля не получиться. Хочу принимать участие в расследовании, обещаю не писать ничего лишнего и в результате сделать только правдивый репортаж, к какому бы выводу не привели нас поиски. Взамен получите мои связи и мою поддержку, будем работать вместе? – пока я говорила, капитан слушал внимательно, на лице, на лбу проскакивала своеобразная морщинка. Морщинка разгладилась – он посмеялся, но обозначил свое согласие.

- Думаю, вы сказали за меня самую трудную часть. Мне не хотелось играть в двуличную игру. Мое начальство считает, что данный путь наиболее приемлем в сложившейся ситуации. Не хочу вас нагружать в первый день, как вы пришли в нормальное состояние, но….

- Для начала перейдем на «ты», общение нам предстоит долгое и плодотворное Джон, поэтому постараемся не усложнять жизнь, я Саманта. А, вообще можете звать Сэм, меня так зовут друзья. Но….  Значило, полагаю, отсутствие времени, да? Теракты продолжаются один за другим, не известно где и когда, взрыв произойдет вновь. Теперь у полиции нет сомнений, касательно террористической угрозы?

Он легко освоился и перешел на неформальное общение. Мы поладим….

- Ты ведь понимаешь…? Слова по телевизору для отвода глаз, паники нельзя допускать. После взрыва моста, нам уже было ясно – террористы, следы осколочной бомбы повсюду, но случаи каждый раз весьма необычные.

- Раз осколки бомбы, в чем же необычность? – заботливый капитан Джон подал мне стакан с водой и мне пришлось выпить кучу таблеток, оставленных медсестрой.

 - Не факт, что бомба взрывалась и вообще, что она была. Когда эксперты осматривали мост, выяснилось, что несущая опора спроектирована на определенный вид динамических нагрузок. Сейсмологическая станция зафиксировала в том районе, небольшие скачки, после чего мост разрушился.

- А следы взрыва бомбы, пожар и осколки можно имитировать. Вот почему невозможно доказать теракт! Вот черт! Нужно найти доказательства, что подземные толчки были вызваны не естественными природными причинами.

- Именно, хочешь узнать об остальных трех случаях?

Я откашлялась, через ломку в костях спустилась с кровати, вызвав удивление капитана Эффера.

- Джон, непременно хочу узнать, но для начала, не согласитесь отвезти меня на кладбище? Я выписываюсь. Мне нужно проститься с другом.

У капитана Эффера хорошая машина - «Форд Мустанг», парень явно без ума от адреналина. Мы договорились, что вечером я приду в «Управление Безопасности», он довез меня до ворот кладбища. Одежда у меня мало походила на траурную. Но, вот бинты…. На лице, на руках – открытые ссадины, на шее – величественный фиолетово-желтый синяк. Пока мы ехали, капитан успел рассказать, что я единственная выжившая из Сигурта. Восемь посетителей, три официантки, владелец, уборщик и повар погибли. Взрывной волной были отобраны жизни и еще двоих прохожих, оказавшихся не вовремя  рядом. Их хоронят сегодня на кладбище, мне честь по чести, надо было, навестить всех, но я хоть и ощущала ответственность за свое спасение, ничего не могла сделать, времени мало. А работа предстояла большая, а голова и кости до сих пор болят.

Идя межу могилами по зеленому газону, я отметила хороший уход за кладбищем. Миленькие аккуратные дорожки и ухоженные ряды. Так мило и главное эстетично…. Почему так много людей умерло? За месяц в городе умерло народу больше, чем за весь прошлый год. Что твориться?!

Я знала семью Гарри. Его жена Мария – беженка из соседней страны, приехала вместе с семьей и вела мирную размеренную жизнь. Женщина она красивая, темноволосая, короче на их дочку смотреть одна радость. Пошла в родителей – высокая и несомненно симпатичная. У них была обычная семья. Не представляю себе, что будет с ними с потерей отца…. А кафе было их единственным источником дохода. Беженцев не особо хорошо брали на работу.

Когда я подковыляла к могиле, Мария сидела на земле – морально разбита. Дочь сидела рядом с ней и пыталась хоть как-то успокоить ее. Могильщики уже засыпали могилу.

- Мария…? – женщина полуобернулась и заплакала, произнеся:

- Сэм, ты? О, Сэм! – они обе бросили ко мне.

- Прости, Мария…. Прости, я….

- Нет, нет, все в порядке…. Ты не виновата. Наоборот, счастье, что ты осталась в живых. Сэм в твоих силах изменить, найди этих чудовищных людей, они уже уничтожили полгорода….

- Да, да, поплачь…. Станет легче….

Когда я положила на могилу букет красных роз, то заметила, что платье на Марии не закрывает ее шею. Они обе поглощены горем и сейчас их внимание не сфокусировано. Что за синяки? Откуда? Платье открывало только часть, но было понятно, синяк не маленький. Неестественно кровавый. Я перевела взгляд на дочь Гарри, и убедилась, что ее одежда тоже не скрывает страшных травм.

- Мария, милая…. – я опустилась на колени и приобняла ее. – Скажи мне, за три дня ты нигде не ударялась? – дочь Анна посмотрела на меня удивленно, и на всякий случай переглянулась через спину матери.

- О чем вы, Сэм? – вот же фигня!

Быстро пришла в себя, пока они не заподозрили меня в сумасшествии, я же головой ударилась.

- Не переживай, ничего! Мне пора, я заеду к вам завтра. Держитесь….

 Нужно домой. Переодеться, помыться, забрать документы, съездить в офис, а затем на встречу с капитаном Джоном. Хорошо бы, если Ниан забрал мою машину из сервиса. Не случайность! Раны на теле Марии и Анны, не случайность…. Седьмое чувство говорило мне, что произойдет нечто ужасное. Стоит попросить полицию приглядывать за ними.

Я помню…. Те три дня в отключке…. Ниан держал меня за руку, видимо сегодня его уже начальство не отпустило на мою выписку.  Вечером мы увидимся, я соскучилась.

Мысли о Ниане заставили меня выйти из полусна подземки, и, пройдя через аллею, переступить порог многоэтажного дома. Охранники поздоровались, мило поинтересовавшись моим здоровьем. Пустынно сегодня…. Ах да, полдень, люди работают. В лифте с зеркальных стен на меня уставилась  перебинтованная девушка, в разодранной одежде и весьма расстроенных чувствах. Мои волосы спутались…. Короче в душ.

- Сэм, ты же такая хорошая, почему в жизни тогда, такое дерьмо? – я частенько разговаривала сама с собой, для думающих людей, вещь вполне естественная.

Лифт тащился на последний этаж, невероятно медленно. Мой слух после взрыва обострен. Мне казалось, я слышу как ветер завывает в шахте, скрип колес и натяжение тросов. Странно, закрыла глаза и представила  себя вылетающей за пределы лифта в холодную и темную шахту. И внезапно из темноты донесся жуткий детский смех и вопрос:

- Почему? – смех противный, словно дети издевались. – Почему?! Почему?! Почему же она?!

- Нет! – я закричала скорее от неожиданности, чем от испуга. Голоса были такими реальными, что меня затошнило уже дома, когда я бросилась в горячий душ.

Мне показалось. Голова болит, кости ноют. Информации много. Мне просто показалось!

Почему тишина стала давить на меня? Стоило мне выключить воду, как в голове замелькали картинки – тот день в кафе, Гарри, взрыв, кладбище и синяк на Марии. Старик кофейник был не из тех людей, которые бьют по вечерам своих жен. Да и не похожи были кровавые гематомы на обычные побои. Болезнь может? Телефон лежал на ванной полке, я потянулась:

- Ниан, возьми трубку, умоляю…. – гудки пустые и ужасно длинные. Хочу услышать его голос. Пускай успокоит, хватит с меня на сегодня странностей…. Мне просто почудилась необычайность ран на плечах Марии и голоса в лифте, головой же ударилась…. Чего еще ожидать?

- Привет, хромая, трезвонишь не по делу?! – как всегда шутит…. Как хорошо….

- Ниан, поговори со мной. Я дома, только из душа.

- Пикантные подробности…. – он рассмеялся, как всегда непринужденно и задорно. Он нравился мне, мы встречались уже два года.

 – Сэм, прости, что не встретил из больницы. Врач вчера сказал, что они не уверены в твоем самочувствии, и мне не хотелось брать лишний отгул на работе.

- Ничего. Ведь ты был со мной три дня подряд. Спасибо, Ниан…. – пускай он не услышит грусть и страх в голосе. Не хочу его расстраивать еще больше.

- Не грусти. Какие планы?

- В офис, затем в полицию. Увидимся вечером…. – чмокнула трубку, осознала, что успокаиваюсь. Голос любимого человека воистину творит с нами чудеса.

- Конечно, я соскучился. Сэм, возьми зонтик, передавали дождь. До вечера….

Выйдя из душа, ненадолго почувствовала себя легче, пока не обратила внимание на облака. Темно свинцовые облака воронкой скручивались в фиолетово-синий вихрь, надвигающийся ужасающими раскатами грома. Будет буря…. Ниан ошибся – дождя не будет, но буря уже пришла. Облака, слишком зловещие, неужели предвестие еще одного взрыва? 

На подземную стоянку я спустилась пешком по лестнице. Лифт немного пугал. Подумав, и оценив вероятность грозы, позвонила в офис. Хорошо, что там пекутся о моем самочувствии, они ждут меня завтра. Главное здание «Управления Безопасности» располагалось в северной части города, куда попасть можно только по мосту через залив. Черт, гроза же….

Я выехала навстречу бушующей стихии. Климат нашей полосы никогда не преподносил столь невиданных сюрпризов. Дворники не справлялись с потоком воды, фары ближнего света горели у всех машин, оказавшихся в пути. Движение парализовано текущей по улицам водой и нулевой видимостью. Верхушки небоскребов полностью утопали в водовороте грозовых туч. Порывы ветра срывали  летние крыши витрин, люди разбегались, пытаясь ухватиться за что-нибудь, видимо встречный поток сбивал с ног.

Апокалипсис? Такой разгул стихии просто невозможно представить в летнее время года.  Белый свет мрачнел и мрачнел.

- Что еще? Может у нас пойдет град размером с яблоко? – стоило мне сокрушится на небесную канцелярию, как капот соседней машины с треском прогнул кусок льда.  – Вот это да! – я включила фары дальнего света, съехала на обочину и понеслась. Придется ехать через мост, хоть это и опасно.

У меня зазвонил телефон, пришлось потрудиться, чтобы достать его.

- Какого черта, Мириам, ты?

- Привет, крошка Сэм, выписалась с больнички? – чокнутый хакер, точно убьет меня когда-нибудь, машину чуть не занесло, пока я держала руль одной рукой.

- Не заставляй меня тебе хамить!

- Спокойно, не кипятись раньше времени. Ты должна быть рада моему звонку.

- Очень! До чертиков! Говори уже!

- Сэм, двадцать три минуты назад я случайно взломал входные сигналы со спутника…. – голос как всегда извиняющийся. Когда он перестанет реагировать так на свою профессию?

- У тебя все случайно. Итак?

- Я перепутал сигналы, хотел взломать один, а получился другой. Там были снимки и данные с климатических станций…. – в переднее стекло я увидела свои расширенные значки, сердце забилось. Нет…. Нет, может быть…. Снова? – Да, Сэм. Будет еще один теракт. Буря вызвана не природными явлениями, из записей было видно, что чиновники из министерства обороны думают на климатическое оружие. Сэм, прошу тебя, помоги военным и людям из министерства безопасности. Оружие, принадлежащее террористам, уж слишком.

- Мириам, собирай шмотки, встретимся в «Управлении Безопасности», я знаю, они тебя давно ищут…. Но, ребятам нужна помощь, взамен откорректируем твою биографию. Давай, живо, смотри, чтобы лед голову не пробил….

 

Люди не перестают меня удивлять. Я повидал так много рас и планет. Мои глаза увидели множество историй и страданий, побед и поражений, любви и ненависти. Но, люди оставались всегда моими любимыми. Они не перестают меня удивлять, разбавлять одиночество моего разума. Их несбыточные желания можно назвать одним из источников моей магии. Чем удивят меня люди этого города? Что у них за желания? Проверим? Сыграем  партию в кровавые шахматы? Но, мне они уже так нравятся…. Пожалуй, дам им немного форы. Я остановлюсь на короткий промежуток времени, так мы  продлим нашу игру. У нас появится время узнать друг друга поближе…. Итак, игра – сможет ли кучка выдающихся представителей Токио, противостоять мне или же они так и останутся лишь куклами в моем волшебном представлении?

Глава Вторая.

«Управление Безопасности» – неприступная крепость правительства. Они высшая организация правопорядка и равновесия, обеспечивающая страну защитой от терроризма, и других внешних угроз. Крутые парни…. То, что они допустили разгул преступности у себя под носом – в столице, могло значить только две вещи. Интересно, какая моя версия окажется правдой?

Само здание мощной организации, внушавшей людям силу государства, и выглядело сильно. Здание из черного стекла по форме напоминающее  кобру, которая готовиться напасть на врага. Сорок этажей вверх и столько же вниз, это разветвленная система, с непрошибаемой системой электронной защиты.  Возможно, сейчас здание кобры единственное безопасное место в городе.

Мириам – пузатенький хакер, мой друг юности, пребывая в трусливом расположении духа, ждал меня на остановке рядом с главным входом. Нам  пришлось проходить через систему контроля на входе, но капитан Джон Эффер уже бежал к нам через приемный зал – светлое полукруглое помещение с высоченными колоннами. По всему периметру полукруга лифты. Как же их много, все они разного назначения, для разных людей и ведут на разные этажи.

-Саманта, не похож ваш спутник на героя светской хроники города? – мы подошли к лифту с надписью «А». Джон приложил к панели электронный пропуск и нагнулся, чтобы компьютер сделал проверку сетчатки глаза.

- Да, он…. Хм…. Он теперь и ваш друг, Джон. Биккей-32 ни о чем не говорит? – глаза Джона ласково осмотрели трясущегося хакера.

– О, даже так. Полагаю, его настоящее имя - Мириам Самильтон. Мы знаем кто он, Саманта, и мы никогда не стремились поймать господина Мириама.

- Так, значит управление кое-что умеет. Вашим сейчас лишняя помощь не помешает. Посадите его к системам поиска, Мириам сможет задавать необходимые алгоритмы, если потребуется.

- На самом деле спасибо, Саманта, насчет его участи поговорим позже, но помощь нам более, чем необходима. Вы скоро сами узнаете.

Мы вошли в холодный зеркальный лифт, и меня передернуло, вспомнилось возвращение домой, и голоса детей в шахте. Джон нажал кнопку с цифрой 5 красного цвета, примечательно, что рядом находились, точно такие кнопки, также пронумерованные, но синего, зеленого, белого и фиолетового цвета. Позже мне пояснили, разные цвета для автоматической системы защиты, которая составляет единый комплекс главных компьютеров здания. Нажимая красную кнопку, сотрудник управления сообщал компьютеру о степени безопасности. В систему внесен порядок нажатия кнопок и каждый цвет сообщает – какое количество людей в лифте, их социальный статус и какова степень их опасности для управления. Если происходит ситуация при которой враги проникают в лифт, не зная системы, они по психологическим аспектам никогда не нажмут красной кнопки, которая символизирует самый безопасный режим и отключает пулеметы, на каждом этаже направленные на лифт.

Система защиты не была построена только на одних пулеметах, при вторжении управление эвакуируется, пути отступления перекрываются, а здание взрывается сверхмощным оружием, которое не оставляет ни врагов, ни улик.

- Что происходит, Джон? – я почувствовала, как лифт затрясло. Кабина переместилась? 

Капитан резко обернулся, с шикарной улыбкой голливудской звезды:

- Саманта, вы ведь не думаете, что самая секретная служба в государстве, так просто будет говорить где находиться ее штаб? – я переглянулась с Мириамом, и он тоже пребывал в замешательстве. – Знаете, что означает цифра 5?

- Могу предположить, что время ожидания…. Чего?

Двери лифта открылись и от изумления я чуть не потеряла дар речи. Настоящий город в табакерке…. Прямо под ногами широкая лестница с гранитными ступенями, они вели вниз, в центральный зал – полукруглую площадь, где величественно сверкал хрустальный фонтан в виде разъяренной кобры. Кобра, бросающаяся на врага - символ управления. Чуть дальше площадь расширялась множеством темных каналов, вероятно, каналы выезда из здания, другими путями. Этажей на площади не было. Подняв голову вверх, я еще раз восхитилась. Дело в том, что у фонтана полукругом располагались несколько белых платформ, на которых спокойно помещалось три человека. Лифт….

Кабинеты в виде гроздей винограда, свешивались сверху над нами, наверное, высота минимум двадцати этажного здания. И пространство пронизано множеством связанных между собой кабинетов сферической формы – грозди винограда.

Мы втроем встали на платформу, из ее краев выехали стеклянные вставки, после чего платформа полетела вверх, на огромной скорости. Мимо нас проносились кабинеты с пишущими людьми, кабинеты, где заседали несколько человек, лаборатории, научные установки, отделение картографии, зал управления, были залы с полностью электронной техникой.

- Джон, как работает такая система? Грозди не сообщаются между собой. Свет, вода, как? Я не заметила на пути переплетения проводов….

- Грозди? Угадали, честное слово. Виноградник – наш дом, здесь постоянно живут две тысячи сотрудников, и приходят и уходят еще полторы, Отсюда отдаются приказы и отправляются детективы, оперативники, и бригады захвата. Здесь осуществляется переработка информации и улик. Виноградник хорошо защищенное убежище, в которое не только невозможно проникнуть, но и узнать где оно находится.

- Знаете, я вам уже и так рассказал многое, с вами сейчас хочет поговорить начальник цирка, а с вами мы встретимся вновь чуть позже. Саманта, ваш этаж последний, мы сейчас с мистером Самильтоном выйдем в спутниковом центре, платформа отвезет вас наверх, в сад виноградной лозы…. – он подмигнул мне, необычный лифт остановился около белой стеклянной комнаты и оба моих спутника покинули меня. Что же дальше?

Платформа мягко, также как и в первый раз, дернулась на белой дорожке, полностью обтянутой белым тентом, по которому, ветвясь, спускалась лоза. Опустив глаза вниз, я прошла вперед, чтобы снять напряжение страха высоты.

Впереди, меня и правда ожидал золотой сад ветвей виноградного дерева. Полукруглая комната, которая плавно переходила в еще одну полукруглую вставку, похоже, в кабинет. Вторая комната находилась, как бы под второй, и в нее вела небольшая лестница по периметру полукруга.

 Стеклянные стены давали потрясающий обзор всего виноградника. Я ощутила себя чем-то целым, единым целым, с  воистину уникальным местом.

- Правда необычайно красиво, мисс Саманта? – я обернулась на тихий и красивый голос, такой теплый и ласковый.

Голос принадлежал высокому юноше в белом халате. Доктор? Да, нет, вероятно, ученый. Юноша – по крайней мере, он казался младше Ниана, которому двадцать пять. Красивый, улыбчивый и добрый, именно такой добрый, каким был его волшебный голос. Лицо, как у принца из сказок – лучезарное и светлое, его золотистые волосы дополняли образ. Необычайность его лица выражалась не только в красоте, но и в мимике – эмоции- печаль и радость, сменялись так быстро и так живо, что он напоминал наивного ребенка.

- Да, красиво. Собственно, для начальника управления вы выглядите слишком мило…. – он смущенно засмеялся, и мне опять показалось, словно вокруг красивая сказка, и он не совсем реальный.

- Не вериться, да? Хорошо, что это не правда, вы раскусили меня…. Позволите? – он мягко притянул меня за локоть и почти невесомо коснулся губами моего лба. Все произошло так неожиданно, что я даже не успела оттолкнуть его. Но, нет…. В любой другой ситуации, прикоснись ко мне, вот так просто посторонний мужчина, я бы почувствовала отторжение и неприязнь, и действительно нашла бы мгновение оттолкнуть. Но с ним…. Нет таких ощущений, меня словно погрузили в теплую кроватку на солнышке. От него не исходило ни угрозы, ни неприязни, только едва уловимая взволнованность.

Раньше, чем он отпустил меня, хоть он меня и не держал формально, я услышала голос из глубины второй комнаты.

- Что ты там делаешь, доктор Фей? Пугаешь нашу гостью? – более строгий и мужественный принадлежал еще одному молодому человеку, в сером костюме, галстуке белой рубашке и лакированных черных ботинках. Образец идеальной мужской моды. Красотой он тоже был не обделен, но больно уж хмурый и угрюмый, со строгим выражением лица. Волосы черные и чуть-чуть длинноваты, но в целом не плохо. Да, видимо такой  уж он…. Образцовый директор управления….

Он спокойным шагом направился к нам, а тем временем Фей, так звали первого  юношу, переместился и встал позади меня с весьма виноватым видом.

- Я тебя сюда позвал, чтобы ты помог мисс Ханнингтон и позаботился о ее ранах, она только недавно выписалась из больницы….

- Я измерил температуру! Второй, ты как всегда безжалостен!

Директор подошел ко мне и протянул руку, не зная, что делать, я просто пожала ее, словно мы партнеры.

- Мисс Ханнингтон, называйте меня Второй, я директор «Управления Безопасности». И, прежде, чем я начну знакомить вас с виноградником, и с тем, что нам известно…. Сможете ли мне дать одно обещание, от него зависит степень моего доверия к вам. Поймите, как важно….

И я понимала. Он попросит не разглашать информацию об управлении, винограднике и его сотрудниках. Попросит ничего не рассказывать, даже рискуя собственной жизнью, ведь информация слишком дорогое удовольствие.

Я дала обещание. Я понимала как важна для управления конфиденциальность. Простое обещание, куда более важное обязательство, чем долг или угроза. После того как наимилейший доктор осмотрел меня и перевязал раны, замотанные мной так неудачно после принятия душа дома, он ушел…. Предложив мне, заходить к нему в гости на чай. Просто в гости, желательно без травм. Вместо того, чтобы уже начать соображать, я думала об этих двоих. Как сильно они отличаются, и как они оба невероятно, по-своему красивы.

- Фей еще сегодня объявиться, он у нас личность неординарная, появляется где его ждут или не ждут. Но, поверьте мне, доктор он гениальный.

- Он ваш лучший друг, верно? – темно зеленые глаза директора так живо осмотрели меня, что я чуть не засмеялась снова. Он очень умный. Умный, прямолинейный, честный и благородный, где сейчас таких возьмешь?

- С чего вы взяли, если не секрет, женская интуиция? – в строгости проскользнула насмешка.

- Просто вы дополняете друг друга. Вы кажетесь холодным и строгим, а он теплым и нежным. И тем не менее, вы всегда переживаете за него, и кажется, будто он настоящий лоботряс, но на самом деле, его состояние всегда беспокоит вас…. – посмотрев на свой виноградник, снизу, как обычно, директор улыбнулся по-настоящему.

- Спасибо за искренность. Теперь я попытаюсь быть с вами как можно откровеннее, в силу обстоятельств.

Он пригласил меня пройти вдоль стеклянного полукруга к золотому дереву, оно сияло.

 - Место, в которое мы прибыли, не здание кобры, верно?

- Нет. Как вы понимаете. Управление принадлежит не только правительству нашей страны, многие поддерживают нашу организацию, и безопасность ее самой, как фундамента, должна быть безупречной. Лишь проходная в здании на самом деле существует, сама же башня - проекция нашего головного компьютера. Головной компьютер также управляет и системой доставки в основное здание - «виноградник», никто не знает где оно находиться, никто и даже я. Всего в это место есть шестнадцать различных входов и выходов, каждое из них оборудовано специальной системой доставки – лодка, катер, поезд, вертолет и подводная лодка. Но начинается все с лифтовой камеры, которая герметично закрывается и погружается на передвижное средство, оно управляется заданной программой компьютера. Никакого вмешательства человека. Только базовый код компьютера содержит координаты местоположения центрального офиса управления. Создатель виноградника, компьютера и системы лозы умер несколько лет назад. И я уверен, что и в строительстве люди не принимали участия – проект полностью рассчитан на волю машин и создателя, что в полной мере окупается невозможностью найти это место.

- Люди исключены из управления, что ж ход предприимчивый. Ладно, тогда как грозди держаться между собой? И откуда в комнатах вода, свет, газ?

- Все просто…. – он показал на лазурные переплетения толстых нитей лозы. Шедевр нанотехнологии и биотехнологии, это кабель жизни, который разветвляется на множество маленьких кабелей, обеспечивающих грозди. Вода поступает из цеха водоподготовки, газ от специальных газоприемников, и электричество от генераторов.  Все это расположено за пределами центральной комнаты. Управляет всем этим тоже головной компьютер, собственно, он сам перед вами….

- Древо. Символично. Ладно, мне еще предстоит ознакомиться с чудесами. Всему свое время. Директор, что вы хотите, чтобы сделала я? Чем могу помочь?

Он жестом пригласил меня в кабинет. Задняя стена кабинета была полностью уставлена рядами шкафов с книгами и чертежами. Стеклянный стол не завален бумагами, вероятно, управление полностью использует компьютерную форму документации. Он сел на высокое кресло и жестом указал на маленький диванчик у окна, аккуратный, бежевого цвета. Вообще, золотистый с бежевым удачное сочетание. Между столом и лестницей, ведущей к древу, образовывалось довольно большое пространство, оказалось что эта часть пола - демонстрационная арена для голограмм. Потому, что Второй интонацией приказал включиться своему компьютеру и в центре кабинета появилась проекция загрузки.

- Мисс Ханнингтон, вы успели понять, что нынешние теракты не случайны…. А являются гениально спланированными террористическими акциями, направленными, в конечном счете, на разрушение авторитета государства. Примерно три года назад наше оперативное управление начало борьбу с мафиозными группировками, что поделили между собой криминальные сферы влияния. Когда оперативники попытались найти способ подавления верхушки мафиозных кланов, мы неожиданно столкнулись с невероятной проблемой. Преступники захотели сдаться, причем все и сразу, в буквальном смысле. Я ничего не понял, пока не выяснилось, что к моменту нашей операции,  они уже ничего не имели. Ни денег, ни влияния, ни людей и солдат, ни возможностей дальше наращивать власть. Прежде чем мы продолжим, хотите чего-нибудь…. Кофе?

- Да, не плохо. Кофе освежает. Вы поняли о связи тех событий и происходящих сегодня?

- Они связаны напрямую. То, что посеяно тогда, принесло свои плоды. Слышали ли вы когда-нибудь об организации «Пепельное Солнце», мисс Ханнингтон? 

У меня внутри все похолодело. Одно название вселило минутный испуг, сходный с тем, что я почувствовала, когда услышала голоса детей в лифте.

В моей голове вдруг неожиданно встали на свои места частички мозаики – теракты, которые можно скрыть новейшим климатическим оружием, бессмысленные массовые убийства, отсутствие суеты на телевидении и радио. Тотальный контроль, восход пепельного солнца…. Откуда такие мысли?

- «Пепельное Солнце», вот с чем мы боремся. Высокоразвитая, организованная, финансируемая из разных источников, межгосударственная террористическая организация. Их настоящих целей мы не знаем, однако, и так ясно, если их деятельность не приостановить…. Мир, каким мы его знаем, перестанет существовать….

 Он замолчал. Он хотел сохранить жизни людей. И сейчас он был практически бессилен, так как враг невероятно силен, умен, хитер и властен. Директор словно играл с противником скрытым во тьме Токио. Он кивнул и мы прошли к платформе. Мы должны были поехать в Информационный Центр, чтобы там меня ознакомили со всей доступной информацией. Интересно, успею ли я к ужину? Ниан точно будет дома. Ниан….

- У «Пепельного Солнца» тоже есть и хакеры и банкиры и финансисты и политики и полицейские…. Верхушка организации сумела подмять под себя весь криминальный бизнес города и управлять им по собственному желанию. Театр марионеток. Даже если мы полностью ловили всех, начиная от дилеров и заканчивая боссами мафии, ни один из них напрямую не подчинялся Солнцу, только вышестоящим организациям, политикам и сенаторам. Старшие отдают приказы младшим. Настолько проста схема управления, но, тем не менее, мы так и не можем добраться до самого верха и выяснить кто же кукловод…. – платформа ехала так бесшумно, что каждое слово отчетливо повторялось в моей голове, словно я слышу собственные мысли в реальности.

- Так вот зачем вам я….

Платформа остановилась и моим глазам предстала гроздь-комната, в которую стекалась текущая информация.

- Саманта, как бы хорошо мы не натаскивали наших оперативников, но мы все равно не можем выяснить правду. У вас есть связи, Саманта, у вас есть влияние, и у вас есть возможность изменять сознание людей, через истину. Вы можете ее донести. Поэтому, от лица «Управления Безопасности», прошу вас, помочь нам и выяснить полную схему поддержки террористов…. А также получить информацию о возможном лидере или лидерах организации «Пепельное Солнце».

- Господин Второй, не сомневайтесь в том, что я одна из тех, кто не даст Токио раствориться в хаосе. Я обещаю вам помочь, всеми имеющимися у меня возможностями. Но…. Однако, я хочу знать факты, которые вы хотели мне рассказывать. Как вы допустили становление столь мощной организации террористов? Откуда у них столь инновационное оружие? И самое главное, почему скрывается от людей, о погибших в терактах. Я же знаю обо всем, что происходит в Токио. Если бы я не стала единственной выжившей в четвертом теракте, наверное, вам удалось скрывать и дальше. Но, мне вы обязаны сказать, почему о погибших не сообщается их семьям, и свидетели, почему они молчат?

Директор с самого начала произвел впечатление человека лишенного эмоций. Рассудительный начальник огромной организации с большим штатом сотрудников, честный, прямой и способный бороться со злом. Я не думала, что в его зеленых глазах может промелькнуть хотя бы нотка сомнения. Но сейчас она сверкнула словно молния, и я поняла, он тоже человек, и его нынешнее положение тяготит как никогда. Когда я думала о том, что спрошу его, догадывалась, что ответ будет ужасающим…. Готова ли я ступить на стезю страшных открытий? Вздохнув с огорчением, он ответил:

- Потому, что говорить не кому. Все мертвы. Остались только кости. Обглоданные кости. Их убили. Свидетели мертвы. А также все члены семей, погибших в терактах…. – меня затошнило. Нет…. В глазах начали всплывать синяки на телах  жены и дочери Гарри. Нет! Мария! Анна! Помогите….

 

Знаете, что мне больше всего нравится в людях? Я никогда не видел ничего подобного у других рас. Нечто столь прекрасное и отвратительное одновременно. Я просто влюблен в эту способность людей. Эх, за столько лет пустых поисков может я уже сошел с ума? Я влюблен в людскую ложь. Лицемерие - одно из самых показательных чувств человека. Или любое сокрытие всегда так будоражит воображение, заставляет его стремиться найти ответ любой ценой. Так ли оно…. И тогда можно ли назвать людей лицемерных плохими? Если да, то почему? Может поискать на досуге ответы на эти вопросы?

Глава Третья

- Ниан! Ниан…. – в двенадцать часов ночи я заползла домой и еще плакала. Ужасные картинки пылали ярким пламенем. Все мертвы. Свидетели и их семьи уничтожены. Директор прав их методически уничтожали в темных переулках, у себя в квартирах, подъездах. Ничего не оставалось. Фотографии убийств настолько отвратительны, что я и половины не смогла выдержать. Их будто разрывали на части, сдирали кожу, вырывали сердца. Кто способен на такие ужасающие, жестокие убийства? Директор заверил меня, что несмотря на то, что им не удалось сохранить жизни свидетелям трех предыдущих терактов, мне никакой опасности не грозит. Также под охрану взяты семьи погибших.

- Просто обними…. Ниан, пожалуйста…. – мой жених вышел в коридор, в домашней рубашке, шортах и очках. Его домашний вид уже вселил в меня тепло.

- Сэм…. – он аккуратно обнял меня, поднял на руки и перенес в уютное кресло. Мы недавно переехали в новую квартиру. Поэтому обрастали мебелью постепенно. Мягкое вельветовое кресло Ниан подарил мне на день рождение. Я полюбила его за эту невероятную способность быть живым и хозяйственным. Для современных мужчин явление практически невозможное. Он сел рядом прямо на пол. – Ты не должна была уходить так рано из больницы…. Глупенькая. Я приготовил ужин. Отдыхай.

- Ниан…. – я кинулась ему на шею и снова зарыдала.

Я получала от него всего, что может пожелать девушка. Любовь, заботу, защиту. И утешение сейчас, мне нужно было только утешение. Я плакала пока глаза не распухли от слез и лицо не раздуло. Конечно, зрелище непринятое,  с синяками и  порезами, еще и покрасневшая раздутая редиска. Но, что сделаешь. Я точно знаю, меня не разлюбят. Меня принимают и такой, без красивой маски.

Его пальцы такие шершавые, несколько дней я только и думала о том, как он будет гладить меня ими. Стирать слезы с глаз и говорить, что все будет хорошо. Ниан…. Его короткие волосы, мне нравилось запускать туда руки. Ощущение проскальзывающих прядок между пальцами холодит и успокаивает.

- Мне страшно. Ниан, мне страшно. Я пережила взрыв, он напугал меня, но то с чем я столкнулась теперь…. Вот, что страшит еще больше. Ниан, мне страшно. Я так боюсь потерять тебя. Я боюсь своей смерти. И, тем не менее, я понимаю, что только я могу решить головоломку. Мои родители умерли, когда мне было три года. Мне сказали, что они погибли в авиакатастрофе. Поэтому, никого дороже тебя у меня нет. Ниан, умоляю, чтобы не случилось, не оставляй меня.

- Где твой боевой дух, а? Ты свет города. В отличие от тебя, я просто финансист. Ты известна и тебя любят люди. Найди в себе силу побороть страх. Любимая, я не оставлю тебя, ты справишься…. – он поцеловал меня в кончик носа, я съела кусок курицы, которую он так кропотливо делал весь вечер. Когда я легла спать, страх еще ежился, но я была готова бороться. Пока…. Пока не наступил рассвет. Пятое июня.

После вчерашней бури облака пузырились кроваво-красными разводами. К восьми утра я была в офисе. Моя начальница, Луис Атомер, богатая наследница собственного издательства, интернет-обозревателя, фактическим директором которого являюсь я, и еще трех печатных журналов. Женщина весьма экстравагантная, жизненной целью которой было обратить в свою веру женщин и мужчин. Веру в имидж, красоту и социальный статус. Сама она поддерживала свой социальный статус, гуляя каждую ночь в клубах, а по утрам в салонах красоты, раз в месяц, посещая пластического хирурга.

Меня она встретила, как всегда, с недовольным видом. Как многие носители и прививатели веры она косо смотрела на тех, у кого получается что-то не менее хорошо, чем у нее самой. Такая вот она…. Плюс был только в одном - с ней всегда можно договориться, в силу ограниченности ее ума.

- «Висмарт» бессмертен, пока его королева остается в живых!

- И я рада тебя видеть, Луис. Как самочувствие, вчерашняя буря на тебе не отразилась? Давление не мучило?

- Хватит злорадствовать, Сэм. Если честно, я ждала твоего появления, хоть на костылях, лишь бы только ты прояснила ситуацию. Люди ждут, Саманта. Скажи мне, что у тебя есть ответы. Взрывы, бури?

- Частично есть. Но без подтверждения информация бессмысленна. В утреннюю сводку пойдет информация как обычно, я дам только интервью о своем самочувствии и о начале расследования. Остальное, пока нет. Тупик, Луис. Я работаю, потяни время для меня. Ситуация более чем тяжелая, паники поднимать не нужно, но людей предупредить стоит, чтобы они были осторожны. Ну, знаешь, сделай обращение в мэрию, пускай мне секретарь мэра сам позвонит. Договоримся. Мои крылышки подбиты Луис, но мне пора лететь.

- Твой жених просто золото! Я поражаюсь, как Ниан может так вселять в тебя бодрость духа и сражаться с твоими истериками! 

Эх, все мои знакомые просто молились на Ниана. Не понимая, как он мог выбрать такую, как я. Для меня же выбрать Ниана было чем-то само собой разумеющимся. Для меня он, подходящий ключ к замку в моем сердце. Ниан – единственный, но…. Я никогда не перестану бороться за Токио.  Ведь Токио – город, в котором живем мы вместе.

Капитан Эффер встретил меня в парке, рядом с офисом.

- Вы теперь отвечаете за мою личную безопасность?

- Нет, Саманта, скорее за вашу сохранность, как ценного элемента общества. За Нианом, Анной, и Марией ведется постоянное наблюдение. Не переживайте, наши оперативники сумеют предотвратить несчастье. Сейчас мы уже не допустим таких смертей. Теперь куда лежит наш путь?

- В мэрию, потом на центральное телевидение. Я хочу организовать благотворительный вечер и прием в мэрии. Вечер соберет крупнейших бизнесменов. А прием, политиков и сенаторов.

- Хорошо, давайте с чего-нибудь начинать, потом нас ждут в управлении. Второй хочет, чтобы вы ознакомились с подробностями  взрывов.

Мустанг капитана тихо заскользил по центральной улице, в сторону белоснежного здания. Похоже, машин сегодня немного. Люди боятся выходить на улицу после вчерашней бури. Прежде, чем мы проехали госпиталь и два квартала у Джона зазвонил телефон. Передатчик, прикрепленный к уху, запиликал:

- Да, капитан Эффер. Да, она со мной. Что-то произошло, директор? – на глазах лицо Джона приняло вид абсолютной серьезности и обеспокоенности.

- Джон?! Джон? – он вывернул руль, свернув в переулок, и прибавил скорости, вжав педаль газа.

- Мы едем не в мэрию. А в госпиталь. Вы только оттуда, понимаю, возвращаться не очень хочется…. – голос отзывался тихо. Джон явно пребывал в шоковом состоянии. Я затормошила рукав его рубашки. – Простите. Мэр жив, но в больнице, серьезных ранений нет. Вывих плечевого сустава и сотрясение головного мозга. Хуже дела обстоят у водителя и секретаря. Оба доставлены в госпиталь пять минут назад. Саманта, возьмите под сидением коробку с передатчиком. Прикрепите к мобильному. Передатчик позволяет вам напрямую связываться с управлением. Пожалуйста, сообщите директору, что мы в госпитале. Думаю, место подрыва уже оцепили, там и без нас справятся.

- Наверное, в районе Сиднзюку, мы не доехали два квартала. Джон, мне нужно срочно позвонить на работу. Нужно, чтобы в сеть попала правильная информация….

Токио – большой город с многоликим населением и большим количеством туристов со всего мира. Поэтому, как большинство индустриально развитых городов, он поделен на множество районов, а их в свою очередь образуют различные кварталы. По долгу службы я знала множество кварталов, как свои пять пальцев. Но были и такие – темные и безжизненные, в которых мне не приходилось бывать. Поросшие плесенью и сыростью, воняющие злобными собаками и голодными крысами. Да, и такой Токио еще был жив. «Токио – туманных переулков»…. Мы дали шуточное название бедным кварталам. Среди обшарпанных стен кирпичных домов из коллекторов поднимался густой пар. Меня в детстве часто пугали сказками об ужасных тварях в  затуманенных улочках. Будто «они» утаскивают детей под землю и загрызают до костей. Почему я вспомнила столь леденящие кровь страшилки из детства именно сейчас?

Я дозвонилась до офиса, передала, что выпускать в утренние новости и в какой форме. По официальной версии произошла авария, пострадавших нет. Мэр в добром здравии выступит с обращением уже в полдень. Позвонила и Второму. Управление возьмет под наблюдение  семью мера. Близкие секретаря и охранника также предупреждены, их общение с прессой полностью ограничено. Никакой паники. Никакой правды. Так лучше. Лучше пока мы не поймем, как далеко зайдут террористы, или пока не выясним их намерений. Намерений? А есть ли они вообще? Второй  рекомендовал нам поговорить с мэром и сопровождать его в телецентр, после чего вновь вернуться в виноградник. Неужели произошли еще убийства?

Мы подъехали. В голове не исчезали фотографии убитых свидетелей и членов их семей. Ничего противнее мне не приходилось видеть.

- Джон, оставались только кости, да? Как по-вашему, чисто теоретически, убийства с такими повреждениями мог совершить один человек или группа людей?

- Саманта…. Шутки шутите. На что намек?

 - Я не настолько спятила! Просто один человек точно такое не устроит. Я вспомнила страшилки из детства про бедные кварталы….

Джон хлопнул дверью машины и мы направились к входу. Да, возвращение в госпиталь…. Капитан странно улыбнулся, и остановившись перед дверью, тихо произнес:

- Страшные «Ёни», бесформенные монстры подземных коллекторов и туманных улочек. Я вырос в таком районе и меня тоже пугали подобными сказками.

- Я не об этом, Джон. Что, если «Ёни», вовсе не монстры, а люди из плоти крови. Просто «Пепельное Солнце» пытается выдать ложь за истину.

Моя версия могла быть правдой. Джон многозначительно кивнул, но задерживать движение на входе госпиталь уже было нельзя. Поэтому, наш разговор еще видимо продолжится. Нас встретил главный врач госпиталя, профессор Аорон Иши, я знала его уже достаточно давно, старичок форму не теряет.

- Саманта, я вас ждал. Надолго вы нас не покинули, да? Как ваши раны?

- Ничего, спасибо заживут…. Профессор, мы приехали как узнали. Это капитан Эффер из «Управления Безопасности»…. – я потянула Джона за рукав, в прошлый его приход Джон не успел увидеться с главным хирургом в городе. Когда я попала сюда после взрыва, профессор Аорон находился с рабочей поездкой в другой стране.

- Профессор, я понимаю, что мэр сейчас относительно в хорошем положении. Но, как его подчиненные?

- У водителя множественные ушибы, перелом тазобедренного сустава, и внутренне кровотечение, лучшие врачи сейчас борются за его жизнь. Его родственники уже здесь.

- Я поговорю с ними сама. А, что секретарь, он мой хороший друг?

- Здесь боюсь вас огорчить, Саманта. У мистера Лионо обширная травма головного мозга. Проще говоря, у него серьезное повреждение головы. Ему также требуется постоянное переливание крови из-за раны в грудной клетке. Но, если со вторым мы еще в состоянии справиться…. Если ему срочно не сделать операцию на головном мозге, он впадет в кому…. У нас нет нейрохирурга, который оценил бы его шансы выше среднего и решился на такую операцию.

Нет! Еще один человек, мой друг на пороге смерти…. Нет! Меня охватило бессилие, страх и отчаяние. Я опустила голову, пытаясь привести свои мысли в порядок. Нет! Могу ли я что-нибудь сделать? Джон, видя мое оцепенение, положил руку мне на плечо. Да, друзья всегда помогают и поддерживают. Мы друзья с капитаном, ибо боремся с одной проблемой и защищаем город вместе. Пока мы стояли в коридоре, мимо нас проходило множество людей, все-таки обычный день в госпитале. Но до меня отчетливо донеслась мягкая поступь человека, приближавшегося именно к нам.

- Если у вас нет такого хирурга, это же не означает, что его не существует в природе? Да, профессор Иши? – приятный и добрый голос озарил своим успокаивающим теплом мою потерявшую надежду душу.  И  мне на мгновение показалось, что рядом с этим человеком мне также спокойно, как с Нианом. Я подняла голову. Добрая улыбка на лице принца и взгляд зеленых глаз, окончательно убедили меня в возможности спасения секретаря Лионо. Юноша в белой рубашке и джинсах, очаровательно наивный и невероятно серьезный. Волосы Фея неряшливо сверкали, словно он забыл их причесать с утра.

- Фей, действительно ты? Я думал, что не увижу тебя здесь больше…. – профессор и красавчик доктор знакомы? Не может быть, так врач из управления безопасности раньше работал здесь?

- А у вас тут по-прежнему шумно, профессор. Я тоже не думал, что вот так просто оставлю свои цветочки. Но, ситуация критическая. Готовьте мистера Лионо к операции…. – Фей посмотрел на меня и нагнувшись прошептал – Не переживайте, мисс Саманта, я обязательно спасу вашего друга. Можете мне доверится, я хороший врач….

Слезы сами собой потекли из глаз:

- Спасибо…. Спасибо….

- Нет, не стоит заранее благодарить. Лучше когда операция закончиться, встретьте меня с улыбкой, Саманта…. – его лицо. Смотря в зеленые глаза Фея, я поверила, потому что они не могут лгать.

Позже, когда Фей и профессор нас покинули, я вопросительно посмотрела на Джона. Он рассказал мне историю Фея. Точнее часть той истории, которая была известна всем. Профессор Иши занял место Фея три года назад. Место главного врача центрального госпиталя. Никто не знает почему Фей покинул пост. Но он пришел в управление по личному приглашению Второго. Значит, решение было взвешенным, осмысленным и принятым не вопреки сложившимся обстоятельствам. Еще когда я увидела его в первый раз,  мне подумалось, что он выглядит слишком необычно. Как бы сказать, словно он принц. И была не далека от истины. Фей родился и вырос в семье верховных военных, которые охраняли покой нашего государства. Он - сын министра обороны, который был ярым консерватором и придерживался исторически сложившихся форм воспитания и бытия. Теперь мне была вполне понятна грусть, которую он не мог скрыть. Фей, вероятно, сбежал из этой семьи и не без последствий. Зная нашего главнокомандующего, ясно, что отношения с сыном у него не складывались. Фей не был похож на человека, который вот так просто пойдет по воле отца, не смотря на свою мягкость и доброту в характере.

- Фей - гений, он окончил военную кафедру по хирургии и несколько лет провел в горячих точках. Когда Фей вернулся, он сказал отцу, что не хочет служить в армии, естественно, ты понимаешь как отреагировал главнокомандующий. Фея приютила семья Второго, вот почему они лучшие друзья.

- Старый сноб выгнал собственного сына без денег на проживание.

- Хуже того, он отрекся от Фея, и всем рассказывает с того дня, что у него не было сына. Фею запрещено возвращаться в отчий дом и видеться с кем-либо из близких.

Мы поговорили с мэром, я объяснила ему, как вести себя перед народом, и что необходимо сказать. Он согласился, что в целях сохранения спокойствия горожан не стоит сообщать прессе о состоянии его подчиненных. Я оставила записку профессору, что мы вернемся через несколько часов. Джон повез меня в управление.

 Мое душевное состояние приходило в норму. Если не считать одного маленького обстоятельства. Перед тем как уйти из госпиталя я зашла в туалет, чтобы помыть руки и лицо. Сейчас конечно не главное, то, как я отреагировала. Просто сейчас я решила смириться с этим обстоятельством, уповая на его незначительность. Но в какой мере оно незначительно? Для меня самой было радостью, что я осталась жива. А, что если  открытое обстоятельство снова подвергнет мою жизнь опасности? Что мне тогда делать? Как я смогу объяснить Ниану?

Я встала перед зеркалом и включила воду. Холодную воду, первое мгновение пальцы даже не ощущают холод. Но потом они пропитываются холодом, и я резко омываю лицо водой. Холодно. Но освежает, мозги встают на место, заставляя эмоции уйти на второй план. Снова смотрю на свое замученное лицо, повязки и бинты. Когда меня успела так потрепать жизнь?

И снова вопрос, задаваемый много раз…. Такой же…. Я задала его себе в лифте тогда. Опять…. Противный детский голосок усмехался из отверстия, в которое сливалась вода:

- Когда!? Когда же!? Когда же мы доберемся до нее? Когда!

- Заткнитесь! – я крикнула негромко, но достаточно сильно, чтобы мой голос эхом отозвался в темноте маленького отверстия. Ответа не последовало. Точнее последовало, но не от подозрительных голосов, а от моей головы – она отозвалась болью в висках.

Приступ боли был таким сильным, что мне пришлось сесть на корточки, так казалось, боль уменьшалась. Нет, что за ерунда? Какие еще дети в коллекторах и шахтах лифта? Какой-то третьесортный ужастик с плохим концом? Почему же так давит на виски? Потом вспоминаю…. Я же выжившая в теракте, меня ударило о машину взрывной волной. Я получила сотрясение, после того дня голова продолжает болеть.

Она не болела только рядом с Нианом, когда меня поглощало теплое чувство защиты ото всего мира. Она болела и утром, боль настигла меня сразу же, как мы с Нианом расстались на пороге. Стала сильнее отдавать когда мы приехали в больницу. Совсем ужасающее защемило в висках, когда профессор сообщил, что Лионо может умереть. Я не могу позволить кому-либо еще погибнуть! В голове словно пронеслась огненная искра. Вот оно…. Мне стало легче, когда Фей улыбнулся и ушел по коридору, проводить операцию. Я еще подумала в тот момент, что от Фея исходит тепло, как от Ниана. Хм, почему я вообще думаю о нем, как симпатичном и одаренном человеке, а не как о новом знакомом? Неужели мое сердце пошатнулось за столь короткий миг и заинтересовалось им? Нет, бред. Просто он действительно необычайно красив и загадочно умен. Чисто гипотетический интерес.

Виски чуть-чуть отпустило. Я поднялась с корточек и подумала, что выгляжу глупо. Зайди сейчас кто-нибудь в туалет…. Короче, мне бы не хотелось, чтобы мой имидж испортила желтая пресса. Уже представляю заголовок – «Саманта Ханнингтон валялась в туалете госпиталя! Наркотики? Алкоголь? Распутная жизнь высшего света, читайте!»

Глубоко вздохнув, я еще раз умыла лицо. Сопоставив все факты, я вынесла такое решение. Моя голова сейчас не в порядке. Галлюцинации начались с того дня, поэтому скоро пройдет. Я перестану слышать странные голоса когда головная боль отпустит.

Развернувшись, я полубоком посмотрела на свою спину. И тут на глаза мне попался странный синяк, которого раньше не было. На шее сияла кровавая точка, от которой словно корни шли в разные стороны разветвляющиеся гематомы.

Я уже видела такие синяки. Они с головы до пят покрывали тела Марии и Анны. На мне не было красных синяков после взрыва. Значит, они появились уже после?!

 

«Со мной не может этого происходить!» – вот самая первая мысль, приходящая человеку, который сталкивается с чем-то необъяснимым. Например, событиями, которые не укладываются в привычный ход вещей…. Неправда…. Ошибка…. Такого не может быть…. Забавно наблюдать, как человек барахтается внутри глупых отговорок…. Он не может признать правду. Потому, что она рождает мощнейший двигатель самой смерти – страх. Не зря же Боги Смерти говорят, что страх обуревает их. Смерть и страх – потоки одной реки. Неужели  будет как и всегда? Люди Токио также будут напуганы и, поддавшись страху, будут смиренно ожидать смерти? Было бы весьма грустно. Я бы хотел увидеть хоть одну цивилизацию, способную дать отпор Ёни…. Забавно, не правда ли, моя любимая Акаша?

Глава 4

В винограднике сегодня необычайно шумно. Пока платформа поднималась в золотой сад я видела, как бурлила жизнь в остальных гроздьях. Сотрудники много трудились, экстренная ситуация подбивает работать сверх возможности.

Второй – глава управления, встретил нас сердитый хуже обычного. Его веки выдавали к тому же еще и бессонную ночь. Он не мог позволить себе зевнуть, из-за строгости поддержания своего образа. Поэтому борьба с засыпанием велась посредством кофе в небольшом чайнике на его столе.

- Как, по-вашему, нормально, что на мэра умудряются совершить покушение в центре города, посреди белого дня? – риторически вынес он, как на духу, пока бодрящая жидкость наливалась в кружку.

- Не просто покушение. Я считаю, что это было не просто покушение.

- О чем вы, Саманта? – он знал. Слишком умен, чтобы не догадаться. Значит, спросил из вежливости? Второй аккуратно отпил из кружки. Чтобы он не делал, происходило с неким изяществом. Джентльмен…. И правда, он был похож на средневекового графа. 

Покушение было совершено на мэра после того, как мне в голову пришла идея устроить в мэрии прием. Люди из «Пепельного Солнца» просто удачно выбрали время, да? – брови Второго потянулись вверх и мне все больше казалось, что я понимаю, почему столь молодому человеку удалось стать главой управления. Строгий и, несомненно, последовательный, он ожидал такого разговора, но должен был проявить адекватность и строгость по отношению к самому себе. И не давать волю эмоциям.

- Допускаете ли вы, хотя бы для реальной оценки ситуации, что террористы получают самую свежую информацию из первоисточника, так сказать? Только не надо говорить мне об этике, нам сейчас важно действовать, а не ругаться друг с другом.

- Этика тут не причем…. – он глубоко вздохнул и отпил из кружки, и мне показалось, что он расслабился. – Да, допускаю. И уже давно допускаю такую мысль.  Однако ничего сделать в данном случае не могу. Сами понимаете, виноградник существует лишь благодаря авторитету чести и дружбы. Люди здесь сильно привязаны друг к другу, к правилам управления и кодексу. Даже, если информацию сливают изнутри организации, я не могу допустить, чтобы началось служебное расследование. Это подорвет не только мой авторитет, как начальника управления, но и саму суть управления и мотивацию людей работающих здесь…. – он мне все больше нравился, как человек естественно. Он был идеальным директором для виноградника. Строгий, но глубоко переживающий за судьбу трудящихся на благо страны. Он словно пытался быть рядом с каждым своим подчиненным. Устанавливал правила, но поощрял за хорошую работу. Ставил почти невыполнимые задачи, но следил за тем, чтобы для людей было все необходимое. И самое главное собственным примером доказывал, что слово «честь» еще существует в природе.

- Хорошо, вам виднее, что делать внутри своей собственности, я просто предупредила. Что касается сегодняшнего покушения, можете не волноваться, пресса находится под моим контролем. Никто не знает правды, и в свет выпустят только то, что нам необходимо, дабы не допустить паники. Но, вы же понимаете - долго удерживать такую оборону мы не сможем. Рано или поздно мы не сможем выследить случайных прохожих с телефонами и фотографии попадут в сеть.

- Попадут, так тому и быть. Не волнуйтесь, всегда есть запасной план…. – любимое выражение высокопоставленных лиц. Похоже даже Второй не избежал демократического влияния соседних государств. Чертовы политики – они первые враги информации.

Послышался звук шагов. Я обернулась, с платформы выходил Джон, пройдя сквозь золотой сад, он направлялся к нам. Выглядел он крайне обеспокоенным. Что еще могло случиться? Второй не отрывал взгляд от своего капитана, также как и я, он отметил его состояние.

- Капитан Эффер? – в неофициальной обстановке Второй назвал бы его просто Джон. Сейчас оба были серьезны, чтобы думать о субординации.

- У меня не очень хорошие новости. Саманта, думаю, вы расстроитесь.

Мои внутренности сжались, сегодня я не была готова спокойно вынести плохие новости, особенно после увиденного в туалете госпиталя. Тогда я не испугалась, но сейчас совсем другое дело. Осознание пришло. Мне было плохо. Тошнило, голова моментально поплыла, я сохранила равновесие только чудом. Лицо Второго расплывалось. Он интересный человек, умело скрывающий свои эмоции. И Фей не менее интересная личность. Нормально ли, что я так слепо доверяю им?

- Саманта! Саманта! – в голове перемешались ужасные голоса детей и не менее ужасные воспоминания. Что-то не так?

Джон поймал меня в тот момент, когда моя голова должна была коснуться пола. Второй усадил меня в свое кресло. Его красивое лицо отражало крайнюю степень обеспокоенности. Он налил мне немного кофе и заставил выпить. Затем он набрал номер телефона на сенсорной панели своего стола.

- Отдел связи. Лейтенанта Абегейла, срочно !

- Директор? – откуда-то сверху донесся легкий голос мужчины. Я и забыла, что в винограднике связь практически повсюду.

- Абегейл, свяжитесь срочно с городским госпиталем, там сейчас Фей, как только закончится операция, пускай немедленно возвращается на базу.

- Как прикажете, Второй!

 После чего разговор мы продолжили уже в таком положении – Второй сидел на краешке стола по правую руку от меня, а Джон стоял рядом.

- Джон, ты сказал, что-то случилось? – Второй видимо считал, что мне еще рано подавать голос после обморока. Джон задержался с ответом, косясь в мою сторону. Я махнула рукой. Уж лучше пускай скажет. Хуже уже точно не может быть. А нет, может быть и может.

- Саманта, вы уверены, что я могу говорить? Как ваше самочувствие?

- Капитан, Директор, мы же взрослые люди, это естественная реакция. Чтобы вы мне не сказали, я могу и еще раз упасть в обморок, только что изменится? Поэтому, лучше говорите как есть.

- Ваш погибший в кафе друг Гарри Морисон…. – Джон опять запнулся. Что-то случилось. Определенно, нечто очень ужасное. Черт, бесит! – Его жена и дочь, сегодня утром мы потеряли связь с агентами, охранявшими семью Морисон. Они обе исчезли. Как и наши агенты, всех четверых уже ищут.

Они не найдут никого – пронеслось в голове. Почему-то сердце подсказывало мне, чтобы не случилось, в живых уже никого не было. Кровавые синяки каким-то образом связаны с убийствами. Гематомы в виде распускающихся цветков не давали мне покоя. Только начало. Теракты – только начало. Чего-то более ужасного. Детский смех в шахте лифта. У меня не травма после сотрясения. Нет….  Все правда. В какой-то доле, но правда есть во всех событиях, случившихся со мной. Люди не умирают в терактах, да взрывы принесли городу разрушения. Но людей убивает что-то другое. Нечто в туманных пустынных улочках бедных кварталов. Ужасающее зло, которое таится на дне подземных коллекторов. Ёни….

Меня пугали в детстве страшилками о тварях во много раз превосходящих людей по силе, они питаются нашими телами и оставляют одни лишь кости…. Неужели я права? И террористы из Пепельного Солнца настолько жестоки, что придумали способ запугивания, имитируя убийства под нападения сверхсуществ?

- Так, без лишних проявлений чувств. Всем спокойствие. Джон, немедленно отправляйся в информационный центр. Пускай проверяют весь город – особенно изображения с камер по всему городу. Где-нибудь они точно должны были засветиться на камерах. Так мы хотя бы будем знать с чего начать. Саманта, попробуйте отнестись ко всему происходящему с чистым сердцем, вы пока побудете здесь. Пока…. – видимо он увидел какой укор отразился на моем лице. Поэтому добавил еще одно «пока». – Как только у Джона появится информация, вы немедленно отправитесь с ним, сейчас вам нужно отдохнуть и дождаться Фея. Я хочу, чтобы он осмотрел вас.

Как в полусне Джон отвел меня в обиталище Фея. Платформа съехала на несколько уровней и остановилась у оранжереи. Джон провел меня сквозь зеленую комнату и вывел к огромной беседке. Стены которой сплошняком обвивала лоза. Конечно здесь медицинское оборудование – здесь должно быть множество корней. Ведь корни питаю отдельные части виноградника. Прямоугольная беседка выглядела так уютно, прям как сказочный домик. Слева и справа отдельные кровати, загороженные стойками с белыми занавесками. Посередине огромный стол, заваленный горами листков и книг. Фей любил читать. Чуть ближе к выходу два диванчика и кресло. Видимо здесь Фей принимал больных, которым не требовалось амбулаторное лечение. Над столом длинный сенсорный экран – на него выводились показания со всех приборов от каждого больного. Очень удобно для врача, работающего в одиночку.

Похоже, именно так должна была выглядеть комната, где мог обитать Фей. Почему-то он казался мне именно таким. Милым и молчаливым. Я даже представила себе Фея маленьким золотовласым мальчиком, который был заперт в огромном особняке с тысячей слуг. Наверное, у него было невероятно печальное прошлое. Джон дал мне витаминную смесь и заварил горячий чай. Я отодвинула край занавески и плюхнулась на кровать. Голова еще гудела отрывистой болью.

- Джон, пожалуйста, как только найдете хоть что-то сразу же разбудите меня.

- Конечно, Саманта, отдыхайте и не волнуйтесь. Фей справиться. Когда вы проснетесь, он уже будет здесь.

Джон ушел, я перевернулась на правую сторону и вытянула ноги. Потолок беседки был разрисован. Мозаика – рисунок красивого японского храма. Медленно боль захватывала другие области головы, распространяясь от висков.

Люди умирают. Умирают почти постоянно, начиная с 3-го июня. Каждый день кто-нибудь умирает. Убийства, которые невозможно остановить. Убийства, в которых от живых людей остаются лишь обглоданные кости. Словно их сжирали без остатка, сдирая мясо, вырывая куски плоти. Неужели, человек способен на такое? Если да? То, как я могу поверить в нечто столь невероятное?

Я достала мобильник из джинсов. Мне было все равно, занят Ниан или нет. Я просто хочу услышать его голос.

- Ниан. Это я.

- Дорогая, ты как-то опять не вовремя…. – он засмеялся. Как и всегда, так нежно и без упрека.

- Ниан, на мэра города было совершено покушение. Он жив, но его подчиненные находятся в критическом состоянии. Ниан, прошу тебя, будь осторожен.

- Так то, что сказали в новостях - твоих рук дело?

- Управление хочет как можно дольше хранить тайну происходящего. Ниан, я потеряла сознание. Как думаешь, может нам стоить взять тайм-аут, рвануть на острова и послать мрачный город далеко и надолго? – я заплакала, Ниан вероятно бы не услышал. Я не всхлипывала, просто слезы сами собой опять потекли.

- Малыш, на тебя не похоже. Ты сдаешься? Оставишь город? Бросишь и уедешь? Сэм, ты просто поддалась отчаянью, постарайся взять себя в руки. Не боевая Саманта Ханнингтон, мне не нужна. Давай-ка, приходи уже в себя!

- Ниан, я хочу, чтобы ты был очень осторожен. Езди только на машине, в одиночестве не передвигайся по улицам и постарайся вообще не находится нигде без общества. Все очень и очень серьезно. Каждому из нас угрожает опасность. Ниан, свидетели терактов и их семьи были убиты.

- Что? Какой ужас, Саманта, неужели управление до сих пор не может взять ситуацию под контроль?

- Они и сами не знают с чем приходиться иметь дело. Возможно, меня обойдет стороной потому, что я все-таки выжившая, а не свидетель. А возможно и нет….

- Сэм, успокойся. Ладно, будь сильной. Ничего не случиться. Я думаю, твои новоиспеченные друзья не дадут ничему произойти с тобой. Я сильный малый.

- Ниан, я так тебя люблю. Спасибо….

- Да. Знаю, до вечера, любимая.

Его голос исчез в трубке. Похоже, я схожу с ума. Сон медленно накатывал.

Мне не снятся сны. Так было всегда, не знаю, может просто потому, что я много работаю, сюрреалистические мозговые процессы у меня не работают, даже в фазу быстрого сна. С самого начала терактов мы с Нианом виделись очень мало, оба работали до позднего вечера. По выходным меня могли вызвать в офис в любой момент. Начальник Ниана нуждался в нем, как минимум двадцать часов в сутки. Из-за этого мобильный телефон моего любимого мог зазвонить даже в три часа ночи. Босс Ниана мог быть на другом конце мира и заключать мега важную сделку, и без консультации своего финансиста обойтись не мог. Ниан привык к такому образу жизни и я привыкла. Мы оба смирились, что наша жизнь не принадлежит на сто процентов только нам двоим. Печально, но факт. Но, наши отношения не всегда шли по гладкой дорожке. Хотя возможно только благодаря этому ни у кого из нас не возникало желание «пойти налево». Мы оба выбрали стабильность, предпочтя ее блеску жизни высоко обеспеченных граждан Токио. После терактов работы у Ниана прибавилось вдвое – людские беды могут принести солидную выгоду тем, кто знает, как ее извлечь. Фриман Дарс – босс Ниана был именно таким человеком. Он шел по головам всю свою жизнь, зарабатывал миллионы, наживаясь на ужасающих сделках, возможно, он даже был связан с криминальными структурами.

Точно! Блин! Как меня сразу не посетила мысль о Дарсе. Вот с чего можно было начать. Он точно знает обо всех финансовых потоках в городе. Этот человек подонок  до мозга костей, но что касается денег, ему виднее…. Нужно попросить Ниана устроить ужин вместе с ним. Я и Ниан и он с очередной подружкой фотомоделью. Почему я только сейчас вспомнила, что у меня под боком такой великолепный источник информации. Он точно может помочь. Конечно ни Второй, ни Джон, такой идее не обрадуются. Но руки у них связаны. Наша ситуация безвыходная. Сейчас важно успеть сделать хоть что-то. До того, как произойдет еще один теракт или что-нибудь пострашнее. Мысль об убийствах не давала мне покоя. Ёни, существуют ли они на самом деле? Как с ними сражаться? Чего хотят? Почему появились именно сейчас? Да, нет, конечно, походит на бред. Но ведь они и правда могут оказаться реальными. Сейчас я всему уже поверю.

Я не знаю сколько проспала. Но, когда очнулась голова перестала гудеть. Боль ушла. Чуть-чуть привстав, я заметила золотистые волосы, торчком выглядывавшие из складок одеяла. Фей на стуле, положив голову на кровать рядом со мной. Спящим он казался еще более милым. Длинные ресницы, необычайно красивой формы, губы, правильный нос и белоснежная кожа. Возможно, он был немножко худоват, но его худобу на девяносто процентов составляли мышцы. Сказывалась его военная подготовка в семье главнокомандующего Фимино. У меня возникло желание погладить его по голове, как ребенка.

- О, вы уже проснулись, Саманта…. – как он был прекрасен в тот момент когда сонно потянулся. Мое сердце издало неровный стук. Что за странное чувство?

Почему он так искренне улыбался. Так мягко, каким-то уникальным образом ему удавалось сохранять чистоту своих порывов. Хотя я понимала сколько боли он вынес, но он продолжал улыбаться.  – Не волнуйтесь. Операция прошла успешно. У мистера Лиона теперь все будет хорошо. Он выкарабкается, мне удалось остановить мозговое кровотечение, у него отличные шансы на выздоровление без потери мозговых функций. Я немного подустал – он опустил голову и как котенок потерся головой об одеяло. Я положила руку ему на голову и погладив, расплакалась.

- Спасибо, Фей. Огромное спасибо…. – я подумала, что не стала бы плакать при другом человеке, но совсем другое…. – он поднял голову и смущенно улыбнулся.

- Мой долг спасать жизни, Саманта. Позвольте теперь осмотреть вас….

Он замерил мое давление и пульс, потом осмотрел порезы, наложил повязки заново. И все так же смахнув аккуратно мои волосы с лица, положил руку, чтобы узнать есть ли у меня жар.

- Пока определенно сказать не могу, но дело не так плохо. Завтра когда заедете сюда я подготовлю прибор и сделаем вам томографию. Вероятно, просто следствие вашего сотрясения. Я выпишу вам витамины и легкие анальгетики, будете принимать их когда боль станет невыносимой.

Он так красив и так одинок. Печаль сквозила в каждом его действии. Похоже, я была права. Он одинок, всегда был одинок. Он скомандовал мне развернуться спиной, послушал мое дыхание и наложил повязки на глубокие порезы.

- Откуда у вас такой синяк, я не помню…. – теплые пальцы Фея провели по предплечью и шее, возбуждение, возникшее где-то внутри, быстро погасло. Я никогда не ощущала ничего подобного…. Кроме Ниана никто не мог вызвать во мне такие чувства. Меня сначала слегка испугала такая реакция, а потом отрезвила. Я посмотрела ясно на ситуацию – он красив, молод, умен и невероятно притягателен. Прямо как Ниан…. И я подумала, что возбуждение - нормальная реакция, тем более меня быстро отпустило.

- Так вы его тоже видите? Как думаете, может пройти?

- Да что значит тоже вижу? Конечно, вижу. Сейчас достану мазь.

- Фей, прости меня. Но мне хочется спросить у тебя. Как ты смог пережить весь ужас жизни в семье главнокомандующего Фимино?

Он застыл, даже дыхание стало приглушенным. Я почувствовала как он уткнулся мне в спину. И опять же я не стала противодействовать. С ним движения казались такими естественными и очевидными.

- Джон вам рассказал? А я надеялся до вас дойдет в последнюю очередь…. Как бы сказать, я не подхожу под образ человека светского и меньше всего я подхожу на роль сына человека, который руководит армией страны.

- Знаю, Фей, прости, что я…. – я обернулась и увидела, что через боль он улыбается.

- Ничего, просто не пишите обо мне разворот, а то я буду чувствовать себя не уютно – как всегда переходил на странные шуточки, когда не хотел показывать свои чувства. – Ну, а если по серьезному. Мой отец жестокий человек. Он никогда и никому не позволял идти против его воли. Меня отлучили от моей семьи. Я не могу подписываться своей фамилией. Мне нельзя видится с матерью, сестрами и братьями. Я не претендую на семейное наследство…. Но то, что я жив и здоров наводит на меня позитивные мысли. Что даже если я был первопроходцем, то у меня не все уж так и плохо.  – Ладно, что я о грустном…. Сейчас намажем ваш синяк….

Фей уже доставал из шкафчика пузырек с мазью, как в беседке появился Джон, с лицом чернее ночи. Он нашел…. И, похоже, нашел самое ужасное…. Кости….

 

Я смотрю на этот город и думаю…. Убийства кажутся им такими бессмысленными и жестокими. Для них жизнь бесценна. Но для меня их жизни не стоят и капли знаний. Я ценю не их жизни, а именно убийства. Потому, что только убийство дает по-настоящему бесценные сокровища – души. Естественно, я не отбираю их души по собственному желанию. Я исполняю их сокровенные желания перед смертью. Своеобразный обмен. Скорее  плата. Жизни людей не стоят ничего, у них нет цены. И все-таки они носят в себе удивительный предмет для волшебства – свои души. Для волшебников души- материал для манипуляций. Души могут стать преобразовательным материалом, для чего-то необходимого волшебнику. Ах, да я и забыл…. Добрые волшебники вообще-то не используют людские жизни. Но…. Я же далеко не добрый чародей.

Глава 5

3-го июня 2013 года к складу грузовых контейнеров за мостом Ходен подъехала черная машина. Прежде, чем дверь открылась, у водителя Хонды зазвонил телефон, он ответил на звонок….

- Ты на месте?

- Да, нет проблем. Я готов. Датчик я включил, бинокль взял.

- Ты ведь помнишь да? Перед тем, как за дело возьмутся они, что ты должен сделать. И еще тебя никто не должен увидеть, ты прекрасно осведомлен, какая у тебя уникальная роль. Мы освободим мост на нем никого не будет. Другие наши товарищи раскидают осколки бомбы и имитируют взрыв….  Джон, я надеюсь на тебя….  – голос в трубке, как и обычно, показался Джону слишком холодным и отстраненным. И ему нравилось.

Работа в Пепельном Солнце вообще приносила ему удовольствие. И моральное и физическое. Он мог наслаждаться предоставленной свободой. Бороться за цель, к которой можно двигаться. Не подчинятся никому кроме самого себя и холодному четкому голосу в трубке.

Джон Эффер с детства верил, что на той стороне правда, кто более силен. Сначала ему казалось, что самый сильный его отец. Поэтому он всегда и во всем пытался соответствовать отцу – начальнику полицейского участка. Джон вырос и уже, будучи подростком, понял, что его отцу хорошо платят крупные криминальные структуры города. Все взаимосвязано - преступники и полиция – одно целое. Замок убеждений о чести и доблести полиции рухнул в одночасье. И Джон решил пойти дальше.

Джона пригласили в сверхсекретное подразделение. «Управление Безопасности». Тогда Джон еще ничего не знал ни о Втором, ни о Пепельном Солнце. Идея  общего мира, общего блага, так вдохновила его, что уже в первый год работы он сумел подняться достаточно высоко в информационном отделе. Его заслуги были щедро вознаграждены, он вошел в подразделение криминалистов в самом серьезном отделе управления, познакомился со Вторым и получил звание капитана. Ему так симпатизировала секретность, борьба за общее дело. Единый, сильный и авторитетный лидер, за которого было не жалко отдать свою жизнь. Джону определенно нравился такой ход развития его жизни. Посвящение себя службе ради людей.

Но все идеальное, даже самое прекрасное в скором времени иссякает, когда приходит нечто масштабное и значительное.

Однажды Джону поручили расследовать дело, связанное с загадочными исчезновениями лидеров криминальных группировок города. Вникая в суть, Джон стал понимать, что в городе происходит крупномасштабная дележка власти между кланами и организациями. И во всех стычках одна группировка более сильная поглощает все остальные. Затем группировка входит в еще одну фазу битвы с более крупными каланами, и так круг повторяется. После чего власть, деньги, люди и влияние переходят тому, кто оказывается на самом верху цепочки. По мере расследования, управления пришло к выводу, что организация, победившая в противостоянии, на самом деле его и организовала, а также из-за кулис управляла представлением, ранее никому неизвестная, но получившая огласку своей жестокостью и скрытностью – «Пепельное Солнце». По сути, название – единственное, что управление знало. Дело было в том, что на деле никакой организации не существовало. Она существовала только в сердцах тех, кого объединил чертов электронный адрес и холодный голос в телефоне.

Когда в управлении допрашивали пойманных, то ото всех связях с Пепельным Солнцем они отрекались. Объясняя  свое участие тем, что лишь выполняли указания другого человека, когда удавалось схватить этого человека, он утверждал, что им руководит еще более вышестоящее лицо и так до бесконечности. Они без сомнения состояли в Пепельном Солнце, но не один из них не мог дать вразумительного ответа, что, же представляет собой организация.

Вступление в организацию вообще стало для Джона фактом из области фантастики, который он до сих пор считал подарком судьбы. После того, как это произошло с ним, Джону сразу же стало понятно, почему его никогда бы не раскрыли. И почему все кого они арестовывали, не могли вразумительно объяснить каким образом они стали членами организации.

Джон сидел за рабочим столом, в тот момент, когда ему на почту пришло письмо. Он еще посмеялся над ником «Ashen_sun@magician.ru». Джон от неожиданности чуть не пролил кофе на бумаги, понимая, что вся рабочая почта фильтруется, отслеживается и проверяется, быть шпионом в управлении просто не возможно. Но раз письмо уже пришло и его не перехватили, может ли это означать, что есть шанс прочитать его? – подумал Джон и дрожащим пальцем нажал на кнопку мыши.

Когда текст письма высветился на мониторе, глаза Джона были полны слез от счастья. Система безопасности главного компьютера молчала, ничего…. Его что, правда никто не видит?! Стирая слезы, Джон испугался, что кто-нибудь может зайти в кабинет и увидеть его в таком состоянии, поэтому предварительно запер дверь на ключ, прежде чем читать судьбоносное письмо.

«Здравствуйте, уважаемый мистер Эффер. Не переживайте, никто кроме вас не обнаружит письма, считайте происходящее волшебством. Организация Пепельное Солнце с радостью сообщает вам, что ваше желание по вступлению в ее ряды, будет исполнено. Ваши навыки, уровень развития и искреннее стремления, отвечают убеждениям и целям организации. Вы очень ценный сотрудник и мы будем рассчитывать на вас. Как только вы подтвердите свою заинтересованность в нашем предложении отправьте письмо с уведомлением на этот адрес».

Джон отправил почти незамедлительно, после чего налил себе воды и стал ожидать прихода еще одного письма. Он слабо верил, что его не засекут. Какое еще волшебство? Чушь, но может быть…. Можно сказать, он не хотел верить в успех, но очень надеялся. В дверь постучали, по спине Джона скатились ледяные капли пота. Охрана наверняка пришла за ним, его поймали. Загнали в угол! Сердце стучало как бешенное.

- Капитан Эффер, я принесла вам чай, вы просили! – черт! Она напугала не на шутку. Девушка, разносившая кофе и чай по отделам.

Когда она ушла Джону захотелось вылить стакан с водой себе на голову. Опустошенный, он продолжал сидеть в оцепенении десять минут, прежде чем разнесся сигнал, возвещавший о приходе письма.

«Капитан Эффер, примите мои поздравления! Теперь вы официально можете приступать к работе в качестве тайного агента Пепельного Солнца. Приказы, указания к операциям и подробности вы будете получать в качестве инструкции пот телефону, от другого уполномоченного агента организации. Номер, с которого вам будут звонить, невозможно отследить, кроме вас также никто и никогда не сможет услышать голос с другого конца. Конечно, ваши старания будут хорошо оплачиваться, деньги за каждую успешно выполненную миссию будут пересылаться на банковский счет, номер которого организация вышлет вам в ближайшее время. Секрет расцвета организации состоит в полной анонимности происходящего. Никто и ни с кем на деле не связан, так что не переживайте, всегда можно будет выйти сухим из воды. Но любое не подчинение приказам и не выполнение миссий у нас обычно наказывается, так что старайтесь капитан….»

Джон не был настолько беспечен, чтобы придаваться единичной радости до потери пульса. Точнее, обретение новой и увлекательной службы, не лишило его способности проанализировать сиё событие. Первое на что обращали внимания оба письма, так это на информированность организации. «Капитан Эффер». Организации была известна вся жизнь Джона Эффера.

И второе, наверное, самое главное. Тон письма наталкивал Джона на высокий коэффициент интеллекта писавшего его. Потому, что несмотря на всю доброжелательность и сдержанность письма, конец просто поражал своей оригинальной жестокостью. «У нас обычно наказывается». Наказание – для Джона, это слово обычно не означало чего-то выдающегося. Наказывают маленьких деток за шалости. В письме не было ни слов угрозы, жестокого убийства или чего-то подобного. Просто «наказание», но написано оно в таком контексте, что Джону впервые в жизни стало по-настоящему жутко. Откинув печальные мысли, достаточно быстро он убедил себя, что будет стараться…. Обязательно. Так, Джон Эффер стал служить на благо террористам, это произошло три года назад – 23-го апреля.

А 3-го июня, три года спустя, он стал счастливым участником первой крупномасштабной операции Пепельного Солнца.  Практически, он был одним из главных действующих лиц. Он оттачивал свою работу на протяжении трех лет. Четко, вымерено – он довел свои действия до автоматизма. Зная время, когда должен был прозвучать звуковой взрыв, и момент выброса осколков, ему было крайне просто выполнять свою работу.

Сверяясь с тепловым датчиком, он засек всех людей в радиусе километра, примерно столько могли чисто теоретически что-то увидеть. Отсек ненужные варианты и получилось трое. Затем Джон достал с заднего сиденья два кейса, один подлиннее, другой маленький. В маленьком лежали наборы с жидкостью кровавого цвета, а в другом естественно оптическая винтовка. Его, в конце концов, не интересовало, зачем ему приказывали помечать свидетелей. Он просто должен был заправить флакон с жидкостью в дротик и пометить свидетеля. Что за жидкость содержалась в колбочках он представлял слабо, даже имея неплохие знания по химии. Однако он мог видеть в бинокль, что происходило при попадании. И ему было крайне интересно, почему человек, в которого дротик попадал с такой силой, ничего не чувствовал. Они подчас не то, что не слышали приближающийся дротик, они и результата-то не ощущали. Но больше всего Джона интересовала реакция организма на постороннюю сыворотку. В том месте на теле, в которое впрыскивалось содержимое флакона, моментально проявлялась краснеющая ветвистая гематома.

Он знал, что происходило потом. Но кто выполнял эти задания? Кто стирал свидетелей и их близких со света он не знал. Такие вопросы в Пепельном Солнце не входили в компетенцию человека, не имеющего к этому никакого отношения. Если система подобных связей нарушиться, не станет и самого Пепельного Солнца. Работа каждого члена организации важна и ее невыполнение оборачивается неудачей для всего процесса в целом. Поэтому все зависимы друг от друга, но никто не знает товарищей в лицо.

Джон выстрелил в первого свидетеля – ей оказалась пожилая бабушка, выгуливающая своего стареющего вместе с ней спаниеля. Джон подумал, что стрелять в животное не разумно. Она прогулочным  шагом пересекала парк с другой стороны моста, собака, уныло подергивая хвостом, семенила позади. Такое ощущение, что в их паре разлад. Либо бабке надоела ее собака и она терпеливо ожидала момента, когда та умрет сама, чтобы не оскорблять свое эгоистичное «я». Либо несчастному спаниелю, за столько лет жизни надоела вечно ворчащая карга, которая изо дня в день кормила его каким-нибудь ужасным холодцом собственного изготовления. Выстрел пришелся в шею, спаниель обеспокоенно залаял, а старушка даже не обернулась, жидкость проникла под кожу,  а дротик бесшумно шлепнулся на землю. Собака еще минуты две лаяла, потом фыркнув нагнала хозяйку.

Вторым оказался любопытный подросток, который нервно курил еще не опробованную марку сигарет, в том же парке, немного левее старушки, на лавочке. Он посматривал на мобильный. Наверное, сверял время, когда должен был успеть на урок в старшей школе Хинсмур, в районе Тиеда. Школа находилась в конце улицы, которую посередине пересекал мост Ходен, который собственно говоря, через несколько минут прекратит свое существование. Джон попал прямо в кисть, которая сжимала сигарету. Вот будет знать, что курить – плохое дело. Сигарета погасла, и гематома кровавыми узорами растеклась по руке мальчонки.

Третьей свидетельницей оказалась женщина средних лет, уныло переходившая перекресток, возможно, она шла в бакалею, парк медленно оставался у нее позади. Она решила зайти в магазин, который открывается раньше других в Тиеда. Там всегда можно было купить вкусную булочку с джемом и немного свежего молока. По пути на работу весьма полезно немного перекусить. Сегодня она точно съест любимую булку в последний раз, красная жидкость уже разливалась в ее венах.

Джон почувствовал вибрацию под ногами, а затем два протяжных толчка из-под земли, ему пришлось прислониться к капоту, чтобы устоять на ногах. Он не был удивлен или испуган, скорее, наоборот, с великим восторгом, капитан наблюдал как на глазах многотонный мост рушиться, поднимая вокруг столбы пыли….

- Великолепно! – зазвонил мобильный. Джон еще в порыве радости ответил. – Да! Я видел! Это прекраснейший день! Я видел эту силу!

- Спасибо, капитан Эффер, за лестные слова в адрес организации. Ваши труды зачтутся и вы получите исключительные права на следующую миссию. И поверьте, каждая следующая миссия будет лучше и лучше следующей. Вы также получите официальное повышение по службе. Редко кто добивается ваших привилегий, потому что уже завтра у вас появиться возможность встретиться с лидером организации Пепельное Солнце.

От восторга Джону стало тяжело дышать. Неужели?! Неужели, это правда! Он встретиться лично с тем великим человеком, который сейчас держит  город в своих руках. Словно игрушку! С человеком способным изменить саму суть жизни людей! Джон точно был рожден под счастливой звездой.

- Я не могу поверить…! Я невероятно счастлив, спасибо вам! Спасибо! – из глаз потекли слезы счастья…. – он хотел бы поблагодарить холодный голос по имени, но не мог. Он не знал имени человека сделавшего для него так много! Но он искренне был ему благодарен. На том конце будто зашелестела холодная улыбка и послышалось:

- Вы ведь хотели поблагодарить меня лично, правда, капитан Джон Эффер?

- Я не знаю вашего имени! Нет, я плачу не потому, что думаю, что не заслуживаю этого, или выделываюсь, чтобы потом использовать информацию против организации. Нет, Пепельное Солнце перевернуло мою жизнь! И я хочу, чтобы все люди Токио без исключения, поняли, какой великий человек принес такие изменения! Хаос и всепоглощающий покой!

- Джон, успокойтесь не стоит. Я понимаю ваше стремление и ваше желание. Я непременно его исполню. Мы увидимся завтра. Меня зовут Гвэн Страйфилд…. Помогите мне, Джон и вместе мы сможем принести Пепельное Солнце людям в городе….

 

Ёни – порождения темного духа своей матери Акаши. Так они ее зовут, свою мать и свою королеву. Они четвертые по мощи и величию создания темноты. Акаша сейчас запечатана в гробнице, поэтому они крайне слабы, нестабильны и тяжело поддаются контролю. Мне приходится нелегко. Они всегда голодны, решение  проблемы с питанием я нашел очень быстро. Но их приходится еще и постоянно защищать от дневного света, а это весьма нелегко. Единственный способ - хранить их в живых носителях…. Возни много – создание защитной печати, например, тоже отнимает время и силы. Но основная проблема состоит в том, что они слишком быстро съедают изнутри своего носителя. И приходится искать им нового…. Каждый, каждый раз…. Было бы проще, если бы Акаша проснулась. Тогда ее детям и любимому не пришлось  так страдать. Вот, кстати и подошло время сменить сосуд для наших крошек….

 

Глава 6

Джон не спал ночь. Был слишком взволнован. Он не мог успокоиться. Его посвятили в тайну Пепельного Солнца. Вот он, человек, говоривший с ним по телефону, с которым он встретиться сегодня, который победил  криминальных лидеров города – Гвэн Страйфилд. Джон ни секунды не сомневался, что именно он лидер Пепельного Солнца. И столь величественный человек желает встретиться с ним. Джон так ждал встречи. Похоже, цель жизни Джона была в том, чтобы вместе с этим человеком пройти весь путь…. Принести Токио счастье. Принести городу Пепельное Солнце, рассвета нового дня.

Джон, взволнованный, как на иголках, приехал на работу утром 4-го июня. Страшно накосячив, он чуть не забыл, что должен сохранять вид прилежного сотрудника управления и забыл прийти на утреннее совещание. Пришлось отчитываться и говорить, что он неважно себя чувствовал. Управление заботиться о здоровье сотрудников, поэтому Фей осмотрел его после обеда и с доброй улыбкой разрешил полежать полчаса в уютной беседке, прописал витамины, посоветовав соблюдать правильный режим дня. Если бы Пепельное Солнце пожелало уничтожить управление, наверное, Джон вступился только за Фея. Он не особенно им восхищался, но понимал его боль.

Однажды, на приеме в честь дня полиции он видел главнокомандующего Фимино. Поэтому Джон испытывал к Фею лишь жалость. Генерал Фимино, придерживается заведенного в их роду кодекса чести. А его сын – отступник. Фей стал разменной картой своего отца, а после того, как отказался от  роли, был изгнан.

К полудню Джон вернулся в кабинет. И увидел, что почта мигает. Адресат «Ashen_sun@magician.ru»! Джон кинулся к монитору, сердце стучало быстро-быстро.

«Капитан Эффер, как и договаривались, я жду вас сегодня. В районе Адати есть телекоммуникационная башня, принадлежащая компании «AOB». Я буду там к семи часам, так, что не опаздывайте. С уважением Гвэн Страйфилд».

Что-то было не так…. Джон в глубине осознания предчувствовал – миссия, что  ему уготована, как минимум будет стоить жизни. Эта мысль настолько укоренилась в нем, что когда на часах пролетело без десяти шесть, он даже помедлил с выходом из кабинета. Дернулся лишь на короткое мгновение. Он не боялся смерти. Он боялся не успеть посмотреть представление. Ведь он так верил, что Пепельное Солнце - это спасение  города. Огонь терроризма Токио пробудит и  страну к действию. Людей к вере в будущее. Даст им шанс побороться не только за свои жизни, но и за возможность изменить ход истории.

Одевая пиджак, Джон подумал, что хотел бы  попрощаться с матерью и. И тут же отказался от этой мысли, подумав, что его мать давным давно покоиться в могиле. Не стоило упускать возможность посодействовать Пепельному Солнцу любыми средствами, ради того чтобы поплакаться покойнице.  

Он знал, что за ним постоянно наблюдали агенты управления, но он давно научился обходить слежку. И на стол к директору управления попадал только идеальный послужной список без любых намеков на предательство. Джон был великолепным шпионом. Но тех, к кому Джон отправился в таком воодушевлении, не интересовали его шпионские навыки. Их вообще не интересовал Джон как человек, им нужна была душа и тело во временное использование.  Возможно, Джон Эффер мог бы стать отличным полицейским и комиссаром, останься он служить в полиции. Будь он также верен «Управлению Безопасности», то вероятно, смог бы стать Третьим директором управления. Но как и всех амбициозных людей его ожидала печальная и гибельная  участь. Идеалисты, стремящиеся изменить мир, рано или поздно гибнут за идеи, так и не достигнув предела. И от того их смерть еще мучительнее.

Район Адати Джон знал плохо, восточная часть города принадлежала разным магнатам бизнеса. И там намешаны разные структурные образования – министерство культуры, телефонные станции, малая телевизионная башня компании «АОВ», школы, детские сады, районные издательства газет, книжная типография, кинотеатр и два десятка торговых центров. Через Адати можно было попасть в район Аракаву, там располагались несколько крупных учебных заведений и рынок поддержанных машин, где жизнь всегда бурлила ключом. Джон знал Аракаву гораздо лучше и предпочел проехать через знакомый район, башню было видно через два квартала. Сто пятьдесят четыре метра – это была не самая высокая телевизионная башня в городе, но самая красивая. Ее шпилька, словно лепестки распускающейся розы, из синего стекла. И длинная ножка, уходившая в землю, из прозрачного стекла. Этакий футуристический цветок вечности Токио.

Джон снова восхитился красотой башни, и поблагодарил проектировщика. Подумав, Джон вспомнил, что башню достроили в прошлом году, а начали строительство ровно три года назад. Он давно не смотрел телевизор. Поэтому, вообще не смог вспомнить, что показывают по каналу «АОВ». А ведь, наверное, что-то показывают….

Он сменил свою машину на черную Хонду. Он всегда держал ее на парковке и таким образом ему удавалось улизнуть от слежки. Машина медленно подкатила к парковке рядом с башней, на удивление свет везде горел и люди быстро бегали туда- сюда по основанию башни, а лифты работали. Значит, телеканал вещает круглосуточно. Джону показалось странным, что при входе не было ни поста охраны, ни рамок металлоискателей, ни видеокамер, вообще никаких признаков защиты.

Не успели стеклянные двери открыться, а Джон войти в приемный зал, как к нему подошла милая девушка блондинка в синем платье, с синей розой в волосах и, улыбаясь, спросила его имя. Синий цвет, похоже, символ канала. Она милая, и Джон, успокоившись, ответил гордо, подумывая, наверное, что телеканал принадлежит Пепельному Солнцу, и можно не беспокоиться…. Его здесь ждут и знают, что он приедет. Он кому-то нужен!

- Джон Эффер. Я….

- Да, я провожу вас, проходите…. – только когда она ответила еще несколько слов, Джон понял, что она выглядит весьма странно. Глаза, заплывшие и мутные, и отвечала она, улыбавшись, не закрывая рта. Может у нее синдром Дауна или другое заболевание группы ЦНС. Год назад таким больным официально по закону разрешили работать на равных со всеми. Сейчас политики борются за равноправие больных и убогих.

Джон слишком сосредоточил свое внимание на блондинке, чтобы заметить, что остальные люди в приемной выглядят точно так же, как и девушка. Ходят и делают все монотонно, улыбаются, не закрывая рта…. Заметь он этот факт, то наверняка бы не зашел в лифт, что конечно не гарантировало ему жизнь, но попытку для побега точно.

- Башня очень красивая…. – он решил просто поддержать дружественный настрой. Блондинка не обернулась, она пустила Джона вперед, а сама встала, закрывая ему выход и нажимая кнопку верхнего этажа – двадцать пятого.

- Хозяин построил ее нам. Это наша башня…. Башня волшебства! – ответила девушка уклончиво, но двери лифта уже открылись и она, поклонившись, отстранилась, пропуская Джона. Капитан пропустил ее слова мимо ушей, полностью зачарованный предстоящим моментом встречи с лидером Пепельного Солнца.

Лифт привел его не туда, куда он предполагал. Джону казалось, что наверху в распускающейся розе, должна быть главная студия. А лифт привел его в лаундж. Причем, огромная круглая комната, была практически пустой, если не считать дивана, стоящего в глубине комнаты, Джон видел его, только благодаря свету, шедшему с улицы от соседних зданий. Полностью стеклянное здание хорошо пропускало свет, придавая ему мягкий синий оттенок. Однако,  света едва ли хватало, чтобы ориентироваться. В комнате царила абсолютная темнота, и стоял густой едва различимый туман, от которого слегка клонило в сон. Джон подумал, что, наверное, стоит чуть-чуть продвинуться вперед, в это время двери лифта закрылись, и стало вообще темно, Джону стало не по себе.

- Мы голодны! Да мы голодны! Мы всегда хотим есть! Хозяин привел нам еду?! Или новое тело?! Хаааа!!! Мы так голодны! – из темноты отовсюду стал раздаваться визг и противный смех, в котором Джон едва узнавал человеческую речь. – Хозяин! Хозяин, мы голодны! Мы страшно хотим есть! – кричали не то дети, не то какие-то неведомые Джону животные.  Животные говорят человеческим языком?! – пронеслась мысль в голове Джона.

Внезапно, шуршание и крики в темноте утихли. В нескольких метрах от Джона  оттеняя тьму, появился немного беловатый свет. Джон протер глаза, чтобы они привыкли к такой обстановке. И сумел разглядеть, появившийся предмет. Это была большая, толстая книга из серебра, как показалась сначала Джону. Но потом он понял, что это больше похоже на хрусталь или лунный камень. Вещь поистине волшебная зависла в воздухе. На обложке книги сияли черные письмена, Джону вообще неведомые, он даже не мог понять на каком языке. Книга была настолько древней, что Джон ненароком подумал, а не из средневековья ли она, вообще? Она испускала ровный свет, и благодаря нему Джон мог заметить, что на диване кто-то сидел. Фигура человека одетого в длинную мантию с капюшоном. Джон заметил его руки с белой кожей, как у призрака, и серебристые ногти. Руки двигались плавно и мягко, будто он дирижер.

- Гвэн, я думаю, мы пугаем нашего гостя, верно? – Джон заметил, как капюшон слегка опустился назад, верхняя часть лица незнакомца осталась закрытой, но губы слились в такой ужасающей улыбке. Ничего хорошего такая улыбка не сулила. Незнакомец, словно не воспринимал Джона как равного – человека. Кто же он? Голос знакомый…. – пронеслась последняя разумная мысль в голове у капитана.

Джон развернулся на шаги позади себя. Свет от сверкающей книги осветил вторую фигуру, сокрытую длинной мантией с капюшоном. Кожа стала гусиной. Страх заскользил по всему телу. Пришедший просто проследовал мимо Джона и встал за диваном.

- Господин, вы хотели, чтобы я привел его….

Сидевший сложил свои руки в замок и еще раз улыбнулся, на этот раз Джон увидел его ровные белые зубы.

- Да. Да. Капитан Эффер, я исполнил ваше желание? Вы послужите великой цели…. – от него исходила ужасающая аура, руки улыбающегося сделали несколько необычных движений. После чего заклепки на серебристой книге со звоном открылись, и  страницы с мягким шумом начали перелистываться.

- Как забавно…. Вы верите в чудеса, капитан? Уверен, до сегодняшнего дня чудеса с вами не случались…. Гвэн, подготовь кристалл…. –  голос становился все более знакомым. Джон определенно узнавал его, хоть голос и сильно изменился, приобретя множество строгих ноток. Незнакомец встал. Из-под капюшона стали распускаться длинные  пепельные волосы.

- Понятно…. Мое желание… Я желал быть вам полезным…. Вы человек с пепельными волосами…. Вы настоящий…. – незнакомец остановил Джона, поднес указательный палец к губам.

- Цссс…. – пепельный прошествовал к Джону, и с каждым его приближающимся шагом, Джон чувствовал, как немеет собственное тело. – Будь послушным мальчиком – страницы перестали перелистываться, и краем глаза Джон попытался разглядеть, что написано на прозрачных страничках, но….  В этот момент белые руки с серебристыми ногтями коснулись его груди и вытащили Джона из теплого тела. Да, именно Джон покинул тело. Он вдруг ощутил себя таким легким, и ему захотелось ринуться вверх, чтобы ощутить высоту неба. Но его стесняли и крепко держали цепкие белые руки, он повернулся, и коварная улыбка стала еще более зловещей. Джон не мог испугаться, его тело упало вниз. Из-за спины пепельного, возник второй человек в мантии, по видимому Гвэн, в руках он держал голубой прозрачный кристалл. Кристалл был вытянутый в длину и чем-то похож на большую сосульку. По кристаллу начерчены красные узоры, Джон мог слышать доносившиеся голоса изнутри. Множество голосов – тысячи, может быть миллионы.

- Какой прекрасный звук…. Уже скоро…. Осталось совсем чуть-чуть…. – пепельный приложил вторую ладонь и с наслаждением облизнулся. – Ну, добро пожаловать, капитан Эффер…. – Джон почувствовал, как его грубо сжали и втолкнули внутрь кристалла. – Эй, детки, забирайте, у вас теперь есть новое тело…. – сквозь кристалл Джон мог увидеть как отовсюду из темноты комнаты что-то подползает к его телу, разрывает на части, влезает внутрь и противно смеется.

Темные, склизкие, бесформенные создания с вечным голодом вливались в тело капитана Эффера. Джон попытался закричать и постучать по стенке полупрозрачного стекла, но безрезультатно, его крик сливался с тысячами других людей. Они плакали, кричали,  уныло всхлипывали, звали на помощь. Но все они, как и он теперь пленники кристалла душ. Последнее, что он успел увидеть перед тем, как Гвэн стал уносить кристалл, как захлопнулась белоснежная книга, а пепельный волшебник сомкнул руки. Теперь Джон не сомневался – это был волшебник. Несомненно, волшебник…. Мечты исполнятся…. Пепельное Солнце однажды взойдет…. Тьма….

- Детки, используйте его тело аккуратнее, оно может нам еще послужить. Гвэн, когда уберешь кристалл, проверь барьер…. – волшебник, что крал души, стоял и смотрел сквозь стекла башни на город внизу.

- Боитесь, что медиумы нас найдут?

- Было бы очень некстати, если они появятся, пока мы точно не будем знать, что Гробница находится в этом мире. Я для них первый враг, потому что препятствую их работе. Но, если мы точно определим, что усыпальница Акаши в этом мире, я покрою мир непроницаемым барьером и никто в него проникнуть уже не сможет…. Тем более медиумы сейчас вообще заняты. У них, до меня дошли вести, сменились Боги, а смена Богов всегда означает революцию пусть даже и мирную.

- Дошли слухи?! То есть вы почувствовали….

- Да, Гвэн, но давай не будем. Я всего лишь одинокий волшебник, пытающийся разбудить свою возлюбленную. У меня забрали то, единственное сокровище, которым я дорожил. Хочу вернуть его. Не переживай, Гвэн, я не предам тебя. Никогда, я пообещал тебе. Я действительно исполню твое настоящее желание, как только она проснется…. – человек, которого волшебник называл Гвэном, слегка сжал губы. Он не сомневался, но его господином был волшебник, путешествующий сквозь измерения, собирая души и устраивающий ужасающие расправы над людьми. И это, учитывая, что Гвэн не сомневался – его господин, несомненно, человек. Но та леденящая, ужасающая жестокость и эта милая улыбка пугали Гвэна. Сила этого человека была неизмеримой, абсолютной. Гвэн знал о его силе, поэтому и пришел к нему….

- Да, конечно, господин, я не сомневаюсь…. Как по-вашему, новые Боги мира Ночи могут быть нам опасны в будущем?

- Это решать не мне, Гвэн…. – Гвэн ощутил некую грусть в этих словах. Интересно о чем сожалеет тот, у кого жалости нет вообще?

- Вы уверены, что ёни смогут поддерживать тело Джона Эффера?

Волшебник лениво встал с дивана и, прошествовав к куче крови и мяса в центре комнаты, опустился над останками капитана. Его руки никогда не касались других людей. Господин считал людей слишком грязными, чтобы его руки, производящие волшебство касались жалких тварей. Волшебник погладил черные сгустки, которые вились вокруг него.

- Зачем вы так его распотрошили, зачем сожрали у него внутренности. Я разве не просил вас быть поаккуратнее! – сгустки отпрянули, словно нашкодившие дети.

- Мы голодны! Мы хотели есть вот и все! – разнесся ужасный вопль и хохот, перемешанный с визгом и улюлюканьем. Интересно, хозяин и правда полагал, что Ёни смогут себя сдержать? – подумал Гвэн.

- Ну ладно, ничего страшного…. Я не могу упрекать своих деток в неряшливости, правда, Гвэн? Я же не могу позволить себе быть плохим родителем в отсутствие их матери…. – жуткий, жуткий и ужасающий, но справедливый и прекрасный – снова неслись мысли в голове у Гвэна.

Гвэн стал наблюдать, как волшебник проделывает дырку в черепе у трупа. Он остановил указательный палец напротив затылка но, не прикасаясь к коже, тонкой магической струйкой энергии выжег маленькую дырочку. Затем маг сложил и разложил ладони, духовная энергия сплелась между разведенными пальцами, складываясь в причудливую паутинку. Для него манипуляции с духовной, магической и физической энергией были чем-то естественным, вполне очевидным. Он был человеком, но для него привычные человеку действия были неестественными. Для него  книги были лучшими друзьями, а магическая энергия лучшим доказательством власти, чем деньги. Паутинка засеребрилась – он влил в нее что-то. После чего отогнул пальцы и, сделав вихревые движения ладонями, превратил энергию в поток и поместил ее внутрь черепа трупа. Гвэн уже не раз видел операцию по оживлению, но с применением частички разума погибшего впервые.

- Вот и все! – он приподнялся и провел ладонью над телом, чтобы привести покойника в надлежащий вид. Следы крови исчезли, а раны мгновенно зажили. – Теперь он выглядит как новенький. Хочешь узнать, что я сделал не так, как обычно?

- Да, господин, вы вживили в него часть его сознания, но как вам это удалось?

- Я просто отколол от его души небольшой осколок и переместил в него остаточные воспоминания. В теле теперь обитают Ёни, но он вряд ли догадается об их существовании, потому, что когда он проснется, забудет все, что с ним здесь происходило….  Джон Эффер еще послужит нам, пока мои милые детки не съедят его окончательно. Такой носитель как он будет нам весьма полезен.

- Тогда мне доставить его домой?

- Да, он будет продолжать помечать жертв, но только теперь он сразу и охотиться на них сможет, мы сократили количество участников представления на некоторое время. Мне даже стало интересно, сколько продержится мое новое творение! Я ведь почти создал живое существо, да Гвэн? Создал жизнь…. И это так будоражит, будто играю в шахматы с «этим ублюдком»….  Механиком Жизни…. Он же якобы нас создал, Гвэн…. Тогда я хочу увидеть его лицо в тот момент, когда он поймет, что я, как его творение, далеко перепрыгнул создателя….

 

Не стоит считать мою магию эгоистичной. В конце концов, я же в результате исполняю желания людей. Их беда не в том, что они глупы и платят цену, не осознав, значимости желания. Просто людям не доступно разделять желания и мечты. Много времени утекло с тех времен, когда я, наконец, понял, в чем состоит истинная сущность волшебства…. Она в том, что волшебник ценой чужих желаний выкладывает себе путь к исполнению своих мечтаний. Вот, как я думаю. Хотя, конечно я могу ошибаться…. Даже мне свойственно ошибаться. Я еще не потерял способности к совершению ошибок и накоплению жизненного опыта. Ну вот! А Гвэн считает меня жутким и бесчеловечным. А, что если я более всех подхожу под образ человека? Могу ли я считаться тогда удачным творением жизни? Тогда я смогу достигнуть своей мечты…. О чем мечтает творящий чудеса?

Глава 7

Джон Эффер проснулся рано утром  5-го июня от того, что солнце било в глаза, сквозь не занавешенные окна. Голова у капитана болела, он не мог вспомнить, как вообще доехал вчера до дома с работы. Помнил только, что успешно выполнил миссию, ему позвонил человек с холодным голосом и поблагодарил за службу. Значит, Джон справился…. Значит, что все хорошо…. Почему болела голова, Джон не знал, но боль была невыносимой, в висках она стягивалась в одну точку. И в этой точке Джон ощущал, что ему будто сверлят череп изнутри. Он посмотрел на будильник и убедился – время раннее, он еще не опаздывает. Глаза тоже видели плоховато как в тумане, и Джону пришлось встать отрыть в куче вещей в прикроватной тумбочке таблетки и выпить. Махнул сразу две, чтобы точно подействовало. Проглотив таблетки, Джон откинулся на подушку, продолжая вспоминать, что же произошло вчера вечером.

Он успешно закончил миссию, затем поменял машину на подземной стоянке, убедился, что за ним нет хвоста, вернулся на работу и сдал отчет. Кажется все…. А, еще он пропустил совещание, потому что почувствовал себя плохо, и пролежал несколько часов у Фея в больнице управления. Если уютную беседку можно было назвать больницей…. Похоже, вчера вечером ему так и не стало лучше и его отправили домой. Да, так и есть. Отлично, до работы еще два часа, таблетка подействует через полчаса…. Все хорошо, все прекрасно….

С такими счастливыми мыслями, Джон заметил банку с витаминами, которые вчера отдал ему врач, проглотил оттуда еще две капсулы и стал вставать. Конечности словно ватные, такими темпами ему придется опять побывать сегодня у врача. Кое-как Джон доковылял до ванной и уже в душе понял, что болит еще и внутри. Что болело точно он не мог определить, но складывалось ощущение, будто ему удалили что-то изнутри, а рана так и осталась болеть.

Пока вода стекала с его головы, таблетка начала действовать, а душ успокаивать. Он перестал себя накручивать и осталось только одно…. Одно единственное чувство, которое он мог сейчас достоверно испытывать…. Голод…. Он был голоден, причем страшно голоден. Причем желание насытиться так яро пылало в мозгу, что все остальное не имело смысла. Если бы он не сдержался то, наверное, прям в душе укусил бы себя за палец.

Голод…. В мозгу у Джона стучало.

– Есть! Я хочу есть…. – он попытался трезво оценить ситуацию, перебирая в голове все известные блюда и пытаясь найти то, которое утолило бы ужасающий приступ. Ему точно не хотелось ничего овощного, образ салата сразу же вызывал рвотный рефлекс, тогда может фруктов. На языке как будто застыл вкус того, чего Джон так желал, но он не мог понять что именно….  Значение специфического вкуса он не мог определить и от того, казалось, еще больше приходил в ярость.

Клубника, банан, ананас – Джон попробовал перебрать несколько фруктов, потому что привкус на языке немного отдавал сладким, но сочным вкусом. Точно ни пирожные или тортики. Нет и не мучное, Джону вообще никогда не нравились макароны. Что-то еще…. Такое мягкое, легко откусываемое, приятное на ощупь, сопротивляющееся….

- Это мясо! Мясо! Вкусная сочная курочка! Придумал! – капитан Эффер вспомнил о замороженной курице в холодильнике, куда и метнулся сразу же после озарения. Говядины у него не было…. Но и курица сойдет…. На первое мгновение. Если включить духовку сейчас, она как раз поспеет до выхода на работу.

Джон выбежал из душа даже не успев вытереться, он просто повязал полотенце, чтобы не бегать голым.  Пять минут пока курица в микроволновке оттаивала, он потратил на то, чтобы подготовить противень. Печь пиликнула, он достал курицу и минуту медлил, предполагая, а нельзя съесть, прям так, сырой? В конце концов, ему пришлось укусить себе губу, чтобы справиться с желанием, и засунуть курицу обратно в микроволновку, поставив режим запекания.

Немного успокоившись, он вернулся в ванную под холодный душ. Ему показалось, что сейчас холод ему скорее полезен, чем вреден, даже если он болен. Джон не мог припомнить, когда последний раз он испытывал такое жгучее чувство голода, которое нельзя было подавить или проигнорировать. Даже когда он был подростком и бегал целыми днями по кварталам, питаясь как попало, ему всегда удавалось контролировать свой желудок. Но сейчас будто каждая клетка внутри взбунтовалась:

- Есть…. Скорей бы чертова печка приготовила! Быстрее! – Джон сделал более сильный напор воды, чтобы заглушить внутренний голос, который почему-то никак не мог успокоиться….  – Есть! Черт, как же я хочу сочного мяса!

Капитан Эффер вышел из душа, быстро оделся, собрал папку с документами, которые нужно было отвезти от имени управления в разные организации, проверил наличие удостоверения, личного оружия, обоих мобильников, ключей от автомобилей и квартиры.

Внезапно он услышал то ли хруст, то ли шелест, встав как вкопанный посреди комнаты, Джон пытался определить, откуда исходил странный звук. Сделав шаг в сторону, создав тем самым посторонний шум, он почувствовал, что звук идет не из комнаты. Тогда откуда? Противный хлюпающий звук усиливался и вот уже отовсюду раздавались противные – «хлюп…» «хлюп….». Что же это? Может соус в микроволновке хлюпает? Но как можно услышать, что происходит в микроволновке из комнаты. Нет, судя по силе звука, он точно где-то рядом. Совсем рядом. Где-то внутри….

Джон подбежал к зеркалу и внимательно вгляделся в собственное лицо. Ему показалось, что он похудел. Кожа казалась бледной и влажной, словно при болезни, синяки под глазами уж очень напоминали фиолетовые круги неестественной формы. Капитан высунул язык и убедился, что он розового цвета. Где-то в интернете он читал, что у больных цвет языка желтый. Если болят внутренние органы, то присутствует белый налет. Ни того, ни другого он не обнаружил и был предельно удовлетворен.

Где-то в мыслях капитана мелькнула здравая мысль, что он не здоров и стоило бы зайти к врачу, как можно скорее. И возможно, он догадывался, что источник таинственного и противного хлюпания он сам. Но, страх как защитный механизм, убивал всякую рациональную мысль. Человеку проще умереть, чем принять факт того, что он на грани смерти и нужно бороться за жизнь. Поэтому от немедленного отъезда на работу, его отвлекла пиликающая микроволновка. Минуты три Джон так и стоял у зеркала, пытаясь понять, откуда пикает…. Голова вела себя еще странно, заторможено.

После того, как светлая мысль о готовности еды, наконец, достигла мозга, он побежал на кухню. Он полез за курицей, даже без полотенца. Нет, раньше бы, наверное, ему пришла в голову мысль взять прихватку или полотенце, и аккуратно вытащить горячий противень из печки. Тот Джон Эффер, который еще вчера утром собирался на работу и делал себе завтрак, привык действовать разумно и последовательно. Он никогда не допускал глупых действий. Никогда не был в таком состоянии, чтобы не отдавать отчета своим действиям. Он никогда не напивался до потери сознания, даже во время учебы и бурной молодости. Джон Эффер с детства научился быть последовательным и не совершать необдуманных действий. Тогда почему сейчас он схватился за горячий противень, даже не подумав о том, что он может быть горячим? Куда делся привычный инстинкт самосохранения? И самое главное никакой боли Джон не ощутил…. Казалось бы за время, пока он достал курицу и поставил ее на кухонный стол, импульс от кожных рецепторов уже должен был достигнуть мозга. В мозгу же должен был возникнуть ответный импульс, говорящий о высокой температуре предмета, и о немедленной необходимости разжать пальцы. Но Джон не сделал этого. Он разжал их, когда лоток с курицей уже стоял на столе. Он даже не почувствовал ожога.

Конечно, капитану Эфферу еще было не ведомо об изменениях, которые произошли с его телом. Теперь оно не совсем такое, каким было раньше. И боль он не почувствовал из-за того, что мозг Джона умер еще вчера вечером.

Он заметил покрасневшие пальцы только когда стал доставать вилку из ящика со столовыми приборами. Для кухоньки холостяка у него было довольно чисто. Джон любил порядок, поэтому кухонные принадлежности – крышки, кастрюльки, ковшики, тарелки, вилки, ложки, кружки, специи, лежали строго в определенном ящике. Никакой грязной посуды или неубранных крошек. Мать научила его готовить, и он всегда справлялся со всеми домашними заботами сам. Поэтому, маленькая кухня человека, который много работал, выглядела убранной, чистой и вполне по-хозяйски обустроенной. Поэтому, подружки Джона так любили жить у него. Пусть не с одной из них у него не складывались прочные отношения, но он был готов к семейной жизни. Он любил каждую из них, заботился о ее благополучии, готовил и зарабатывал деньги. Просто ему не хватало времени, поэтому они уходили. Может он был бы сейчас более счастлив, будь у него постоянная девушка. А может и нет…. Ее присутствие многое бы осложнило. Например, преданность Пепельному Солнцу. Ведь тогда Джону пришлось, поделить свое жизненное время на две цели. А за двумя зайцами, как известно не погонишься….

 Джон осмотрел руку в полном замешательстве, не понимая, что ему  делать. Ни боли, ни страха. Он ничего не испытывал. Его сознание словно заплыло туманом и он не мог найти правильное действие. Отыскать в сознании решение оказалось вдруг невозможным. То, что раньше он делал с легкостью, сейчас ему не удавалось. Джон мог задуматься на эту тему глубже. Почему он вдруг лишился всех чувств и способности к анализу происходящего?

 Его мысли занимал лишь голод, и ожог почти не напоминал о себе, поэтому он даже не достал вилку. Зачем ему она?

- Я могу рвать! Разрывать мягкое мясо руками и зубами! – Джон принялся ногтями отрывать запекшуюся корочку, и есть куски белого мяса. 

Возможно, времени не хватило и курица плохо пропеклась изнутри. Но это его уже не волновало. Жадно вырывая мясо, он глотал его, не пережевывая, проглатывая кусок за куском. В конце концов, он взял курицу в руки и начал обгладывать ее зубами, из мяса брызгало масло и мясной жирный сок. Лицо Джона покрылось коричневыми пятнами, он испачкал рубашку и рукава. Но даже это не смогло остановить его. Ему нравился звук, издаваемый при отрывании костей. Ему нравилось погружать зубы в мясо и вырывать кусок. Заглатывая, не прожевывая, он рисковал подавиться, но страха у него все равно не было. Он не думал, как будет выглядеть со стороны или что случиться когда он доест. Наслаждаясь едой, Джон обгладывал кости лучше любого бродячего пса. У него перестала болеть голова и вроде бы постороннее хлюпанье, слышимое им еще несколько минут назад, прекратилось.

Секунду другую Джон Эффер еще мог ощущать себя полностью удовлетворившим свою потребность в пище. Но…. Если бы все было так просто….

Выйдя из состояния транса и продолжая наслаждаться съеденной курицей, Джон с ужасом посмотрел на обглоданный косточки, разбросанные по всему полу. Вот теперь ужас достиг его мозга. Он вдруг осознал, что болен, но не понимал чем…. Слезы потекли очень быстро. Он плакал, а съеденная курица уже бурлила в желудке, подбираясь ближе к горлу.

- Что за фигня?! – закричал он в пустое пространство и стал стягивать с себя грязную рубашку. Пришла и боль от ожога, не такая сильная, но ощутимая. Он заплакал еще больше, потому что не смог расстегнуть из-за этого пуговицы.

- Хззззаррр…. М… Мы…. Голодны…. Фу, гадость!!!! – бульканье и ужасный раздражающий голос разнесся в его голове, и Джона вырвало. Слезы, слюни и так ожидаемая пища, оказалась на полу в не переваренном виде.

Джон заплакал, вытирая слезы рукавами. Он бы, наверное, впал в отчаянье. И окончательно расстроился, но перед его глазами возникла странная галлюцинация, как по волшебству, он перенесся в другое место. В круглую комнату с прозрачными стеклами, из которой открывался чудесный вид на город. Голубые небеса были так близко, что казалось до них можно дотронуться. А солнце ослепительно освещало красивые синие розы вокруг, словно вместо пола в башне был цветочный ковер. В лучах солнца Джон заметил человека, стоящего спиной к нему. Он смотрел вниз на город. Джон боялся пошевельнуться и привлечь внимание незнакомца, лицо и фигура которого были скрыты длиной мантией с капюшоном. Джон видел такие только в сказочных фильмах. Незнакомец словно понял, что Джон каким-то образом попал в его мир, и наполовину повернулся. Капитан смог увидеть, как солнечные лучи почти сливаются с цветом длинных блестящих пепельных волос незнакомца. И еще он увидел улыбку таинственного человека – губы слились в красивой усмешке. Джон никогда не видел такой красивой и пугающей улыбки одновременно.

- Вы испугались, капитан? Ничего не бойтесь, это волшебство. Я скажу вам, что нужно сделать, чтобы утолить ваш голод…. – он говорил медленно и очень четко, будто бы диктор на радио. Но голос незнакомца был тихим и вкрадчивым, а еще он улыбался и Джона это пугало.

- Кто вы? – неуверенно спросил Джон, понимая, что задал наиглупейший вопрос.

- Волшебник, Джон. А теперь успокойся, ты ведь голоден, да?

- Меня тошнит от еды, я не знаю, чего хочу съесть, чтобы меня не вырвало снова! – всхлипнул капитан, припоминая при этом, что эту дьявольскую усмешку он уже где-то видел.

- Ну, это не проблема, Джон, чтобы плакать! Ведь, если ты не можешь есть мясо животных, не значит, что не осталось пищи, которой ты бы смог насытиться…. – незнакомец аккуратно провел пальцами по пепельно-белым волосам, они на секунду закрыли нижнюю часть его лица. Когда же Джон вновь смог увидеть часть лица незнакомца, улыбка стала еще более зловещей, а голос наоборот более мягким.  – Ты знаешь где найти пропитание, Джон. Послушай свой внутренний голос. Он подскажет, следуй ему….

Джон очнулся от странной иллюзии, желудок все еще бастовал и готовился к повторному выбросу, но капитана это уже не испугало. Второй раз показался ему естественным, будто он избавился от всего ненужного внутри. Среди рвотной массы он заметил кровь, но и этого не удивило, скорее даже приободрило. Вид крови окончательно поставил все на свои места. Теперь он точно знал, чего хотел. Хотел, желал, мечтал вонзить свои зубы и оторвать лакомый кусочек. Зная это, в его голове возникла карта из запахов, и на нее накладывался противный голосочек внутри:

- Мы знаем…. Мы знаем кого съесть…. Те, в ком наша кровь…. Хаххаа…. Наша кровь, найдем их…. Найдем и поедим! Голод! Мы голодны…. Иди, иди же….

 

Знаете, волшебство никогда не выйдет из моды. Оно всегда привлекает и вдохновляет людей. Просто знаете, люди охотно верят во что-нибудь, существование чего они не могут осознать. Просто они боятся быть одинокими, что при жизни, что после нее. Поэтому, все время верят во что-то несуществующее. Например, сама вера в Бога ошибочна и лжива, но она нужна людям дабы оправдать свои страхи. Не знаю, как можно верить в одного Бога, что за бред? Ну конечно, есть Механик, однако его власть давно уже никто не признает, так как он далеко не самый всемогущественный. Он просто спятивший строитель, которому пора бы отойти от дел. Больше он ничего не умеет, и ничего делать не будет. Он просто строит и ничего более. Ему плевать в сущности, что произойдет с теми, кого он создал. Думаю, у него даже нет разума, в нем просто заложена программа. Однако, если вдуматься глубже, не он ли сам ее написал, чтобы упростить себе жизнь? Создавать жизнь – это как посадить дерево. Ты можешь стандартизировать подход – бросить семя в землю и поливать его, чтобы оно проросло. Подход везде один. Но деревья вырастут разные в зависимости от сторонних условий. Так же и он. Семечки набросал, а как они вырастут уже не его дело. Интересно смогу ли я своими глазами увидеть, как «Эльреба» разорвет Механика на миллиарды маленьких кусочков? Хотя для начала мне стоит сосредоточиться на своем желании и разбудить мою возлюбленную.

Глава 8

Возможно, само существование волшебников вещь довольно шаткая. Люди приписывают нам те действия и поступки, которые мы никогда не совершали. Они думают, что независимо от того, являются ли волшебники добрыми или злыми, они все делают ради людей. Что магия существует для того, чтобы принадлежать людям. Однако, дело обстоит совсем не так. Магия –  лишь комплекс действий, позволяющих способному человеку использовать энергию. Энергию разного рода, сильнейшие из нас могут использовать разные доступные источники энергии. Их магия безгранична. И они могут встать в один ранг с теми, кто создает миры. Но, чаще всего маги такого уровня ничего не создают. Я не знаю сколько их всего осталось по всей Вселенной - волшебников Абсолюта – раньше, давным -давно существовал орден из десяти магов, который помогал мирам и расам в поддержании вселенского равновесия. Среди них были сильнейшие и достигшие просветления маги, которые могли управлять энергетикой миров, изменяя их. Но был среди них тот, кого звали  Волшебником Измерения. Он был украшением ордена, всей его красотой. Красивый юноша с длинными пепельными волосами и изумрудными глазами. Он был невероятно добрым волшебником, и не жалел ничего во имя жизни других. Другие маги равнялись на него, считали его достойнейшим пути истинного волшебника. Он стал сильнейшим из сильнейших. Сильный и духом и телом, призванный защищать других. Детям, рождавшимся со способностями к энергетическому управлению, с детства рассказывали историю о прекрасном волшебнике, что живет среди звезд. Его сравнивали с солнцем, что всегда светило в чистом небе,  даря людям тепло. А еще он всегда улыбался и тепло его улыбки вот, что действительно творило чудеса. Другие волшебники ордена во главе со своим прекрасным лидером боролись за процветание Вселенной, и так продолжалось долгие годы. Пока не случилась трагедия.

Звездный дворец пал…. В одночасье свет звезд затух, и когда люди подняли свои глаза к небесам, чтобы увидеть, что произошло, их взорам предстал ужасающий кошмар. Руины дворца были залиты кровью, и она стекала с самих небес. Шесть магов Абсолюта застыли как каменные статуи, недвижимые, с искаженными лицами. Перед смертью кто-то поглотил их силу и мощь, не оставив и следа. Фигуры стояли недвижимо, а жившие во дворце слуги и придворные юные чародеи превратились в месиво крови. Люди заплакали от горя и стали молиться о спасении и чуде. Ведь у них оставалась надежда, что прекрасный  Волшебник Измерения жив, и вот-вот спасет их. И вот подзвездный мир замер, наблюдая, как шесть статуй волшебных стражей взрываются и превращаются в облако пепла. Пепел медленно спускался на руины замка. Среди потока падающих пепельных снежинок, люди увидели волшебника в алой мантии с хрустальной книгой в руках. В его волосах блестела рубиновая тиара. Это был он – Волшебник Измерения. Волшебник прижимал правой рукой к груди хрустальный Гримуар и, вытянув левую руку, стал смотреть, как пепел товарищей падает на его руку. И он как обычно улыбался, но от его прежней добродушной и нежной улыбки ничего не осталось. Сейчас в улыбке мага сияло торжество и яростный гнев.

Люди ужаснулись. Ибо, это был он…. Их кумир и любимчик поглотил всю силу своих товарищей, а потом хладнокровно убил жителей звездного города и превратил великих магов в пепельные снежинки. После сделанного, он улыбался и радовался, будто бы давно мечтал осуществить злодеяние. Довольную улыбку мага, вот что перед смертью увидели миллионы людей. Уцелевшие люди из подзвездного мира была спасены сильнейшими из других миров. С тех самых пор Волшебник Измерения исчез. Так стала известна легенда о самом могущественном и жестоком маге во всей Вселенной. За его способность путешествовать в пространстве и времени его называли Волшебник Измерений. За его невероятную жестокость и кристаллическую тиару из крови и рубинов на голове, ему дали имя - Кровавый Маг. Он поглотил силу волшебников Абсолюта и остался единственным в мире чародеем, способным использовать любой вид энергии. А те, кто выжил в расправе тех лет, звали его Пепельным, потому что еще помнили теплый тлеющий пепел живых тел, падающий с небес и цвет его длинных пепельных волос. 

Когда я был ребенком, мне рассказывали обе легенды. Кто постарше, о волшебнике с прекрасной внешностью, который был главой ордена магов Абсолюта, и защищал всех. А люди среднего возраста с ужасом говорили о леденящем кровь, улыбающемся Кровавом Маге. Несомненно, герой двух легенд был одним и тем же человеком. Человеком, легендарный маг был выдающимся представителем людской расы. Был…. До некоторого времени я думал, что никто и никогда больше не увидит его. Что легенда о маге, способном на столь ужасающие деяния навсегда затерялась в вечности времени и бесконечности миров. Если честно, то будучи ребенком, я не мог для себя решить, какая из двух историй о Волшебнике Измерений нравиться мне больше. На какой из двух образов я хотел стать похожим? С того момента когда пепел посыпался с небес и звездный мир пал, прошло уже больше ста лет, я стал подростком, а те кто могли помнить о произошедшем уже умерли.  Мои учителя по магии запрещали упоминать все, что касалось той истории и самого великого чародея. А я в тайне восхищался им и пытался отыскать упоминания о нем. Если он человек, то был ли жив? Придумал ли он способ стать бессмертным? И если да, то может он все еще путешествует сквозь измерения в поисках магических секретов?

Мне исполнилось шестнадцать, когда наш город озарил свет. Маги сразу же узнали свет, поскольку все знали, откуда он, но никто из магов нашего мира и города не был способен к такой магии. Межпространственное открытие – к нам кто-то пришел с той стороны звездного сияния. Когда это случилось, я был далеко от города и проходил обучение у старца и как сейчас я помню его слова, когда он увидел полыхающий небосвод:

-  Он пришел…. мой мальчик…. Похоже, мы обречены…. – голос старца дрожал от страха.

- Кто он, дедушка?! – воскликнул я, переполненный томящимся волнением.

- Кровавый Маг. Он пришел за душами. Пепельный убийца, мы были слишком неосторожны…. Беги! Беги отсюда, что есть сил, беги мальчик!

Я стоял, не в состоянии вымолвить не слова. Мой учитель ушел в сторону, где полыхало пламя. Сейчас, наверное, маги и рыцари защитники отправились туда, чтобы попытаться спасти город. Но против такой мощи разве живые могут устоять?

Мимолетно, я подумал, что в городе осталась моя семья – отец, мать, братья и сестры. И еще я явственно возжелал, чтобы они были уже мертвы к тому моменту, как я на своих ногах, пешком доберусь до города. Но больше всего я желал, чтобы он еще был там. Образ из моих фантазий. Я хотел увидеть его, даже если лишусь жизни. В глубине моих мыслей точно знал – этот человек, единственный кто может исполнить мое желание. Он не просто так пришел в наш мир. Я много чего знал о себе и своей семье. И если все-таки мои рассуждения верны, он пришел не убивать меня. Я был ему нужен из-за моих способностей. Маги, рассеянные по Вселенной, обладают различными возможностями в управлении энергией.

В нашем мире маги были редкостью, а те, кто все же рождался с возможностями управления энергетическим балансом, становились оружием и опорой мира. Мой род со времен развития государственности, считался самым древним и почитаемым, потому что через каждые три поколения в нашей семье рождались сильные чародеи. И наша магия могла управлять душами. Мы одни из тех, кто по магическим воплощениям духовной энергии могли сравниться с самими Богами Смерти. Именно поэтому, когда родился я, дедушка взял меня на воспитание и увел из города. Мою судьбу с детства прописали те, кому нужна была эта сила.  Как и дедушка, я был обязан стать солдатом, жизнь которого принесут в жертву мира. Какого мира? Какой войне? Неужели, если война закончиться в нашем мире, это поможет?

Я не хотел такой судьбы. Я не был трусом, но я не хотел умирать за бессмысленную и несбыточную мечту кучки глупцов. Каким то образом я точно знал, война одного мира не сможет ничем повлиять на Вселенную. В войнах людей нет смысла, так как люди самые слабые из всех рас. Волшебники, конечно, смогли дать людям так желанную силу, но вскоре получив доступ к невообразимой силе, они сами стали заложниками поисков сильнейших противников, чтобы оправдать полученную мощь. Таких как мой дед и остальных волшебников, что до сих пор стоят на стороне людей, вполне можно назвать глупцами.

Я не хочу быть глупым или слабым. Я не хочу умирать просто потому, что мне необходимо. В этом нет никакого смысла. Поэтому…. Поэтому, я так восхищался им…. Пускай он предал своих друзей, людей которых поклялся защищать, но зато он не стал их пешкой и не растратил свою жизнь на исполнение их глупых желаний. Он был моим героем. Он вестник судьбы, который поможет мне избежать выбранной участи. Так мне хотелось думать, пока я шел сквозь лес, вперед к полыхающему городу.

Когда я вышел на дорогу, ведущую к городу, то почувствовал что ногам слишком скользко. Интересно, почему? Опустив глаза, я увидел, что мои ноги в крови и дорога покрыта, словно рекой крови. И с небес медленно спускались снежинки, когда я вытянул руку вперед, одна снежинка коснулась пальцев. Не понимая, что происходит, попытался растереть ее между пальцев, но она не исчезла и не растаяла. Она превратилась в серое пятно. Это пепел…. Так, значит Пепельный и правда здесь?

Город поглотил огонь, здания уже начали разрушаться. Из-под обломков то и дело раздавались мольбы и вопли. Вообще, крики и стоны раздавались отовсюду. Пока я брел по улочкам, то увидел откуда берется кровь. Моих соседей, друзей, знакомых и просто жителей города убивали темные сгустки. Сгусти темной материи с глазами и пастью. Они откусывали людям части тела и выплевывали кости, иногда им удавалось полностью захватить человека, тогда из пасти лилась кровь, пока чудовище пережевывало своих жертв.

 Одно из чудовищ, похоже, заметило меня. Даже если оно меня съест, можно было надеяться, что меня проглотят полностью, а не будут медленно заглатывать и разжевывать, так менее болезненно…. Страх пропитал мое тело и начались судороги, я не мог заставить себя двигаться. У чудовищ не было формы, оно могло принять любую форму, поэтому, когда оно приблизилось ко мне, то мне почудился силуэт черного волка выше человеческого роста. Эти существа порождение иллюзий или же реальны? Или же они просто показывают человеку образ, которого он страшиться? Да, похоже, именно поэтому они бесформенны. Волк тут же исчез и вот передо мной возвышался монстр без тела…. Просто темный выросток из земли с огромной пастью и зубами в три ряда и большими глазами оранжевого цвета. Существо, несомненно, разумное, слишком уж осмысленно смотрели на меня его глаза. Ноги дрожат…. Еще чуть-чуть и я упаду. Мне страшно. Думаю, сейчас мне больше всего было понятно состояние страха. Ты не можешь пошевелиться и не можешь ничего предпринять. Даже вскрикнуть….

- Хм…. Он не еда…. – пасть существа раскрылась и закрылась, после чего оно отвернулось от меня и поползло дальше. Черный сгусток слегка дернулся и изрыгнул из пасти не переваренные кровавые кости. Меня бы тоже стошнило, но я ничего не ел с самого утра. Это не могло не радовать. Я для них не пища, но лезть и геройствовать не стоит, они могут и передумать….

Я пошел к своему дому. Двухэтажный особняк единственный не горел, огонь, словно обходил его стороной. Дед стоял на дороге рядом с крыльцом, его книга была открыта, но страницы уже почти все были сожжены. Похоже, он проигрывал сражение. Ему даже и не стоило пытаться, против Пепельного Мага.

- Ты пришел сюда за моим внуком, верно, Волшебник Измерения? – кровь струйкой текла по старческому лицу дедушки. Даже сейчас он не намеревался сдаться? Сколько можно жертвовать и ради чего?

- Я не обязан тебе отвечать…. Я вообще ничего не должен людям. Разве не глупость, что они всегда возлагают свои надежды на кого-то с превосходящей силой? Не слишком ли это самонадеянно, а? – я еще не мог увидеть того, кому принадлежал этот мягкий голос.

- Они возлагают на нас надежды, потому что хотят жить. А мы обязаны им помогать, потому что имеем силу для их защиты. Такова участь волшебников…. – как ты глуп, дедушка.

- Старик! Не говори о своих заблуждениях так, будто бы они – истина. Тебе не приходило в голову, что сила дана, чтобы быть сильным? Ты ничего не знаешь о волшебстве, если думаешь, что его призвание защищать. А я не настолько добродушен, чтобы захотеть тебе донести истину…. Я получу то, что мне нужно. И буду продолжать получать, так как на моем пути нет непреодолимых препятствий. Лучше скажи, старикан, как тебе удалось так долго пожить?

Дым немного рассеялся. Дедушка смотрел на крыльцо моего дома. И теперь я видел. На крыльце, рядом с трупами моих родителей, которые превратились в пепельные статуи, сидел юноша. Красивый, высокий и необычайно статный. Его длинные пепельные волосы блестели во тьме. Зеленые глаза сияли ненавистью, а губы изогнуты в улыбке. Он сидел, вытянув ноги, расслаблено, будто бы даже и не сражался вовсе. Конечно, для такого сильного волшебника мой дед просто букашка. Хрустальная книга зависла в двух метрах чуть правее места, где он сидел. Она даже не открыта. А значит, он вообще не собирался использовать заклинания из Гримуара!

-  Я бы все равно умер скоро, я не смог отыскать бессмертие как ты, лишь продлить себе годы. Ты совсем недооцениваешь нас, верно? Неужели, ни разу ты не встретил противника, достаточно сильного, чтобы заставить тебя использовать книгу по назначению? – но Гримуар деда уже был объят пламенем. Дед израсходовал предельный запас энергии и больше не может использовать книгу в качестве оружия.

- А ты слишком полагаешься на собственную книжонку, думая вероятно, что Гримуар единственное оружие мага? Ну, так позволь тебя еще расстроить перед смертью. Для боя хрустальный Гримуар не использовался вот уже много лет. С тех самых пор, как мне удалось уничтожить магов Абсолюта. Они кстати мало чем отличались от тебя. Поэтому, ты и умрешь как они…. – в его словах читалась невероятная самоуверенность. Дед даже рядом не стоял со своей жалкой магией. Он был действительно обречен проиграть. Они говорили – дед, отец, мама, что я стану сильным и смогу защитить всех. Что за глупость, в своем нынешнем состоянии я ничего не могу сделать.

Дед предпринял последнюю попытку атаковать, из книги вырвалось синее пламя, заклинание сработало, но было слишком слабым, чтобы хотя бы достигнуть Пепельного. Но я был уверен, что последний маг Абсолюта даже не будет пользоваться своими атакующими техниками против нас. Дедушка обернулся, и его взгляд полный мольбы застыл пепельной маской. Юноша щелкнул пальцем и статуя начала рассыпаться, а ветер разносить в воздухе пепел. Моя семья превратилась в пепельный снег, падающий с неба. Маг поднялся с крыльца и величественно спустился по ступенькам на дорогу. Он ухмылялся так, словно ощущал себя властителем судьбы.

- Ну, а ты чего желаешь? Я мог бы сказать, что оставил тебя в живых, потому что способен на милосердие. Но, пожалуй, это не будет иметь смысла? – если он маг Абсолюта из легенды многолетней давности, то, как он может быть таким молодым? Он выглядит немногим старше меня.

- Почему? Вы ведь тот самый маг? – я был все еще напуган, голос дрожал. Он так красиво двигался. Он подошел ко мне совсем вплотную, и я смог вблизи разглядеть каждую прядку его серебристых волос.

- А, ты о той легенде, да? Ты сразу узнал меня…. Смею предположить по волосам и улыбке?

- Но вы выглядите так, слово время…. – он поднял указательный палец. Его руки невероятно красивые, кожа алебастровая и гладкая.

- Смерть можно обмануть. И мне удалось. Иначе, какой из меня Волшебник Измерения?

Я ощущал жар огня и запах крови. Ее металлический привкус ощущаем на губах. Хрустальный Гримуар двигался по воздуху вслед за своим хозяином. Я попытался подавить волну страха и прочувствовать энергию, исходящую от юноши. Мои зрачки расширялись – я мог увидеть в его зеленых глазах собственное отражение. Мы словно смотрели внутрь друг друга. То, что мне открылось, навсегда перевернуло мои понятия о душе и о силе. Он знает…. Он видит насквозь, что мне доступна техника душ. Он улыбался, его зловещая улыбка отражала весь потенциал его мощи. Внутри него нет души…. Он человек, но вместо души у него внутри бесконечный источник магии. И что даже мне было не ясно….

- Я могу исполнить любое твое желание, однако для моей магии нужно грамотно выбирать желания. Я пришел сюда за тобой. Твои способности мне необходимы для осуществления планов. Поможешь мне в обмен на самое сокровенное желание…? – он обманщик. Он не лгал, но люди лгут, и он пользуется ложью людей, превращая их желания в кошмар. Он исполняет желания, которые никогда не будут истинными.

- Мое желание вами уже было исполнено.  Я желал, чтобы моя жизнь в качестве защитника людей была закончена. В глубине души мне невообразимо хотелось, чтобы город сгорел дотла, а моя семья стала пеплом. Я не хотел скучной жизни, в которой они решали бы мою судьбу…. Все закончилось, но отчего-то мне грустно – слезы полились из глаз. Я понимал, что на него слезы не подействуют, но все же я плакал.

Меня охватило тепло успокоения, когда рука мага коснулась моих волос. Погладив меня как ребенка, он спокойно сказал:

- Пойдем со мной, Гвэн Страйфилд. И если у тебя есть мечта, она непременно сбудется. Я лишь могу пообещать исполнить желание…. Но его исполнение в незначительной мере зависит от меня…. Пойдем, Гвэн, нас ждет долгое путешествие.

Страницы хрустальной книги словно выплеснулись потоком в небо. И поток расчистил небеса, открывая звезды. Он управлял книгой с помощью физической энергии, которую пропускал через свои пальцы. Среди звезд стали появляться узорчатые круги разных цветов, а темнота запылала красивым сиянием. Я заворожено наблюдал за феерией, но заметил, как волшебник достал из складок мантии маленькое позолоченное зеркало и чудовища со всего города стали исчезать, и я мог поклясться, что зеркало управляло процессом. Значит, зеркало - другое измерение? Черное межзвездное пространство растянулось и выгнулось внутрь, образуя трубу. Внутри нее разноцветное сияние образовало лесенку, ведущую в темную глубину мироздания. Мои глаза никогда не видели ничего более красочного и необычайного.

- Господин волшебник. Я пойду с вами и буду помогать вам, но у меня есть мечта. Вы будете обучать меня, и сделаете из меня лучшего волшебника. И когда придет время, мы сразимся, и если я выиграю, то получу всю вашу силу…. – он рассмеялся. Я думал он рассердиться.

- Отлично, Гвэн! Ты действительно умный мальчик. Пойдем, нам пора…. – он шагнул на сияющую ступеньку и я последовал за ним. Так началось мое долгое странствие.

 

С помощью Сияющей Лестницы, я могу попасть в любой мир, который только существует во Вселенной. Но я же говорил, что магия весьма переоцененное явление. Сияющая Лестница – заклинание, которое я придумал и поместил в книгу. Но оно лишь инструмент. В межзвездном пространстве рассеяно огромное количество духовной энергии, а у меня внутри ее еще больше, поэтому лестница лишь связывает два источника. Образуя связующий канал, с помощью энергетических взаимодействий между частицами, заклинание поддерживает его в доступном человеческому восприятию виде. Грубо говоря, всего лишь манипуляции с исходным материалом – материей. Поэтому, можно сказать, что во Вселенной нет того, что можно назвать необъяснимым. Говоря человеческим языком, маги - ученые, прыгнувшие выше своих возможностей.

 

Глава 9

Я же глава «Управления безопасности». То, что происходит сейчас с городом - полностью моя вина. Информационное отделение полностью подтвердило косвенную связь двух терактов – 3 и 16 июня. Мост был взорван при помощи электромагнитных волн необычного типа, которые вызвали точечное землетрясение, вследствие чего опоры моста не выдержали усталостных напряжений. На месте преступления найдены следы неразорвавшейся осколочной бомбы. Организатор терактов явно хотел, чтобы только управление смогло понять настоящий способ подрыва. Полиция и военные приняли версию подрыва с помощью взрывного устройства. В новости мы также пустили информацию о взрыве. Но это был не взрыв. Ягарин Корн – начальник нашего научного управления говорит о новом виде излучателя, что может свидетельствовать о наличии у террористов новейшего оружия.

После произошедшего 16 июня, я сообщил премьер-министру, что беру всю ответственность за информационное обеспечение народа на себя. Мы солгали опять, как делали всегда, чтобы предотвратить панику. Сказали, что систему компьютерного управления взломали хакеры и события не имеют никакого отношения к подрыву моста. Но наши спутники еще в первые секунды начала атаки неизвестными электромагнитными волнами засекли источник их возникновения. Ягарин был уверен, что волна, полностью уничтожившая компьютеры, отвечавшие за движение транспорта и волна вызвавшая землетрясение – одинаковые. Их источник также был одинаковым, но его присутствие было засечено в разных частях города во время обоих терактов. Обе посланные группы вернулись ни с чем. Значит, источник переносной и позволяет владельцу вызывать волны из какого-либо места. Мы не готовы к такому, я не могу послать оперативную группу в каждый дом, чтобы отследить момент появления источника на спутнике и захватить его. Я поручил Ягарину срочно разработать систему перехвата волны с возможностью устранения. В успехе я не был уверен, но мне нужно было, что-то дать президенту и главнокомандующему армией, они оба ждали от меня решительных действий. Никто из них не верил в  полный успех управления с самого начала. Однако Первому удалось навести порядок в городе, я не мог не оправдать его надежды.

Однако, я считал себя более всех виновным в происходящем. Теракты уже случились…. А значит, управление не сработало. Если бы мы смогли устранить Пепельное Солнце еще три года назад, никаких терактов не произошло бы.

Устранить? Но мог ли я, закрыв глаза, отбросив предвзятости, сказать правду хотя бы самому себе …. Это невозможно. Невозможно было остановить войну криминальных группировок тогда, и невозможно предотвратить теракты сейчас. Даже если Пепельного Солнца как такового и не существовало вовсе…. За самой идей кто-то стоял. Некто невероятно умный, невероятно жестокий и принципиальный. Человек готовый положить тысячи людских жизней во имя своих желаний. Вот ведь в чем вопрос, чего он желал? С момента первого теракта  не было выдвинуто ни одного требования. Ни один мафиози в городе не подтвердил участие своих людей в подготовке терактов. Хотя я точно знал, что трусливые уроды лгут…. Они все часть Пепельного Солнца.

Черт! Но как! Как, черт возьми, отдаются приказы, как они вербуют и запугивают людей?! Ничего…. Ничего…. В конце цепочек из ниже и вышестоящих людей всегда пустота. У них нет номеров телефонов, адресов электронных почт, личных встреч. Будто за всем стоит страшная, разрушающая, необъяснимая магия…? Что я несу? От волнения совсем начинаю бредить…. Я готов поверить в любую глупость, чем искать простой здравый смысл в происходящих событиях.

Тот кто дергает за ниточки, отдает приказы и взрывает мосты при помощи новейшего оружия, не может быть просто врачом или учителем, садовником или сантехником. По влиянию этот человек должен не уступать мне или мэру города, быть богаче наибогатейших и умнее наиумнейших. И, несомненно, мы имеем дело с человеком очень и очень влиятельным.

Несмотря на ужас происходящего и безнадежность положения, я не имею права сдаться. Только не я. На мне и только на мне держится верность и преданность людей в управлении. Управление – символ порядка и безопасности для жителей Токио. А столица самого развитого государства в мире - Японии, не может позволить себе быть приютом террористов. На нас смотрит весь мир. Упаду я – падет и управление. Не будет управления – Пепельное Солнце уничтожит Токио и Япония окажется в политической зависимости от других государств. Я должен был что-то предпринять и немедленно….  Только управление может защитить город и не дать военным получить контроль над страной. Сейчас один неверный шаг приведет к тому, что партия военных наберет большинство на будущих выборах. И тогда мирное существование страны закончиться. Скорее всего, Фимино введет военное положение и опустит железный занавес. Что вызовет негативную реакцию в мировом сообществе. Главная цель партии под руководством Фимино привести страну к исторически сложившимся традициям и порядку. Желание похвальное, если бы ни одно, но…. Эту страну всегда отличали строгие и жестокие порядки. Я не был уверен в том, что нам сейчас необходим именно такой режим. Именно поэтому, я выступал на стороне либерального правительства. Императорская семья сейчас была вынуждена поддерживать Фимино – он потомственный воин, хранитель истории страны. Правительству была нужна моя поддержка. Мы не могли вернуться в эпоху Эдо. Только не сейчас….

Более всего меня ужасала не возможность повторных терактов, которые управление не сможет предотвратить…. А убийства, что скрывают теракты. Настолько отвратительных и ужасающих преступлений я никогда не видел. Первую жертву – старушку нашли в собственной квартире. Точнее нашли,  громко сказано. От нее осталась полупереваренная берцовая кость, которая вместе с какой-то слизью, вероятно, была выплюнута после основной трапезы. Ни один из наших криминалистов не смог даже предположительно выдвинуть рациональную причину смерти. Все сходились во мнении, что ее просто съели заживо. Съели заживо?! Как это звучит!

Вода, белки, различные соли, глюкоза, немного холестерина и прочих составляющих слюны – эта слизь слюна. Однако химики подтвердили наличие других веществ в жидкости, и вывод – слюна нечеловеческая…. Наши ученые, не могут определить, что за живое существо съело старушку? Ну ни ее же собачка, которую, кстати, нашли мертвой в той же квартире. И умерло животное от разрыва сердца. Что могло так напугать бедную псину?

Мне до сих пор было не по себе. Это было первое убийство. Вторым из свидетелей взрыва Ходена был найден мальчик. Опознать пятнадцатилетнего подростка удалось только после анализа ДНК, оставшихся от него зубов. Помимо зубов от него осталась также кровавая лужица слизи. Сразу же после обнаружения «трупа», Джон отправился к его семье и столкнулся с маленьким препятствием. Его родители и младшая сестра были также съедены заживо. Джон в квартире обнаружил только их обглоданные кости. Мы попытались взять под защиту последнюю свидетельницу, о существовании которой знали точно, это Амата Санори – тридцативосьмилетняя банковская служащая. Она переходила мост каждый день по пути на работу, поэтому за ней было установлено двадцатичетырех часовое наблюдение. Мы даже успели взять ее показания, женщина рассказала, что видела собственными глазами, как после землетрясения, которое она ощутила, мост рухнул. Мы взяли с нее подписку о не выезде за пределы города, а также слово о неразглашении. Я лично подтвердил, что управление гарантирует ее безопасность. Наши оперативники отвозили и привозили ее на работу. Кто-то из бригады детективов постоянно дежурил у ее дома, даже по ночам. И убили ее как раз ночью. В доме не зажегся свет и дежурные не слышали криков. Следов проникновения и взлома не было найдено. Как убийцы попали в дом? Как им удалось убить женщину, чтобы она не успела подать никаких криков о помощи?  И самое главное, каким же способом все-таки совершались убийства! Я никогда не поверю, что их действительно кто-то съел. Какой-то очень хитроумный способ, загадку которого я никак не мог разгадать…. Судя по прошлым убийствам нужно было немедленно взять под защиту ее ближайших родственников, но было уже поздно. Ее престарелая мать также не смогла спастись от рук кровавых убийц. 

Кто же убивал? И самое главное как? У нас только вопросы и ни одного ответа. Я впадаю в отчаянье, когда смотрю на весь этот кошмар. Меня волнует только одна мысль – если я допустил подобный хаос то как его остановить? Что я должен  сделать? Чего добивается Пепельное Солнце? Кто они? И почему так жестоко уничтожают жителей  города? Сколько на самом деле уже умерло людей, если брать в рассмотрение и криминальный передел власти в городе три года назад?

Пока еще не было поздно, нужно было поговорить с одним человеком. Общаться с ним мне хотелось менее всего в сложившейся обстановке, но, похоже, это единственный выход. Нужно непременно успеть до того как произойдет очередной теракт. А интуиция подсказывает мне, что он непременно произойдет.

Я набрал номер на сенсорной панели. Как и обычно, по этому телефону мне ответил дежурный старший офицер, дежуривший в этот день 23-го июня.

- Здравствуйте, директор «Управления безопасности», я бы хотел поговорить с главнокомандующим…. – пятиминутное молчание в трубке всегда означало, он обдумывает степень конфиденциальности. Он знает с какого номера звонят и должность его похоже тоже не удивляет. Значит, все решиться быстро….

- Подождите несколько минут, я доложу….

Я ждал. Ум этого человека, несомненно, привел его к мысли, что я позвоню первым. Может он считал это юношеской неопытностью или еще чем-то, не важно…. Важно, чтобы до него дошел смысл – положение критическое, если я пошел на сближение. Пять минут доклада означали,  что главнокомандующий решал, стою ли я его внимания?

Дежурный офицер говорил холодно, личные подчиненные уж точно знали, что управление – армии не товарищ….

- Главнокомандующий ждет вас сегодня в половине восьмого в главной резиденции Фимино, в Камакуре. И вам лучше явиться без сопровождения, во избежание недоразумений, всего хорошего…. – как сухо, похоже, меня ни во что не ставят даже армейские капитаны? Или то, что меня пригласили в главную резиденцию, после стольких лет полного игнорирования, есть сигнал к потеплению отношений?

Мой отец был верным другом и соратником этого человека почти сорок лет. Управление создавалось при благоприятном влиянии семьи Фимино, так как наш клан имел тогда менее значимое влияние в стране. Но двадцать лет назад они разошлись в вопросах обеспечения порядка в стране, и управление смогло существовать отдельно с финансированием за счет государства. Однако, с момента разрыва Фимино никогда не позволял себе в тихую перебегать дорогу мне, после смерти отца, наоборот, если он был не доволен чем-то, то высказывался открыто. Так было правильно, этот человек невероятно умен, менее умен, чем его сын и менее добродушен. Но умен и решителен. Он готов действовать в тот момент, когда я еще сомневаюсь. Мозгов ему хватало, чтобы в нужный момент осознать опасность положения и прекратить незримую войну между управлением и армией и начать действовать сообща. Может быть поэтому, я приглашен в Камакуру – главную резиденцию клана Фимино. Камакура – их исторически завоеванная земля, на которой жили, сражались и умирали их предки. В центре огромной по площади территории стоит камень времен смуты, где высечены имена великих героев  клана. Я был там в детстве, когда мы еще были вместе с ним. И мне всегда становилось ужасно грустно и одиноко, когда Фей уезжал из нашего поместья в Камакуру.

В его лице, когда он был вынужден еще ребенком покидать наш дом и возвращаться к отцу, отражалась бездонная печаль. Главнокомандующий, как и все его предки, был более всего строг к своим детям. Но мне казалось, что он был и вовсе бессердечным, когда дело касалось Фея. Понимая это уже тогда, я поставил себе цель помочь Фею, чтобы не произошло у них с отцом в будущем….

Вспоминая наши старые деньки в поместье Фимино, я садился в машину. Ночи стали длиннее, будто возвещая приход еще большей тьмы в город. С тяжелыми мыслями я отправился в Камакуру.

 

Ничего не происходит просто так. Все держится на естественном балансе энергии. Однако это еще одна гнусная ложь…. Равновесие можно поддержать лишь в большом масштабе. Когда дело касается одного человека и его души, законы вселенского равновесия рушатся. Именно поэтому кто-то вроде меня может существовать. Обходя законы мироздания. Наша сила позволяет нам перепрыгивать базовые возможности вида и становиться Богами. Но не значит ли это, что мы ложные Боги? Люди сами нарекают нас таковыми, даже не осознавая, какую страшную ошибку совершают.

Глава 10

Мне снился сон. Мне и раньше снились сны, связанные с другими людьми и существами,  из-за моих способностей и огромного запаса духовной энергии. Дело в том, что наш род магов, был известен своими духовными преобразованиями. Мы ставили много экспериментов с душами и духовной энергией, распознавая индивидуальные характеристики разных видов. Мы составили целую карту активности душ разных существ, создали различные техники переселения душ в разные тела и внешние сосуды. Именно за этим я был нужен учителю, когда он пришел в мой родной мир. Я был нужен ему, чтобы создать необходимый предмет, а потом найти то, что ему принадлежит.

Он так хотел вернуть. Вернуть сокровище, отнятое у него еще много лет назад. Отнятое вероятно теми кому он еще не был способен противостоять. Я много еще не знал и не понимал о нем, хотя очень желал понять. Так как я был способен увидеть душу любого существа и прочитать о ней все, мне он был более всех интересен.

Его душа была другой. То, чего я прежде никогда не видел. Она сияла, сияла невероятно притягательным светом. Таинственным светом, природу которого я не мог разгадать. Это был свет души, которая обманула смерть. Свет души, которая путешествовала сквозь тысячи миров и вбирала в себя на протяжении многих лет чужую энергию. Что произошло с чужой энергией внутри его души? И почему он так силен? Откуда идет его титаническая сила, не от его хрустальной книги…. Книга всего лишь инструмент. А он маг Абсолюта. Так откуда исходит его абсолютная энергия? И что же на самом деле его душа?

Я не понимал, а ответ на вопрос я желал получить до того как мне придется сразиться с ним. Однако различия в опыте, умениях, и силе у нас было сейчас еще слишком большие. По-прежнему, я мог сражаться, используя только книгу мага – Гримуар. Он же никогда не открывал страницы хрустальной книги ради битвы. Он всегда убивал при помощи физической энергии или своих деток.

Он действительно любил этих существ, если он вообще мог любить. Скорее, испытывал симпатию. На самом деле, я сомневался, есть ли у его души чувства? Он никогда не испытывал жалости, радости или искреннего счастья. Он был просто на это не способен. Он был равнодушен ко всему, что не касалось его поисков. Пепельный маг не дорожил жизнями, играл с ними и использовал их в своих собственных целях. Порой мне казалось, что и свою-то жизнь он не очень ценил и за его меланхоличной, доброй улыбкой, скрывалось отчаянье, не имеющее границ. Может он хотел умереть? Может его сила поглощала его разум? Но пока я рядом с ним, я могу охранять его покой…. Ничто не должно помешать им встретиться, а потом нам сразиться….

Я видел сон. О девушке, спящей глубоко под землей. Ее тело и разум заключены  в кристаллическую темницу из духовной энергии. Она спит глубоким и непробудным сном. Спит уже очень давно. Спит ровно столько, сколько Пепельный маг ищет ее среди миров Вселенной. Я даже не мог себе представить такой отрезок времени. Она была очень красива, я не видел ее лица, потому что скопление духовной энергии внутри кристалла, в который ее поместили, слишком большое, из-за этого, то, что внутри видеться мутным. Но фигура, образ и шелковое платье – говорили о том, что она очень красива. Она не похоже на современных девушек, она не такая…. Распущенная, что ли…. Она похожа на сказочную героиню. Фею…. Но я точно знал, что она весьма не такая добрая. Не зря ее так жаждет заполучить хозяин. В ней сокрыта древняя мощь, она Акаша…. Она источник знаний Вселенной, она вещая Богиня – часть материи давшей начало начал. Существующая ради поддержания баланса знаний Вселенной. Она сверхоружие в руках зла, и сверхсоздающий инструмент в руках добра. Акаша и есть источник знаний во Вселенной. Она столько сильна, сколько и слаба.

Эта девушка не стабильна. Я не мог определить ее эмоциональный фон, у нее не было сознания. Как будто ее сознание было где-то далеко. Значит, это пустая оболочка и мы гоняемся за призраком источника всезнания? И спящая в этом городе глубоко под землей не настоящая Акаша?

- Она настоящая, Гвэн. Ты видел мое сокровище? – голос учителя дошел до меня, я лежал на диване, а он стоял у окон. Ему всегда нравился вид с этой башни – так он мог видеть все, что происходило в городе. Каждого человека и каждое живое существо.

- Учитель, внутри кристалла нестабильное энергетическое поле из духовной энергии. Как вы и говорили, очень сложное преобразование. Я не могу сказать точно, та ли она…. Или очередная подделка….

- Нет, я чувствую, что сейчас, наконец, нашел ее…. Почему ты засомневался в ее подлинности? Что тебя смутило, Гвэн?

- Я специалист по духовной энергии, души для меня как книги – я могу читать их и оценивать. Ее тело я видел так же явственно, как и вас. Но у Акаши есть сознание? Есть разум?

Учитель не спешил давать ответ.  Интересно, что он скрывает и посей день от меня…?

- Раз ты действительно заинтересовался, Гвэн, то это наводит меня на мысли, что девушка из твоего сна и есть Акаша. А еще твоя духовная энергия ощутила ее, значит  внизу точно она.

- Так кто такая Акаша, у нее есть тело, но нет сознания? Ведь для контроля источника всезнания, нужна невероятная мощь сознания. Чем мощнее способность мыслить, тем сильнее способность к самоконтролю…. – мастер усмехнулся, я не видел его, но знал, что сейчас на его лице та самая ухмылка. Ухмылка того, кто может, знает все. Того, кому такие вопросы кажутся смешными. Он знал – все ответы и вопросы. Он пережил их….

-Нет, Гвэн, у нее есть сознание, было по крайней мере, до того как ее заточили. Но узнать есть ли оно сейчас, мы сможем только после пробуждения. Оно было…. Но оно было слишком нестабильным….

- Что это значит?

- У нее происходила слишком частая смена настроения, она практически не контролировала свои эмоции, будь-то гнев или радость. Она теряла память и не помнила никого кроме меня и....

-Учитель, откуда вы так много знаете о ней? Источник всезнания был создан много тысячелетий, а может и миллионов лет назад…. А возможно он был еще с самого начала, до того как Механик начал строить миры, а жизнь только начала развиваться. Тогда не было ничего, тогда Механик был Богом Света и создавал только свет, а потом он понял, что развитие невозможно без деградации….

- Тише, тише, Гвэн, та история уже давно затерялась в бесконечной спиральной лестнице времен. Сейчас во Вселенной можно встретить наверное только с десятка два душ, которые помнят весь свой путь начиная с того времени…. Это были очень темные времена. Но кое-что может быть я тебе расскажу, когда придет время…. Однако, ты спросил меня, откуда я так много знаю об Акаше?

Я ощутил ледяной холод. Меня как будто обдали ледяной водой. Я вспомнил сон – голубое пространство внутри кристалла, в котором спала девушка. Передо мной вновь возникли струящиеся складки ее шелкового платья и тонкие пальцы с алебастровой кожей.  Меня затошнило, от нее исходил его запах и леденящая энергия. Кажется, до меня начало что-то доходить, я не видел его лица…. Но он улыбался…. Пепельный Маг всегда улыбался, своей приторной усмешкой победителя.

- Да, Гвэн. Ты почти угадал. Я знаю ее, каждый изгиб ее тела, каждую извилину в ее мозгу, все внутренности…. Она создана идеально. Просто невообразимо идеально, это лучшее, что было создано. В ее теле нет изъянов, оно не нуждается ни в пище, ни во сне, ни в дыхании и в то же время она жива. Сердце Акаши живое и его биение можно услышать…. В нее был помещен источник всезнания. Она бесконечно величественная Богиня. И ее создал я. Она мое творение. Я перепрыгнул всех Богов и Механика, что строили жизни и миры на протяжении сотен тысячелетий. Я, будучи человеком, сам создал жизнь из ничего, из простой материи, добавив в нее энергию живой души.

Мне стало еще более по себе. Он жил так долго? Но все еще человек и, ни разу он не открывал свою книгу для сражения, после уничтожения магов Абсолюта…. Он сумел обмануть Богов Света и создал жизнь? Он убийца. Кровавый и беспощадный маг с пепельными волосами. За все-то время, которое мы провели вместе, я так и не понял в чем же его настоящая магия…. Где его настоящая сила?

Он ничего не умел, у него не было каких-то сверхъестественных способностей. Ни сверхсильного тела, способного наносить разрушительные удары или развивать огромную скорость передвижения. Он не умел читать мысли и не владел телекинезом. Он человек. Он не питался кровью или душами. Ему нужная была только энергия вечности. Кто же он такой? Кровавый Маг…? Пепельный Волшебник…?

 

Часть Вторая – Книга мага

 

Гримуар – собрание заклинаний, книжные страницы, в которые переписаны действия с энергией, а также компоненты необходимые для преобразования. Некоторые страницы не содержат заклинаний, а служат просто запасающими элементами для хранения силы мага. Чем сильнее маг, тем больше он знает заклинаний, и тем больше страниц в книге. Книга – словно отражение внутреннего содержания мага. Каждый маг обладает своим Гримуаром с момента рождения и до самой смерти….

 

 

Глава 1

Водитель остановился у подъездных ворот в поместье Фимино. Камакура встретила меня неприветливыми тучами, в сумерках они казались неестественно темными. До главного здания мне видимо придется топать пешком? Огромная территория – раньше поместье было замком. Клан Фимино получил его во время эпохи Эдо, в ходе войны. С тех пор замок и весь город, а также армейские подразделения находятся во власти Фимино. Я знал  город и территорию поместья, как свои пять пальцев.

Поэтому, я сказал водителю, что дойду пешком, он должен ждать меня здесь.  За воротами открывался вид на холмы и бамбуковую рощу. По-моему с моего последнего визита роща стала чуть меньше, я пошел вдоль дороги. Где-то на полпути к гостевому дому я услышал шум ручья, среди кустарников и каменистых холмов, заросших зеленым мхом, виднелись маленькие желтые цветы. Фей любил цветы. В детстве мы часто играли здесь, запуская руки в холодную весеннюю воду. Стал проглядываться гостевой дом. Раньше там жила моя семья, сейчас как я знаю, его отдали старшей сестре Фея – Инари. Я помнил ее светловолосой девушкой с двумя хвостиками, которая с вечно серьезным видом тренировалась перед дверьми дома.  Традиционному искусству меча, в семье Фимино начинали обучать детей, как только их руки станут способными держать деревянный меч.

- Айри, вы здесь еще служите, верно? – от домика ко мне шла женщина в длинном белом пиджаке и строгой юбке. Это была секретарь леди Инари. Я знал ее как достаточно радушную, но строгую женщину.

- Моя служба здесь является частью государственного контракта, господин Второй, вас велено так называть…. – как и всегда строга и честна. Ложь в семье не допустима. – Давненько я не видела вас здесь, а…. – она хотела спросить что-то о Фее, но вовремя спохватилась и замолчала – охрана от гостевого дома подоспела вслед за ней. Упоминать имя Фея на территории поместья запрещено.

- Я в порядке. И он тоже. А, как там леди Инари? – я попытался быть максимально дружелюбным, но свои убеждения не предавать. Я помог Фею тогда и сейчас эту руку помощи не уберу. Я посторонний человек семье и достаточно влиятелен, чтобы говорить о чем хочу, даже на территории  поместья.

- Ей приходиться нелегко. Она много трудиться, помимо тренировочного клуба на ней сейчас держится весь бизнес, плюс ко всему она служит в армии. Она первый претендент на главенствующую роль в семье. Вы же понимаете к чему все идет, партия Фимино на следующий выборах победит и Фимино станет премьер-министром страны, а значит, что главой дома станет Инари.  Поэтому, господин Второй, будьте полегче с господином, я не хочу чтобы повторился прошлый раз….

- Я заставил его сильно нервничать в нашу последнюю встречу, припоминаю…. – двое охранников в военной форме поклонились мне и жестом попросили следовать за ними, Айри кивнула и пошла рядом со мной.

- После того вашего прихода, он сильно кричал на собрании в том числе и на Инари. Он и так очень строг к ней, вам ли не знать, как леди тяжело дается нести бремя первого ребенка семьи Фимино. Поэтому, на сегодняшней встрече будьте осторожнее.

Я понимал, почему Айри так переживала. Она следила за Инари с раннего детства, воспитывала ее, растила и заботилась больше чем родная мать. И конечно Айри знала, как Инари переживает бремя лидера. Она знает, как нелегко приходится девушке отказаться ото всего, что необходимо обычной девушке и стать главой высокого рода. Владение мечом, верховая езда, боевые искусства, стрельба, армия, обучение политике и экономике, занятие бизнесом – все это не то, чем должна заниматься девушка. Но она была вынуждена. Тут не столько был виноват Фей, в том, что ушел из семьи. Тут виновата сама семья, что предполагает такие жестокие традиции и нравы.

Мы дошли до главного здания. Перед домом росло огромное сливовое дерево. Насколько я помню, в семье существовала традиция, в день цветения дерева давать начало новому тому семейной летописи. Часть дома осталась нетронутой и сохранила первозданный вид белого замка. Красные крыши и один единственный шпиль пагоды, сохранившийся также от замка эпохи Эдо, остальные стены были переделаны под стиль традиционной архитектуры Японии.  Да уж, Фимино традиционен во всем….

Стража остановилась у входа,  Айри похлопала меня по плечу и ушла в обратном направлении. Конечно, раз она служанка дома Инари, появляться в главном доме для нее почти запрещено. Поэтому, с обратной стороны двери разъехались и вышли еще две служанки в белых кимоно. Да, здесь все традиционное – даже слуги вынуждены носить тяжеленные одежды и соблюдать старинный этикет. Они поклонились и не произнося ни слова, указали на проход, соединявший многочисленные комнаты между собой. Пока я шел по коридору, центральные двери раздвигались слугами, а смежные комнаты оставались закрытыми. Они были закрытыми и в наше детство.

Главнокомандующий Фимино был похож на мудрого ворона, он был столько же умен, сколько и хитер. Он всегда носил военную форму черного цвета, с золотыми нашивками и пояс с фамильным мечом. Он производил впечатление человека глубоко самоуверенного и бездушного. Его лицо лишь в некоторых местах небольшими морщинками выдавало возраст. Тело физически отлично тренировано и выглядит свежим и крепким. Этот человек олицетворял собой статность, поэтому его любили и уважали. Я вошел в просторную комнату, последнюю, если идти до конца по центральному коридору.

Комната, в которой обычно проводились заседания глав разных ветвей клана. Я снял обувь еще на входе, поэтому сейчас почувствовал, что пол отличался от того, что в коридоре. Он покрыт мягкой обивкой с утеплителем, в зале принято сидеть на полу. 

Главнокомандующий ждал меня, сложив руки, по лицу было видно, что он недоволен.

- Ты не опоздал. Садись…. – у него четкий и высокий голос, который не поменялся ни на тон с возрастом.

- Добрый вечер, главнокомандующий, вы пригласили меня сюда…. И это после того как последний раз выгнали отсюда? Не слишком ли это странно с вашей стороны, проявлять снисхождение к тем, кто, по-вашему же мнению, не достоин?

- Я не собирался проявлять к тебе снисхождение, ты здесь только потому, что разговор пойдет на тему далекую от наших личных дел. Поэтому, мы просто поговорим о чем нужно и ты уедешь отсюда.

- Вы, как всегда жестоки.

- А ты, как и всегда простодушен. Приступим к делу. Сначала ты отвечаешь на мои вопросы, потом я отвечаю на твои. И возможно нам удастся выработать впоследствии какое-то верное решение…. – он выжидающее поднял на меня свои глаза. Меня будто обдали рентгеновскими лучами, этому человеку ни в коем случае нельзя показывать своих слабостей. Ждал, он ждал, что я пойду на компромисс, дабы спасти город.

- Мы же оба понимаем, что у нас разный приоритет секретности, вы уверены, что мы сможем друг другу честно отвечать на вопросы?

- А как думаешь, почему я решил говорить именно здесь?

- Поместье Фимино вне закона и правил правительства. Мы оба можем быть уверены, что здесь никто нас не услышит.

- Ты уж прости, конечно, но я не доверяю управлению, не из-за того, что ты его глава. Просто, сам понимаешь, кроме управления есть еще как минимум три правительственных организации, которые принимают участие в регулировании политического строя страны. Поэтому, во избежание распространения ненужной информации, я пригласил тебя сюда.

- Вы предлагаете мне быть уверенным в преданности ваших людей, в то время как сами не уверены даже в моей?

- Это не из-за того, что произошло между нашими семьями…. Я живу дольше тебя и знаю больше, преданность моих людей не ставится под сомнение, потому что ими движет долг чести. А для твоих людей важна только конечная цель и неважно каким способом они ее добьются, разница, по-моему, очевидная.  

- Вы дольше живете, а значит знаете больше, будь по-вашему, ситуация слишком безвыходная. Спрашивайте. Я отвечу, что нам удалось выяснить.

- Межу терактами 3-го и 16-го июня, есть связь? – он просто хотел знать по факту. Человек, который пытается удержать в руках власть над целой страной должен знать, что происходит в столице.

- Да. Прямая. Оба теракта были вызваны одной волной излучателя, ранее не встречавшегося нам типа. Местоположение источника наши ученые не могут определить, так как он невероятно мал и его легко перенести. К тому же сигнал на спутнике появляется во время генерации волны и заканчивается в момент ее выделения.

- Значит, отследить источник не возможно. Сколько еще терактов ты готов допустить, пока твои ученые создадут перехватывающую волну? – он всегда поражал. С легкостью он предвидел поступки людей, руководствуясь лишь их эмоциональным портретом. Зная меня, он понял, что я поставлю в приоритет не поиск источника, а защиту от его действия, Фимино просчитал мой следующий шаг.

- Они будут, потому что пройдет еще немного времени прежде чем удастся расшифровать волны и написать перехватывающий код….

- Помочь с научной стороной вопроса ты можешь себе только сам, лучшие умы уже трудятся в управлении, так что тут сам, мальчик. А что касается поддержания стабильной обстановки в городе, вот это будет дельная помощь с моей стороны. Я выступлю с речью, а также введу дополнительное патрулирование в городе, используя военный контингент. Вопрос следующий – кто в ответе за теракты, тебе известно?

Я минут пять выждал, прежде чем ответить. Пытаясь тщательно подобрать слова:

- Теоретически – известно. Практически – нет.

- Шутки шутить вздумал?

- Нет, тогда приходить сюда было бы ошибочным решением. Сейчас я постараюсь объяснить. Три года назад в городе появилась мощная криминальная организация, которая благодаря невероятной хитрости и прыткости, сумела подчинить себе всех остальных мафиози города. За три года мы не успели сделать ничего, чтобы их остановить. Потому, что до сих пор нам не удалось вычислить ни прямых контактов руководителей группировки с подручными, ни каких-либо способов передачи информации лично.

- Дай-ка прикинуть. Как террористы такого уровня могут скрываться в тени? Как им удается дергать за ниточки весь город и ни разу не попасться…. Это что, магия какая-то? Как ты допустил, что шайка бандитов творит такой беспредел прямо у тебя под носом!? В нашем городе, а?

 - Вычислить верхушку террористов невозможно, я предполагаю, что им покровительствует кто-то сверху. Или же главарь террористов и этот человек сверху -один человек. У меня не осталось возможностей…. Кроме одной. Я хочу попытаться использовать совершенно постороннего человека, но который бы знал все и обо всех в городе. Человек, который является частью элиты города, способный добыть правду и рассказать ее всем.

- Приплетать сюда обычных людей, ты готов пойти на столь отчаянный шаг? – он криво улыбнулся, и мне усмешка напомнила последнее слово приговоренного в суде. Вот только виновным был я.

- Это не отчаянье. Что бы вы сделали на моем месте, я прекрасно знаю, а на вашем месте мне не очень-то и хочется быть, поэтому, главнокомандующий Фимино, я поступаю ровно так, как велит мне совесть.  Ваши вопросы закончились…? Тогда может быть спрошу я? 

- Ты вырос, мальчик, со дня нашей последней встречи, не зря ты сын своего отца. Ты растешь с каждой минутой. И теперь твою грубость я уже не могу просто пресечь, выгнав тебя отсюда. Хорошо, попробуем по-твоему…. – он точно знал, что и когда мне говорить.

Что ж, наверное, он идеальный кандидат для лидера Пепельного Солнца. Однако, вот ведь загвоздка: так ли велик его патриотизм, чтобы он позволил себе терроризм во имя достижения мира? Это уже не любовь к родине, а скорее попытка добиться своего любой ценой.

- Главнокомандующий, говорит ли вам о чем-нибудь название Пепельное Солнце? – в его глазах промелькнуло удивление, свойственное человеку его уровня…. Это было удивление, перемешенное с разочарованием.

- Похоже на название дешевого романчика или развлекательного шоу…. Но если ты достаточно серьезен, то я скажу, что слышал его несколько раз, в правительстве есть высокопоставленные люди, упоминавшие это название в речи. Полагаю, Пепельное Солнце и есть та самая террористическая организация, что устроила бедлам в городе и следов которой ты не можешь найти? 

- Этого я и боялся услышать. Если в правительстве говорят о них, значит концы нитей там, на самом верху. Значит, они уже настолько влиятельны…. – иногда я думал так глубоко, что мог не заметить, как уходил в размышления, забывая о собеседнике.

Наверное, Фимино надоело ждать, пока я снова вернусь в реальность и он громко кашлянул, добавляя:

- Ну и…?

- Против нас играет кто-то гораздо могущественнее и влиятельнее. Лидер Пепельного Солнца знает о наших перипетиях, знает обо всех проблемах в правительстве и о нерешительности премьер-министра. Я полагаю также наличие шпионов, как у себя, так и у вас, везде…. Глаза и уши Пепельного Солнца есть везде. Если мы не поторопимся вывести систему из строя, о террористах узнают люди, и тогда начнется неконтролируемая паника. Пепельного Солнца не существует. Самой организации не существует. Это просто структура, объединяющая множество людей разного положения, достатка, звания и уровня нравственности. Все слишком просто, чтобы быть правдой. Они все подчиняются друг другу, они играют в прятки в лабиринте, сами того не осознавая. Остановить такое движение можно, только если устранить того, кто заставляет их подчиняться своей воле. Нужно найти кукловода, что дергает за ниточки. Лидера…. Устранив его, мы сразу же прекратим разгул преступности….

- У тебя нет ни одного козыря в рукаве и ты предлагаешь мне объединить с тобой усилия? Всяческими силами помогать тебе? Это мир на неравных условиях? – его брови вопросительно изгибались, когда он хмурился, то слегка походил на старика своих лет.

- Никакой это не мир. Я не простил вам ни Фея, ни собственную семью. Вы холодный, расчетливый и жестокий человек. Однако, я все еще хочу победить вас, доказав что город и страна могут прожить без диктатуры. Но если не будет города и страны, не будет и вас Фимино, как и меня. Мы оба останемся ни с чем. И наш последний шанс что-либо исправить – объединиться, для общей цели. Нужно найти и устранить террористов….

Он был поражен моей возросшей способностью выражать свои мысли через призыв к действию:

- Как только человека, организовавшего этот кошмар, повесят, все вернется на круги своя. Мы не друзья, и не будем ими, мы временные союзники, хорошенько это запомни. Кстати, кого конкретно ты собираешься привлечь среди гражданских? – ни друзья и не враги, что ж это лучше, чем ничего. Значит, я уже не зря сюда приехал.

- Издательство «Висмарт», его главного обозревателя…. Саманту Ханнингтон.

Я даже и представить себе не мог, что с момента нашего разговора до сегодняшнего дня 6 июля произойдет еще два теракта, а количество жертв среди свидетелей и их семей возрастет в двое….

 

 

 

Гримуар зарождается вместе с магом, из осколка его души. Гримуар развивается вместе с магом всю жизнь. Однако, как именно зарождается Гримуар, маги никогда не открывали. Эту тайну они продолжают хранить и по сей день. Из-за того, что существует мнение, будто маги платят за свои способности преобразовывать энергию духа в магическую не только своей душой. И, чем выше сила волшебника, тем дороже плата….

 

Глава 2

Мне, видимо, стоит остановиться, правда? Немного остановить политику взрывов. Слегка ограничить питание своих прожорливых деток…. И заняться более интересной деятельностью…. Так сказать, своей прямой обязанностью…. Исполнять желания людей. Да, волшебники должны исполнять желания людей. Так написано в неприложенных законах. За силу мы всегда платим еще при рождении и обязуемся использовать ее на благо людей. Но так как конкретных требований нам никто и никогда не предъявлял, волшебники научились использовать законы с выгодой для себя.

Однако, я открою маленький секрет, это не так…. Нарушать законы, для существ, обладающих даже малой силой, строго запрещено. Людям позволено нарушать собственные  законы. Вселенная же поддерживается не только балансом энергий, но и строгими законами для всех кто обладает возможностью изменять реальность. Поэтому, на самом деле маги манипулируют не созданными законами, а самими желаниями людей. Однако, есть хорошие маги, которые никогда подобным не промышляют и даже ценой своей жизни стремятся исполнять желания людей…. И есть плохие маги вроде меня…. Которые, может быть, тоже не дорожат своей жизнью, но вот жизнями людей мы дорожим еще меньше. Такие волшебники манипулируют людскими желаниями, чтобы достигнуть своих целей. Я именно такой волшебник….

Хотя можно сколько угодно напоминать мне о кодексе магов, о нашем природном инстинкте, о чести или прочей моральной чепухе…. И в который раз я отвечу, что я далек от высоких идеалов. Меня не интересует ни мораль, ни принципы. Потому, что они слишком скучны и не логичны. Они вводят меня в уныние. Заставляют искать методы и способы борьбы с ними.

Однако, в последние восемь столетий своей жизни я пересмотрел свое мнение. Это не просто поиск. Для меня существование людей превратилось в увлекательную игру. Игру, в которой каждый ход смакуешь с радостью или отчаянием. Игра…. Кто победитель, а кто проигравший, невозможно определить даже в самом конце. Потому, что не ясно кто в результате получит выгоду от игры. Кому выпадет счастливый шанс сделать последний ход? Кто последним будет крутить рулетку и бросать кости, выражаясь человеческими понятиями? Человеческие понятия…. Звучит забавно…. А не человеческие понятия, это как я, да? Последний ход всегда фееричен и необычен, он всегда заставляет  испытывать фонтанирующие эмоции….

Эмоции…. Как они прекрасны…. Во время последнего хода всегда проявляются самые сокровенные эмоции людей, способные заставить трепетать даже мое ледяное сердце. Радость, наслаждение, гнев, печаль, но, пожалуй, самое прекрасное чувство – страх…. Когда я вижу страх в глазах людей, я прихожу в восторг и умиление одновременно. Во всех остальных эмоциях люди способны лгать. Выражаясь моим языком, обходить незыблемые законы. Но страх - совсем иное чувство. Не подвластное им…. бесконтрольное чувство. Они не способны его подделать или солгать насчет него. Страх воистину преображает людей. Такими они мне нравятся больше, чем обычно….

Хотя, для меня слово «обычно»…. Нет, ладно…. Для меня более не характерны слова «навсегда, навечно, всегда, никогда, в прошлом и в будущем». Для волшебника, путешествующего больше трех тысяч лет эти слова, будто бы песчинки в часах…. Они слишком маленькие и они утекают слишком быстро по другую сторону….  Три тысячи лет по человеческим меркам довольно большой срок…. Но для Вселенной это тоже песчинки времени. Во Вселенной все измеряется миллионами тысячелетий. Космические пространства, разделяющие миры друг от друга, невероятно большие. Тогда возникает вопрос, как же тот, кто путешествует между мирами, может преодолевать миллиарды тысячелетий? И в то же время срок моих путешествий в человеческом исчислении всего три тысячи лет…? Как? Нет…. Нет, пожалуй, всех карт открывать еще рано. Я ведь волшебник Измерения. У меня много интересных прав в связи с этим. Но, будем хранить интригу до последнего хода…. Чтобы вызвать еще больше невероятных проявлений страха….

Сейчас я полностью уверен, что мои путешествия, наконец-то увенчаются успехом. Это подтвердил мне не только Гвэн, я и сам ощутил прилив энергии изнутри  мира, как только мы в него прибыли. Я чувствовал нечто подобное по прибытии и в другие миры, но источником энергии мира, чаще всего оказывались мощные, но не очень полезные предметы. А сейчас все сошлось. Все факты говорят, что мы нашли желанное…. Гробница здесь, глубоко в недрах этого мира…. Несколько дней назад Гвэн окончательно подтвердил догадки. Но это было и не нужно…. Я…. Кажется, с первых дней слышу ее печальную песню. Ее прекрасный голос…. Она плачет, но она настолько хрупка, что плач похож на песню…. Акаша…. Песня, что заставляет трепетать деток. Несколько дней спустя после прибытия я стал замечать, что они становятся более активными, и вследствие чего более прожорливыми. Интересно хватит ли  городу сил, чтобы прокормить их всех? Ведь с каждым днем их становиться больше и больше, а у меня к счастью нет возможности контролировать их….

Серьезно, хоть я и маг абсолюта, что подразумевает собой, что мне доступна любая форма энергии и любая манипуляция с ней соответственно. Это вовсе не означает, что я могу контролировать всех живых существ во всей Вселенной. Детки были рождены от невероятного, неподвластного никому Источника Всезнания. Не подвластного никому и даже мне, его создателю…. Только сосуд способен вместить в себя силу Источника, и только сосуд и Источник в комбинации дают живое существо наделенное разумом. Акаша – живая, теплая…. Она была моим светом…. С ней и только с ней я мог быть уверен, что иду верным путем. Но у меня забрали мое сокровище….

Мы проиграли в той битве и ее потеря стала моим наказанием. Меня нельзя убить так просто, даже Третья парочка не смогла…. Но в битве я проиграл им, тогда я был близок к своей первостепенной цели, с помощью Источника Всезнания и развязанной войны я почти достиг предела своей мечты…. И проиграл… Я был недостаточно силен. Недостаточно силен, чтобы дойти до предела и защитить Акашу. Если бы мне нужно было выполнить что-то одно у меня бы получилось. Но достигнуть предела, выиграв эту войну, невозможно без Акаши…. Мне все равно пришлось бы сосредоточиться на обеих целях. А я не смог правильно перераспределить свои возможности и слишком сильно увлекся игрой и забыл о защите Акаши. И потерял ее – свой меч. Она проложит путь к моим мирам. Она доказательство моего превосходства над Механиком и остальными Богами. Она так прекрасна и она принадлежит только мне одному. Для меня потерять ее - стало ударом, я упал в темноту своих самых ужасающих кошмаров. Она слишком важна, слишком ценна и мне удалось…. Мои ладони хранят воспоминания о том, как перед тем как исчезнуть, она держала меня за руку…. Ее пальцы были такими холодными и влажными от слез. Она плакала….

Акаша понимала в тот момент, что мы расстаемся и тем не менее, в ней жила надежда, что мы еще сможем увидеться. Без меня она не сможет нормально существовать. Ее не стабильный разум постоянно подвержен деструкции со стороны Источника Всезнания. Поэтому, чем быстрее мы снова сможем быть вместе, тем лучше  для Вселенной. Я бы солгал, если бы сказал, что только я могу воспользоваться Акашей, как Источником. Ее разум может пошатнуться в любую секунду, так как сила внутри нее не поддаются контролю. Эту силу – знания способен использовать любой житель Вселенной. Это бесценное право дается всем разумным существам. Наличие разума говорит о том, что его обладатели могут использовать части силы Источника и учиться, развиваться, приобретая знания. Таким образом, любой, кто имеет душу и разум, может получить знания из Источника. В зависимости от собственного желания и мозга, любой может возвысться до пределов развития, используя один лишь знания. Многие кстати очень успешно стараются и все-таки хоть чему-то учатся, впитывая бесконечную мудрость Источника. Так как мне люди всегда были интереснее других рас, относительно них могу сказать, что мое мнение примерно разделено поровну на этот счет. Есть миры, в которых люди невероятно умны, а есть наоборот, такие в которых каждый второй неисповедимый идиот. Такие уж люди…. Привлекательные…. Интригующие…. Нельзя предсказать ничего заранее, измеряя возможности одного конкретного индивидуума. Так было всегда – возвыситься могли лишь единицы…. В конечном счете, тоже можно сказать и обо мне, я ведь был рожден человеком…. Давно же это было….

Так, что-то мои мысли начали путаться. Все чаще я стал замечать, что мыслю не корректно. Мои безупречные аналитические способности страдали от отсутствия сражения с более сильным противником. Но ничего, день, когда Акаша проснется, уже близок, а значит и близок день исполнения всех мечтаний…. День финального хода…. День, когда мне, наконец, удастся исполнить свое предназначение. Я отклонился от темы. Просто я слишком заинтригован ожиданием. Поэтому, наверное, слегка позволяю себе слабость в мыслительном процессе.

Источник…. Итак, все могут использовать знания из Источника. Знания самой Вселенной. Но такое повсеместное использование является косвенным. Или скорее рулеточным. Никогда не знаешь, какие знания может извлечь каждый в отдельности. Один захочет, например, и построит атомную бомбу, а другой, например, придумает лекарство от неизлечимой болезни, а третий узнает, как взорвать атомную бомбу…. И тогда катастрофы не избежать. Но это все равно считается конкретными знаниями. Одни извлекают полезные знания, другие - опасные, третьи - вообще бессмысленные. Таков Источник, он не регламентирует свои данные, каждый решает самостоятельно какие знания он хочет получить в течение жизни.

А вот ситуации, в которой, например,  все в одном конкретном времени и месте захотели бы узнать, как взорвать атомную бомбу, произойти не может. Также людям, которым не дано узнать больше чем нужно, не могут этого сделать. Пример очень прост. Люди, например, давно пытаются обмануть смерть и стремятся к вечной жизни. Однако, никто массово вечно жить не станет, во первых - это бессмысленно. Жизнь продолжается и после смерти, но в другом виде, все зависит от выбора на границе, куда ты отправишься дальше. А во-вторых, жизнь и так вечна, просто они этого не понимают. Хотя эту фразу можно отнести к рассуждениям на другую тему. Я просто привел пример о недоступности некоторых знаний.

Поэтому и существую разные пути познания источника. Условно их можно разделить на две большие группы. Первая – массовый путь, о котором ранее шла речь. Вторая – индивидуальные методы познания.

Вот именно индивидуальным методом познания наделены маги во всей Вселенной. Мы можем подключаться к знаниям, используя свою энергию, а так как источник также создан из рассеянной по межзвездному пространству энергии хаоса и созидания, нам магам проще всего черпать необходимые нам знания напрямую. Такой метод был самым быстро действенным так как,  чтобы получить знания, нам практически не требуется прилагать для этого какие-либо усилия. Неравенство волшебников в результате идет только от способности использовать знания, то есть превращать энергию.

- Учитель, прошу прощения…. Мне очень жаль прерывать вас, зная, что вы заняты мыслительным процессом. Но, к нам снова гости…. Точнее гость…. – я услышал голос Гвэна позади себя. В последнее время мальчишка становиться более раздражающим.

- Правда? А да, теперь вижу…. Странно, ты указал ему как нас найти?

- Это было его желание, учитель, вы же всегда говорили, что волшебники должны исполнять желания людей.

- А, так он пришел потому, что желал чего-то…. Ну тогда ты прав, Гвэн, сам справишься?

- Нет, поэтому я и сообщил вам. Думаю, вам будет интересно узнать чего он желает….

Интересненько…. Итак, у нас новая жертва, верно? Интересно, они ведь все приходят сюда по собственной воле. Пускай где-то внутри них живет назойливое чувство…. магии не существует…. это бред…. я и не надеюсь, что здесь исполнят мое желание…. я и сам не знаю, зачем я пришел сюда…. – примерно такие мысли возникают у большинства. Они приходят сюда, даже подсознательно ощущая подвох, их интуиция предупреждает их, но они все равно переступают порог и стремятся исполнить свои желания. Ну, разве не великолепная покорность?

Двери в зал открылись и Гвэн привел вслед за собой человека. Я знал его. И знал, кажется, зачем он пришел. Неужели его желание такое примитивное? Нужно поскорее придумать способ его исполнения наиболее изощренный, чтобы повеселиться. Он дрожал, я замечаю, как быстро бьется его сердце. Боится, хоть и пришел по собственной воле?

- Спасибо, Гвэн. Оставь нас…. – молодой человек в бледном свете казался еще более подавленным.

- Вы волшебник, верно?

- Вполне вероятно так и есть.

- Вы знаете, что происходит с Токио?

- Почему ты вдруг так подумал? Ты ведь не веришь, что я волшебник? Ты не веришь в магию, но пришел сюда, зачем? Чтобы убедиться в своей неуверенности? Не слишком ли это заносчиво? Ты приходишь сюда в страхе, осознавая, что не прав…. И все равно пытаешься настоять на своем?

- Почему вы скрываете свое лицо? Это маскарадный костюм, да? Эта мантия с капюшоном. Я только не понимаю, от чего так много людей вам верит? Вы для них как Бог…. Но я ведь знаю, что это не так. Что вы скрываете под капюшоном? А еще знаете, в чем я уверен…. Управление и полиция, почему-то тоже не замечает, но я уверен….

Мне не нужно было на него смотреть, чтобы понять, что он чувствует. Что хочет сказать…. Люди вроде него пытаются прыгнуть выше других.  Стать умнее или успешнее. Он прыгает по головам других, пытаясь оправдать это, желанием добиться всего ради кого-то. Это ужасающая самоирония. Он пытается выглядеть белой овечкой в шкуре серого волка. Такие люди нравятся мне меньше всего, но, тем не менее, наблюдать за их падением намного более занимательно.

- Ой, не стоит меня запугивать…. Для человека, пришедшего сюда в одиночку, слишком самоуверенно. Пытаешься утверждать, что я и события в городе связаны? Но, для того, кто не имеет ни доказательств, ни силы, превышающей мою, все твои попытки жалкие…. Ты пришел сюда, догадываясь о правде. Но все равно пришел…. Ты глубоко отрицаешь, что есть необъяснимое в этом мире, но понимаешь, что происходящее в городе и есть магическое вмешательство. Итак, ты в тупике…. Ты не знаешь, что делать…. Твой привычный мир рушиться на глазах. Ты всегда мог найти другого человека, «виноватого» и уничтожить его. А сейчас, такого человека нельзя найти. Интересно, твоя невеста знает, о темной стороне тебя? Ну как чувствовать себя на грани пропасти отчаянья? Так зачем ты ко мне пришел и чего желаешь, Ниан?

 

Гримуар может быть специализированным только на одном виде преобразования. Например, волшебник может осуществлять преобразования только воды, только земли, только воздуха, только льда. Но если же возможности волшебника позволяют ему осуществлять множественные элементные преобразования, Гримуар может иметь множественные разветвления внутри себя и подразделы. Маги, достигшие высоких ступеней развития, могут мгновенно переходить по разделам собственной книги и использовать заклинания разных элементов одновременно.

Глава 3

 

Хозяин улыбался, как и обычно улыбка торжества, скользнувшая по его лицу, скрывала ужасающий кошмар, который он задумал. Мне как единственному, кто был рядом с ним долгие годы, эта улыбка была хороша знакома. Я видел ее в тот момент, когда моя семья и мой город превратились в кровавый пепел. Если он улыбался именно так, то был не намерен прощать. Хотя нет, он никогда не прощал…. И милосердным не был. Просто время от времени ему наскучивали привычные вещи, и он не стремился придумать более изощренный способ расправы над своими жертвами. Тогда он просто сжигал их или скармливал своим деткам.

Он звал их ласково «мои детки». Хотя Ёни – порождения хаоса Источника, только Акаша могла их контролировать. Они ее дети…. Его лишь отчасти, поэтому ему они не подконтрольны. Они хаос. Они пожиратели. Ему удается сдерживать их при помощи своей способности управлять пространством.

Я вышел и спустился на лифте вниз. Остался ждать в приемной. Башня сегодня необычайно полна гостей. Похоже, хозяин становиться по-настоящему популярной личностью в этом мире, что ж, стоит только позавидовать его способности очаровывать людей. Мы ожидали нападения. У хозяина развилось за время путешествий слишком много врагов. Первые из них конечно медиумы. Прошлый Страж Ночи в последней войне серьезно подпортил нам планы, сражаясь на стороне Третьей парочки. Поэтому, медиумы и искали хозяина, он забирал у них души. Причем они, наверное, не простили бы его ни в каком случае. Они разделяют души, особо грешные поедают сами, а остальные отправляют дальше по пути в вечность Вселенной. Им важно благосостояние и справедливость. Мастеру же наплевать на то, какие души он использует. Ему важно достичь своей цели, ни средства, ни методы – значения не имеют. И это правильно. Думаю, только так и должно существовать равновесие. Зачем заботиться о чем то кроме себя и своих целей? Хозяину нужна была девушка, спящая глубоко под землей в этом городе. И даже меня он не посвящал в свои планы. Она просто была нужна ему. И больше он ничего не говорил. Думаю, и относиться он ко мне больше как к слуге, нежели, как к достойному ученику.

В дальнем конце приемной, заполненной сотрудниками телеканала, которые полностью были зависимыми от Ёни, послышался шум. Я был погружен в мысли и не заметил, как незаметно у стеклянных дверей возникла девушка с короткими черными волосами, в кожаной черной куртке и шортах, ее мотоцикл стоял рядом на подъездной дороге, прислонившись к стенке, она медленно курила. Кроме шорт и короткой, не застегнутой куртки, на ней еще был кожаный, с металлическими вставками лифчик.

На мотоцикле виднелась рукоять длинного, алого меча. Ее катана, наверное, отлита лучшими мастерами Японии из прошлого. Даже отсюда я могу слышать, как меч взывает к битве. Вероятно, эта девушка, которую пригласил мастер. Она из организации «Scorpions», а судя по катане и невозмутимости ее молодого лица асура, она еще из клана «Асудзима»…. Интересно, зачем хозяин пригласил такое опасное существо сюда? Ладно, видимо все девушки «Асудзима» стремятся получить место в «Scorpions», Черный Скорпион подает им плохой пример, наверное, она по-прежнему лучшая из лучших. Хотя, для ее кровного брата Ики она еще слишком слаба.

- Как твое имя?

- Пурпурный Скорпион – Хаори Асудзима…. – спокойно ответила девушка, зажав сигарету в зубах.

- Меня зовут Гвэн Страйфилд, ты здесь потому, что хозяин призвал тебя. Однако, я не видел карточки, незаконный контракт? – она точно знала ответ. Чтобы заключить контракт с одним из воинов «Scorpions», нужно получить карточку с цветом и именем воина. А я не припоминаю, чтобы нас навещал лидер «Scorpions» и передавал карточку.

- Нет, Пепельный Волшебник и наш глава давние партнеры. Где он?

- У него сейчас гость, поэтому проходи, подождем вместе, я провожу тебя, когда учитель закончит…. – она выбросила сигарету,  даже не потушив ее, сплюнула. Вытащив алый меч с ленточкой, Хаори прошествовала внутрь телестудии. Тело у нее конечно великолепное, как у любого асура – идеально развитое. Тем более она мечник.

- Ты его ученик, тоже волшебник? – высокомерная и заносчивая. Да, так похоже на асура.

- Да. Какую работу ты будешь выполнять для хозяина?

- Охранять….

Охранять кого? Учитель вроде бы в состоянии защитить себя сам.

- Ладно, меня не касаются ваши дела с хозяином. Скажи мне, сколько девушек клана «Асудзима» сейчас служат в «Scorpios»?

- Трое. Включая Черного Скорпиона.

- Она до сих пор лидер главной ветви? Или же ее брат вернулся?

- Если вы о Ики-доно, то он не вернулся, и вообще-то они не очень ладят. Твоему хозяину лучше известно из-за чего они не ладят. Они по разные стороны баррикад. Черный Скорпион пример для всех остальных в клане, она сильнейший воин-мечник в истории. Поэтому, мы не оспариваем ее, как лидера главной ветви, возможно, она однажды даже превзойдет старейшин. Но для этого возможно…. Черному Скорпиону придется сразиться с Ики-доно.

Так вот теперь понятно, почему хозяину так просто достался воин «Scorpios», и что за дружба между ним и лидером организации наемников. Черный Скорпион – сильнейший воин «Scorpios», а лидер зависит от воли своего самого сильного война. Все просто. Хозяин хитер, как всегда. «Дружба», что за нелепое прикрытие сугубо деловым отношениям? Хозяину был нужен контракт с одним из воинов «Scorpios», однако, не секрет, что контракт вещь весьма дорогая. А лидеру «Scorpios», нужно постоянно заботиться о благосостоянии организации, которого невозможно достичь, игнорируя желания Черного Скорпиона. Милой и прекрасной девушке нужно лишь одно – ее пропавший брат, убить которого она так жаждет. Все просто. Учителю нужен контракт, платить за который он не особенно хочет, а Черному Скорпиону нужен Ики-доно. Учитель знает где он. Ибо любые перемещения в пространстве не утаишь от его взора. Таков уж мой учитель. Его всегда интересует только собственная выгода, и он готов продать многое ради нее. Но выгодна такая позиция или нет сказать мне пока сложно. Я знаю его слишком мало, по сравнению со всем сроком его жизни, поэтому, вероятно мне сложно судить об этом. 

Однако, в прошлой войне мы проиграли именно поэтому. Он был один, ибо никому не доверял. Его сила так недоступна и невообразима, что он совсем забыл, что снизу кто-то должен подсобить ему, пока он покоряет вершины. Чудовище, жившее внутри него – принимало вид его гордыни, его тщеславия. Тщеславие – разлагающее душу чувство абсолютного превосходства.  Таким он был всегда. Он уничтожил тех, кто был равен ему по силе, не для того чтобы отобрать их и стать еще сильнее. Нет, истинная причина была не в этом. Он убил своих друзей и соратников – магов Абсолюта, не ради их силы. Он и так был сильным и прекрасным, его любили и почитали больше остальных. И уже тогда он знал об Источнике. Он в любой момент мог возвыситься выше них. Но этого было не достаточно для его гордыни. Ему нужно было утопить пагубное желание быть единственным магом Абсолюта. Он хотел, чтобы его дьявольскую улыбку запомнили как монумент его непреодолимой гордости. Он единственный в своем роде. Он хотел быть одним и получать от людей их восхваление и почитания единолично.

Он ненавидел Создателя Миров. Однако, полоумный, безразличный ко всему старичок, милый котенок по сравнению с божественными замашками мастера. Если бы мой учитель хотел просто превзойти Механика, то ему для успокоения нервов было достаточно создания Акаши. Он действительно создал жизнь, пускай и в весьма странном виде. Но, на этом он не остановился. Он решил не только свергнуть самого Механика, но и еще стать самым сильным из всех живых существ – победить Богов и доказать, что опыт прошлого создания жизни был ошибочен. Поэтому, я всегда знал – учитель имеет очень циничное и очень тщеславное воображение.

Двери лифта беззвучно распахнулись, на пороге стоял хозяин без мантии и тиары в своей человеческой одежде. Значит, тот гость принял решение, и хозяин таки придумал для него наказание? Его глаза светились ясным блеском победного торжества. Он прошествовал к девушке, значит контракта, как я и думал, нет…. Он держал между пальцев пластиковую карточку пурпурного цвета. Не дойдя до нас, он кинул карточку, девушка резким движением поймала ее, зажав между двух пальцев.

- Хаори Асудзима, Пурпурный Скорпион, как я и обещал плачу первым. Что ты хочешь знать? Точнее, что тебе приказал узнать ваш несравненный лидер?

Девушка презрительно хмыкнула и вопросительно оглядела зал.

- Они у тебя как расходный материал, да? – она имела в виду, что странно говорить в центре оживленной телестудии, где толпа народу, гостей, на такие темы.

- Если ты о защите информации,  ни одно слово за пределы башни не выйдет. Она окружена невероятно мощным барьером. Люди, которые сюда попадают, становятся вон такими, видишь…. Живыми овощами….  От них остается лишь пустая оболочка, а через какое-то время они умирают, не выдерживая больше присутствия Ёни.

- Эти твари просто отвратительны…. – прекрасное лицо Хаори исказило от отвращения. А глаза мастера сузились от злости.

- Поаккуратнее с выражениями, девочка…. Пока ты выполняешь свое задание будь любезна проявлять уважение ко мне и к детям Акаши.

- О, да я и забыла, какая у вас необычно милая семья. Хорошо маг. Твоя плата была принята лидером, поэтому я не могла не подчиниться. Ты путешественник между Измерениями пространства и времени. Тебе одному известно, что происходит в других мирах. Наш лидер может перемещаться между измерениями, но власть доступная только тебе – информация, которую ты один можешь получить из-за своих сил. Поэтому, мы посчитали сделку равноценным обменом.

- Конечно, конечно, у лидера «Scorpions» есть возможность перемещаться между измерениями, но он имеет право приходить лишь к тем, кто зовет его на помощь. Какие порой великолепные ограничительные законы ставит нам Вселенная. Мне пришлось бы очень трудно торговаться, если бы со мной можно было бы сравниться…. – он опять улыбнулся. Одно лишь коварство и фальшь. – Давай же, я тебе отвечу на любые три вопроса, как и было оговорено. И степень моей откровенности будет наиболее максимальна, приближена к реальности. Хаори Асудзима, что желаешь узнать? – он никогда не повторял своих вопросов второй раз, и поэтому злился еще больше, потому что ему все-таки пришлось это сделать.

- В мире асуров война еще не кончилась?

- Нет и не окончиться никогда. Этот вопрос, который не нужно задавать волшебнику, ты знаешь ответ и сама. Асуры – существа обреченные на бесконечную битву между собой. Поэтому, война там не утихнет и не окончиться никогда. Хотя я бы сказал, что та единственная, кто может оказать там сейчас существенное влияние…. Сильнейшая из асуров, лучший воин во всей Вселенной. Вы боготворите ее, и мечтаете возвыситься до ее уровня. Она ведь хотела знать ответ на этот вопрос? Да, она может выиграть войну в мире асуров и стать королевой, если захочет. Черный Скорпион.

Хаори удовлетворенно кивнула. Они все как-то сразу же терялись, когда речь заходила об их старшей «сестре». В клане всегда существовало пресловутое соперничество, но она просто ореол недостижимой силы. Если бы не существование Ики-доно, Черный Скорпион уже бы давно убила бы всех старейшин и стала бы единоличным лидером Асудзима.

- История Черного Скорпиона нас не касается. Только она может решить судьбу асуров, если такова будет воля сестры. Теперь расскажи об Ики-доно, где он сейчас и почему не возвращается в клан?

Хозяин задумался, на мгновение было заметно, что он сомневается. Но это тоже игра, потому что он ждал этого вопроса с самого начала. Интересно дойдет ли его хитрость до того, что ему удастся обвести их всех вокруг пальца.

- Он в Замке Стихий.

- И это все, что ты намерен мне рассказать? – она огрызнулась. Они явно хотели знать больше. Значит, все-таки Черный Скорпион планирует сражение с Ики, раз уж пошел такой негативный тон.

- А это все, что ты намерена узнать? Ответный вопрос…. Не кипятись ладно, твой меч здесь, чтобы служить мне, а не угрожать.  Поэтому, вот, что я тебе скажу, мы все связаны между собой взаимовыгодными отношениями, однако, каждый из нас готовиться к войне, в которой мы, возможно, окажемся по разные стороны. Ики ушел из клана Асудзима, чтобы выбрать свою сторону.

- Это не достаточно исчерпывающий ответ, тем не менее, я понимаю, почему ты не хочешь говорить большего. Тебе, Пепельный волшебник, выгоднее всего до последнего момента сохранять нейтралитет и ударить со спины.

- Ну, я же не для себя стараюсь…. – саркастично улыбнувшись, пошутил мастер. Хаори здесь не только выполняет контракт. Уверен, ей приказано в случае чего попытаться убить учителя. Сила Волшебника Измерений – один из самых востребованных козырей для будущего, как и сила, рожденная из этой силы. Источник…. Вот, что им всем нужно. Ей приказали узнать как можно больше об Источнике. Их целью, несомненно, было завладеть Источником Всезнания. Интересно, они вообще хотя бы представляют, что даже учитель на сто процентов не может контролировать состояние Акаши?

- Ударить? Пурпурная, чем это? У меня нет какого-то внеземного оружия….

- Не строй из себя паиньку…. Нет никакого оружия…. Кроме как силы магов Абсолюта и Источника всезнания….

- Ммм, похоже, сохранить свое сокровище в тайне уже не удастся. Все, что связано с Источником, принадлежит лишь мне одному, мне и решать как его использовать, согласна?

- Нет. Мощь знаний не может принадлежать только тебе одному, даже если ты создатель. Баланс не может нарушаться, даже если ты следишь за его равновесием. Теперь положение изменилось. Ты прав, каждый в предстоящей войне выбирает себе козыри сам. И у тебя он есть, волшебник, именно поэтому мы согласились тебе помочь.

- Рассчитывая на сотрудничество, да?

- На дружбу и взаимопомощь. Последний вопрос, Источник Всезнания здесь в этом мире?

- Да. Но получить его назад стало для меня настоящей проблемой. Хаори, раз уж мы закончили с оплатой. Поговорим о твоем задании…. – он определенно точно, был не намерен с ними делиться. Ни с кланом Асудзима, ни со «Scorpions», учитель играл с ними в какую-то невидимую игру, полную фальши. Игру, где победитель получает все, а проигравший остается ни с чем. Секрет его победы я пока не мог разгадать, учитывая, что был достаточно посвящен в его планы. Но он точно победит. На этот раз, он больше никогда не совершит ошибочного хода.

- Я слушаю, приказывай мне, я исполню любое указание в рамках срока действия этого не совсем обычного договора….

- Ты уже познакомилась с Гвэном? Он мой любимый ученик, я воспитывал его почти как сына…. Поэтому, Хаори, Пурпурный Скорпион, твоей миссией с сегодняшнего дня, будет защита Гвэна. Он не должен будет умереть или пострадать, чтобы ни случилось в ближайшем будущем.

 

Управление Гримуаром осуществляется либо непосредственно, либо духовно. Непосредственный путь в основном используют маги, не имеющие возможности соединить свой разум с Гримуаром. Они просто перелистывают страницы. Но сильные волшебники по-настоящему связаны со своей книгой, как с частью души. Они могут управлять страницами силой мысли или передачей энергией на расстоянии.

Глава 4

Я никогда не видела Ниана таким подавленным. Когда сегодня он открыл дверь в квартиру на нем лица не было. Бледный, холодный, измученный. Конечно у него не сладкая работа. Но все-таки он не должен особо напрягаться физически, скорее изматываться эмоционально. Он прошел мимо меня в ванную, даже не поцеловав. Его поведение показалось мне не просто странным, не характерным для Ниана. Я спокойно села в кресло и терпеливо стала выжидать пока он выйдет из душа. Мои мысли стали мгновенно заполняться разного рода ужасающими предположениями о причинах такого поведения моего жениха. Наконец Ниан вышел, хорошо хотя бы одежду догадался бросить к стиральной машинке. Выглядел он немного более успокоенным. Я сидела на краю кровати, он ни слова не говоря, опустился рядом, с его волос капли падали прямо на одеяло. Мне почему-то не хотелось на него ругаться, такой несчастный у него был вид.

 - Ниан…. Что случилось…? Ниан, не сиди так, словно ты неживая статуя. Поговори со мной…. На работе опять достали? – я потянулась рукой, чтобы погладить его по голове, но он отмахнулся от моей руки.

Сначала мной завладело оцепенение, а потом удивление, сменившееся обидой. Ниан лишь спустя несколько секунд осознал что сделал, увидев, как я готова расплакаться. Он вроде бы смягчился и уже было хотел погладить меня, но остановился и снова убрал руку. На его лице отразилась такая глубокая печаль, что слезы перестали подступать. Ему больнее сейчас в тысячу раз…. – пронеслась мысль в голове. Но, почему?

- Саманта, уезжай из города, прошу тебя…. Помнишь, ты хотела взять перерыв? Давай уедем, давай уедем вместе пока еще не поздно. Давай съездим в отпуск или хотя бы поедем к твоей маме на остров. Только уедем отсюда. Чем дальше, тем лучше.

- Ниан…. Ниан, тише, пожалуйста…. – наконец, мне удалось его коснуться и провести ладонью по его лбу. Горячий. У него жар. Я вспомнила тот разговор, когда он успокаивал меня, а сейчас все наоборот. Тогда у меня была истерика, и он успокаивал меня и говорил, что стоит продолжаться сражаться. А сейчас Ниан сдался. Так мне сначала показалось, что он просто слишком расстроен и поддался панике. Но так ли это? Почему в его глазах такая необъяснимая печаль? Откуда она взялась? Неужели он что-то узнал?

- Умоляю тебя, Саманта…. Никто уже не поможет этому городу. Мэр выступал с утра, да? Авария - твоя версия? Уже пятый теракт по счету. Прошу тебя, пока не поздно, мы должны уехать. Я не хочу подвергать тебя такой опасности.

- Ниан, я в безопасности, меня и тебя охраняет «Управление Безопасности» - паника сменилась злостью. Он снова убрал мою руку и строго посмотрел мне в глаза.

- Твое «Управление» ничего не смогло сделать и ничего не сможет сделать. Они - кучка идиотов, которые не могут увидеть истинное положение дел. Город уже стоит на краю пропасти. Ты не сказала мне чего-то, верно? На самом деле, в терактах умерло куда больше людей, чем по официальной сводке, а также их близкие, верно? Саманта, ты и управление скрываете, что в городе идут массовые убийства. Необъяснимые и невероятно жестокие. Они себя-то защитить не могут, как ты можешь верить в них? 

Я все больше погружалась в сомнения. Ниан, что могло случиться? И я всегда знала о его чувствах. Мне он никогда не врал. Что же происходит сейчас? Почему сейчас он отдаляется от меня?

- Ниан. Послушай, сейчас Управление и правда столкнулось с беспрецедентной организацией террористов, которая убивает людей без всяких на то причин. И возможно враг, с которым мы боремся, гораздо хитрее и опаснее, поэтому, управлению сейчас действительно тяжело. Им нужная любая поддержка. С любой стороны, с которой только возможно. Я не могу так просто бросить…. Ниан, что вообще с тобой твориться? Ты так напуган? Откуда ты узнал об убийствах? И самое главное, не ты ли уговаривал меня несколько дней, не сдаваться чтобы не произошло?

Он отвернулся и отошел к окну, только сейчас я заметила, он весь дрожал как осиновый лист.

- Саманта. Все самые богатые люди в этом городе мои клиенты, как ты думаешь, я могу быть не в курсе происходящего? Черт возьми! Твое управление даже не осознает разницу между ними и Пепельным Солнцем!

Ниан никогда не кричал без повода. Если он повышал на меня голос, то только в моменты, когда я действительно была виновата. Я долго плакала, обвиняла его во всех смертных грехах, он извинялся…. И я прощала и только потом осознавала, что он был прав. Для нас такие ситуации были типовыми. Возможно, я всегда была слишком горделива, чтобы не признавать своей вины. Но сейчас…. Сейчас мне стало так обидно. Я действительно не понимаю в чем так провинилась? Что я сделала не так? Уверенность в собственной правоте еще больше добавляла яда в огонь обиды.

- Ниан. Скажи-ка мне, а ты случайно не продался Пепельному Солнцу? – почему я умудрилась ляпнуть столь ужасную фразу? Откуда во мне возникла сама мысль о том, что Ниан может меня предать? Я закусила губу…. – Ниан…. Ниан…. Прости, я….  – я поступила ужасно. Я обидела его. Ниана, которого никогда не смела оскорблять или принижать его достоинства. Мне было противно от собственных слов. И я извинялась…. Я бы поняла, если бы он сейчас отошел от окна и дал мне пощечину, оделся бы, взял ключи от машины и уехал. На следующий день я могла подождать его после работы, и мы бы помирились. Но сейчас было не так…. Острое чувство тревоги, душившее меня, стало еще более ощутимым. Ниан сегодня не такой как всегда и так обычно уже не будет. Что-то изменилось. Не просто ссора…. Первым шагом к пропасти между нами…. Или может мне просто показалось. Ниан вдруг стал привычно добрым и мягким:

- А если бы было так? Мы расстанемся? Зная тебя, Саманта, ничего более убедительного я в своей жизни не слышал. Ты так предана городу, что во имя его спасения можешь пожертвовать даже нашими отношениями…. – он улыбнулся коряво и уныло…. – Но можешь не переживать. Если ты забыла, напомню…. Я занимаюсь финансовыми активами  семьи Фимино. Леди Инари, моя непосредственная клиентка, весьма общительна и добродушна без своего отца. Она рассказал мне правду об убийствах и о террористах.

- Ниан, я…. Прости меня…. – что мне сделать? Как все исправить?

Он, наконец, подошел ко мне, дотронулся рукой до моей щеки и поцеловал в лоб, слегка наклонившись.

- Я знаю, Саманта, ложись спать. Наступит новое утро и дышать станет легче…. – я бы поняла, если бы он сейчас лег вместе со мной. Но Ниан коснулся моего плеча и ушел на кухню. Я не могла пошевелиться.  Мне было плохо. Я знала, что идти за ним нет смысла. Он хочет побыть в одиночестве. Кое-как заставив окоченевшее тело двигаться, я заползла на кровать, обняла подушку Ниана, и попыталась заснуть, сквозь слезы…. Давненько я так не рыдала.

Когда я заснула сказать сложно. Я не слышала, пришел ли Ниан все-таки спать в кровать или нет.

Я проснулась от шума на кухне. Вокруг темно. Кое-как сползла с кровати и нашла выключатель настольной лампы. Ниан? Я стала ощупывать пальцами ног пол, странное, вязкое ощущение. Будто бы на полу было что-то разлито. Холодное и вязкое…. Не может быть…. Напротив кровати с моей стороны висело зеркало, я увидела, как расширились мои зрачки. Кровь…. Пальцы ног испачкались в крови…. След из полосы крови шел от кухни. Я не кричала…. Но внутри будто бы все рухнуло. Рухнула моя выдержка. Нет…. Ниан ведь ушел, правда? Это же не его кровь?

- Ниан…. –тихим голосом позвала я. Нет ответа, тишина. Металлический запах крови стоял повсюду. 

Мои следы отпечатывались в крови. Медленно, шаг за шагом я двигалась к кухне, держась за стены, боясь упасть.

- Ниан…? – он лежал на столе, склонив голову, и похоже спал. Он оделся в домашние штаны и футболку. Значит, он так и сидел на кухне полночи? Откуда тогда кровь? Мои глаза быстро осмотрели Ниана с ног до головы, но крови нигде не было. Значит, он не ранен? Я так волновалась за любимого, что он был первый, на что упал мой взгляд, когда я вошла в кухню.

У нас была маленькая кухня. Мне захотелось светлую кухню в современном стиле. Поэтому, в середине стоял стеклянный стол и красивые стулья со стеклянной мозаикой. Слева от стола находились кухонные шкафы, посудомоечная машина и холодильник у самого окна. А справа от стола, небольшая стойка для готовки, а за ней столешница с плитой и раковиной. Над Нианом возвышалась яркая черная тень. Бесформенная, она походила на ожившую простыню. Сверху, по ее телу двигалась белая челюсть. Огромные, острые зубы располагались в два ряда, чем-то напоминая пасть акулы из фильмов ужасов.

Страшно. Существо ужасающее страшное. Оно разумное, потому что как только я вошла, в меня впились два больших, оранжевых глаза. С зубов капала слюна, вязкая и немного желтоватая. Оно просто на меня смотрело. Но что эта тварь здесь делает? Сколько у меня есть времени, до того как ее зубы пойдут в дело? Я оценила свои шансы добраться до кухонного ножа или телефонной трубки…. Нулевые, если я сдвинусь с места, меня тут же убьют.

- Есть желания, которые не могут сбыться, каким бы сильным не был волшебник…. Я называю такие желания, «исходные». Желание Ниана «исходное»…. – только теперь я обратила внимание на фигуру в плаще рядом с окном. Он стоял спиной и его голову покрывал капюшон бордовой мантии.

- «Исходное»? – переспросила я, чтобы потянуть время.

- Да, точнее, желание Ниана не полностью «исходное». Оно, частично «исходное». Я могу исполнить его только наполовину…. – голос человека в мантии был очень строгим. Мягким, но в тоже время строгим.

- Кто вы? Что рядом за существо?

- Саманта, не заставляйте меня разочароваться в вас. С самого начала вы быстрее всех догадались о природе этого существа, вам и карты в руки.

- Кто вы?! Эти существа - «Ёни», разве такое возможно?

- Чем дольше вы будете себя убеждать, что «невозможно», тем больше людей будет умирать.

- Почему вы рассказываете мне? – я услышала смех. Легкий и мягкий. Будто бы человек в мантии вовсе не считал меня равной себе.

- Потому, что не хочу, чтобы веселье так быстро закончилось. Удовольствие всегда приятно растягивать…. – человек в мантии двигался как-то по-особенному грациозно. Будто бы моя кухня сейчас превратилась в пустое пространство в центре неба, а он двигается так быстро и так безмятежно словно облако, гонимое ветрами.

- Что произойдет с нами, оно убьет нас? – он снова надо мной смеется?

- Нет, если будете играть. Ну, так как, Саманта, вы же с Нианом возлюбленные, вам и решать все вместе. Я посчитал невозможным исполнить даже часть желания Ниана, не спросив у вас одобрения…. Исполнить ли мне часть того, чего возжелал ваш возлюбленный?

Я подошла к Ниану и села на колени так, чтобы моя голова оказалась на уровне его торса, похоже он крепко спал. Не испугавшись страшной твари нависшей над ним, я просунула руки и обняла его за талию. Ниан все, что у меня осталось. Да, я скажу неправду, если буду и дальше уверять, что Токио имеет смысл только потому, что Ниан здесь. Но, тем не менее, он самое важное. Мое бесценное сокровище. Мой любимый. Запах Ниана и тепло его тела.

- Да, исполните, пожалуйста. Чтобы он не пожелал, это будет и мое желание. Ниан - все для меня. И, поэтому чтобы не случилось, я буду на его стороне.

- Опрометчивое и весьма неразумное рассуждение. Но я не могу игнорировать желания людей.

Вдруг кровь полилась сверху прямо мне на лицо. Я закричала, потому, что капала  кровь Ниана.

- Нет! За что?! – эта тварь пожирала его…. Голову и шею Ниана уже пережевывали ужасные зубы. Меня затрясло и я зарыдала.

- Просто сон, Саманта, просто напомните Ниану, если сами вспомните, как дорого даже его наполовину исполненное желание и что произойдет, в случае необдуманных решений…. – жестокий и вкрадчивый голос незнакомца удалялся. Кровь Ниана продолжала стекать по мне вниз…. Я еще раз закричала….

- Ниан!!!!!!!! – я была мокрая и холодная. Меня трясло.

- Тише, тише…. Тебе приснился кошмар, любимая? – теплые руки Ниана обвились вокруг моей талии, и я почувствовала на шее его теплое дыхание и сонный поцелуй.

- Ниан? – я расплакалась еще сильнее, быстро перевернувшись к нему, я просто обвилась вокруг него клубочком и продолжала беззвучно плакать.

- Ладно, хватит, ты чего расплакалась как маленькая. Сэм, из-за меня, да? Я был сегодня невероятно груб, когда пришел…. Прости меня. Я не хотел тебя обидеть.

Чем больше он говорил, оправдываясь, тем больше мне хотелось плакать. Он не должен оправдываться, виновата только я.

- Ниан, Ниан, пожалуйста. Ниан,  обними меня. Ниан, я люблю тебя. Ты ведь ты? Прошу тебя не оставляй меня….

Я не знала, почему я плакала. Мне приснился кошмар и сердце ощущало смертельную опасность для Ниана. Именно поэтому, я не могла представить себе, что Ниан может исчезнуть из моей жизни. Я так и уснула полностью в его объятиях. До самого утра Ниан был рядом. И, казалось, что все самое страшное уже закончилось. Но это было ошибочное восприятие, вызванное слишком большим количеством ужасающих событий в последнее время.

Мария и Анна были найдены мертвыми, вместе с двумя агентами, которые их охраняли. Одни голые кости. Кроме слюны и костей ничего. Семья мэра, вместе с самим мэром была переведена в виноградник на временное место жительства. Мистер Лионо шел на поправку в клинике Фея. В управлении Фей мог постоянно наблюдать за всеми ними и в случае чего, устранить любую опасность жизни.

Последний шаг, на который решился бы Второй. Но положение сейчас хуже критического. Сегодня назначена моя пресс-конференция в доме правительства, а потом мне предстоит благотворительный ужин. Времени очень мало. Люди продолжают умирать. Второй понимает, что как бы я не уверяла всех в невозможности нападения на меня…. Я первая за кем, возможно, охотиться Пепельное Солнце. Мы не знаем ни время когда будет нанесен следующий дар, ни место его совершения. Поэтому, весь город патрулируют военные. Главнокомандующий Фимино гарантировал нам полную поддержку.  Но надолго ли хватит его терпения? У нас нет ни малейшего шанса выстоять, если мы не обретем хоть какую-нибудь зацепку.

Если бы только Ягарину удалось сгенерировать код волны, которая может погасить действие излучателя. Может быть получиться защитить людей от жестокой смерти в винограднике – непобедимой крепости управления. И возможно, с помощью Фимино нам удастся выйти на след настоящих преступников.

Когда утром я открыла глаза, Ниан был рядом, он просто лежал и ждал, пока я проснусь.

- Как ты? Ты немного напугала меня ночью.

- А ты меня вечером. Ниан, просто попытайся сейчас быть острожным, как и я. В сложившихся условиях нам меньше всего нужны ссоры.

Он поцеловал меня в макушку.

- Мне пора на работу. Сэм, хочешь дам тебе маленький совет. Будет время, посмотри вечернее шоу на телеканале АОВ.

 

Каждый Гримуар обладает так называемым «ключом открытия». Ключом может служить либо действие мага, либо определенное слово или же набор слов. Эти слова маг может произнести на любом языке. Чтобы не случилось, лишь уста человека владеющего Гримуаром, могут открыть книгу. Если другой маг попытается открыть чужой Гримуар, даже зная «ключ открытия», скорее всего он умрет.

Глава 5

Этот Пепельный маг – чудовищное создание. Неужели, глава и правда думает, что мы сможем извлечь выгоду от сделки с ним? Конечно, приказы и контракты не оспариваются. Так уже заведено. Однако, нам не запрещено думать своими мозгами и принимать решения. Старшая сестра, вероятно, полагает что, сотрудничая с Пепельным магом, она получит шанс найти Ики-доно. Но как бы она ни старалась в результате, этот чародей слишком хитер, чтобы так просто отдавать то, чем он владеет.

А владеет он самым желанным козырем во всей Вселенной. Неудивительно, что сейчас к нему приковано столько внимания со всех сторон. Теперь он главный актер на большой арене. И почему именно мне досталась роль его девочки на побегушках? Мечники, воспитанные в клане Асудзима никогда не задают себе вопросов. Зачем мы сражаемся? Почему наш меч должен проливать кровь? Откуда в нас жажда убийства? Мы питаемся войной и без войны мы не можем существовать. Ведь клан Асудзима, клан самых древних из асуров. А асуры, как известно, только и умеют, что сражаться. Наше призвание биться каждый раз, пока мы не сразимся с более сильными противниками и не станем сильнее. Дойти до предела своих сил и умереть в битве. Таков наш удел. Асуры не могут жить без сражений. Так, немногие могут избежать участи остаться в мире Асуров навсегда и сражаться до бесконечности за возможность стать сильнейшим владыкой. И мы - клан Асудзима, те самые немногие. Мы можем сражаться только по собственному выбору. Было ли такое положение клана особенным, я не знала. Однако клан всегда, сколько мне известна его история, преследовал только свои интересы. Именно поэтому, некоторые из нас не особо согласные с планами старейшин, служат в «Scorpions».

Клан сохраняет равновесие. Клан как Вселенская полиция. Но не более того, если полномочия клана не позволяют его членам вести свою игру или не выполнять  возложенные обязанности. Чтобы не случилось – удовлетворение интересов клана стоит на первом месте. Однако, стоит признать, что не будь у нас сейчас старшей сестры, клан никогда бы не смог сохранить свое влияние.

- Страйфилд, какую игру он ведет в этом городе? Телеканал, его новая человеческая жизнь, чего он хочет добиться от людей?

- Тебе нужно знать о мастере ровно столько сколько знаю я. Ничего более тебе знать не обязательно ради выполнения твоей миссии…. – на меня смотрел юноша, уверенный в своей жизненной позиции. Он был готов пойти за своим учителем и в воду и в огонь.

- О, даже так! Ты весьма любезен. А может твое не желание отвечать связано с тем, что он тебя не особо и посвящает в свои планы?

- Твои попытки внести раздор между мной и учителем беспочвенны и бесперспективны. Если тебе угодно, то мастер разрешил внести кое-какие разъяснения относительно его деятельности здесь, учитывая, что об Источнике ты уже знаешь. Запомни одну очень важную вещь, никому кроме Пепельного волшебника я бы не рекомендовал подходить и близко к гробнице Акаши. Источник Всезнания – материя высокой энергии, крайне нестабильная и крайне реакционно-способная. Никто не должен помешать им вновь встретиться…. – последнее предложение он сказал с такой нежностью, мне не привычной, что я была удивлена. Он что и правда верит, что Кровавый маг может просто хотеть вернуть свою возлюбленную?

- Она не может быть просто возлюбленной. На твоем месте, я бы не сводила глаз со своего учителя. Он замыслил что-то ужасное.

- И тебя наверняка прислали выяснить «что»? Хаори, не смеши меня. Будь ты даже так же умна и сильна как твоя первая «сестра», в способности переигрывать своих противников хитростью, с ним ни лидер «Scorpions», ни все асуры вместе взятые не сравняться. Тебе не удастся так просто остановить его, если даже то, что хочет сделать мастер настолько ужасно.

Гвэн Страйфилд – он единственный выживший из расы людей живших в городе Имминос, в волшебном мире Нигранда. Во всех мирах – волшебники любого рода весьма весомая и значимая военная сила. Однако, уже долгое время сильнейшие маги во Вселенной умирают, не оставляя своего наследия. Он приложил к этому руку – Кровавый маг. Несомненно, смерть волшебников во многих мирах, его проделки.

- Сила мечников Асудзима в том, что мы асуры. Мы полубоги войны, и мы в несколько раз физически сильнее людей. В этом наша сила. Но в чем истинная сила твоего учителя, ты знаешь?

Он задумчиво осмотрел холл телестудии. Будто бы осматривал каждого в отдельности. Все они уже не люди, но в обязанности Гвэна входило наблюдать за ними. И избавляться от тех, кого уже сожрали до конца. За день набиралось примерно с десяток трупов. Эти твари невероятно прожорливы. И самое удивительное, новые поступления не заставляют себя ждать. Стеклянные двери постоянно открываются и закрываются, а посетителей у него хоть отбавляй. Интересно, сколько раз в день он транслирует свои проповеди?

- Я не знаю. В день нашей встречи, я единственный раз увидел его внутреннюю силу, но так и не понял ее природы.

Открыла пачку сигарет. Черт! Последняя сигарета, придется переться и покупать.

- Просто я могу читать ауры других существ, не так хорошо, конечно, различать силу души, как ты. Но все-таки, как асуру, для меня это возможно. Просто он кажется мне обычным человеком. Просто человек-волшебник. В нем как будто нет ничего особенного. Он даже милый, когда не носит жуткую рубиновую тиару. Однако, стоит только взглянуть на его ауру и бросает в дрожь. Она не ощущаема, будто он человек, но титанически зловещая.

 - Знаю. Сходи, купи себе сигарет. Скоро нужно будет проделать одно маленькое дельце. Ты пойдешь со мной, раз мастер так приказал.

Я вышла на улицу. Яркое солнечное утро. Облака медленно выплывали из-за небоскребов и врезались своими концами в шпили башен. Меч всегда был при мне, обычные люди вряд ли увидят его, так что можно таскать с собой. Да даже если и увидят какая разница. Никто не спросит настоящий он или нет. А любой уважающий себя мечник не выйдет на улицу без меча. И хотя маг уверил меня, что мы сразу же узнаем о попытке вторжения с внешней стороны, меня не оставляло беспокойство. Пепельный нажил себе чертовски много врагов!

Затяжное спокойствие. Похоже, моему мечу скоро придется нелегко. Битва за город только начинается. Пепельный маг - самое страшное, что могло сойти на этот мир. Но, возможно, он же и самое значительное, что могло случиться с Токио. Его приход несет за собой величественные перемены. Будем надеться, что люди смогут побороть свои неизменные сущности и выстоять в его кровавой игре.

Ближайшая сигаретная лавка через три улицы отсюда. Мне не хотелось брать мотоцикл, иногда полезнее погулять. Токио – город людей спешащих на работу. Город в вечном движении. Я перекинула меч на плечо и пошла вдоль улицы. Мы – асуры, очень похожи на людей. У нас есть вредные привычки, нам нужно мясо и вода, чтобы поддерживать силы. Я отношусь к людям в равной степени равнодушно. Меня волнует лишь успешное выполнение миссии. Миссию нужно выполнить любой ценой и получить плату. Проходя витрины магазинов, забавно было отметить, как я смотрюсь в одном лифчике и кожаной куртке, с шортами. Ничего уж не поделаешь, сражаться всегда легче налегке. А особой формы в нашей организации не было. Хоть голой ходи, главное, чтобы было удобно. Точнее лифчик не совсем обычный – тоже кожаный. Я не носила с собой специального пояса для меча. Мне было удобнее таскать его в руках. Точнее не так…. Просто мне чаще всего приходилось его использовать, чем держать без дела. Так уж повелось, что мне выпадают такие миссии. Я никогда не жаловалась. Ведь асуру одно удовольствие быть в постоянных сражениях.

- Две пачки…. Нет, лучше купить три…. – вдруг больше не представиться шанса…. С этими волшебниками все может пойти не так как задумано. – Может лучше три блока?

- Вы покупать будете или  нет? – спросила меня милая девушка.

- Да.

Меня в последнее время мучают одни лишь подозрения. Почему каждая выпадающая мне миссия косвенно или напрямую связана с этой чертовой войной? И куда смотрит «Король асуров»?

Пока я открывала новую пачку сигарет, мое внимание привлек свет в конце оживленной улицы. Дальше события происходили еще быстрее. Я успела сделать затяжку и стряхнуть пепел, но не успела я засунуть сигарету обратно в рот…. Как она, переломленная напополам упала вниз, мне удалось за секунду выхватить меч и выставить блок, чтобы то, что разрезало сигарету не раскромсало мне голову. Свет в конце улицы стремительно приблизился и напал на меня. Лезвие моего меча отразило глаза нападавшей – ярко синие, с небольшими янтарными крапинками – такие же, как у меня. По-прежнему, лица и тела ее не было видно, все заслонял свет. Она асур.

Засунув другой рукой пачку сигарет в задний карман шорт, я разорвала наш блок и отпрыгнула на приличное расстояние. Не успела я отпрыгнуть, как тут же пришлось перехватить меч и выставить еще раз блок. Судя по быстроте нанесения ударов и технике, она сражается катаной. Значит….

- Что же заставит двух пускай и «сводных сестер» сражаться? – процедила я, разрывая блок и сразу же нанеся контрудар.

 Меня снова обдало жаром стали двух клинков, и я сделала еще один хитроумный прием, чтобы нанести удар немного влево и тут же перехватив меч второй рукой, прорубила еще один раз, на этот раз справа. Но движения моего врага быстрее меча? Похоже, придется действовать намного серьезнее. Я снова отступила, на этот раз в проход между двумя домами, разбежавшись и оттолкнувшись от двух стен, я подпрыгнула и нанесла удар сверху, целясь в голову. Удар пришелся точно, но лезвия вновь скрестились.

Отразила?! Быть не может?! Мой удар, так как приходиться сверху вниз несет еще и силу моего веса, помимо физической мощи. Так просто отразить такой удар не возможно! Но я ощущала, как ровно она держит меч, даже не дрогнула. Двойная сила этого удара даже не сдвинула ее с места! Быть такого не может! Даже если она просто асур…. Невозможно….

Перекрутившись в воздухе, и замедлив падение, я ударила еще раз, на этот раз слева, и снова она отразила. Ее меч словно предугадывал куда ему двигаться.

Если подумать, она нанесла мне только один  атакующий удар с самого начала, который я еле-еле успела отразить. Промедли я хоть еще немного, она бы убила меня. Все остальное время два раза я ставила защиту, и остальное время нападала. Почти задев меня атакующим ударом и демонстрируя сейчас идеальную защиту против нападения, она  показывала свое превосходство. Идеальный баланс между защитой и нападением. Плюс этот свет означал, что она владеет особыми приемами синоби. Учитывая, что она, похоже, на порядок меня сильнее…. Неужели…. клан…. вмешался….

- Не стоило недооценивать твои силы…. Что ж, похоже, и правда придется взяться за тебя серьезнее! – опустившись на землю, я улыбнулась своему противнику. Пусть она и скрывается за световым потоком, но меня точно видит. Пускай видит мою улыбку. Пускай видит, что я все понимаю, но отступать не собираюсь. – Скажи мне только одно, долго ты собираешься прятать свое лицо? Невозмутимая принцесса синоби…. Лидер третьей ветви клана – Кайра Асудзима!

Свет стал тускнеть, и я не ошиблась - это она. Девушка в коротком шелковом кимоно темно синего цвета, с синим шарфом и длинными черными волосами, заплетенными в высокий хвост. В волосах переплетены ленты – красная, фиолетовая и синяя. Знаки отличительных званий в клане. Она главная среди синоби – тайных воинов клана. Она наполовину воин синоби, наполовину мечница. Но ее белая катана, весьма почитаемое оружие в клане, как и ее статус. Ее лицо походило на фарфоровое личико куклы. Спокойная и безмятежная, она даже когда сражалась не менялась в лице.

- Ты же, как всегда несдержанная, лишенная изящества, цепная собачка «Scorpions», Хаори…. Называть тебя сестрой мне как-то не привычно…. – она меня всегда бесила. Вечно невозмутимая. Безэмоциональная, высокомерная стерва, помешанная на кодексе воина. Она - настоящее воплощение воина клана, его смысла и идеологии.

- Интересно, вякнула бы ты так про Саёко или Черного Скорпиона? Первая одна из капитанов «Scorpions», пятая лучшая в организации, и лидер второй ветви в клане. А Черный Скорпион, лидер главной ветви в клане и сильнейший боец в организации. Черт, я забыла упомянуть, что она лучший мечник в истории…. Кажется тебе, Кайра, до нас, цепных собачек «Scorpions», еще очень далеко….

- Попытка вывести меня из себя провалилась. Может у тебя есть еще что-нибудь в запасе до того, как я тебя уничтожу?

- Интересно, дай-ка подумать. Ты приперлась в такую даль ради меня? Сомнительное занятие. Мне кажется, старейшины еще не настолько выжили из ума, чтобы заставлять сражаться двух сестер клана. Если сопоставить все факты, и исключая вмешательство клана…. Асуры напрямую подчиняются лишь «Королю асуров».  По его воле ты здесь или нет…. Но тебе явно нужна не я….

- Да, совершенно верно. Мозги у тебя хорошо работают…. – как же меня бесит ее спокойный голос и совершенно не меняющееся в эмоциях лицо. Она, вообще, точно асур? Асуры же – существа, вообще-то, с взрывным темпераментом. Меня всегда удивляло, как Кайра всегда остается такой спокойной?

- Так вот и иди к нему. Раз пришла убить Пепельного, я тут не при чем. Мешать и помогать не буду. Однако, если ты так стремишься к смерти можешь спокойно идти и пробовать, он свою ауру не очень-то и скрывает. Найти его просто. Однако…. Хватит ли у тебя сил заставить его хотя бы обратить на тебя внимание…. Сомневаюсь….

 

Если маг умирает, Гримуар развоплащается в момент его смерти, так как являться частью души обладателя. Но существуют способы сохранения Гримуара и после смерти мага. Первый из таковых – передача книги «по наследству», или чаще всего от учителя к ученику. В таком случае магу лишь нужно оставить завещание в устной форме, где он указывает, кому он передает Гримуар. При подобной передаче, магу, передающему Гримуар по завещанию, не обязательно сообщать «ключ открытия» от своей книги, тому кому он ее передает. Как только маг умирает, его Гримуар сливается с Гримуаром того, кому маг передал свою книгу. Тогда книга слияния открывается уже «ключом открытия» нового обладателя.

Глава 6

В мире Асуров – полубогов зла, идет извечная война. Война за титул сильнейшего. Сильнейший асур определяется в постоянных битвах. Сильнейший, это тот, кто побеждает во всех сражениях и дуэлях. Сильнейшего нарекают «Королем» мира Асуров. Король – титул самого сильного демона. Ему, по непреложному закону, обязаны подчиняться все асуры, но только до той поры, пока не найдется асур, который станет сильнее других, бросит вызов самому  Королю и станет новым сильнейшим.

Если Король остается при своих полномочиях достаточно долгое время, вес его поступков и слов начинают ценить на Вселенской арене. Так произошло и с последним королем, с нынешним Королем. Слова Короля становятся прописной истиной. У Короля мира появляется возможность вмешиваться в развитие Вселенной. У Короля появляются свои подчиненные, свой дворец и своя армия. Материальные вещи, безусловно, в мире Асуров, где всегда идет война между сильными и сильными, не имеют практической ценности. В сражениях важна лишь твоя физическая сила и система боевых навыков. До той самой поры, пока власть Короля не стала иметь вес для Вселенной. Так, что праздная мишура красивой жизни, которая так не вписывается в мир асуров, нужна была Королю лишь, чтобы его уважали сильные существа из других миров. Хотя, наверное, не каждому придет в голову втянуть в войну асуров.

Сам же Король может жить хоть в шалаше и оставаться непобедимым. Асуры рождаются с инстинктом внутри – убивать себе подобных, ради того, чтобы стать сильнее и победить Короля. Они верят, что любая битва, есть ступенька, приближающая их к главной битве. К смыслу их существования. К битве с Королем. Можно сказать желание стать Королем заложено в их генетический код.

Однако, как волшебнику, исследующему души разных существ, мне всегда было интересно…. Мечта асуров о том, чтобы быть Королем и дальнейшие пребывание в качестве Короля – это одно и то же? Равноценны ли два желания?

Мой учитель, заставший во время своих путешествий уже второй десяток Королей среди Асуров, говорит, что эти желания нельзя приравнивать. Асуры сражаются между собой, становятся сильнее. Постепенное совершенствование делает лучших из них Королями. Однако, когда проходит время и мечта становится реальна, Короли становятся слабее. Они перестают развиваться, стремиться к мечте. Живя в ней, они теряют саму суть жизни и умирают побежденными. Поэтому, мастер не верит, что Король асуров способен вечно удерживать свою власть.

Хотя, последнему неплохо удается. Наверное, потому, что он получил особую силу, и теперь способен влиять на равновесие всей Вселенной. Позволить ему получить такую силу было ошибочным явлением. То, что он так долго правит миром Асуров, скоро приведет к необратимым последствиям.

Эта девчонка совсем обнаглела. Не успела выйти за сигаретами, а уже сражаться? И надо же, асур в битве с асуром? Как они вдвоем могли встретиться на территории одного из абсолютно мирных миров людей? Значит, ту вторую прислал Король? Если они продолжат, то привлекут к себе излишнее внимание. Если приход второй – желание Короля. Тогда у нас с учителем прибавиться проблем.

Стоило мне об этом подумать, как учитель появился в дверях телестудии, похоже, он нашел время уйти посреди рабочего дня со своей человеческой работы, да? Интересно, зачем вообще он ведет человеческую жизнь в этом мире? Ему нравиться давно забытое ощущение жизни человека? Или же ему претит его жизнь волшебника?

В руках у него сияла призрачная сфера, внутри нее спиральными движениями крутилась материя темно фиолетового цвета. Нет, похоже, все-таки не наскучила, раз он так активно применяет магию.

- Вы наблюдали с помощью «Ока»? – это весьма сложное, но далеко не самое сложно заклинание, которое придумал мастер.

- Да, и они привлекают к себе излишнее внимание. Гвэн, иди и приведи обеих сюда. Нужно поговорить со второй, она здесь по велению Короля. Я хотел бы услышать его мнение.

- А как же…?

- Займешься после! – он был зол. Невероятно зол. Ему стало ненавистно в последнее время досаждающее внимание к собственной персоне. Он был зол, потому, что на его прекрасном и красивом лице сияла усмешка.

Его злость всегда проецировалась в этой злой усмешке. Усмешке того, кто способен на все. Он ненавидел всех, кто пытался ему помешать. Я надел длинную мантию и закрыл лицо капюшоном. Если так нужно мастеру, я должен выполнять его поручения и указания. Наша асур – совсем дурочка, раз сражается прямо через две улицы от башни, я, конечно, понимаю, что магов кроме нас в этом мире не найдется. Но, не все последствия разрушения можно вот так просто устранить с помощью магии.

Моя книга не была такой красивой и древней как книга учителя. Она была белая, но не прозрачная, не хрустальная, сотканная самой луной. Нет, моя книга просто белая – белая с кровавым узором на обложке. Там древо. Древо жизни Вселенной. Если положить ее на ребро можно прикоснуться к золотому замку, который скреплял страницы воедино. В моей книге было много закладок из тонких, красных, шелковых ленточек. И она была немного толстовата для моего возраста. Просто она поглотила Гримуар дедушки, когда мой Пепельный учитель убил его.

Я достал книгу. Не очень хотелось идти пешком, да еще и в такой привлекающей одежде.

- «Растай….» – пароль, открывающий мою книгу. Растай,  несбыточных мечтаний теплая пора…. растай туманных облаков рассвет…. растай душа и упади в кошмарный сон…. Вот, что значит «растай». Моя книга всегда связана с магией душ. А души могут таять. Сначала магический поток моей силы вытянул из книги тоненькую пленку – это заклинание, которые скрывает личность. То есть помогает магу стать похожим на человека. Я уже не переворачивал страницы руками, мне конечно еще далеко до учителя, который переворачивает их внутри своего сознания. Я пользуюсь духовными закладками крови – этот шелк белый, но его пришлось окрашивать в кровь, чтобы работал на духовных заклятиях. У меня не получалась пока так управлять своей энергией, чтобы повелевать книгой напрямую, через мозг. Учитель говорит, что это и не хорошо и не плохо. Когда маг сразу и очень быстро переходит к бесконтактному управлению – например, к имитации движений пальцами – это хорошо. Значит, маг достаточно силен. Но сильные маги рождаются редко. А еще реже рождаются те, кто способен слиться с книгой, сделать ее частью своего разума. Поэтому, я где-то в промежуточной стадии.

Промежуточная стадия. Как забавно эта фраза звучит для волшебника. Промежуточная стадия в столь короткой жизни…. О, я же забыл упомянуть самое важное. Редко кто из волшебников доживает до преклонного возраста. Очень редко. Эта наша плата Вселенскому равновесию. Наша кара. Наш рок и судьба. Волшебники платят кусочком своей души. Но это не просто кусочек. Существует два способа разделить душу. Один болезненный и непоправимый, когда разделенные кусочки души несут разные чувства и разные состояния. А есть более простой, он позволяет отделить небольшое количество собственной души за счет разделения жизненных лет. Большинство талантливых и  сильных волшебников не доживают и до тридцати. Те, кто живут дольше этого срока скорее всего и вовсе не умирают,  просто нашли способ обмануть повсеместный закон. Они счастливчики. Они могут побороться за свою судьбу. Они - истинные волшебники, владеющие колоссальным потоком знаний. Можно сказать, они перехитрили мироздание.

Причем, мы умираем к тридцати годам чаще всего, просто так, чувствуя, что нашему телу пришел срок. Оно тлеет. Или же смерть приходит в виде мозговой опухоли, которая сжирает мозг. В прямом смысле слова, он не может выдерживать магическую силу. Ведь магии не существует. Магические силы – это просто энергия и способности ее преобразования. У людей они развиты меньше, и они могут жить долго и счастливо. У людей-магов, есть возможность использовать магию, но плата Вселенной за отклонение от нормы непомерно велика.

Наверное, я просто завидую учителю. Он сумел сделать невозможное. Стать выше всех остальных волшебников, перейти границу возможностей и не боятся умереть. Я о таком и помыслить не мог. Я знаю, что умру. Знаю, что умру молодым. Поэтому, у меня только одна цель – я хочу стать намного сильнее и победить учителя, если это вообще выполнимо. Я знал, что желания людей, которые исполняет учитель, не выполнимы, он лишь создает эффект их выполнения. Но не более…. Его магия не нуждается в исполнении желаний. Его магия выше чем моя или чья-либо. Он волшебник. Он настоящий волшебник. Волшебник, который стремится исполнить собственную мечту и ничего более.

С этими печальными мыслями я открыл шелковую закладку и вытянул ладонь. Вторым заклинанием я мог переместиться в нужную мне точку, мгновенно. «Порт или проход». Это личное заклинание учителя, он просто передал мне его. Весьма полезное заклинание. Однако, оно работает лишь на перемещение в конкретном мире и на небольшие расстояния. Заклинание работает как гильотина, на пространство. Оно рассекает и делит частицы. Рассеивая поток частиц, поток энергии мага создает трубу в пространстве и ускоряет попадающие внутрь молекулы до сверхскорости.

Меч Хаори воткнулся в край моей мантии, потому, что поток ветра развеял плащ, и девушка отвлеклась от противника. Они собирались вновь атаковать друг друга, в тот момент, когда я появился между ними. Глаза второй девушки удивленно расширись, лезвие ее меча мне удалось остановить, зажав его между пальцами. Похоже, я становлюсь сильнее. 

- Ты?! Что ты делаешь?! – моя голова все еще оставалась покрытой капюшоном, но Хаори узнала меня.

- Волшебник? – воскликнула девушка с черными волосами в коротком кимоно. Значит, она тоже из «Асудзима»?  Быстро вывернула меч и приставила его к моему горлу.

- Убери-ка оружие. Вы две, совсем голову потеряли? Выяснять отношения в центре города? Пошли, Пепельный маг желает тебя видеть. И учти, он очень зол.

Прежде чем уйти, я стер из воспоминаний людей вокруг следы битвы двух асуров.

Когда мы вновь оказались в башне, меня передернуло. Что-то изменилось. Эта башня построена учителем и она пропитана какой-то зловещей магией. И сейчас я почувствовал, как башня реагировала на изменение эмоций учителя. Она словно ожила…. Ее дышащие стены двигались, мне даже на минуту показалось, что из стен на меня смотрели желтые глаза . Это Ёни. Они повсюду, сама башня и есть монстр…. И сейчас он тоже был зол.

Лифт ехал медленно и когда двери открылись, по кругу лаунджа сияла темно синяя стена пламени. Пламя вызвано магическим заклятием? Хаори с ледяным ужасом в сердце наблюдала за тем, как пламя то вспыхивает высокими языками, то горит ровно и спокойно. Хоть она и асур, хоть и находится сейчас в подчинении у мастера, подсознательно она боялась. Как и мне, ей было неведомо осознать истинную природу силы мастера, но она достаточно повидала, чтобы понять  насколько велика разница в нашей силе. Вторая девушка в кимоно – Кайра Асудзима была самоувереннее и от того немного более глупой. Пепельный маг – тот, кого стоит бояться. Потому, что на его лице никогда не отобразиться ненависть или гнев, он никогда не заплачет или не засмеется во весь голос…. Его эмоции всегда сдержанные. Он милый и добрый, даже когда творит самые ужасающие вещи, он всегда улыбается. Хрустальная книга лежала открытой на диване. Сам же он стоял около окна. Без мантии, но и без маскировки. На нем был длинный шелковый халат вишневого цвета, с черным широким поясом. Его длинные волосы переливались пепельным блеском в свете от синего пламени. И хотя я сказал Кайре убрать меч, она не выпускала его из рук. Она действительно верит, что сумеет им воспользоваться в случае опасности?

- Бесконечные гости…. Я начинаю уставать от роли, которую сам же и избрал…. Какая глупость. Ты ведь, Кайра Асудзима, если я не ошибаюсь, лидер второй ветви клана. Похоже, ты чтишь традиции клана….

- А я не думала, что знаменитый волшебник так похож на человека….

- Я и есть человек…. – он улыбался, он так спокоен. Я сглотнул. Мне было известно, чем чревато такое радушие. – И, наверное, сейчас ты подумала – «Как прекрасно, что он всего лишь человек. Мой Король говорил, что он обладает невероятной силой, и мне уже начало казаться, что убить его совершенно не выполнимая цель…. Но он всего лишь человек….» Верно, милая Кайра, я ничего не пропустил?

- Как тебя зовут, Пепельный маг? – она все еще не замечает, да? Эта асур совсем не может различать ауру, да? А он продолжал мило ей улыбаться. Хаори, которая провела в его компании не так много времени, уже успела понять весь ужас этой улыбки.

- Даже твоему Королю не положено знать моего имени. Поэтому, я не вижу причин тебе сообщать. И кстати, о Короле, ты здесь по его поручению? Ты представитель клана Асудзима, у вас есть ограничения на подчинение власти Короля асуров. Потому, что в вашем мире клан Асудзима не зависим от воли Короля. Я допускаю, что он мог не знать о том, что еще одна девушка Асудзима находиться рядом со мной. Однако, старейшины клана очень напряженно следят, чтобы их воины, даже находясь в разных организациях, не сражались между собой. Как же так вышло, что ты напала на Хаори?

Она несколько секунд медлила с ответом, похоже, уверенности в себе поубавилось. Учитель двигался крайне пластично, он словно сам был языком вишневого пламени среди синего, пылавшего в лаундже. Он сел на диван и продолжал бесстрастно улыбаться, смотря на нас:

- Я напала рефлекторно. Асурам свойственно сражаться друг с другом. Можно списать на природный инстинкт – она уже поняла, что теряет преимущество и сейчас оправдывается.

- Может быть и можно…. – спокойно ответил он.

- Меня прислал великий Король Редгрейв. Я пришла, чтобы передать послание и увидеть твое решение маг.

- Полагаю, подчинение Королю тоже природный инстинкт? Какой ужас, не находишь? Подчиняться кому-либо вообще отвратительно. Тем более Королям и Богам…. Я ненавижу и тех и других. Именно поэтому, я никому из них не подчиняюсь. Я решил тебе об этом напомнить прежде, чем ты расскажешь послание своего Короля, который почему-то решил, что вправе передавать мне какие-либо послания и еще и ожидать от меня каких-то ответов…. – зеленые глаза учителя видели ее насквозь. Каждое действие, каждое движение, каждую мысль. Я не знал, как ему удается. Он просто очень хорошо разбирался в психологии личностей потому, что следов магии в том, как легко он читает собеседников не было заметно.  Не давая ей опомниться от удивления и гнева, он продолжил свою разгромную речь. – Твой Редгрейв всего лишь игрушка в руках тех, кто сильнее его. А, когда придет время его и вовсе уберут, вырастив более сильнейшего асура. Ты просто не понимаешь, что ваша верность ему, не более чем самообман. Это как верующие. Просто фанатичная вера, не подкрепленная ни чем…. Но сколько бы я не говорил и не рассуждал…. не стоит тебе воспринимать близко к сердцу мои слова. Потому, что глупо мечтать причинить мне какой-либо вред.

Кайра сжала кулаки, по ее лицу пробежала волна злобы, но она подавила приступ гнева. И убрала меч из рук в пояс.

- Умница…. Ты, похоже, умнее, чем я мог бы предположить. Ну, а теперь давай, что там решил мне передать твой Король? – как долго она еще сможет сдерживать свой гнев? Он был с ней предельно необходителен. Он будто бы ставил ее на место. Показывал ей разницу в силе и способностях. Он будто бы позволял ей говорить в своем присутствии. Но, это так на  него похоже.

- Король мира асуров Редгрейв немного осведомлен о ваших планах, и надеется, что вы пересмотрите их в соответствии с мнением Вселенского сообщества….

Мастер улыбнулся и на этот раз обнажил свои ровные зубы.

- И это все? Как я разочарован…. Он, говоришь, осведомлен о моих планах? И судя по всему, не очень ими доволен? Давай-ка уже оставим природные инстинкты и детские шалости…. Твоя попытка свести наш разговор к простому обмену любезностями не увенчалась успехом. Но позволь открыть тебе глаза. Твой Король ставит мне ультиматум? Однако, какое право он имеет на такие заявления?

Учитель никогда и никому не открывал свое сердце. И, кажется, я понимал почему. Когда очень долгое время страдаешь, то в определенный момент переходишь точку невозврата. Предел, после которого перестаешь хотеть избавления от страданий. После этого предела ты начинаешь понимать, что одна лишь боль поддерживает твою жизнь. Он не убегал от своей боли – она стала его оружием.

- Имеет, так как пробуждение Источника повлияет на все процессы во Вселенной….

- Да, так и есть. Да, сила Акаши просто ужасающее велика для Вселенной. Но она принадлежит только мне. И только мне решать, как использовать эту силу. Поэтому, возвращайся к своему Королю и сообщи ему, что я свободный человек. Меня никто не остановит, никакие божки и короли надо мной не стоят. А для убедительности, я тебе, пожалуй, кое-что продемонстрирую….

 

Гримуар – есть отражение мага. Книга, как внутренняя сущность….. Правда, в том, что маг в силах преодолеть оковы подчинения кому-либо с помощью книги и знаний. Гримуар - своеобразный ключ к свободе.

Глава 7

Кажется, за последние две недели мы, наконец, увидели небольшой просвет в конце тоннеля. После смерти всех свидетелей четвертого теракта, люди перестали умирать. Мэр в полном порядке продолжает свою работу, люди так и не узнали, что пятый теракт был покушением. Жизням мистера Лионо и личного охранника мэра больше ничего не угрожает. Я похоронила жену и дочь Гарри, точнее их останки – обглоданные кости. Управление потеряло еще четырех сотрудников. Второму пришлось заручиться поддержкой семьи Фимино, военные стали контролировать порядок в городе, таким образом, Второй оказался в тяжелом положении. Потому, что теперь ему приходилось на свой страх и риск делится информацией с главнокомандующим. Это было нам не на руку, ведь круг подозреваемых относительно личности лидера террористов, сужался до самых влиятельных людей в Токио, а он был одним из них.

Я потеряла дорогих людей. И ничего не смогла сделать. Было уже слишком поздно. Спасти Марию и Анну было не возможно. Но я все еще могла попытаться спасти город в сложившейся ситуации. Я все еще Саманта Ханнингтон. И мы, наконец, получили передышку. Ягарин – глава научного отдела виноградника, разработал способ предотвращения волновой активности таинственного источника излучения. Военные занимаются порядком. Убийства и теракты прекратились. Мы получили шанс поменять ситуацию. Однако, даже лучшие детективы в Управлении так и не могут посчитать, сколько же всего умерло людей за последние четыре года.

Джон и я работали вместе. Они с Нианом оба настаивали в последнее время, что для моей безопасности, мне стоит переехать в виноградник. Нигде по-прежнему мы так и не сообщали об истинной обстановке в городе. Просочись подобная информация и весь город падет в хаос. Поэтому, мы воодушевленные тем, что убийства на какое-то время прекратились и преисполненные болью от потерь близких и друзей, шли дальше….  Сейчас главной задачей было хотя бы определить круг подозреваемых и начать разрабатывать его. Ведь на роль лидера террористов подходили далеко не все люди. Влиятелен, богат, умен и занимает высокое социальное положение – критерии, по которым мы должны были выбирать. Однако был еще одна маленькая ниточка – это человек, одновременно ведающий о делах всех городских структур, который легко сталкивает их лбами между собой.

Но почему меня одну мучили ужасные сомнения. Что затишье лишь приближает бурю. Пепельное Солнце в любой момент могло уничтожить нас всех и город. Этот код позволяющий вызвать волну-перехватчик…. Неужели Ягарин не подумал, что террористы тоже могут совершенствовать свое оружие? И почему всем кажется, что те, кто погибают ужасающим и необъяснимым образом, должны быть связаны с взрывами? Реальное количество жертв вообще никто не брался высчитывать! А в число значимых жертв входили лишь связанные с террористическими актами. Мы и сами не понимаем насколько сложившаяся ситуация опасна, поскольку так и не смогли выяснить истинные цели террористов.

- Мисс Ханнингтон, кого из подозреваемых вы рекомендовали в главный список? – мы были на совещании в золотой комнате. Второй сидел за столом, а голограмма в центре его кабинета выводила на панель личные дела разных людей. Я и Джон сидели на диванчике. Сегодня у капитана хорошее настроение, он улыбается и кажется стал чувствовать себя намного лучше. А то за это время мне показалось, от усталости он стал выглядеть бледным и как будто голодным.

- Я разделила всех по областям их социального влияния. Итак, «Департамент Хозяйственного Управления Городом», мэр города Оушима Хант, его первый заместитель Хейдан Смит. Далее идут финансово-инвестиционные структуры.  Здесь куда больше кандидатов. Глава операционного банка Аос Линдемар. Глава финансового холдинга и корпорации «Аосима» Шин Аосима. Таки Руни – будущий наследник корпорации «Инра», а в настоящее время актер, супермодель, финансист и владелец самой крупной торговой сети в городе. И, конечно же, бессменный начальник Ниана, самый крупный бизнесмен, играющий на два рынка сразу – Фриман Дарс.

- Среди них самый подходящий - Таки. Корпорация «Инра» невероятно влиятельна, они занимаются ресурсами и энергией…. – многозначительно кивнув, Второй подал мне знак, чтобы я продолжала, а сам тем временем с помощью компьютера вывел на голограмму фотографию голубоглазого блондина Таки.

- Далее, я не брала в рассмотрение политиков, так как влияния у них конечно много, но вот бизнесом занимаются не многие, мы не можем сказать есть ли у кого-то из них достаточно средств для владения такой мощной организацией террористов. Боссов мафии мы тоже отметаем, Пепельное Солнце получило их еще три года назад. Остаются только организации обеспечения безопасности. Прежде всего, начальник полиции и управления по внутренней безопасности Минаро Акаралин, он весьма экстравагантен. Армейский главнокомандующий Фимино, и его преемница старшая дочь Инари Фимино…. И…. – я запнулась. Оглянулась на Джона, он улыбался, все понимая. Второй насупился, вопросительно вскинув брови, и сложил руки в замок.

- Продолжайте…. Что вы замолчали?

- Просто…. И вы, господин Второй, как начальник самой секретной организации в Токио…. – на этой радужной ноте, золотой сад засиял ярко красной сиреной, включилась центральная связь, и вместо фотографий из досье в центре комнаты возникло изображение лаборатории. Начальник лаборатории Ягарин – мужчина высокий для своего возраста, в свои тридцать восемь, он выглядит на редкость хорошо. Длинные, черные как смоль, волнистые волосы подвязаны резинкой и лежат на правом плече. Он в очках и как всегда с сигаретой в зубах.

- Ягарин!

- Директор, похоже, нам не сказанно везет. Мы засекли «источник», излучатель сейчас в стабильном состоянии и уже достаточное долгое время остается в радиусе действия наших приборов.

- Что, где?!

- Метро. Линия Синдзюку. Он появился на конечной станции и сейчас движется в поезде.

- Черт! Самый центр, там больше всего людей. Черт! Так ладно, Ягарин, подключайся к Джону…. – это означало, что начальник научного управления должен будите говорить напрямую на передатчик моего напарника.  – Джон, слушай внимательно, бери дежурную оперативную группу, Ягарин поведет вас, вам нужно сесть в этот поезд. Бегом живо, идите же!

Пока мы уходили, директор связался с оперативным центром:

- Слушайте внимательно, у нас красный уровень тревоги, угроза террористического акта. Ваша задача оцепить выходы и входы на каждой станции по линии. Никого не впускать и не выпускать, подозрительных людей задерживать. Я сам выезжаю. Курирует операцию Джон. Живо, всем живо!

Это что сон? Еще один кошмар? Теракты должны были закончиться? Почему сейчас все не так, как в предыдущих случаях. Сейчас носитель излучателя точно знает, что его засекли, и продолжает быть на виду. Почему? Почему он не скрывается и не убегает? Излучатель - портативное устройство, так почему он не исчезнет и не поменяет свое место положения? Мы спустились вниз через оперативный центр и покинули виноградник ранее мне неизвестным способом. Нас ждал бронированный фургон, с пятью солдатами в защитной форме и шлемах. У каждого персональное оружие – винтовка с разными режимами и пистолеты. На форме нашита эмблема управления – кобра, бросающаяся на врага. Похоже, у бойцов управления и правда широкие полномочия, раз у них так свободно используют боевое оружие.

Ягарин вел нас на две станции раньше. Мы должны были прибыть и сесть в следующий поезд. При этом, нужно было как можно меньше раздражать и без того, наверное, испуганных людей. Когда мы приехали к нужному выходу, станция уже была оцеплена военными. Видимо, Второму теперь приходиться во всем иметь дело с главнокомандующим. Людей не пускали внутрь станции, объясняя возможной утечкой газа. Ага, значит такова официальная версия? Я здесь с одной целью, замечать и подмечать все тонкости…. Джон быстро выскочил из фургона и подал мне руку. Удачно, что на мне сегодня была удобная обувь. Наши мальчики быстро направились к входу. Джон показал что-то военным и перекинулся парой слов с неким капитаном. После чего мы двинулись вниз по лестнице.

- Саманта, слушайте. На платформе уже эвакуировали людей, мы, конечно, могли бы продолжать работу и оставить станцию в прежнем режиме, но так количество жертв удвоиться, если мы потерпим неудачу.

- Да, а так только мы и пассажиры поезда.

- Мы войдем в вагон с трех позиций. Вместе с одним провожатым вы войдете прямо к машинистам в кабину, запрете дверь изнутри и ни при каких обстоятельствах без моего сигнала ее не откроете. Машинисты уже предупреждены о ситуации. В кабине есть мониторы с камерами из каждого вагона, вы будете наблюдать и слушать. Я и еще двое бойцов войдем в последний вагон. Третья группа войдет в середину, обе группы будут двигаться по направлению к вам, через все вагоны. Задача номер один – захватить источник излучения и его носителя.

- Джон, а люди в поезде предупреждены?

- Да, им сказали, что выходить нельзя из-за угрозы отравления газом. Вроде бы паники нет. Так все, время, выходим на платформу.

Поезд медленно подползал к платформе. Я спокойно стояла около первого вагона, ребята прятались за колоннами. Я посмотрела на темный тоннель впереди, и на минуту мне показалось, что тьма внутри него переливается и двигается. Что за мандраж? Саманта, ты же не маленькая! В передатчике, который мне дал Джон, отчетливо зависла тишина. Я даже почти не слышала их дыхания. Как только дверь машинистов открылась, я шагнула в нее на почти онемевших ногах. Наверное, я даже не успела и сама понять, как быстро в наушниках позвучало:

- Вперед! Вперед! – скомандовал Джон, и поезд тронулся.

Машинистов было двое, один низкого роста паренек с короткими черными волосами, сохранявший спокойное выражение лица, догадываясь, что ситуация критическая. Он просто помощник, берет управление главным пультом в случае, если у первого машиниста откажет сердце, например. Первый – седой мужчина лет сорока, с небольшой залысиной на затылке и худыми скулами, не отрывая глаз, следил за приборами и движением. Нажимая только нужные кнопки.

- Группа Джона, мы внутри. Группа Оно, докладывайте?!

- Вошли. У нас в вагоне трое, ни один из них не похож на искомый объект. Они напуганы.

- У нас тоже людей не много. Ждите указаний. Саманта, как вы?

- Минутку, Джон…. – у меня тряслись руки и я боялась выронить передатчик.

Я перевела глаза на боковую панель и увидела надпись:

Старший машинист – Рук Онодорин. Старший смены – Азая Ноно.

Эти имена я повторила Джону. Затем, кивнула старшему смены молодому мальчику и он, улыбнувшись в ответ, спросил мое имя и указал пальцем на мониторы камер наблюдения по левую руку от себя. Я быстро шмыгнула в свободной уголок, попутно проверив, что электронный замок на двери в вагон заперт.

За пять минут я умудрилась пролистать картинки с камер каждого вагона.

- Джон…. В поезде чуть меньше пятидесяти пассажиров, они немного напуганы, но все же ведут себя спокойно. Я вижу вторую группу, они в третьем вагоне. Джон, ты в шестом. Я не вижу ничего. Ягарин что-нибудь сказал…. Я не вижу ни одного подозрительного….

- Его приборы не могут определить точность до вагона. Совсем никого?

- Нет…

Молчание. Прошло еще минуты три. Но время будто замедлилось, и каждая секунда тянулась так невообразимо долго и мучительно. Страх замедлял время.

Я ничего не могла увидеть. Я просмотрела изображения еще раз. Джон связался с управлением. Ягарин подтвердил, что источник все еще в поезде. Нарастающее чувство страха стало сдавливать горло. Что происходит? Почему люди такие спокойные? Что-то в них было не так…. Я не могла объяснить…. Но они были слишком странными. Они на легкость спокойно приняли информацию о чрезвычайном положении. Такое поведение не естественно для нормальных людей!

И тут поезд толкнуло в прямом смысле слова. Я еле-еле устояла на ногах, осознание постепенно начало проникать внутрь меня, а я отчаянно сопротивлялась…. Нет…. Быть не может…. Такое же только в кино бывает!

- Джон! Джон, сверху! Джон! Оно сверху! Оно прорывается с крыши поезда!

- Ты уверена?!

- Да, похоже. Пятый вагон, быстрее, Джон!

Изображение с камеры было черно-белым. Но я отчетливо видела, как люди в вагонах подняли головы вверх. Разглядеть, что происходило внутри было пока что легко. Крыша вагона начала продавливаться, поезд еще раз тряхнуло, свет в вагонах погас и, в конце концов, трясти стало так, что мне пришлось ухватиться за спинку кресла второго машиниста. Первый пилот нажал кнопку аварийной остановки, и поезд угрожающее дернулся. В передатчике шипело, похоже, связь ненадолго тоже прервалась. Страшно…. Почему мне так страшно?

Раздался противный скрежет тормозов, я потеряла равновесие, свет погас и в кабине, электроника отключилась, поезд, медленно снижая скорость, встал. Повсюду воцарилась слепящая темнота.

- Мисс, вы в порядке?! – теперь я постепенно понимала, что они тоже живые люди. Паренек - второй машинист, в его голосе появилась дрожь, справиться с которой он не мог.

- Поезд сможет продолжить движение? – поднимаясь на ноги на ощупь в полной темноте, ответила вопросом на вопрос.

- Нет. Я не знаю почему, но вагон поврежден, и мы не можем запустить двигатель…. – ответил мне уже более собранным голосом первый машинист. Конечно, он старше и реагирует на такую ситуацию уже иначе.

- Пятый, да? – спросила я уже скорее у себя.

- Сейчас еще какое-то время и должна включиться аварийная система питания. Она включит свет в кабине. И возможно мы сможем наладить связь.

- А система наблюдения включиться?

Когда над головой засиял тусклый красный свет от аварийной лампочки, мне немного полегчало. Я заставила себя дышать.

- Камеры! – бросилась к мониторам.

Крыша пятого вагона была вогнута внутрь…. Как такое возможно? Металл не проплавлен и не взорван, его будто большим магнитом вогнули внутрь.

- Джон, ты меня слышишь? Джон!?

- Мы в порядке. Саманта, что там? Что произошло в пятом вагоне, нам потребуется время, чтобы попасть туда! Дверь заблокировало.

- Вам мешает металлический кусок от крыши…. Джон, невероятно, но что-то или кто-то проник внутрь….  Я не вижу его…. Осмотри внимательнее. Невозможно исчезнуть внутри поезда!

Мои глаза перебегали по всем изображениям…. Люди, их вещи, стены и стекла вагонов…. Они не живые…. Какие-то ватные….  Как же бесит красный свет…. Я ничего не вижу…. Не могу отчетливо различать детали на картинках. Черт, что не так?! Почему так тревожно? Откуда этот животный страх? Я стала так бояться с взрыва в кафе?

Дверь в пятый вагон преграждала крыша выгнутая сверху вниз. Со стороны шестого вагона ребята пытались отодвинуть чуть-чуть провисший кусок. Стоп….   что за тень?

Прямо перед обломками стоял человек в длинном черном плаще. Судя по мускулистым плечам и тонкой высокой фигуре – мужчина. Длинный, черный, приталенный плащ переходил в широкий колпак, он полностью закрывал голову и лицо. И мне стало жутко, человек с лицом в виде черной пустоты напоминал призрака….

Страх холодными ледяными струйками пота тек между моих лопаток. Эта фигура смотрела прямо на меня. Сквозь камеру, будто мне в глаза…. Нет, внутрь меня….

- Джон! Джон! Быстрее, оно появилось в пятом вагоне. Человек в черном плаще…. Быстрее…. Джон, умоляю быстрее, потому что мне кажется, он пришел меня убить….

 

Гримуар  может сам выбрать себе второй внутренний источник. Вторым внутренним источником, по умолчанию, могут быть две разные структуры. Созидание – создание структур из материи. И великий Хаос – как невероятно полный, совершенный источник энергии разрушения. Книга вправе выбрать сама откуда черпать дополнительную энергию.

Глава 8

Черная фигура вызывала не просто животный страх. Он был оправданным. Все не просто так. Нас заманили сюда. Ловушка. 

- Джон, быстрее…. Он все еще стоит не двигаясь….

Неважно, как сейчас Джон оценивает ситуацию с точки зрения оперативной тактики. Может он и успеет разработать какой-нибудь план. Однако, я…. В большой опасности мы все…. Не только я. Потому, что если даже этот человек в черном встретит на пути вторую группу в третьем вагоне…. Вряд ли у них получиться его остановить. Вся его фигура излучала невероятную мощь, объяснение которой я не могла подобрать. Не берусь предсказать, что будет в следующую минуту. Если бы это был обычный террорист, возможно, ход его действий можно было предугадать…. Но он…. Изначально, мы играем по его правилам. Он нас сюда заманил и мы на его поле.

Люди в вагоне будто застыли, с самого начала их поведение казалось мне неестественно спокойным…. Теперь я разглядела его руки, закрытые  перчатками. Одну руку он держал опущенной. А правой рукой что-то прижимал к груди…. Это похоже на…? Открытую книгу? Ерунда какая-то…. Но может Джону все же имеет смысл об этом сообщить?

- Джон, похоже, у него в правой руке есть какой-то предмет.

- Что это? Излучатель?

- Возможно…. Но я бы сказала, что открытая книга….

- Я понял, мы уже идем…. Что он делает?

- Все еще стоит….

- Отлично…. Мы идем….

Я услышала звук ударов, похоже, им удалось сдвинуть металлический кусок крыши, что преграждал путь из шестого вагона в пятый.

Джон и двое ребят оказались внутри, прямо перед человеком в черном капюшоне. Они окружили это место с двух сторон и застыли. Их оружие направлено прямо в то место где должно быть лицо таинственной фигуры.

- Что происходит, Джон?! – закричала я истошно, потому что тот человек спокойно вышел из окружения, прошествовал еще несколько метров и вновь остановился. – Джон!  Джон, ответьте мне!

- Саманта, вы уверены в том, что сказали несколько минут назад? Тут никого нет! – он неуверенно говорил. Значит правда.

Я опустилась вниз и заплакала. Они не видят его. Значит, его нет, правда? Какое счастье…. Вытерла слезы, пришлось быстро вернуться к изображениям. Джон и остальные почему-то еще стояли в том же положении, что и за минуту до этого. Они застыли, так же как и пассажиры в вагоне. Слезы опять потекли, от страха я почти забыла о фигуре в черном, пока она вновь настойчиво не запрыгала на изображении уже в четвертом вагоне. Он движется сюда!

Машинисты…. Я же не одна! Какое счастье, что я вспомнила…. о существовании еще двух живых людей, которые могли бы помочь. Помочь с чем? С призраком в черном? Безумие…. Я же не сумасшедшая? Почему только мне видеться подобное?

Медленно повернув голову, я мысленно решила посоветоваться с живыми людьми, не кажется ли мне одной наличие фигуры в четвертом вагоне. Первый машинист удивленно кивнул головой. Второй же ткнул пальцем в изображение и прокомментировал:

- И я вижу его. Странно и напоминает фантастический фильм. Какой-то трюк, чтобы провести ваших друзей. Не отвлекайтесь! Он снова двигается…. – я думала он пройдет еще вагон, но призрак остановился рядом с дверью в середине вагона. Я вопросительно обернулась к машинистам.

- Там находиться кнопка связи…. – не успел он подтвердить мои догадки, как шипение раздалось на всю кабину и внезапно успокоилось и наконец, сигнал стал чистым. И звук стал проходить. Мы могли услышать, что происходило в четвертом вагоне.

 Первое что я бы услышала –  дыхание незнакомца. Но его не было…. Может он и правда призрак?

- Нет…. Нет, на вашем месте я бы не думал, мисс Ханнингтон, что я призрак? Теперь вы слышите мое дыхание? Или вас напугали мои фокусы? Спешу вас заверить, они не опасны…. До той поры пока я не считаю их опасными…. – он говорил странные вещи. Казалось, что у него и, правда, был обычный человеческий голос. Но мне он показался холодным и отрешенным.

- Кто вы и что вам нужно от меня?

- Кто я? В смысле физически или в плане индивидуального подхода? Вы такая забавная…. Саманта…. И вы так быстро догадались, что цель моего прихода вы? «Что вам нужно от меня?»

- Вы так саркастично похвалили мою проницательность? Но на самом деле, вы пытаетесь тянуть время, отдавая себе отчет, что для меня будет очевидно, что вы здесь из-за меня. Здесь свидетели, вам было необходимо заманить меня куда-нибудь, где как можно меньше людей…. – легкий смешок. Он не воспринимает меня всерьез?

- Вы, оказывается, можете быть весьма напористой, Саманта! Свидетели?! Вы уверены, что истинной моей целью заманить вас сюда, было избавиться от лишних свидетелей? Посмотрите на тех с кем вы находитесь в одном помещении.

Они оледенели…. Цвет кожи обоих машинистов стал голубоватым, а глаза затянулись стеклянной пленкой. Они будто застыли…. Что это? Почему они выглядят так, словно ожившие мертвецы. Страшно. Ниан спаси меня!

- Как видите, мне очень легко заставить людей молчать и их местонахождение и количество не имеет значения. В том, почему я выбрал поезд, как место нашей встречи, играет роль, скорее глубина, так как именно здесь мы максимально близки к желаемому…. Давайте вернемся в мирное русло нашей беседы. Вы спросили, кто я? Пожалуй, я вам отвечу. Меня зовут Гвэн. Но, кто фактически, вы и сами узнаете со временем, а пока в этом нет необходимости.

- Вы стоите за терактами в городе? Вы лидер Пепельного Солнца?

И снова его смех, такой отрешенный и жесткий. Ему абсолютно все равно, что будет с людьми в поезде. Он выполнит то зачем пришел и на остальных ему наплевать, даже если все погибнут.

- Я имею к нему косвенное отношение. Лидером? Что за бред? Вы и ваши друзья из управления даже представить себе не можете, что есть Пепельное Солнце…. И может ли у него быть лидер…. Хотите дам вам маленький совет…? Если вы действительно намерены играть в эту игру и попытаться помешать планам Пепельного Солнца, вам стоит выйти за привычные рамки реальности, переосмыслить жизнь и начать уже действовать…. Вы стоите на месте, пока мы семимильными шагами двигаемся к уничтожению всего, что вам дорого. Мисс Ханнингтон, теперь вы, кажется, поняли, с чем имеете дело? Ответите на свой желанный вопрос? Кто же я?

Призрачный покров уставился на меня. Меня передернуло. Эта пустота скрывает лицо невероятно жестокого человека. Наделенного властью и силой, превосходящей рамки мира. Я не кричала и не впала в истерику только потому, что до меня еще плохо доходило…. Я не могла впитать в себя настолько невероятные вещи. Но почему-то мне удавалось сохранить ясность ума, страх не обращал меня в бегство, скорее наоборот, побуждал к действиям.

- Вы…. Я не верю вам…. Точнее, понимаю, но поверить не могу….

- Не старайтесь. Тогда гипотеза учителя просто сбудется. Мне приходилось много раз видеть, как лучшие из лучших сдавались под грузом отчаянного осознания. Возможно, он захочет дать вам еще немного времени, наблюдая за вашей реакцией, а возможно и нет. Решать только мастеру. Теперь, пожалуй, перейдем к делу?

Ниан, что мне делать? Кого спасать и как? Я умру, верно? Что важнее, умрут ли Джон и все остальные люди в поезде или этот Гвэн убьет меня…. Но кого я обманываю, если он отпустит их сейчас, он террорист, который говорит об уничтожении моего мира…. И моей реальности. Значит, призрак имеет в виду уничтожение Токио в целом. Город будет уничтожен ими…. Этим человеком в черном капюшоне и его учителем…. Где-то я уже видела его. В полузабытом сне мне являлся голос «учителя», о котором говорил Гвэн.

- Не знаю…. что делают люди перед смертью…. – всхлипнула я, показывая совершено не нужную слабость перед не знакомым человеком. Который еще и убьет меня.

- Вы малодушно предположили, что я пришел убить вас? Саманта, вы опять меня разочаровываете, что мастер откопал в вас, неважно, сейчас и проверим, я же сказал…. Здесь максимально близкое расстояние до Гробницы…. Сейчас нужно провести эксперимент…. Нужно выяснить процент резонанса, то есть подходите ли вы для связующего звена….  Боитесь, Саманта? Напишете потом про меня статью?

Мой мозг хаотично начал соображать. Через дверь выходить нельзя, я тут же попадусь. Он наверняка сейчас пойдет прямо к кабине машинистов. Вылезти через люк в полу на рельсы я тоже не могу. До сих пор нет связи с внешним миром, в курсе ли управление о том, что произошло? И логичный вопрос отключили ли электричество?

Остается только один вариант…. Но здесь мне не очень-то понятно, смогу ли я добежать вовремя…. Если я пробегу достаточно быстро до пятого вагона, то сумею добраться до Джона раньше, чем призрак в четвертом вагоне сообразит, где я…. Даже если ребята и Джон примерно в таком же состоянии, что и машинисты, но у него есть передатчик связи с директором управления. Вот, что мне сейчас нужнее всего.

Времени  уже не было…. Раздалось пиликание электронной системы…. Сердце от страха забилось еще быстрее прежнего. Опасность подобралась совсем близко. Нужно быть сильной, ради Ниана…. Ниан…. Спаси меня…. Круглая ручка завертелась в противоположном направлении…. Нет….

Боковая дверь машинистов открывалась одним нажатием кнопки, которая работала даже в аварийных условиях. Я открыла дверь, поставила ноги на высокую приборную панель и подтянулась. Прежде чем я вылезла на крышу, успела заметить как дверь отъезжает в сторону. Отлично! Вперед!

Бежать в кромешной тьме по узенькому участку было не так просто. Плюс к тому, меня шатало из-за тела, которое боялось больше души. Я не оборачивалась…. Понятно, что если обернусь, все закончиться. Тот человек в капюшоне меня догонит и убьет. Хоть он и говорил о каком-то эксперименте, нет ни единого шанса, что даже после его успешного окончания меня отпустят живой и невредимой. Или есть…. Но в любом случае, это же просто отсрочит мою смерть…. Он ведь сказал…. Они собираются уничтожить город, так зачем тогда отпускать меня? Не могу отыскать причину. Значит, ее и вовсе нет?

Я бежала и боялась не увидеть дыру в пятом вагоне. Света нет…. Или…. Дыра показалась, тусклый синеватый свет шел изнутри и подсвечивал дыру снизу. Похоже, на оружии ребят были специальные фонари. Преисполненная минутной радостью я соскользнула вниз и, съехав по скрюченному металлу, шлепнулась вниз на пол.

Да, весьма болезненное падение…. Странно…. Мои пальцы…. Пол какой-то вязкий…. Синеватый свет от диодных фонарей на оружии шел с пола. Я разглядела винтовки в разных углах разрезанного напополам вагона. Что такое вязкое на пальцах? И странный запах…. Запах соли и металла…. Меня затошнило….

Не может быть…. Вязкая и стекающая вниз со всей моей одежды…. Кровь, повсюду кровь…. На полу кровавая лужа, на стенах разводы…. Везде кровь…. Моя нога непроизвольно сделала шаг назад…. Я хочу убежать…. Звук хруста…. нет…. Кости….

Все они были мертвы, все кто находился в вагоне, были убиты. Съедены заживо…. От них остались только лужи крови и остатки костей…. Где-то в глубине, едва различимо возникла огромная тень. У меня закружилась голова. В глазах темнеет. Что это за тень там?

Я уже было подумала, что мне конец…. Но прямо из ниоткуда возник человек в черном плаще, его лицо полностью закрывал капюшон. Он недовольно цокнул и тень позади исчезла….

- Похоже, они все-таки не смогли себя удержать…. Прошу прощения, Саманта, мне они не подконтрольны…. Поэтому, так важно сейчас все же осуществить наш эксперимент…. А то и мы станем пищей….

В темноте стал различим шорох и хлюпанье. Эти сгустки тени двигались и истошно выли от голода. Мир будто сузился. Весь мир свернулся в покореженный вагон, к человеку в капюшоне и темным созданиям вокруг. Мое чувство реальности таяло на глазах. Призрак в черном плаще, он вероятно - маг? Противные твари во тьме - Ёни? Монстры из древних сказок…. Чудовищные разрушения в городе и жестокие убийства людей – дело рук сверхъестественных сил? Как поверить? Подобное переворачивает сознание…. Я всегда защищала Токио, а сейчас не могу защитить даже собственную жизнь? Видимо, я на пределе своих возможностей?

Над головой в воздухе стали расползаться кристаллические узоры. Что происходит? Магия?

- Цвети, Кристальный Алый Ликорис! – страницы в книге перевернулись и маг произнес заклинание.

Пространство под нами изменилось, исчезла и кровь, и металлический пол вагона. Вместо этого от ног мага стали ветвиться зеленые побеги, а вокруг нас расцветать красные цветы невиданной красоты,  их листики были похожи на паучьи лапки…. Ликорисы. Мы все еще были в вагоне. Как странно. Я поняла, что мы остались на том же месте по хлюпанью темноты вокруг. Существа отпрянули от лучезарного света алых цветов.

- Кристаллы, мисс Ханнингтон, являются лучшей проводящей материей, поэтому, я смог использовать их даже для такого заклинания. Это заклинание уплотняет пространственную материю, наполненную энергией Созидания и преобразует ее в прелестные цветы.

Я не могла ничего ответить. Красота цветов меня поглотила, я смотрела только на распускающиеся цветы…. Паучьи лапки….

Маг левой рукой притянул меня к себе, и я коснулась лицом его мантии – черный шелк такой гладкий и нежный.

- Простите за грубость. Просто теперь нужно создать духовно-энергетическую цепь, и вы, и я - ее элементы…. – он прижал меня правой рукой и продолжал держать книгу, так что я оказалась прижата к его плечу, а свободной левой рукой он коснулся цветка и снова четко произнес заклинание: - Достигни Истины, Поток Любви! – я почувствовала, что через меня словно проходит тепло и вместе с тем из меня уходит что-то дорогое мне. Так продолжалось минуты две. А цветы в определенном ритме мигали своим красным светом.

- Теперь они пропускают сквозь себя поток вашей и моей духовной энергии и посылают его вниз.

- Вниз? – я спросила шепотом и даже не думала, что он услышит, но он ответил:

- Да. Вниз, туда, где пустота скрывает нашу королеву. И если она почувствует, она ответит нам. И вы услышите ее льющийся во тьме божественный голос.

Через меня пропускали словно ток высокой мощности, но при этом я чувствовала усталость в каждой частичке тела. Мне вдруг вспомнились слова, сказанные кем-то, кто был мне дорог…. «Если у тебя есть что-то важное, защищай это, не взирая на цену, которую придется заплатить за желанное». Не в этом ли сейчас мой выбор? Попытаться спасти свою жизнь, плюнув на судьбу города? Или мне вообще только одной есть дело до того, что происходит с жителями и городом? Почему Ниан не мог меня понять? Почему мое желание спасти город ему кажется таким эпичным и не реальным. Он считает меня сумасшедшей. Для него само слово «жертва» ради чего-то…. Неприемлемо. Как и остальные слова схожего смысла – жертвенность, спасение, гордость. Благородство. Отвага, честь…. Слова, давно потерянные для современного общества, да? Сколько у меня есть еще времени, чтобы продолжать погружаться в бездонное озеро отчаянья?

Закончилось. Заклинание волшебника закончилось. Я будто без сил уткнулась лицом в плечо к своему мучителю.

- Я ничего не слышу…. – прохрипела я, пытаясь вывести Гвэна из себя. Видно он переживает за результат произошедшего. Ему нужно было, чтобы что-то произошло. Не зависимо от хода процесса, самым важным было получение результата. Но ничего не происходило. Прошло минут пять, а твари во тьме подкрадывались ближе, их рычание уже звенело в ушах.

- Саманта, знаете почему люди так легко верят в магию?

- Нет…. Я думала, что всегда наоборот. Но вы правы, ты не веришь и отрицаешь до определенного момента, а потом просто веришь….

- Так не знаете? Хотите отвечу…. – он приблизился ко мне, нагнул голову, и его губы почти коснулись моего уха. – Потому, что магия, огромная ложь. Никто не поверит в маленькую ложь, но все уверуют в великую ложь…. Прислушайтесь….

Да…. Он прав…. Тени вокруг замерли. Они будто услышали призыв и встали, тихо покачиваясь из стороны в сторону, будто кроны деревьев на ветру. И я услышала…. Услышала…. Голос…. Невероятно красивый, грустный и нежный…. Голос…. Она поет свою печальную песню своим невероятно прекрасным голосом…. Поет из самой глубины. Ей страшно….

- Она….

- Теперь засыпайте, Саманта. Завтра вы уже ничего не вспомните….

 

Каждое заклинание требует расхода магической энергии мага. Одни заклинания требуют большого количества энергии, другие меньшего. Есть и заклятия, которые могут потребовать расхода запаса всех магических сил мага. Уровень доступной энергии отображается в виде чисел на обратной стороне Гримуара. Число может быть любое, от единицы до десятков миллионов. Однако, для разных магов существуют точки определенного контроля. Для магов с маленьким запасом магических сил невозможно потратить сразу огромное количество, организм, таким образом, ставит себе защиту, ибо жизнь мага стоит превыше исполняемых желаний.

Глава 9

- Господин Фимино, ваша машина уже подана.

- Да спасибо, лейтенант Ай, я уже спускаюсь. Позвоните в резиденцию и доложите охране, что я буду к девяти, мне нужно заехать по пути в одно место….

Будем надеется, я еще успею…. Этот мальчишка так и не сумел взять ситуацию под контроль. Опять теракт…. Или же просто массовое убийство? Восемь человек гражданских и пятеро бойцов спецподразделения управления. Останки лишь кости. Это уже не смешно и не похоже на простое неудачное стечение обстоятельств.

Мне меньше всего на свете хотелось туда ехать. Нет, я не должен ехать. Но выбора же нет? Если сейчас не предпринять попытку надавить на них у меня уже не будет шанса и дальше оставаться в стороне. Ко всему прочему…. Девчонка журналист и детектив из управления остались  в живых. Почему именно она уже второй раз?

- Господин, куда мы едем? – мой водитель, только он знал, куда мы поедем. Что ж…. Одним больше, другим меньше. Армия жестока…. Надо будет послать личные соболезнования его матери. Как же его звали…. Олбри…. Кажется….

- Олбри, ты знаешь где телестудия телеканала АОВ?

- Высокая синяя башня?

- Да именно, будь добр…. – жаль парня. Делать все равно ничего. Оставлять следов нельзя. Никто не должен узнать, что я был там сегодня, тогда и еще…. Я не хочу туда ехать…. Но так нужно…. Ради города…. Ради порядка и спокойствия….

Светало, рассвет сегодня будет тяжелым. Кровавое яблоко солнца медленно выкатывалось из-за шпиля невысокой башни. Я был здесь три года назад, и это место с каждым днем становилось мрачнее и мрачнее. Оставив водителя, я с ним мысленно уже попрощался, приходиться чем-то жертвовать ради мира…. Чьего мира?

Странная девушка в приемной указала мне на лифт. Тошно становиться от ее приторного голоса. Чем они вообще здесь занимаются? Надо будет хотя бы раз посмотреть, что идет по каналу АОВ. И может появиться хоть какой-нибудь шанс прикрыть их лавочку? Существование чертовой башни портит все планы. Если бы я только мог выслать сюда танки и стереть ее с лица города! Но это невозможно…. Предполагаю, что либо башня защищена так, что никто в нее никогда не войдет без желания ее владельца, либо башни нет вообще.

Лифт остановился. Сегодня он был один. И без этой зловещей мантии с капюшоном. В самом ненавистном мне виде. Он так пытается быть похожим на человека? Он повернулся, и алые лучи солнца осветли мягкую улыбку. Ублюдок…. Интересно, когда-нибудь он улыбался по-настоящему?

- Что вас привело ко мне, главнокомандующий Фимино? Не вы ли заявили мне в нашу последнюю встречу, что вашей ноги здесь не будет?

-  Я бы не приехал….

- Но приехали…. – его голос раздражал, всегда такой спокойный и рассудительный. Он не испытывает гнева, а если и испытывает его, то всегда скрывает за усмешкой. Таких людей я больше всего ненавижу. Они лгут.  – У вас плохое настроение? Чем-то расстроены, генерал? – он издевается. Он всегда издевался над людьми, и в тот раз было так же. Он все знал. И ему доставляло наслаждение выводить людей из себя.

- Какое отношение вы имеете к тому, что произошло вчера в метро на линии Синдзюку?

Он похлопал в ладоши. И голос его стал еще более мягким:

- Вы гораздо сообразительней, чем мне могло показаться…. Непосредственное…. Мы проводили вчера весьма важный опыт, касаемый исключительно благополучия города. Вы удовлетворены ответом?

- Нет. Тринадцать съеденных заживо? Вы совсем разум потеряли? Как так вышло. Мы же договаривались, что вы не убиваете больше чем надо и меньше чем надо. Эти жертвы не входили в план!

Ярость закипала во мне. Я кричал и был не способен сдерживать свою ненависть к этому человеку, а он продолжал спокойно выслушивать даже мой высокий тон! Почему?! Почему на его лице не возникает больше никаких эмоций? Неужели никто не способен вывести его из равновесия? Как можно быть настолько самоуверенным?

- Господин Фимино…. Придется прервать вашу столь благочестивую речь…. Я очень рад, что вы по-прежнему сохраняете твердость духа и свое рвение принести этому городу благо…. Но…. Кажется, вы забыли о нашей сделке? Или просто неправильно ее толкуете. Наш вчерашний эксперимент пошел немного не так как задумывалось, вас господин главнокомандующий, смущают его последствия, да? Так даже без объяснений я могу вам дать простой ответ. А что если это были запланированные жертвы? Может быть, взрыв в вагоне был терактом, а свидетели стали жертвами моих детишек, как мы и договаривались, верно? Где же следы нарушения?

- Раньше вы никогда не убивали столько сразу. И вагон не был взорван, это был не теракт. Что вы там делали?!

- Конкретно я…. ничего. Но Гвэн проверял уровень синхронизации носителя генома чистой души и кристаллической оболочки гробницы…. Вам, вероятно, это не о чем не говорит. Но я обычно никому не лгу, поэтому хотите узнать подробности? Для того чтобы открыть например дверь нужно три вещи – замок, ключ и замочная скважина. У нас есть замок, который мне нужно, нет, крайне необходимо вскрыть…. И мы близки к созданию ключа…. Осталось самую малость - найти замочную скважину. Этим вчера Гвэн и занимался. Так что видите…. Ничего особенного. Просто вчера кое-кто не смог побороть соблазн.

Этот человек станет погибелью для Токио. Он появился словно из ниоткуда. Из глубокой темноты. Темноты зловещей и жестокой, она блестела в его глазах, играла оттенками кошмарной жестокости и невероятного безразличия. Он утащит город вслед за собой во мрак.

- Я не забыл о нашей сделке. Но, кажется, я один не понимаю, как вы трактуете мое желание….

Луч света прошел сквозь стекло и, освещая его фигуру, достиг меня. На мгновение в потоке лучезарного света мне почудилось, что образ этого человека изменился. Его одежды напоминали доспехи из компьютерной игры. Серьезно. Я сам не играл, видел только как внуки сидят в интернете. Нагрудник, наручники сияли белоснежным металлом, на груди был узор серебристого дракона и огромного древа, которое разрасталось сквозь звездное небо. Поверх нагрудной рубашки на нем был длинный алый плащ, подол которого лежал у его ног, концы плаща скреплялись цепочкой на груди. Но более всего меня поразило в этом образе – длинные пепельные волосы, прямые и идеально ровные, обрамленные тиарой – кроваво-рубиновой. Я протер глаза и снова он стоял передо мной в простой рубашке и хлопковых брюках, с короткой стрижкой, так похожий на человека.

- Я хочу, чтобы вы спасли, а ни уничтожили город! Остановитесь или же мне придется принять меры. Я пойду к….

Он приблизился так быстро, что я даже не смог вздохнуть. Неужели я боюсь! Черт возьми, мне – мужчине, который борется за всю страну, не престало бояться!

- К…? К кому же вы пойдете, главнокомандующий? Ммм…. – наверное, странно сейчас думать о таком…. Но он выше меня и говорил, наклонив голову почти мне в ухо. Мерзкий голос…. Томный голос с угрожающими нотками. Спокойный и такой же безразличный…. – К премьер-министру Асано? Кажется вы в плохих отношениях, вам нужна страна, а ему не нужны вы…. Я исполнил его желание и спас его любимую жену от тяжелой болезни, мы с ним как лучшие друзья теперь. Мэр вам тоже теперь не поможет, у него вскоре проблем будет очень много, после того как мои детки проиграются с его семьей. К главе управления? Личность которого скрыта и является вашей единственной надеждой? Однако, управление всего лишь развлекает меня своими жалкими попытками собрать все факты в одну композицию…. – отвратительная улыбочка и приторный голос, словно голос самой смерти. Я, правда, секунду назад видел его в доспехах и с длинными пепельными волосами? Неужели все это время он мне не лгал? – Вам некуда идти…. Вам никто не поможет. Потому, что вскоре все желания города будут исполнены, и покуда ваше не исполнено, просто наслаждайтесь зрелищем…. 

- Я могу применить и военные силы….

- О, в таком случае я еще больше буду сомневаться в рациональности ваших действий, и вы очень скоро перейдете в разряд моих игрушек….  Кстати! Главнокомандующий, вам оказать услугу? – чертов ублюдок, он читает меня как открытую книгу.

- Хм… Да. Спасибо, что напомнили…. – он не многим старше Второго и ведет себя так заносчиво со мной, будто отчитывает.

Двери лифта раскрылись. В лаунж вошли трое. Парень, которого я видел первый раз, когда приходил сюда. Гвэн – его ученик в длинном темном плаще. Скользкий тип, он напоминал цепного пса, который безвольно выполнял команды хозяина. Хотя тут имеет место, похоже, поклонение…. И две девушки…. Странные…. У обеих мечи? Значит они из какой-то наемной организации убийц? Они будто сошли со страниц истории…. Не может быть. Я предполагал, что организаций воспитывающих синоби уже нет в нашей стране, а если были бы…. Я бы точно знал.

- Гвэн! Как прошел эксперимент? Как видишь у нас гость, который очень живо интересуется тем, что произошло вчера…. – они вели себя не так как обычные люди. Их поведение, жесты и отношения между собой …. Манера речи и невероятная аура какой-то уникальной мощи делала их такими похожими на героев прошлого….

- Доброе утро, господин Фимино. Учитель…. И вы снова не ошиблись…. Та девушка, которую вы оставили в живых…. Журналистка. Мои приборы зафиксировали уровень резонанса выше среднего. Спящий разум нашей королевы отреагировал…. – голос у Гвэна был мне, как военному, более приятен. Четкий и прямой. Никакого притворства и мягкости.

 - Ты слышал ее голос?

- Да…. Учитель. Связующую душу мы нашли. Но они не смогли противиться соблазну в окружении такого количества пищи. Что было более всего показательно…. Если бы не голос королевы, они бы и нас съели. Но, похоже, ее голос успокоил их….

Девушка в коротком кимоно цыкнула и, прошествовав к дивану, села с весьма недовольным видом. Вторая же, одетая в одни обтягивающие тряпки и кожаную куртку, вынула сигарету и отошла к окну, к тому где стоял мой мучитель, пять минут назад. Учитель и его ученик смотрели друг другу в глаза, и я не мог понять столь удивительной связи между ними. Мне показалось или последние слова Гвэна вызвали какие-то изменения в лице Пепельного? Он улыбнулся, но уже не так зловеще как обычно…. И без сомнения, его ученик тоже заметил такую разительную перемену.

- Знаешь, Гвэн, совсем недавно я понял…. Стал лучше понимать людей. Их жизнь коротка…. Умирая, лишь немногие из них не сожалеют. Взрослея, они начинают осознавать, что время упущено и все хорошее осталось где-то в далеком пошлом. Гвэн…. Не это ли роднит нас с ними?

- Учитель, нам нет надобности сравнивать их. Вы же понимаете, не многие из них живут высшими идеалами и понимают жизнь так же как и мы. Большинство же -  глупые существа, которых заботят лишь плотские заботы или спасение их душ…. Вам не кажется забавным, если бы они не придумали себе эту чушь, вы бы не так удачно вписались в их мир?

-Нет…. Неправда, я верю, что среди них есть такие, которые в наше финальное представление проявят невиданную доблесть. Достойные жить и знающие за что нужно сражаться. Я надеюсь на великолепное зрелище…. А вы, что думаете, главнокомандующий? Покажете нам свою истинную доблесть? В самом конце будете ли вы, так же как и сейчас полны решимости? В вас нет страха смерти, и вы не верите в глупое изобретение людей под названием Бог? Ваша семья испокон веков связана с древнейшими верованиями во множество Богов. И вы недалеки от истины, Фимино. Если вы сможете показать мне то, что я хочу увидеть, так и быть, я вам поверю…. Но вам кажется уже данным давно пора.

Этот ужасающий человек достал из кармана брюк капсулу с какой-то красной жидкостью и кинул девушке у окна. Она подняла правую руку вверх и не поворачиваясь и продолжая курить, поймала маленькую капсулу, теперь я видел отчетливо капсулу, похожую на пулю. Поразительные рефлексы. Она услышала такой маленький предмет и среагировала, ей понадобилась секунда, чтобы перехватить сигарету и поймать капсулу. Бред…. Человеку такое не под силу.

- Хаори, будь любезна проводи главнокомандующего до его машины…. – она перекрутила пулю-капсулу в руке и недовольно спросила:

- Есть ли смысл просто в еще одной жертве…. Твари, что за вчерашнее не нажрались?

-А кто сказал, что просто жертва? Мы его используем во благо. Пора выходить на новый уровень. Время пришло. Дай бедному мальчику капсулу, а я уж прикажу деткам исполнить маленькое представление. Давай пошевеливайся, Гвэн устал и должен отдохнуть…. До встречи, главнокомандующий Фимино…..

Девушка в черной кожаной куртке и таких же шортах прошествовала мимо и указала мне на дверь лифта. Прежде чем повернуться спиной к этим двоим, я вновь увидел загадочную и полную кошмарного самодовольства улыбку Пепельного. Стоило признать, что не только Второй не понимал всей мозаики происходящего. Даже мне было не понять ни планов, ни намерений этого ужасающего человека.

- Вы синоби? – я решился спросить ее прямо, когда мы остались в лифте. – Моя семья воспитывает традиции Японии уже много лет. Ваш меч….

- Нет, я не синоби. Я наемница, господин. Я выполняю заказы одной очень влиятельной организации, за разную плату. Но сестра, девушка в кимоно и, правда, синоби. Касаемо меня - я мечница. О, да и ваши традиции тут совсем не причем….

- Но этот меч…. Я уже видел подобную гравировку. Легендарный клан….

Она повернулась и озлобленно произнесла:

- Придержите язык. Неужели вы всерьез решили, что ваша Япония единственная? Будьте умнее главнокомандующий, и мой вам настоятельный совет…. Больше не приходите сюда. Он очень зол. Невероятно зол. И его злость может принять ужасающие формы. Вы нравитесь ему и скоро вам представиться шанс решить, что для вас важнее - город или ваша жизнь. Не разочаруйте его…. А иначе…. Такую же капсулу с жидкостью получите и вы.

Я не мог понять. Когда я вошел в лаундж, то ощутил невероятную энергетику. Все вокруг дышало…. Очевидно, дыхание слышалось от каждой стены. Он ее создатель и вероятно башня хранит в себе гораздо больше тайн, чем я предполагал. Даже если я подниму в воздух авиацию, подгоню сотню танков и отдам приказ бомбить башню…. Я уверен она будет в том же виде, излучая мягкий теплый синий свет.

Девушка с мечом и та, что в коротком кимоно. Определенно на их мечах одинаковый герб. Клан Асудзима не раз упоминается на страницах истории нашей страны. Его воины появлялись в переломные исторические моменты и вносили решающие подвижки в их ход. Они считались легендарными, «невидимыми» мечниками, чья сила превосходила возможные рамки и чьи умения были не подвластные обычным людям. Они появлялись из ниоткуда, меняли вокруг себя происходящее, и исчезали, словно их не было. По неизвестным мне причинам не было какого-либо документального или другого подтверждения их существования, кроме легенд. Однако, почему-то одно мне было известно точно - все воины клана…. Все мечники до одного – прекрасные девушки магической красоты.

 

 

У волшебников нет сердца – так считаю многие. Если положить ладонь на грудь волшебника вы ничего не почувствуете и пульс не услышите. Вы ощутите лишь отдаленное эхо, похожее на биение. Немного поразмыслив, найдется и источник странного отголоска – книга. Гримуар – сердце волшебника. Страницы книги – вены и артерии, по которым течет великая кровь – магическая энергия. Волшебники - люди. Но люди, лишенные сердца, лишенные способности к состраданию.

Глава 10.

- Кайра, ты останешься здесь до того момента, пока не убедишься, что я и мои действия не угрожают Королю асуров и его убеждениям? – пожалуй единственный положительный момент в ее присутствии был в том, что она мечница, как и Хаори. Их физические данные конечно не вызывали никаких сомнений.  И мозг у них быстрый, он дает им возможность моментально принимать решения, но не более того. У них нет ни высоко развитых аналитических или дедуктивных способностей, ни присущей волшебникам хитрости и изворотливости. Учитывая выше перечисленное, легко было предположить, что ее присутствие здесь не нанесет никакого вреда моим планам. Кайра, для подобного, слишком ограниченная и зацикленная на своей собачей преданности клану Асудзима и Королю асуров. С таким набором она не в состоянии строить элементарные выводы, основываясь на незначительных деталях происходящего. И это к лучшему, ведь тогда бы она смогла выведать мои планы и доложить Королю. Сам по себе он не опасен и я уже легко придумал, как его устранить. Но помимо Короля есть еще и другие. Если они объединятся, мне придется очень туго.

Гвэн сидел на полу позади дивана, он отдыхал, прислонившись к его спинке. Надо признать, он потратил много сил прошлым вечером, но справился блестяще. Он даже не снимал капюшона с головы, несмотря на то, что в комнате царил полумрак, его глаза похоже раздражаются даже блеклым синим цветом. Ничего скоро потемнеет….

- Мы голодны….. Аххххррр….. – я кожей почувствовал их присутствие. Они снова здесь…. В темноте и как всегда хотят есть….

- Тебе, Пепельный маг, нужно держать их на коротком проводке. Я не буду обращать внимания на твои делишки, пока они не угрожают Королю. Все ясно?

- Более чем…. Спасибо, Кайра. А теперь будь потише, ладно….? Ко мне вновь пришли…. Гостья…. – я улыбнулся. Кайра такая глупая….

 Двери лифта открылись, и на пороге появилась Хаори, она так же безучастно, как и в прошлый раз прошествовала за диван и села рядом с Гвэном. Обиделась, что я запряг ее пометить жертву?

За ней стало видно фигуру девочки лет четырнадцати. Как мило…. Она такая веселая, ее душа такая чистая и незапятнанная. С глубочайшей радостью в лице она пробежала расстояние от лифта до меня и почти прыгнула в мои объятья.

- Волшебник! Агура снова здесь! Я пришла к вам, как и обещала! Как вы здесь поживаете?! – она говорила очень звонко и быстро. Ей нравилась моя улыбка, я ей вообще нравился. Для нее я как старший брат.

- Спасибо, Агура, я в порядке.

- А где зануда Гвэн?! – она была очень красивой, длинные, прямые, черные волосы завязаны красной лентой. И одета она была в длинное традиционное кимоно, украшенное снизу красно-золотым шлейфом.

- Принцесса Агура, вы строги к нему  не обосновано….

- Я уверена, что он мерзкий. Господин волшебник, Агура хочет быть только вашей. Можно я буду вашей женой? – она, как и все девочки ее возраста, была наивной и глупенькой, когда дело казалось взаимоотношений между людьми. Детям все кажется дозволенным. И любые слова им можно говорить, не опасаясь за последствия.

- Прости, Агура, но боюсь, что я не тот человек, за которого тебе стоит выходить замуж…. Скажем так, из меня выйдет никудышный муж…. Да и твой отец будет очень зол…. Лучше скажи мне, что хочешь? – Кайра не отрывая глаза, следила за нашим разговором. Пыталась уловить любые изменения в моем поведении? – Сладостей или может, посмотрим вместе фильм? – на эти мои слова асур Короля даже удивленно вскинула брови. Похоже, она и, правда, слишком глупая. Не смог сдержать смешок, мне пришлось закрыть губы пальцами, чтобы она не видела моей столь пренебрежительной реакции. В противном случае, я был бы раскрыт, наверное….

- Я хочу поиграть! – она так эмоционально и восхитительно просила меня об этом, что на долю секунды…. Мне может быть, стало жаль ее….  Хотя, кого я пытаюсь убедить? Себя? Нет, жалости у меня точно нет…. А она и, правда, красотка. Белоснежная юная кожа, от которой идет запах свежих полевых цветов, длинные, черные как смоль волосы, прямые и ровно лежащие на ее плечах. Большие глаза цвета морской воды и красивое, цветочное кимоно, наверное, она в будущем могла бы стать великолепной девушкой…. Мне нравятся длинные прямые волосы, они вызывают у меня чувство отдаленной ностальгии…. И я будто бы вижу улыбку в темноте, но не могу увидеть кому она принадлежит.  Неуверенно протянув руку, я коснулся ее щеки:

- Агура, ты такая красавица…. – ее сердце учащенно забилось. Похоже, я могу узнать сейчас о ней все – от частоты пульса, до скорости биохимических реакций в ее клетках…. Только одного не могу почувствовать. Тепла ее тела, тепла от прикосновения к ее коже. Тепла от живого человека, тепла от живой души…. Конечно, мне без сердца не удастся….  – Прости, но скоро я буду очень занят. Поэтому, хочешь поиграть со своими друзьями? Они там, в темноте…. Слышишь, ты им очень нравишься, Агура.

- Да. Они шепчут, что хотят поиграть!

- Ну вот и отлично. Повесились от души, милая…. – я поцеловал ее в лоб и взъерошил волосы. Мое поведение вполне отвечает заботе старшего брата? Мои показные эмоции и мягкость поступков делают меня похожим на идеального человека? Постепенно, яркая цветная фигурка юной красавицы утонула в туманном синем свете. Мягкая стена синего цвета – искусственная материя, я создал ее при помощи собственного заклинания «Синяя пустота». Созданная из слияния разных химических элементов на кристаллическом уровне – подобная стена не пропускает внутрь отделяемого от основной реальности пространства ни звука, ни света. Фактически, создает пустое замкнутое пространство, изнутри кажущееся лишь синим туманом. Тот, кто внутри не может узнать или увидеть, что происходит в реальном мире. Достаточно для того, чтобы Агура какое-то время не мешалась под ногами.

- Учитель, чтобы создать из кристалла «призрачный ключ» понадобиться ваше заклинание….

- О, да заклинание. Солнце взойдет, Гвэн можешь не переживать. Самое главное сейчас создать ключ…. Без ключа, если даже мы достанем гробницу из-под земли, все будет бессмысленно. А я не люблю бессмысленных действий и никогда их не совершаю….

 - Эй ты, волшебник! Вы двое так и будете себя вести, будто бы мы здесь только мебель – возмущенно воскликнула настырная асур. Ее сестра определенно нравится мне больше. Хотя, фактически их нельзя было назвать сестрами. Они наполовину родственники, их кровь лишь по женской линии одинакова. Клан Асудзима весьма уникальный клан асуров, обладающий поистине привилегированным положением, но вместе с полученными привилегиями бок о бок идет и цена, уплаченная за них…. Эта семейка несет в себе ужасающее проклятие. И мне о нем известно…. Поэтому, у меня есть еще один козырь в руках, если одна из них решит мне насолить, я им обязательно воспользуюсь.

- Кайра, прекрати злоупотреблять моим гостеприимством или же одной демонстрации тебе мало? Хочешь еще раз быть испуганной и униженной? Чувство от проигрыша…. Когда тебя побеждают и заставляют кланяться в ноги победителю…. Быть побежденным…. Эх, что может быть хуже для асура…. Будешь много выступать и я, пожалуй, использую несколько способов загнать тебя в угол…. как крысу….

- Я больше не нарываюсь. Просто, можно всего лишь один вопрос? Я не против, волшебник, что ты скрываешь свое истинное лицо и имя…. Но…. Я лишь могу догадываться почему…. – я прервал ее, болтает она слишком много и не по делу.

- Спрашивай, раз уж хотела…. – позволим ей немного вольности, заодно станет ясно, что на самом деле известно Королю Редгрейву. Ее глаза притворно сузились, а зрачки запрыгали от ненависти:

- Спящая девушка под этим городом в гробнице, не единственная «спящая», что тебя интересует…. О…. Забавная реакция для тебя? Разозлился? Думаешь, откуда мне известно столько? Тогда ответь мне на вопрос, волшебник. Кого зовут Эльреба?

Спокойно. Только спокойно. Я действительно поддался минутной, охватившей меня злости. Как она смеет произносить это имя столь дерзко и неподобающе. Она даже представления не имеет о том, кого так называют. Ни она…. Ни ее глупый Король, падение которого уже неизбежно. Ничего они не знают…. Они слышали имя, может быть где-то от более высоких сущностей, но не более того…. Ничего им не известно. Только я знаю все. Только мне дарована эта власть. Только я знаю о спящих и пробудившихся. И нет властных надо мной Богов, ибо я сам Бог…. Так и есть. Я зря разнервничался. Похоже, просто стоит больше тренироваться, в противном случае эта девка с легкостью могла бы сломить мою самозащиту.

- Твоя попытка крайне не удачна. Даже если бы я знал, кому принадлежит это имя, никогда ничего бы не сказал…. Иначе вы ведь все узнаете. Твой Король также слеп, как и тысячу лет назад. Он ничего не знает и ничего не может.  Именно поэтому он заслал тебя сюда, Кайра. Гвэн ошибочно полагал, что твоя главная цель помешать мне пробудить Источник…. Но на самом деле, твоя цель - информация, которой я владею. Весьма забавная прерогатива Короля асуров приказывать своим поданным совершать абсурдные действия, и складывать с себя ответственность за воплощение этих действий….. Не правда ли? – я снова ей улыбнулся, и мое лицо выражало абсолютное спокойствие. От минутной злости не осталось и следа. Она проиграла….

 - Ты лжешь! Мы обязаны исполнять приказ Короля! – я подошел к ней. Она никого и никогда не подпускала к своему лицу настолько близко. Между ней и миром стояла гордость асура и непреклонная уверенность в своей силе. Однако, вот уже второй раз я разбивал ее самолюбие и оказывался настолько близким к ней.

- Вот видишь, милая, ты сама себя и выдала…. Я презираю ужасающее поклонение кому-либо. Бездумно выполнять чьи-то приказы…. Или же слезно молиться перед кем-то, желая искупления. Такие рабские поступки отвлекают от сути саморазвития. Я предпочитаю более простые отношения. Если ты чего-то хочешь, достаточно попросить. Ведь можно получить все, что угодно, конечно в обмен на равноценную плату. Никогда не встречал еще чего-то более логичного. Может потому, что я сам придумал такой вариант развития жизни? Не шевелись…. А то вдруг мне надоест просто играть у тебя на нервах…. И…. Я например…. – провел пальцами по ее щеке…. – Взорву твой прекрасный череп…. – несомненно, жар моих пальцев достиг ее разума, потому, что глаза расширились от страха…. я приложил ладонь к ее солнечному сплетению…. – Или же, отправлю тебя к Агуре. Только в этот раз Синяя Пустота будет только снаружи…. Проверим насколько силен голод моих прекрасных деток, и смогут ли они сожрать твое тело асура?

- Ты просто ужасен! Убери от меня свои руки!

- Нет, ты ужасна…. Кайра, почему ты сама не уберешь мою руку? Боишься умереть, не исполнив своего предназначения?

- Кто ты?! Твой разум, твое тело и твоя физическая сущность, будто три разные составляющие…. – она сглотнула…. Вот бы изучить ее на предмет схожести с людьми.

- Не преувеличивай мои заслуги. Я человек, просто убитый горем возлюбленный, что пытается вернуть свою любимую.

- С меня хватит! Я хочу вернуться к Королю!

Я перестал ее мучить и убрал ладонь.

- Ты начинаешь мыслить в правильном направлении, Кайра. Но видишь ли…. Уже слишком поздно. По-хорошему, тебе вообще не следовало сюда приходить…. Уйти ты не можешь. Вокруг этого мира я выставил специальный щит, и теперь он изолирован от вселенских путей и врат. Ты не сможешь вернуться, пока я не завершу здесь свои дела…. Как только Источник Всезнания будет возвращен мне…. вернешься к своему любимому Королю…. конечно, если выживешь, так как отныне ты моя заложница….

В последнее время я начал замечать, что ментальная связь с Гвэном становилась сильнее. Он бесшумно встал, и, покачнувшись от усталости,  пошел ко мне. Не пришлось ему говорить, он сам уже понимал, что нужно сделать. 

- Хаори, идем. Кайра, башня и весь город в твоем распоряжении. Ты можешь гулять где вздумается.

- Я пойду в управление и расскажу им кто ты на самом деле! – Кайра хмыкнула, ляпнув очередную глупость.

- Ну конечно, только убедись, что у тебя хватит доказательств, чтобы подтвердить свои слова…. Хватит, ты раздражаешь…. Гвэн, пойдем, скоро начнется вечерняя съемка, а после нас ждут в правительстве.

Да…. Именно так…. В правительстве, в управлении, на съемках шоу – везде я был нужен им. Нужен людям, чтобы исполнять их желания. Ирония жизни волшебников состоит в том, что мы в силах исполнить любое желание, кроме собственного. И от того, мы невероятно одиноки. Поиск путей исполнения собственного желания может завести нас в глубины Вселенной и уничтожить нашу сущность.

Было ли у меня когда-нибудь такое желание, исполнение которого я не мог добиться самостоятельно? Да было…. Было и есть…. Возможно, пути исполнения несбыточных желаний волшебников заставляют их искать по всему свету такое существо, которое могло бы выполнить желание вместо них. В случае как с Гвэном, например. Я могу исполнить его желание. Тем, кто может исполнить желание волшебника может быть другой волшебник, а может быть любое другое существо…. Может и асуры…. Хотя нет, они слишком туповаты для подобного. Но, как я уже упоминал, есть «исходные» желания. «Исходным» к несчастью может быть желание и самого волшебника. Так происходит, когда желание волшебника вступает в противоречие с желанием того, кто в силах его исполнить. Невероятно редкий случай. И вероятность такого стечения обстоятельств составляет всего одну долю процента. Я существую более трех тысяч лет и на моей памяти такой случай был всего один…. Мой собственный.

Печальный…. Настолько печальный…. Что печаль сотен тысяч миров не сравниться с печалью наших желаний. Моего и того существа, которое в силах все исполнить. Изменить все, начать с нуля, стереть и нарисовать заново. Наши отношения позволяли мне просить ее исполнить мое желание. Но я никогда бы этого не сделал. Знаю, что она пожелала бы другого…. И именно поэтому, у меня есть Акаша. Она сумела сделать мое желание частично «исходным» и забрать часть той печали, что невозможно объяснить.

Гвэн и, правда, выглядел уставшим. Его запас магических сил ограничен, он велик, но ограничен. Когда маг полностью расходует магический потенциал, заклинание начинает черпать всю доступную энергию волшебника, в том числе душевную и жизненную. Алый ликорис тяжелое заклинание, оно включает в себя манипуляции с материей и звуком. Он потратил весь запас магических сил и часть жизненных сил. И поэтому, понадобиться еще немного времени, прежде чем он восстановиться. Снова слегка покачнувшись от головокружения, он прислонился спиной к зеркалу на задней панели лифта.

- Учитель, вы ведь с самого начала знали, что Король Редгрейв пошлет сюда кого-то? И Агуру пригласили сюда специально, чтобы все перепроверить. Значит, вы с самого начала следовали задуманному плану?

- Конечно. Асуры хороши на войне, они прекрасные воины, но вот мозг у них отсутствует, поэтому ими так легко манипулировать. Я следовал плану, потому что четко предугадал действия Редгрейва. Он отличный Король, но имеет привычку совать свой нос куда не следует. Поэтому, я ждал, когда он подошлет ко мне кого-то вроде Кайры. Поэтому, Кайра для меня прекрасный винтик в огромном механизме моего плана. Я убью в результате двух зайцев при помощи нее. Первое - выясню, что известно Королю асуров о том, что происходит во Вселенной. А во вторых загоню его в ловушку и не дам ему помешать мне. Сам по себе он достаточно слаб, чтобы противостоять мне…. Но у него есть друзья и среди законодателей миров и среди моих врагов.  Я использую Кайру, в скором времени я дам ей сбежать обратно к Королю, но было очень важно, чтобы она увидела Агуру. Она не узнала девчонку. Подчиненная Короля не узнала его родную дочурку! – я рассмеялся, осознавая, насколько безупречен был мой план.

- Но почему. Значит Агура тоже не человек?

- Нет, Гвэн. Дело в том, что Король просто не имеет права иметь детей среди людей. Один из первородных запретов расы асуров. Он просто не мог позволить никому узнать о любимой дочке, которая была зачата от человека…. Но  поверь мне, зная, что она в опасности,  умереть ей, он не позволит.

- Вот оно что…. Вы отличный манипулятор, учитель….

- Смеешься, да? На самом деле, я просто грамотно распоряжаюсь той информацией, которой владею.

- Осталось совсем чуть-чуть, верно? Учитель, вы всегда любили ходить по тонкому льду. Но сейчас не слишком ли много вокруг вас собралось младших фигур?

Я задумался. И откинулся к стене как Гвэн. Наше отражение на зеркальном потолке…. Сейчас мы и, правда, выглядели как друзья -союзники. Но на самом деле у меня не может быть ни друзей, ни единомышленников. Я в них просто не нуждаюсь. Гвэн - просто наиболее простой способ реализовать ту часть плана, которая касается создания «призрачного ключа». Но на самом деле, я просто не искал другого решения. Я принял факт существования одного решения, даже зная, что есть и другие способы. Пойдя по пути сохранения энергии, но конечно пути отхода у меня были, на тот случай если у Гвэна все же проснуться подавленные эмоции человека. Однако, я верю в него…. Верю, что из него выйдет толк, даже если в его воспитании я не принимал практически никакого участия. В конце концов, источник совершенства Гвэна только в нем самом. Он идет вперед, тренируется, открывает новые заклинания в погоне за своей мечтой. Я тот, кто исполнит ее. Но я не его идейный вдохновитель, хотя он так думает. Он пытается стать похожим на меня. Моя сила его пугает и будоражит одновременно. Но он ее не желает. Осознает всю мощь и догадывается, какая цена стоит за приобретением такой мощи. Поэтому, он пытается найти свой путь к совершенству. Его желание весьма похвально, этим он подкупил мое царственное эго. Серьезно! Моя скептическая натура пробудила желание посоревноваться. Точнее, просто проверить, куда заведет стремление к исполнению. Сможет ли он возвыситься на одну ступень с самим Волшебником Измерения или падет во мрак?

Ученик или учитель? Желания одного или жизни людей целого города? Люди или же маги? Сила души или сила воли? Что же победит? Кто же в самом конце проявит истинную доблесть и решимость, а кто так и останется жалкой тварью и заслужит лишь страшную смерть? Для кого восход Пепельного Солнца станет последним, финальным отрезком пути? Я обязательно должен увидеть это…. Вместе с тобой, моя любимая Акаша….

 

Часть третья – История мага.

 

Во Вселенной не так уж много миров где живут люди, способные становиться волшебниками. Если быть точным, всего существует три мира, в которых живут волшебники. Нигранд – мир цветущих полей и океанов, невероятный и удивительно волшебный мир, где живут маги, способные управлять духовной энергией. Крупнейшим городом названа столица зеленого континента – Альнэрун. Следующий мир – Заоблачная Крепость. Там в огромном храме на выжженных полях живут огненные волшебники, у которых есть армия мертвых ужасающий созданий. В этом же мире живут ведьмы и волшебницы и чародеи, которым доступна физическая материя для заклинаний. И, наконец, величайший из трех волшебных миров – мир Амин, где люди и волшебники живут бок обок, мир невиданной и неизмеримой долготы, мир, где магия, повсюду. В центре, высоко в небесах этого мира под самыми звездами – Звездный Город, где обитает Орден Абсолюта. Орден Абсолюта собирает самых сильных магов из всех трех миров и несет мир, радость и счастье, защищая и оберегая. Миры связаны между собой, но перемещаться между другими мирами волшебники не имеют права. Так без сомнения думали все. Мировой порядок был нерушим, пока не был рожден тот, кому предрекли стать Волшебником Измерения. Принц, Верховного Наследника замка Аминнарет – в столице мира Амин.

 

Глава 1.

Да. Пожалуй, припоминаю, так и было. По меркам вселенского времени, я родился три с половиной тысячи лет назад. По времени моего мира и столицы главного континента Амина, подзвездного города Амминарет, в 524 году от ухода Серебристого дракона. 524 год стал знаменательным тем, что Амин стал миром, которым правят люди, и которым достались знания от дракона, как управлять магической энергией. Предполагаю, что во всех мирах во Вселенной, которые сейчас населены разумными существами обитали драконы. И почему они покинули наш мир, как и остальные? В поисках пропитания. История нашего мира с того года стала вращаться вокруг борьбы за магические знания, за способности творить чудеса. В битве победило трое магов – Кано, Шуи и Юрика. Они трое были столь сильны и благородны, что защищали обычных людей и помогали им, впоследствии став основателями Звездного Города над Амминаретом, и первыми магами Ордена Абсолюта. Великой троице скоро стало не до проблем Амминарета и они уединились в своем Звездном Городе, открыв врата в два других волшебных мира, и постепенно налаживая связи между мирами. Каждый год маги Абсолюта, число которых стало пополняться за счет волшебников из других двух миров, выбирали наследника замка и правителя континента.  Выбор одобрялся умнейшими людьми в столице, а затем и всем народом, после чего устраивался веселый фестиваль. Заведенный порядок безукоризненно был подчинен магам Абсолюта, они же в свою очередь всегда умели здраво мыслить и принимать верные решения. К Кано, Шуи и Юрике в начале 524 года  присоединились еще трое. Альнара – ведьма из Заоблачной крепости, физический запас сил которой мог потягаться с самим Кано, на тот момент главным в Ордене. Игл – волшебник занимавшийся алхимией в нашем мире, и Хинро – маг полночного созидания или духовный волшебник из мира Нигранд.

Через небольшой промежуток времени наместником замка в столице Амминарет назначают моего отца. Все празднуют. Народ и маги избрали нового правителя, который будет много работать и стараться ради общего блага. Казалось бы, незыблемость волшебных миров ничего не могло нарушить. Все было хорошо и прекрасно. Нет, правда, думаю, что равновесие трех миров поддерживалось лишь Орденом Абсолюта, а удавалось им это от того, что они взяли под контроль связующие врата между тремя мирами Нигранд – Амин – Заоблачная Крепость. Уж шестеро наиумнейших и сильнейших могли сообразить, как ни допустить войны между собой. Их козырь. Стержень мира. Воля, которую нельзя сломить или победить в людских глазах, всегда держалась на такой глупой преграде, как способность сообщаться с другими мирами. Пока маги Абсолюта сохраняли хрупкое равновесие в пределах трех миров с существами со схожими жизненными возможностями, положение всех устраивало. Только по их законам исследовать путешествия между мирами строго запрещалось, на деле же они жестоко убивали магов, которые исследовали другие миры. И постепенно, люди уверовали, что других миров кроме трех волшебных не существует. Маги Абсолюта, похоже, и сами забыли об этом. Они точно знали только одно, что правда рано или поздно всплывет только в том случае, если родиться маг, наделенный врожденной способностью к перемещению между мирами. Суммируя их знания о мире и об энергии,  В Звездном Городе сам Кано согласился с тем, что подобная способность может быть. Они просто оттягивали момент истины, предрешая крах. И вот в середине 524 года предсказательница Юрика увидела пророчество о рождении наисильнейшего мага, который станет единственным Волшебником Измерения. Странно, правда? Я был известен еще до своего рождения. У нас года не делились на месяцы, а делились на три больших периода, включавших в себя по восемьдесят дней. Год соответственно и делился на начало, середину и конец. 

В конце 524 года у наместника замка родился сын. Этим сыном к своему ужасающему несчастью был я. Хотя тогда мало кому было известно о величине моего несчастья. Думаю, знали лишь несколько человек и те впоследствии умерли. Амминарет – наместнику замка и его старшему рожденному сыну назначалась фамилия в честь столицы, так было заведено. При этом не всегда и далеко не всегда следующим наместником назначался сын предыдущего, нет, такие случае скорее редкость, чем данность.  Я был рожден человеком. С невероятным запасом магических, духовных и физических сил, но человеком. Мой отец был человеком, и моя мать была самой обыкновенной женщиной. Существовал лишь один единственный ничтожный процент вероятности, что у людей может родиться ребенок – волшебник. Чаще всего волшебники рождалась либо в семьях, где один из родителей потомственный волшебник, либо же оба являются таковыми.

Чуть позже я понял весь смысл процента жизни. Девяносто девять процентов рационального сознания трех миров были против моего рождения. Для этих миров я был аномалией рождения, которой меньше всего хотели и ожидали. Я был тем выбивающимся из равновесия элементом, существование которого невозможно допустить.  Устранить меня так просто было не возможно, еще до моего рождения люди стали возлагать на меня свои желания и надежды. Они ничего не могли сделать. Слава шла далеко впереди меня. Но…. Допустить крах всей их четко выстроенной системы – контроля, причин, следствий, грамотных действий, обдуманных решений и в результате жизни трех миров, они не могли. Волшебники Абсолюта на то и были волшебниками Абсолюта, чтобы избегать крайностей и научиться сдерживать рациональность. Нет, правда мне всегда нравились и жалкие попытки установить надо мной не вольный контроль. Так вот девяносто девять процентов всего разумного ненавидело сам факт моего существования, и определенно точно, что будь у этих девяносто девяти процентов возможность помешать моему рождению, так и было бы…. Но один процент целой Вселенной возжелал, чтобы я был рожден. Один процент…. Значит, кем-то мое существование было оправдано? Кому-то было выгодно мое рождение и моя жизнь? Хотя…. Кому? Тогда я еще не знал ничего о Механике миров, который спятил и продолжает бесцельно возводить миры, даже не задумываясь ни о их смысле, ни о их судьбе. Как не знал и о Хранителях вселенского равновесия. Мне было не ведомо о тысячах и сотнях мирах, параллельных и совершенно разных.

Вот собственного говоря, и предыстория моего счастливого детства. Я еще не родился, а выбор у меня уже был, и в нем было только два решения. Первое – присоединиться к магам Абсолюта, стать одним из них. Быть чем-то вроде послушной игрушки, держа меня рядом в поле зрения, они могли контролировать мои способности и в случае необходимости устранить. Либо путь номер два – отринуть их теорию, бежать, затем подрасти, попытаться бросить им вызов. Тем самым опозорив имя своего отца, и обрекая мир, рухнуть на конце. Но впоследствии выяснилось, что маги Абсолюта настолько были порабощены своим тщеславием – идей своей необходимости для защиты всех и вся…. им показалось, что цена жизни миров, гораздо важнее жизни одного волшебника. Нечто подобное от них вполне ожидаемо. Поэтому, они со всей своей яростью и мощью, начали реализовать вариант моей жизни под номером один….

Вначале они решили применить поощрительные меры, что стало первым шагом к краху моей семьи. Кано и Шуи – на тот момент сильнейшие маги, моментально убедили жителей в необходимости не менять наместника Амминарета. Моему отцу было предложено продлить срок его полномочий. Фактически он становился пожизненным наместником столицы. Взамен же они попросили «правильного» для меня воспитания. Отец не должен был взращивать во мне идеалистические и эгоистические черты, постоянно напоминая мне о том, что моя сила превосходит мощь Ордена Абсолюта. По замыслу Кано и остальных я должен был вырасти милым пушистым зайчонком и не нуждаться ни в признании моей силы, ни в народной любви и славе. Забегая вперед, скажу, что мой отец не послушал их. Он считал, что я достоин того, чтобы построить себе великое будущее без магов Абсолюта…. Себе и ему, конечно же…. Но сделанного уже не вернуть, отец был пожизненным наместником Амминарета с неограниченной властью, а власть как известно развращает, особенно людей.

Найдя с моим отцом некоторые разногласия, волшебники Абсолюта стали действовать куда менее деликатно…. Сначала запугивать и угрожать, а потом применять различные грязные и не совсем законные действия, чтобы заставить отца похоронить планы на меня. Они серьезно промыли ему мозги. Мне было неведомо о его душевном конфликте, лет, так кажется, до пяти…. Нет! Опять я убежал вперед, да? Я родился…. И в столице впервые за много лет пошел снег….  Необычайного цвета – пепельного. Люди приняли за снег пепел, падавший с небес. Волшебники же Абсолюта сразу узнали в необычайном снеге  магию. Страх овладел ими тогда еще больше, так как пепельный снег было моим первым заклинанием, которое я почти неосознанно произнес. Это был первый звук, который издал новорожденный младенец. Точнее, я произнес главное заклинание в своей жизни волшебника незавершенным. Оно было частичным и реализовалось, к счастью магов Абсолюта, лишь поверхностно. Законченным они увидят его намного позже…. Но все равно увидят…. Процент жизни…. Я долго думал, кому было выгодно мое рождение? Кто пожелал, чтобы я с такой ужасающей силой мог родиться? Неужели Механик не мог логически предсказать такой момент, когда строил наш мир? Точнее, я пытался отыскать смысл своего существования? Зачем? Если все отрицали мою жизнь и надобность миру, тогда зачем? Чертов Механик тут не причем…. Он лишь создал механизм зарождения тела…. Ничего более…. Ни на что более маразматичный ублюдок не способен. Нет, души живых существ зарождаются не поэтому. Души живых зарождаются в тот момент, когда кто-то очень желает этого. Важно желание другого человека. Я был нужен кому-то…. И впоследствии я понял, что был нужен только своему отцу и своей матери. Отец дал мне жизнь, а мама родила. Они для меня были первыми Богами, существование которых я оправдал и признал. Отец был разумным, пока они не отравили его разум, и он не изменился…. Отец очень хотел показать магам Абсолюта, что их жалкие попытки контролировать жизнь, только приближают ужасающую действительность. Поэтому…. Поэтому, ему так был нужен я…. 

Волшебство и желания людей взаимосвязаны. Волшебство рождается из желаний людей. Однако, чтобы оно действительно произошло нужны невероятно отчаянные желания. Жестокие, несбыточные, великие…. Желания, которые пожелала бы воплотить в жизнь сама материя Вселенной. Я был рожден, чтобы исполнять желания…. Вот и все…. Не было никакого предназначения кроме этого…. Наверное, никогда и не пожелал бы ничего подобного.

Немного позже я стал задумываться и над тем, почему предназначения людей и их судьбы в результате так отличаются друг от друга? Почему одним суждено изменять мир, а другим прожить тихую и спокойную жизнь? Почему одни понимают суть Вселенной, а другие остаются в глупом неведении? Не из-за страха…. Абсолютно точно, дело не в смелости тех, кому ее хватает, чтобы изменить не только себя, но и мир вокруг. Нет…. Тогда может быть дело в материальности? Но нет, материальную форму получения благ придумали невежественные люди, лишенные способности к состраданию и чувствам.  Тогда может разница в возможности познания Источника Всезнания? В таком случае, как тогда оправдать мою судьбу? У меня была стопроцентная совместимость с Источником, и мне были доступны любые знания, так почему?

Ответ очевиден. Но пришел он слишком поздно. Степень судьбы или коэффициент удачливости, зависит только от одного – от отчаянья. Самые сильные желания исполняются из отчаянья, а люди рождаются, потому что кто-то желает этого. Вот, как я думал. И был уверен в своей правоте.

Прежде чем перейти к детальному описанию моей весьма не веселой истории детства….  Почему вспоминая сейчас, спустя три тысячи лет, я все еще могу грустить? Она же обещала, что боль уйдет? И почему я вообще чувствую эту боль? Неужели годы одиночества не лишили меня возможности страдать из-за прошлого и питаться болезненными воспоминаниями? Но я ведь не считаю, что ошибся или поступил неправильно тогда? Я чувствовал, что оступился лишь однажды, когда потерял Акашу. Тогда почему сейчас мне так больно? До сих пор…. Не угасающее чувство…. И почему я вспоминаю всегда ее слова – «И я прошла через нечто подобное. Мне было тяжело. Как я выжила? Как пошла вперед?».

Я не такой как она. Она изменила мою жизнь, когда вся история случилась. Дала мне новый смысл существования. Но ее печаль нельзя вылечить, печаль того кто носит зеркальную маску. Эльреба носит маску. А мою? Ладно, хватит, тот, кто лишен сердца, не может сожалеть…. Сейчас уже слишком поздно.

Что важное я упустил в своей предыстории? Ах, вот…. Не сказал самого интересного. Все началось в тот момент, когда Кано и остальные стали действовать не совсем в рамках дозволенного, чтобы убедить моих родителей подчиниться.

Они не могли убить меня в утробе матери, я был защищен сверхдревней и сверхсильной магией, им не доступной. Казалось бы, маги Абсолюта повержены…. Но они-то как раз, просто великолепны, когда дело касалось безвыходных ситуаций. В их понимании, не было чего-то, чтобы они не смогли решить. И вот…. Решение, как и казалось, нашлось. Если нельзя было убить ребенка внутри матери. То почему бы не заставить саму мать убить ребенка? А если затея окажется неудачной, стоит пойти дальше…. Убить мою мать…. Ребенок не может развиваться внутри мертвого тела. Идеальный расклад, казалось бы, ничего более логичного они даже представить себе не могли. Все сходилось. Все прекрасно. Я им даже завидовал, настолько их логика была идеальной.

Они лгали ей и отцу. Когда его не было рядом, они науськивали ее, шептали ей….

– «В твоей утробе растет чудовище».

  – «Я вижу будущее. У него нет будущего».

 – «Он все разрушит. Если он родиться, то заберет твою жизнь».

– «Ужасающее чудовище. Убей его. Пока он еще внутри. Спаси нас. Спаси всех. Ты справишься».

– «Убей его, пока никто не видит, и будешь вознаграждена».

– «Пожалуйста, ради всех. Ради мира. Ради Амина и всех его жителей. Прошу тебя, принеси его в жертву миру. Ничего не бойся. Мы защитим тебя»

Я помню каждую из шести фраз. Сказанные шестью разными волшебниками Абсолюта, они первые проявились в моем окрепшем сознании, кажется, мне исполнилось тогда два года. Все сделала магия, не дававшая им шанса убить меня. Она же и смогла передать внутрь моей души эти фразы, которые они говорили моей матери. Я не виню ее. Ни за что. Потому, что одними фразами, я уверен, дело не обходилось…. Ей промывали мозг, стирали память, изменяли восприятие, запугивали, издевались, пытали – она продолжала меня любить, где-то в подсознании ее душа помнила о любимом ребенке. Ее душа и защищала меня изнутри, магия любви родителя к своей частичке. И я не осуждаю ее…. Несмотря на…. Она пыталась трижды воткнуть себе в живот кинжал, дважды пыталась выпить кислоту и яд, чтобы убить и себя и меня…. Пыталась сжечь себя, ломала себе кости, резала себе вены, падала с лестниц…. На нас двоих наберется  попыток так тридцать суицида. Ничего не вышло…. Она не могла умереть, пока я был внутри нее и соответственно убить меня внутри себя тоже не могла. Меня защищала магия гораздо более древняя и могущественная, чем волшебники Абсолюта могли себе представить первоначально. Они вообще, думаю много чего себе не представляли.

Конечно, они знали о том, что мой отец тяжело духовно болен. Знали, потому что сами его сделали таким. Интересно, что они вообще хотели предпринять дальше?

Да…. Что-то я все об отце. Забыл напомнить…. Видимо самому себе уже для краткости изложения. Моя мать умерла, сразу же после того как я был рожден и вопреки мифам и легендам – хрустальный Гримуар был сформирован в результате обмена не на мое сердце. Она отдала свою жизнь, свой разум, свое тело, свою душу и свое сердце – и я получил книгу заклинаний, пропитанную древней магией кровной жертвы. Собственное же сердце я отдам намного позже, чтобы впитать бесконечный магический поток и создать Акашу…. Но это было немного позже. До этого мне предстояло еще узнать, чем мой отец занимался за закрытыми дверями дворца Амминарета….

 

Для магов, рожденных в Амине, существовали нерушимые правила. Самый главный запрет, определяющий развитие и существование магии, запрет на убийство людей. Магия рождена во имя исполнения желаний людей, и их убийство - строжайший запрет, наложенный на магию. Смертельное заклятие, направленное на человека, просто не сработает. Маг, убивший человека, будет осужден Орденом Абсолюта.

Глава 2.

Конечно, законы запрещающие, есть законы запрещающие. Но…. Маги достаточно хитрые существа, чтобы не искать постоянного способа законы приступать и наказания не нести. Не надо думать, что маги Абсолюта, не приступали сами ни разу, не позволяли себе вольности. Самый простой способ обойти запрет на убийство человека – не убивать своими руками. Ведь маг вправе исполнять любые желания. Даже если один человек пожелает смерти другого, волшебник обязан исполнить желание.

Волшебники не имеют права нарушать два наиглавнейших закона – убивать человека и не исполнять его желание. Забавные законы, противоречащие друг другу. Хотя, на самом деле, они полностью, как я уже говорил, отражают сущность волшебников – хитрость. Главное, чтобы следов твоей магии не было при убийстве человека и все будет хорошо. Интересно, как долго подобный закон сможет сдерживать волшебный потенциал? Хотелось бы на это посмотреть.

Я был воспитан отцом, а также множеством мудрейших учителей во дворце, ну и, конечно же, лично волшебниками Абсолюта. Они стали играть роль приемной и заботливой семейки. Отец решил пойти путем хитрости, и допустить их до меня, позволить им попытаться реализовать свой план. На самом же деле, и я и он только притворялись в своей лояльности к ним. Отец рассказал мне правду о том, что они пытались сделать со мной, и кто виноват в том, что мать умерла. Поэтому, для них я играл роль прекрасного и примерного, бесконечно доброго и отзывчивого мальчика. Только отец и некоторые слуги во дворце, которых допускали к покоям наместника знали, что на самом деле я рос эгоистичным, бездушным, грубым и весьма зловредным ребенком. Хотя, возможно еще тогда я полагал, что просто хотел угодить отцу и выглядеть в его глазах надежным соратником. Я хотел, чтобы он знал – любым путем его желание исполниться, и я оправдаю возложенные на меня надежды. Мое существование не будет бессмысленным.

Помимо всего прочего я был еще и самовлюбленным гением, который не считал обычных людей равными себе. Я практически не покидал замка, старался ни с кем не общаться без надобности, был замкнут и угрюм. Мне еще в утробе вдолбили, что людям, как и остальным доверять нельзя. Все они только преследуют свои цели…. У меня не было ни друзей, ни знакомых, ни кого-то с кем я мог просто поговорить….

Я только обсуждал с отцом пути свержения магов Абсолюта. Некоторые слуги знали о нашей показной игре перед магами Абсолюта, но все они молчали под угрозами расправы, и Кано и остальные так и остались в неведенье, какое настоящий «я», рос у них под боком. К пяти годам мне уже не требовались учителя, чтобы совершенствовать магию, я был способен использовать любой вид энергии, создавать и открывать собственные заклинания. С рвением я искал путь завершения своего главного заклинания. А также я пытался понять, как можно путешествовать между измерениями времени и пространства, среди тысяч миров. Что не особо и легко, так как я имел дело с расщеплением первоисходной материи. Частицы в ней намного более активные чем те, что были в пределах миров. Поэтому, нужно было стабилизировать разницу в квантовых энергиях, а также подстроить свою собственную энергию и постараться создать стабильный и безопасный участок в пространстве соединяющий две разных точки. В ходе своих опытов я создал заклание «Порт». Оно позволяло переместиться между двумя точками в одном мире. Простенькое заклинание, помню Гвэн очень удивился, когда узнал, что я создал его в пятилетнем возрасте. Но, что поделаешь…. Я был единственным в своем роде.

Забавно осознавать, что мой организм был полностью предназначен для подобной магической силы. Мое тело совершенно, я практически не нуждался во сне или еде, я не ощущал ни тепла, ни холода, не различал вкусов. Мои эмоции всегда оставались ровно такими, какими я бы хотел, чтобы они были. На заднем обороте моей хрустальной книги, знаете, какое было число? Можно было подумать, что как у наисильнейшего там приблизительно миллионное число. Как у Кано или Шуи…. Однако, и там был секрет. Я сумел понять систему отображения на книге чисел запаса магической энергии. Она отражала показатель запаса магической энергии, и учитывала душевную и физическую энергию, вычитая их сумму из запаса магической энергии. То есть, фактически, книга считывает внутренние данные и отображает их в виде ряда простых чисел от нуля до бесконечности. Но все забава была в том, что мой показатель был не миллионный и не триллионный…. Он равнялся нулю…. Как такое возможно? Ну, дело в том, что все три показателя энергии внутри моего тела были равны между собой. Они одинаково бесконечно сильны. Именно поэтому, я скрывал истинную надпись на обороте книги, подменив его меньшим числом, чем у Кано. Конечно, я проделал подобное, чтобы ввести их в заблуждение о природе своей истинной мощи. Чем меньше они знали, тем более на руку это было мне и отцу. Конечно же, я хотел им отомстить, но моя месть должна быть сладкой. Они должны были ни на секунду не усомниться в своей победе. Я хотел унизить их, растоптать достоинство и уничтожить. Финальная сцена обещала быть не забываемым театром отчаянья.

Я уже говорил, что к семи годам ни разу не видел детей своего возраста. Надо сказать, желанием не горел, да и не попадались они мне в замке, меня, как и отца сторонились. У отца была одна комната в левом крыле дворца, в которую он запрещал входить даже мне. Я не ходил туда…. Длинный коридор, изгибающийся в конце и упирающийся в большую дубовую дверь. Из этого коридора всегда веяло холодом, и доносились одни лишь крики. Я не спрашивал его, чем он там занимался, да и не хотелось знать. Пускай нас связывает лишь его желание уничтожить магов Абсолюта…. Пусть будет так…. Важно, что я могу ему доверять.

Однажды вечером, после напряженной работы в лаборатории я вышел на свежий воздух, на лужайку во внутреннем дворике замка. Растянувшись на теплой траве, я смотрел в небо. Мимо не спеша плыло небо мира, там в звездах сиял дворец, построенный лжецами и убийцами. Какой мир они защищали, если были готовы убивать ради него? Мне было семь, я уже понимал, что кроме как войной никакого мира невозможно добиться. И мудр ни тот правитель, который имеет самую сильную армию, мудр тот правитель у кого самая хитрая тактика.

Я закрыл глаза и представил себе звездное небо над головой и тысячи миров вокруг…. Вот оно…. Очень близко…. Улыбка во тьме – грустная и в тоже время такая ободряющая и родная. Будто бы я тысячу лет жил, в поисках этой улыбки. Чья же она? Улыбку скрывает темнота…. Глубокая и непроглядная. И печаль этой улыбки проникает в мое сердце. Тогда я еще не знал, что это была улыбка принадлежавшая Эльребе….

Я открыл глаза и надо мной застыло лицо. Девчонка?! Откуда здесь девчонка? Русая, с большими голубыми глазами, мы что - одного возраста? 

- Эй, девка, ты откуда здесь!? Детям слуг запрещено входить на территорию покоев наместника! Убирайся отсюда! – я бросился на нее, и мы оба, сцепившись прокатились по лужайке метров на пять, от того места где я лежал.

Прижав ее к земле, я выхватил кинжал из заднего пояса, и приставил к ее горлу. У нее на лице веснушки и длинные ресницы. Несмотря на то, что я так бурно отреагировал  на ее присутствие, она была спокойна.  – Я не повторяю вопросов! Что ты здесь делаешь?!

- Извини. Я не хотела тебя пугать! Ты так крепко спал…. – у нее был обычный голосок. И на ней было миленькое белое платье.

- Я спал? – я что и, правда, заснул? Так ту печальную улыбку я видел во сне? Интересно, мой мозг просто отключился? Такого раньше не было. Может из-за того, что я сутками напролет тренировался в лаборатории?

- Да, ты спал…. И звал во сне кого-то…. «Спаси меня, Эльребаьь….»…. – она, протяжно изображая мой голос, повторила якобы мои слова…. Не зная от чего, но я смутился. Что эта девка о себе возомнила! Она всего лишь жалкая человеческая девчонка с каплей мозгов! Может быть, даже во сне мои слова были великими….

- Тебя послал Кано? Или Юрика с Шуи?! Кто из них послал тебя ко мне!

- Меня никто не посылал…. Я просто вышла повесить белье сушиться и решила пройти через внутренний двор. Вот смотри…. – рядом с тем местом где я лежал, стояла большая плетеная корзина с белыми простынями.

В порыве охватившего меня смущения, я убрал нож на место, и отпустил ее, сев на траву. Может, я теряю бдительность? Ее наверняка подослали. Просто так она бы не появилась здесь. – Ты такой красивый. Ты принц, верно? Сын наместника? Почему твои волосы такого пепельного цвета? – стоило отпустить хватку, как она без умолку начала болтать.

- Ты что и, правда, не знаешь кто я?

- А должна? Я работаю на кухне и знаю лишь местных детей с рынка…. – наивная простота. Возгордившись, я поднялся на ноги:

- Глупая. Я великий, единственный во всех волшебных мирах…. Маг Измерений! – она засмеялась. Что за наглость! Как она смеет смеяться надо мной?!  - Ты смеешься надо мной, да? Служанка над господином! – я фыркнул и она засмеялась еще больше.

- Ой, прости…. Ты говоришь о своем величии с таким грустным лицом, как будто ты вовсе не рад этому…. Прости…. А еще у меня смутное подозрение, будто ты вообще в первые видишь девочку своего возраста…. Меня зовут Чуйн. Я Орико Чуйн. Моя мать - миссис Чуйн - повар на вашей царской кухне!

- Как прагматично. Дочь поварихи. Я не обязан говорить тебе своего имени. Оно для тебя слишком священно, чтобы произносить вслух. Мало ли кого я в своей жизни видел или не видел. Уж точно не маленькое существо в нелепом платьице! С меня хватит…. Я ухожу…. Не попадайся мне больше на глаза!

Что с этой девчонкой? Я почти послал ее в грубой форме, она же продолжала улыбаться.

- Ладно. Раз не хочешь говорить мне своего имени, буду звать тебя Пепельный волшебник. Приходи завтра, хорошо? Поиграем?

Наверное, я еще никогда не испытывал такого удивления. Кто-то просто так хочет со мной встретиться еще раз? Увидеться и поиграть?

- Еще чего, дура…. – обернувшись, прошептал я себе под нос.

Странно…. Она, правда, хотела бы увидеть меня и поиграть? Впервые встречаю человека, который так тепло отнесся бы ко мне. Нет, нельзя с ней сближаться….

Мне не спалось. В сегодняшнюю ночь я не смог уснуть от охватившего меня волнения. Я поразился этой девчонке, наверное, еще и от того, что до нее никто не относился ко мне настолько искренне. У меня было целых шесть  лучших друзей и заботливых людей. Они дарили мне подарки, приходили в гости, все время интересовались моим самочувствием и успехами в изучении магии, они всегда улыбались мне и отцу…. Но всюду лишь ложь и ничего кроме лжи и фальши. Сколько яда было в  материнской заботе Юрики…. Сучка провидица, пыталась заменить мне мать, хотя самолично же нашептывала ей в ухо проклятия, которые лишили ее рассудка. Я ненавижу ее…. Была бы моя воля, каждый раз, когда она приторно улыбается, гладя меня по затылку, я выливал бы ей в лицо склянку кислоты. Позорная, лживая провидица! Ничего, скоро она увидит такое будущее, которое ей и не снилось. Боль…. Мне было больно. Невероятно больно. Они лживые, но в тоже время они всегда прикрываются своими прекрасными высокими идеалами. Дихотомия, да? Нет…. Их распухшее эго росло как облако дыма над пожаром. Оно разъедало их поступки и намерения. Почему они ко всему миру, ко всем живым существам относились с трепетом и защитой, и лишь ко мне нужно было применить жестокость? Ради чего?

Неужели они не могли пойти другим путем? Пожалуйста, умоляю, Орико…. Не будь такой, как они. Конечно, я бы хотел прийти и вновь поговорить с ней…. Принять ее улыбку и быть с ней настоящим, не скрывать своих эмоций…. Но…. я не могу допустить подобного. Из-за них я рожден тьмой и останусь в этой тьме и никогда не смогу испытать ни светлых эмоций, ни настоящей любви…. Никогда. Мне стоит держаться от нее подальше. Девчонка либо принесет разлад в мои планы, либо причинит вред себе.

Я никому не доверяю. Люди вокруг меня в любой момент могут оказаться предателями от Ордена Абсолюта. Когда никому не доверяешь, то начинаешь воспринимать весь внешний мир и его обитателей враждебно. У меня нет причин никому доверять, нет ничего, чем бы я дорожил или чего бы желал получить от людей. Я сильнейший, нет никого, кто бы мог стоять на одной ступени со мной. Мир несовершенен и нет в нем того, ради чего нужно было бы жертвовать своим временем.

Мне удавалось долгое время мыслить именно так, не желать ничего и не вдаваться в подробности человеческой жизни. Так было удобно…. Почему же? Откуда эти чувства взялись? Я перестал выходить из лаборатории и стал еще более грубым со слугами, у меня не было времени на мышиную возню. Отец был доволен, его не могли не радовать мои успехи.

Но…. Я встретил ее еще раз к несчастью…. И затем еще раз. И с ней я становился совсем другим. Обычным ребенком. Я не признавал этого…. Но, похоже, не все человеческое во мне еще умерло. Я видел ее улыбку и смех, она воспринимала мои вечные упреки и оскорбления не всерьез. Она обычная девочка, живущая радостью каждого мгновения, ее не волнуют ни политические убеждения, ни внутренний поиск собственного я, ни ментальное познание Вселенной. Я завидовал ей. Почему для кого-то жизнь должна быть такой простой? Однако, постепенно мое сердце таяло…. Я начал показывать ей различные магические заклинания, и однажды ей удалось меня рассмешить всерьез. Но, такому дружескому спокойствию рано или поздно должен был прийти конец. Где-то в глубокой бездне магии внутри меня, отчаянье не засыпало…. Сон, в котором исчезает улыбка, продолжал преследовать. «Спаси меня…. Спаси меня Харэ! Вспомни, кем ты был когда-то!».

С момента нашего знакомства прошло три месяца, когда я в очередной раз пришел во внутренний двор, чтобы увидеть ее, то меня там никто не ждал…. Я просидел на траве до самого вечера, потом разозлился и ушел обратно в лаборатории. Как она посмела обмануть меня - Волшебника Измерений? И как долго я смогу лгать самому себе,  что просто злюсь…. На самом деле я волновался. Если уж она связалась со мной, ничего хорошего не могло произойти. Никаких глупых и простых оправданий, вроде того, что ее задержали на кухне, оставили после уроков, или же отправили за покупками в другой город, быть не может.

Мои подозрения углубились, когда на следующий день она снова не пришла во внутренний двор. Я сходил на кухню и ее мать со слезами на глазах сказала, что она не видела Орико со вчерашнего утра. У каждого волшебника были духи, созданные из собственной магической энергии, и называли их «фамильярами». Я задействовал всех своих фамильяров в виде огненных сгустков энергии. Разослав их прочесывать территорию замка и столицы.

Пока фамильяры прочесывали окрестности, перепробовал все известные заклинания поиска объекта…. и безрезультатно. Ее как след простыл. Причем, на ум приходило только два варианта. Либо она уже мертва, либо она в зоне, где существует антимагический барьер.

- Хозяин…. Ничего нет…. Мы не нашли как следов присутствия девочки, так и  посторонней магии…. – голоса фамильяров зазвучали у меня в голове, ничего не поделаешь, я приказал им возвращаться в книгу.

Значит, осталось только одно…. Выхода нет, я достал хрустальный Гримуар. Мне уже не составляло труда общаться с ним только при помощи мысли. Поэтому, активируя вокруг себя поток ментальной энергии, заставил книгу застыть в воздухе.

- «Разбейся вдребезги…. Ты вновь открой свои врата, духовной Вечности просторы…. Раздвинь границы реальности и дай мне утонуть внутри….».

Произнося внутри себя Ключ Открытия, я привычно ощутил, как заклепки внутри книги открываются, и замки на внешних заклепках тоже исчезают. В голове возникла огромная схема или древо заклинаний и подуровней в книге, мысленно я мгновенно нашел нужное.

– «Агамер».

Затратное заклинание, но мне удалось сделать поглощение необходимого количества магической энергии практически неощутимым. Энергия расходовалась порциями в течение двадцати секунд и вновь восполнялась за двадцать пять секунд. Агамер – я назвал ее так, создание из железа, но обладающее мозгом и разумом. Она дает мне ответы на все вопросы, универсальный помощник. Я редко ее использую, но все-таки, сейчас безвыходная ситуация. Передо мной из материи стали появляться железные пластинки и скоро вся статуя железной девы стояла передо мной. Статуя из синего железа, полуметровой высоты, с лицом красавицы и длинными распущенными волосами. Она дева памяти.

- Агамер, у меня в памяти отыщи запах, и образ Орико Чуйн…. И скажи мне, что последнее есть о ней в следах материи…. Должны были остаться любые частицы и химические элементы, найди….

- Последние следы присутствия схожих белковых и химических элементов, зафиксировано рано утром прошлого дня в районе внутреннего сада, десять тридцать…. Голографический вывод информации невозможен из-за ограничителя. Предположительно щитовая магия.

- Значит, ты не можешь воспроизвести произошедшее с ней прошлым утром в виде изображения. Еще что-нибудь есть?

Агамер на какое-то время задумалась. Ее мозг выполняет миллионы операций в секунду и оценивает их правильность и необходимость при этом. Такого прежде не случалось, чтобы она выносила приговор, что мне показывать, а что нет. Может она приняла такой вариант, впервые исходя из моих весьма изменившихся чувств.

- Агамер, все хорошо. Я есть я. Нет во мне никаких новых чувств. Смотри, все осталось прежним, я просто не хотел жертв. Я не хотел никого ввязывать в свой кошмар, теперь нужно исправить содеянное.

- Я сравнила синхронизацию звуков голоса Орико из ваших воспоминаний со всеми звуками, которые возникали на территории замка Амминарет в течение двух суток…. Имеется одно совпадение, вероятность девяносто девять процентов, звуковые волны излучалась сегодня около трех часов по полудню. Через библиотеку аудио информации возможно воспроизвести копию звукового сигнала, будете слушать?

Пошел дождь, моя энергия бесконтрольно продолжала течь к звездам и сумела сформировать почти ужасающую грозу. Вокруг потемнело буквально за секунды, сверкание молний отражалось на металлическом покрове Агамер. Ливень тяжелыми ударами огромных капель падал вниз.  

- Да…. – интересно, дождь скроет мои слезы? Гром заглушит душераздирающий вопль с записи Агамер?

Сначала она кричала, кричала так, что меня забила дрожь…. Голосом полным страха, нет отчаянья, от которого нельзя не убежать, не скрыться. Затем снова и снова вопила, так истошно, что связки начали хрипеть и похоже она начала захлебываться…. Кровь…. Гром не мог перебить ее вопящий голосок – боль, мерзость, отчаяние, страх смерти, пустота и темнота….

Я поднял голову к небу и зарыдал во все горло, меня забила дрожь, что продолжалось около минуты, пока я не обнаружил, что весь мокрый и вода стекает по груди. Это только реакция тела…. Разум же знал, что так и выйдет. Верно…. Знал….

- Агамер, в каком месте был ее голос? Откуда он шел? – я говорил почти шепотом, но уже не плакал, кажется, смирение пришло раньше, чем подоспел ужас.

- Левое крыло…. Комната за дубовой дверью в конце длинного изгибающегося коридора…. Вы и так знаете, да?

Да. Уж если я предполагал, что она уже мертва…. Значит, знал и кто и где…. Отца я не видел ни вчера, ни сегодня. Я просто не хотел верить…. ладно…. надо идти….

 

В Амине существует четыре связующих шара, которые могут высвободить энергию планеты, покоящуюся в ее недрах. Когда-то, еще в начале зарождения мира Серебряный Дракон запечатал их все внутри темных подземелий, тем самым уняв темное пламя, бушевавшее повсюду  после создания планеты, и сделав ее пригодной для жизни живущих существ. И след затерянных подземелий исчез в истории Амина, как и Серебристый Дракон. Маги Абсолюта долгое время пытались отыскать входы внутрь, чтобы еще раз повторно запечатать темное пламя, но безуспешно.

Глава 3.

Он не кончался…. Холодный коридор с ужасающими картинами, на которых были изображены мучающиеся и умирающие люди…. Я глотал собственное дыхание и пытался не упасть, страх уже прошел. Меня не пугали картины с замученными лицами и повсюду развешанные странные инструменты, назначение которых было понятно по одному виду. Нет, я не боялся…. Я устал…. Я бежал очень быстро, сад и восточное крыло в противоположных концах замка. Комок в горле не дает отчетливо дышать, я никогда не был особенно физически вынослив. А особенно сейчас, когда я истошно пытался подавить слезы. Я не должен плакать. Показался поворот, чуть было не упал на повороте. Рядом со мной плыли фамильяры в виде огненных сгустков пламени разного цвета. Вызвал их на всякий случай, скорее для моральной поддержки, нежели для защиты. От кого защищаться, от родного отца еще и человека?  Уверен, защитный щит против магии дело рук Кано и его шайки…. Несомненно.

Что есть сил толкнул дубовую дверь на себя, мало-помалу она поддалась, и я проскользнул в образовавшуюся щель, фамильяры следом. Они соединились в единую форму – пылающего льва и остановились передо мной.

Нет…. Я мало ел в последнее время, а сегодня кажется, вообще нет, но меня затошнило сразу же и вырвало водой, слезы потекли из глаз. Тело била дрожь, угрожающее рычали фамильяры. В комнате единственным источником света было окошко с решеткой, отец стоял там…. Глухие звуки раздавались так тихо, но мой слух обострился словно в тысячу раз и в голову отдавало – «Кап…. Кап… Кап…. Хлюп…. Кап….».

Весь каменный пол был в разводах и потеках, кровь впиталась в камень, так много ее всегда было здесь. Кровавые потеки шли от стула – стул с высокой спинкой, тяжелый, металлический, стоял в центре комнаты. Интересно, за семь лет моей жизни, сколько на нем было замучено и изрезано на кусочки?

Я весь затрясся и сделал два шага по направлению к креслу. Кровь тонкой струйкой стекала по периметру сидения и капала вниз…. Под стулом образовывалась лужа крови, и затем кровь растекалась по комнате во все стороны. Металлический запах был здесь повсюду, вряд ли окно здесь когда-нибудь открывалось.

Он все еще стоял у окна, тянул время или просто уже не соображал ничего и просто продолжал играть…. Каждый шаг к креслу делал меня слабее, тело немело, фамильяры уже начали подвывать, я плохо контролировал магическую энергию.

На ее теле не было ни одного живого места. Ноги сломаны и вывернуты в обратную сторону в коленках, в бедрах торчали металлические иголки…. пальцы на руках и ногах сломаны или вообще отрезаны, руки от запястий до плеч в гематомах и синяках…. он не только пытал ее, но и насиловал, затем вероятно вспорол кишки, глубоким порезом во весь живот…. кровь ну губах засохла и запеклась, сами губы потрескались от укусов, вероятно, она искусала себе губы от боли, длинные волосы слиплись, кровь на них спеклась…. Одного глаза не было, второй опух, на веке синяк, полуоткрыт и белок красный, на коже засохшая дорожка от слез….

Мои пальцы уже не тряслись, когда я коснулся ее губ…. Я склонил голову и услышал почти не разборчивые слова:

- Ты….

- Орико…. Не надо…. Не говори…. – ее губы почти не шевелились, слова давались ей невероятно тяжело, любое усилие заставляло кровь из всех ран на ее теле вытекать, порождая ужасный хлюпающий звук.

- Ж…. и…. жи…. ви…. Жел…. – мои слезы стали стекать на губы. Соленые.

- Нет! Нет! Не смей…. – было поздно, она произнесла желание. Смысл и суть его Вселенная уже приняла….

Я провел пальцем по ее щеке, и улыбнулся из последних сил. Теперь мне придется исполнить ее желание. Она еще хотела что-то сказать, но слово лишь обрывками успело меня достигнуть:

- И…. мя…. – хотела услышать мое имя…. Я взвыл, словно раненный зверь, ее зрачок закатился под опухшее веко, она умерла…. Минуту чувствовалось присутствие ее духовной ауры, затем внезапно появилась темная тяжелая энергетика и через минуту обе ауры перестали ощущаться. Для нее сейчас смерть поистине бесценный подарок, нет больше изуродованного тела, теперь только свобода….

Я не услышал его шагов, был все еще в своих мыслях, поэтому не успел опомниться, как он подошел и положил свою ладонь мне на плечо. Интересно, будет пытаться сохранить свою обычную манеру разговора или же будет трусливо бормотать себе под нос. Если первое, тогда степень его безумия поистине велика, если второе то, пожалуй, нет…. Ничего уже не может его оправдать….

- Я спас нас, сын. Спас наш план. Девка работала шпионкой на Орден. Уверен, ее послал лично Кано. Хороший ход. Но я знал, что этим тебя не проведешь. Простые детские глупости людей, ведь тебя не волнуют. Наш план – вот самое главное. Я должен был нас обезопасить, ты ведь понимаешь? – без единой дрожи в голосе. Она была не первой. Он убивал так всех, в ком подозревал измену. Отцовская болезнь выжгла ему разум, он стал теперь просто параноидальным, неконтролируемым маньяком. Он стал видеть угрозу для меня во всех живых существах. В том, что Орико умерла такой жестокой смертью виноват лишь я один. Нужно было раньше попасть в эту комнату и увидеть, что моего отца больше нет…. Что он только чудовище. И нужно было вообще с ней не говорить, а уйти в тот день, когда она меня разбудила в саду.

Сколько не учусь…. Рано или поздно система пойдет крахом и возникнет обстоятельство, убивающее любую логику на корню. Решение уравнения, которое не может свестись к верному результату. Ошибка….

- Да, отец, несомненно, ты прав…. – я развернулся к нему, наверное, мои глаза умерли в тот миг, они стали яркого зеленого цвета, но чувств больше не было. – Знаешь, что пожелала девочка перед смертью?

Он вопросительно закивал головой, конечно, он не мог слышать ее хрип, похожий на шепот, и он не мог увидеть, что она сумела сказать мне мысленно.

Когда душа умирает, волшебник может применить заклинание и на какое-то мгновение отсрочить смерть, успев поговорить с душой умирающего в междумирье. На самом деле, я придумал и улучшил это заклинание, благодаря моей способности управлять пространством, как Волшебник Измерения я мог создавать замкнутые пространства и переносить туда нематериальные объекты, при этом физически оставаясь в реальном мире.

 «Когда Орико произнесла свое желание, мне удалось незаметно произнести заклинание:

- «О, времени безудержный поток остановись и на мгновение подари покой сиянию души….».

Наши души перенеслись в тот самый сад, залитый красноватым закатным солнцем. Времени мало. Улыбаясь, Орико стояла в своем белом платье и ветер развивал ее волосы, которые игриво поблескивали в лучах заката. Она приблизилась и стерла пальцем с моей щеки слезы.

- Нет, не плачь…. В том, что произошло, нет твоей вины.

- Ты хоть представляешь, чего пожелала, глупая? – пытаясь унять слезы, выдавил я, ощущая грусть и нестерпимую тоску.

- Конечно. Ты будешь жить столько, сколько пожелаешь, даже если это будет вечность. Я знаю, что если бы не пожелала этого, ты прожил бы меньше сорока лет. Волшебникам из Ордена Абсолюта сейчас около двадцати, они стали контролировать Амин, когда им было столько же сколько тебе сейчас. У тебя должно быть время, что поторопиться, если ты хочешь выполнить желание своего отца…. – я не спросил, но по умолчанию стало ясно, он в порыве своего гнева многое что успел ей рассказать в ходе пыток….

- Я не смогу пойти дальше, я не знаю как….

- Знаешь. Непременно знаешь. Очень жаль, что до конца я так и не успела вылечить тебя от твоего одиночества и бесконечного чувства долга. Прости, но знаешь, я уверена, что ты обязательно найдешь того, кто сможет дать тебе весь мир и даже больше. Найди того, кто улыбается в твоих снах…. Прощай, Пепельный маг….»

Отец стоял неподвижно, застывший как ледяная статуя. Мой рассказ так его удивил, что он потерял дар речи. Невероятно, пять минут назад он был совершенно непроницаем, а сейчас что? Вдруг растерял свое сумасшедшее самообладание? Пять минут назад его поведение, хоть и причиняло боль, но хотя бы не раздражало!

- Рассказать тебе еще кое-что, папа? Знаешь, что такое для мага вечная жизнь?! Рассказать тебе?! Из-за огромных затрат, что использует наш мозг, рано или поздно в мозгу как паразит, заводиться опухоль. Она растет с каждым днем, и приносит невыносимую боль пока, в конце концов, не убивает нас. Процесс возникновения опухоли необратим, для нас умереть от опухоли – то же самое, что и родиться…. Неизбежно…. Она разрастается с огромной скоростью и в зависимости от разных показателей, мы проживаем меньше или больше сорока лет, но к этому возрасту все равно вынуждены умереть. Слышишь? Я должен умереть! Теперь все бессмысленно….

Слезы начали капать из его глаз? Он совсем спятил….

- А как же наше желание? Мое желание…. Ты ведь не посмеешь его не исполнить!? Оно же…. Оно причина твоего рождения! Ты не можешь вот так просто на все наплевать! – когда он кричал, то его лицо искажалось в такую ужасающую морщинистую гримасу, как бедная девочка терпела его пытки?

- Нет, не могу….

- Вот видишь? Ты просто не мог ей доверять, да? Я поступил правильно…. Я спас нас. Спас наше желание…. – с мольбой в глазах он попытался коснуться моих волос, чтобы погладить меня по голове, я отступил на шаг ближе к стулу. Мои ботинки уже наполовину пропитались кровью.

- Да ты прав. Ты всегда прав. Я не мог доверять ей и никому вообще. Люди всегда были против меня. Ошибочное рождение того, кто не должен был рождаться. Весьма забавно. И спасибо тебе. Если бы не твое желание, меня не было. За это я буду любить и уважать тебя всегда. Не наше желание…. Только твое, мое желание где-то во тьме моих снов и мне еще предстоит его отыскать. Но я люблю тебя и бесконечно уважаю, даже после всего случившегося. Ты мой отец и будешь им всегда, и однажды мы вновь встретимся…. И тогда ты сможешь отругать меня, если я сделаю сейчас что-нибудь не так….

- О чем ты говоришь, сын? – его зрачки расширились от удивления и непонимания. Но тело инстинктивно сделало шаг назад, будто он отпрянул от меня как от врага.

- Я не доверял никому…. Но и тебе, похоже, доверять больше не могу. Прости, отец. Исполню твое желание и воздам тебе все полагающиеся почести, как моему родителю. Но, чтобы исполнить твое желание, ты мне вовсе не нужен. Я справлюсь и в одиночку. Я люблю тебя….

Хрустальная книга распахнулась. «Соедини поток земли неровные края и звезды в темноте небесной дали»…. Я произнес заклинание и вокруг меня стал образовываться вихрь магической энергии темно-голубого света, разрастаясь ввысь, он пробил каменный потолок и вылетел к небесам, цепляясь за звезды. Когда заклинание было закончено, я во весь голос закричал в энергетический проход:

- Кано! Кано! Где же ты?! Кано!

Я был уверен, что они придут. Ведь они так долго ожидали своего часа. По сути, они виноваты, что мой отец лишился рассудка и стал маньяком, пытавшим любого кто покажется ему подозрительным. Они - маги Абсолюта довели его до подобного состояния. Их план был прост – они знали, что только таким образом могут меня заполучить и быть уверенными в моем полном разочаровании. Я бы посчитал отца ненормальным, горестно сожалел о потере единственного друга и нашел бы спасение в тех, кто был рядом всегда и нежно улыбался в ответ на мои слезы. Маги Абсолюта, величайшие из коварных существ, но, пожалуй, теперь я соперничаю с ними в коварстве. Мы еще посмотрим, кто выиграет бой и окажется на самом верху.

И они явились, через мое заклинание – сначала главная троица. Кано - в сияющих белых доспехах и с золотым мечом искр. Юрика – предсказательница в длинной шелковой черной мантии, ее голова была закрыта черной фатой. Шуи – подросток с волосами средней длины, в темно-зеленой, расшитой изумрудами мантии, он выглядел моложе их, хотя по возрасту трое основателей ордена были одинаковыми. Затем явились и остальные трое. Альнара – в элегантном костюме, красно-черном с бриллиантами, ее волосы были усыпаны россыпью звездной пыли, настоящая ведьма с рыжим цветом волос. Хинро – волшебник созидания, вокруг него плясали несколько тысяч маленьких фамильяров в виде бабочек, он был одет в костюм с вышитым на нем узором бабочек. Последним явился Игл – паренек, чьи одежды казалось, переливались всеми цветами радуги, наверное, дело в уникальном материале, который он создал.

- Не могу понять, кто из вас двоих заигрался, мальчик, ты или же твой отец? – голос Кано явно не соответствовал его возрасту, изображает из себя истинного героя, как и всегда.

- Это уже не мой отец, забери его Кано и сделай все, что угодно….

- Что ты еще нам скажешь Волшебник Измерений? – Юрика всегда скрывалась за своей фатой, даже когда приходила ко мне, изображая и себя заботливую мамашу. Она не хотела, чтобы я видел ее лицо, боялась, что окажется плохой актрисой?

- Я хочу в Орден. Вы всегда меня готовили, теперь я сам готов.

- Признаешь, что он был не прав? – смотря на меня искоса, протяжно выговорил Шуи.

-Да. Единственный способ достичь мира в волшебных мирах – Орден Абсолюта. Я вижу, ты уяснил, наконец. Теперь все вместе мы можем вернуться в Звездный Город, и ты послужишь всем во имя мира, твоя сила станет апогеем Ордена и его расцветом. Идем же…. – да, Юрика, идем…. Идем все вместе к вашей смерти….

 

Звездный город  состоит из нескольких кварталов и главного дворца. Каждый квартал принадлежит одному из магов Абсолюта – там живут его поданные, в основном это маги-ученики, слуги и военные маги. Поэтому, кварталы так отличаются друг от друга, в них маг Абсолюта волен творить в свое удовольствие. Во дворце маги собираются все вместе, чтобы обсуждать мировые дела. Внутри дворца также находятся два портала измерения или врата в Заоблачную Крепость и Нигранд. Кроме магов Абсолюта никто не имеет права воспользоваться вратами, так заведено и нарушение этого правила карается.

Глава 4.

«Хочешь узнать, как закончить твое главное заклинание? Я помогу тебе. Пепельный снег лишь незавершенная версия. Твое истинное заклинание называется иначе, и сила его куда более разрушительна. Найди четыре сферы темного пламени, и выпусти пламя и то, что останется после пожара поможет тебе понять истинную форму пепельного волшебства. И постарайся…. Я в тебя верю. Найдя свое истинное волшебство ты вспомнишь Харэ…. Вспомнишь, кто ты такой».

Перед тем как проснуться, я вновь увидел улыбку во тьме. Только теперь она показалась мне совсем другой – как будто улыбка гения, который сошел с ума. Я жил один, обходился без слуг или еще какой-нибудь вычурности в своем квартале, как остальные маги Абсолюта. По сути, они соревновались в роскоши сами с собой.

Я стал полноправным членом Ордена Абсолюта, поэтому вел примерную жизнь послушного мальчика. Пожалуй, я даже переигрывал, но что поделать. Нужно было полностью усыпить их доверие. А для этого нужно стать лучше, нужно стать для них и для людей светом, верой и надеждой…. Сказать проще, чем сделать. Но, похоже, мое подсознание дает мудрые решения, если я найду подземелья и сферы темного пламени и скажу всем, что темное пламя навсегда запечатано…. На самом же деле, я получу желаемое, а пламя можно выпустить, используя его на отдаленной части  континента в какой-нибудь маленькой деревушке…. Похоже, удача мне сопутствует. Надо уговорить Кано поделиться исследованиями о подземельях, которые велись еще до моего рождения.

Два раза в месяц совершались походы в два других мира. Такие походы были призваны выявить проблемы, решение которых требует вмешательства магов Абсолюта. Будь-то мирное время или состояние войны, маги Абсолюта всегда должны были посещать два других магических мира.  А вдруг появиться еще какой-нибудь достойный присоединиться к нашему числу, или же у людей появятся желания, которые можем выполнить только мы одни. Ну, крайний случай, конечно, когда ситуации становились критическими, и нам приходилось решать военные конфликты. В поход отправлялись по двое, постоянно сменяя друг друга. У нас было много дел и в Амине, плюс нужно было работать над собственными заклинаниями, поэтому выиграть время на поиски будет нелегко. Но с другой стороны, если я найду и якобы запечатаю хотя бы одну сферу, их доверие ко мне возрастет….

После собрания во «Дворце Звезд». Дворец Звезд – центральный дворец Звездного Города. Красивейшее сооружение сферической формы из белого мрамора с раскосыми лучами, выполненными из лунного мрамора. Внутри ни стен, ни мебели. Открытый форум весь залитый солнечным светом. Так маги Абсолюта являли равенство возможностей, статуса, поведения. Миру мир и никто из нас не круче. Ни у одного из семерки не было ни своего места, ни титула, ни поста. Каждый был честен в глазах другого. Мы могли ходить по огромному залу, но разговаривать с «товарищами» только стоя с глазу на глаз.

- Юрика, есть ли новости с Заоблачной Крепости? – спросил Кано, начиная утреннее собрание.

- Новых…. Для нас нет. Разведка подтвердила – они пытаются стабилизировать врата в соседние миры…. Будет плохо, если….

- Знаю, нужно лишить их такого опасного колдовства. Пойдешь вместе с Альнарой, разберитесь со всем и возвращайтесь…. – он кивнул мне. В последнее время они сваливают на меня всю грязную работу…. Да, потому что я всегда спасаю и выручаю их. В тяжелых моментах, мне всегда удавалось предотвратить войну. И вот сейчас они опять воспользуются мной, чтобы я уберег их бесценные интересы мирового господства.

- Я хочу запечатать темное пламя…. – как же их бесило мое спокойствие и равнодушие во всем. Просто прервал его и перевел разговор совсем в другое русло.

- Не справишься. Даже не пытайся в одиночку…! – гневно воскликнула моя приемная мамаша….

- Справлюсь. Я нашел первое подземелье и спущусь туда один, а вам принесу запечатанную сферу, это будет считаться результатом?

- Дело не в том, что кто-то сомневается в твоих возможностях. Пойми, угроза темного пламени слишком велика…. Если что-то пойдет не так, оно выжжет целые города…. – видимо она пытается сказать, что боится за людей? Глупости, Юрика, врать надо более изящно…. Тебе ли не уметь….

- Знаю. А еще знаю, что будет не правильным и дальше оставлять разбросанные по Амину сферы на волю случая. Если мы и дальше будем игнорировать такую угрозу рано или поздно крышка захлопнется, и темное пламя вспыхнет в любой части нашего мира…. Что не очень хорошо скажется, потому что способов борьбы против него нет…. – они не доверяли. До сих пор…. Раз за разом я доказывал им верность, а они все еще относились ко мне с подозрениями…. Кучка параноиков….

Они решали все проблемы так: если нельзя найти определенного подхода или необходимой магии, проще всего устранить проблему. Но устранять ее надо так, чтобы не осталось свидетелей, а иначе в глазах трех волшебных миров они уже не будут выглядеть столь убедительно. Однако, всякая власть, дарованная наисильнейшим и даже наиумнейшим, рано или поздно развращает этих людей. Поэтому, я считаю, что люди в праве сами решать свои проблемы.

- Ты сказал, что уже нашел вход в первое подземелье, каким образом? – спросил волшебник алхимик уравновешенным тоном, иногда он нравился мне больше, чем они все, и я даже проникся к нему некой долей уважения….

Выйдя чуть-чуть в полукруг я, не достав книгу, стал колдовать одними руками, проводя магическую энергию изнутри и показывая результат заклинания, произнесенного в мыслях, через движения пальцами. Даже Кано и Юрика не были еще способны взойти на подобный уровень, что говорить об остальных…. У них нет ни шанса, если они выступят против меня открыто и, кажется, до них начало доходить….

«Гладь судьбы, открой мне мира карту». В пространстве между нами возникла анимированная, объемная и полностью цветная карта Амина. На карте изображались материки, континенты, государства, горы. Я мог приблизить и увеличить масштаб любой части карты до конкретного человека.

- Карта современного Амина сейчас выглядит так, черным цветом обозначены области до этого момента не исследованные. В исследовании сфер темного пламени можно выделить несколько этапов. Первый – самый древний, начиная с 1 века от создания мира Амин Серебряным Драконом. В нем наиболее полезными можно считать исследования магов Каракас, они практиковали магию природы, и благодаря ним мы имеем древнюю систему координат, относительно столицы Амминарета…. Посмотрим…. – вслед за движениями моих пальцев карта стала заполняться золотыми линиями и мелкими цифрами.

- Да, с этого мы тоже начинали, когда пытались найти подземелья…. – тихо шикнула Юрика.

- Соглашусь. Но в ваших начинаниях одна важная деталь была упущена. Я прочитал несколько исторических хроник разных историков и сделал удивительное открытие. В описаниях тех или иных расположений объектов того времени у разных авторов существуют географические расхождения…. Вывод…. Была еще одна система координат, отличная от имеющейся координатной сетки магов Каракас. Но была утеряна….

Снова проведя пальцами в воздухе, я построил недостающие координаты.  На карте возникли рубиновые линии параллельные золотым, зрачки Кано расширились от удивления:

- Ты на основе анализа исторических фактов, смог вывести математическую зависимость и определить недостающую систему координат…. – похоже он и правда меня недооценивает.

Дальше будет только хуже, по сравнению с вами мой мозг работает в миллион раз быстрее, вы даже не понимаете, какие знания скоро будут доступны мне….

- Теперь поговорим о втором периоде исследований,  связанных с поиском подземелий. Можно смело назвать его…. периодом магов Абсолюта…. – я много улыбался и голос в последние месяцы даже стал меняться…. Тон более мягким, грубые черты характера мне полностью удалось подавить. Похоже, мне удается стать совсем другим человеком. – Вы привнесли в исследования много полезных открытий, прорывных и можно сказать подступили к разгадке вплотную…. Так…. Начнем с того, что вы заметили необычайные и редкие природные аномалии, возникающие в разных частях Амина. Аномалии – предугадать время и место появления которых, казалось бы, невозможно. Необычайные сияния на небесах, огненные радуги, всплывающие на ясном небе и прочие аномалии, счет которым бесконечен. Степень появления редкого явления сама по себе не велика, а еще и повторного появления, если переведем, то примерно раз в тридцать лет….

- Мы опрашивали очевидцев событий, пытались сами засечь момент появления аномалий, и даже пару раз удавалось увидеть, например, свечение ярко красного пламени посреди ночи…. На основе химических анализов и физический теорий, мы пришли к выводу, что подобные реакции возникают в ответ на пространственно-временное воздействие на частицы сильных выбросов магической энергии. Мы придерживались гипотезы, что в момент возникновения аномалии и открываются входы подземелья. Но…. – Шуи прервал изложение их многовеликой теории под четким взглядом Кано.

- Но мы так и не нашли их. Оказываясь и рядом с аномалиями и в них, и вызывая их искусственно - ничего. Невозможно найти подземелья…. – спокойно ответил волшебник в белоснежных доспехах, Кано, наверное, он был-таки неформальным лидером или просто его воля подавляла всех остальных. Но все молчали, ибо считалось, что он один может быть сильнее остальных…. Как бы не так…. Его время закончилось….

Я щелкнул пальцами, и на карте разными цветами стали высыпать отметки в виде маленьких точек.

- Это отметки, показывающие разные виды аномалий в местах их возникновения…. – снова щелкнул пальцами и так несколько раз – святящиеся точки начали накладываться друг на друга. – Статистическая выборка за все изучаемые года. Вы почти вплотную приблизились  здесь к разгадке. Аномалии, действительно следствие выброса магической энергии. Однако, среди магов Абсолюта не было Волшебника Измерения. Теперь я есть и могу дать вам объяснения. В момент запечатывания темного пламени, волшебником того времени был мой предшественник…. Темное Пламя запечатал сначала дракон, а затем маг Измерений, жизнеописание которого в книгах теряется в веках истории Амина. Потому, что волшебство, которое скрывают физические аномалии, может быть только подобного рода.

- Не хочется признавать, Кано, но существование в прошлом мага Измерений вполне реально и даже объясняло бы столь невероятные возможности нынешнего. Хотя могу допустить, что тогдашний маг не был настолько силен и вряд ли мог путешествовать в другие миры…. Но я также допускаю, что Маг существовавший когда-то жил вообще в другой Вселенной – Игл - высокий и упрямый молодой человек с грузным лицом, всегда казался мне самым мудрым из них. В ответ на его небольшую присказку, Юрика кивнула Кано и Шуи, Альнара и Хинро презрительно пожали плечами.

-Ладно. Что дальше? Как взаимосвязаны старые координаты и события аномалий? – похоже, Кано все больше склоняется на мою сторону что ж, хороший знак.

- Ваша гипотеза о том, что проходы в подземелья открываются в момент возникновения аномалий, не совсем верна. Магия измерений в данном случае, знаете, как на месте того мага поступил бы я? Чтобы что-то спрятать при помощи измерений, нужно спрятать…. так, чтобы найти было не возможно….

- Такое заклинание может сделать твоя магия? – Юрике нельзя было допустить, чтобы Кано полностью переметнулся на мою сторону, тогда она потеряет преимущество в качестве моей главной опекунши.

- Да. Подземелья – это искусственно созданные измерения, помещенные в пространственно-временную материю нашего мира. Измерение внутри измерения, достаточно простое заклинание, если нужно что-то спрятать. И есть тонкость, если необходимо извлечь из спрятанного измерения положенную туда вещь, то, как отыскать измерение, которое спрятано с обратной стороны измерения? Нужно было сделать лазейку, дабы маг смог снова попасть внутрь. Но если создать лазейку снаружи, с внешней стороны материи нашего мира, тогда подземелья было бы легко найти….

- Он создал механизм открытия изнутри подземелий…. Вот почему мы ничего не можем найти…. – какая проницательность и в голосе Шуи появилась нотка расположения ко мне.

- Да, механизм срабатывает в определенный период и в определенное мгновение, которое сопровождается выбросом скопившейся внутри подземелий за определенный период энергии темного пламени. Но при этом события могут быть разбросаны в разных по времени и пространству местах. Наложив на карту координаты и все прошлые места возникновений аномалий, можно проследить своеобразный цикл явлений, которые повторяются. Поэтому, я склонен думать, что вход возможно открыть только в момент зарождения или начала цикла. Вероятные места зарождения цикла не так уж сложно вычислить, используя данные о начальном явлении, а ими я располагаю. Согласно прогнозу таких точек может оказаться три….

Три точки. И мне придется оказаться в трех точках одновременно, чтобы точно увидеть своими глазами открытие. А точнее, чтобы совершить его, ибо никто кроме меня двери в искусственно созданное измерение не откроет. Маг измерений прошлого об этом позаботился. Кано конечно скажет – подобное не возможно. Но я гораздо более силен, чем они или же прошлый маг измерения, у меня получиться. У меня есть заклинание «Портала», с помощью него я могу переместиться в считанные доли секунды в любом направлении.

И тем не менее, у меня получилось провести их…. Магами Абсолюта было принято решение о необходимости осуществить попытку запечатывания сфер темного пламени, в связи с открывшимися фактами. Мне было поручено найти вход в подземелья и запечатать угрозу, при этом вся моя деятельность четко контролировалась, о каждом шаге необходимо было делиться с товарищами. И еще Кано, конечно же, предполагая некий процент успешности мероприятия, явно не хотел, чтобы мне довелось одному спуститься во тьму, он поручил Шуи  отправиться со мной. Но истинной целью этой якобы помощи, было, думаю проследить, чтобы я запечатал сферы. Эх, Кано, думаю с такой предсказуемостью, ты был обречен с самого начала проиграть мне….

Трагическая развязка. История, которая обязательно закончиться плохо. Вот, что ждало нас всех. Наверное, я бы пожелал, чтобы все маги были истреблены и тогда наша печаль не будет более отрицательным балансом Вселенной. Вот как я подумал. Я привык к ним. Правда, стал с ними добрым, мягким, прекрасным и идеальным. Улыбался просто так и смеялся в полный голос рядом с ними. Возможно, где-то у меня даже зародилась мысль, что я могу смириться с ними…. Признать их существование…. Смириться и возможно даже простить. Честно, я хочу простить их. Хочу снять груз этой ужасающей ненависти и забыть все…. Я был больше не способен плакать и проливать слезы по кому-то. Желать чего-то, я начал забывать, что значит быть человеком. Думаю, моя душа постепенно стала подстраиваться под силу, которая все больше открывалась мне.

Люди одиноки, но в отличие от волшебников они еще и беспомощны. Поэтому…. Поэтому…. Поэтому, я не могу позволить истории завершиться красиво и без печали. Люди беспомощны и мы единственные, кто может им помочь, ибо Богам нет дела до людей, как впрочем, и до нас…. Я должен убить их, иначе желание моего отца останется не выполненным…. Мы обязаны выполнять желания людей, потому что возможно только так можно оправдать наше бессмысленное и жестокое существование. Магия – ключ познания к мирозданию и его же наказание. А мы всего лишь лицензированные палачи, действия которых всегда можно оправдать….

Спустя двадцать три дня, я закончил все приготовления к путешествию, и мы с Шуи встретились у границы Звездного Города. Каштановые волосы и неровная челка так шли этому молодому пареньку, он был одет в длинный, темный дорожный плащ из плотной ткани, который скреплялся цепочкой чуть выше шеи. Ветер развевал плащ, и я заметил золотисто-черную книгу нашего таинственного мага, прикрепленную к внешней стороне его пояса, который был надет поверх красного камзола. Возможно, он был умнее и сообразительней Кано, и общались мы лучше. Похоже более идеального спутника и не найти на весьма авантюрное путешествие.

- Пепельный, ты смотришь вниз на Амин с таким выражением лица, будто скорбь всей Вселенной досталась именно тебе.

- Знаешь, мы с тобой оба всего лишь подростки, а уровень развития у нас выше, чем у мудрецов человеческого мира…. Шуи, ты никогда не думал, что люди просто не понимают, как им повезло, что они всего этого не знают. Не имеют отношения к магии и к тем ужасающим последствия, что она несет. Я бы отдал все свои знания…. Если бы смог прожить жизнь обычного беззаботного ребенка….

- Ты изменился и в лучшую сторону. Никогда раньше не мог представить тебя настолько откровенным с кем-либо. У тебя и правда есть чувства? – он шутливо улыбнулся.

- Нет. Не знаю…. У меня пропадают эмоции.

- Как и у всех нас. Мы притворяемся людьми. Для нас быть ими уже не возможно.

- Волшебники должны исполнять желания, вот что важно…. Эмоции нам не к чему.

- Шуи, прошу тебя, в подземельях не отходи от меня ни на шаг и делай все, что я буду говорить. Я не сомневаюсь в твоих способностях, у тебя огромный опыт как у боевого мага, но…. там…. Возможно только….

- Я понял, Пепельный, в отличие от других, тебе я доверяю больше, чем остальным….

- Почему? – я был удивлен. Давно меня так не удивляли…. Почему он говорит так будто он мой союзник?

- Потому, что на твоем месте я бы предпочел, чтобы мы не умирали вследствие сторонних причин…. – он сказал так быстро, после чего отвел глаза…. – Ладно, идем.

 

Магические правила, магические законы и магический регламент – три документа объединившие все три магических мира. Объединивших? Скорее подписавших приговор свободе. Свод магических правил, обязательных законов, нарушение которых каралось смертью.  Магические правила скорее созданы для регулировки отношений между волшебниками, например, в этом своде были описаны правила дуэли между волшебниками и другая бюрократическая чушь. И, наконец, магический регламент включал в себя обязательные заклинания, необходимые для изучения, независимо от вида и формы магии чародея.

Глава 5.

Фактическое восприятие мира…. Шуи… Его слова настолько меня поразили, что я был поглощен мыслями до самой точки возникновения природного явления. Время у нас было в запасе. Я проверил настройку заклинания портала, специально для этого момента и убедился, что готов. Что значили его слова? Они  признают свою вину, они…? Или же только он один...? Признают? А дальше? Бояться? Стремятся к прощению? Желают мне угодить? Может просто играют…. проверяя на вшивость….  Но, почему его печальный взгляд после этих слов, заставляет меня думать иначе? Неужели их мучает сожаление, вина сжигает их души…. Должен ли я радоваться или печалиться?

У границ Звездного города существовала консоль перемещения, которую я же и создал, она позволяла переместиться из верхнего города в любой город в подзвездном мире. Мы вышли в деревне, рядом с ближайшей точкой возможного возникновения. Она была чуть выше на возвышенности. Между двумя широкими горными склонами рядом с озером.

- Что мы увидим?

- Шуи, будь терпеливым….

Мы приблизились к озеру, ровная гладь воды отражала небо, голубовато розовые слои тона, мягко перетекали в рассветную зыбь белого. Началось…. Лазурные блики розового огненной дымкой рассыпались по небу в оранжево-красные языки косого пламени, которое переливами заходилось желтым, синеватым, фиолетовым и зеленым. Огненная радуга – необычайно редкое природное явление.

- Красиво…. – его губы еле-еле натянулись в легкой улыбке. Он не врал. Мы теряем способность удивляться….

- Да, вон видишь там внутри нее, будто золотой блеск….

- Будто отверстие…. Вокруг него ужасающая аура….

- Остаточная энергия темного пламени.

- Ты предполагаешь, что темное пламя рождено магией дракона?

- Шанс проверить догадки у нас появиться, когда окажемся внутри.

Я открыл книгу и мысленно вызвал заклинание «Панели». Это заклинание измеряло и отражало необходимые мне параметры и выводила их в виде цветовых букв над раскрытой книгой. Сейчас «панель» отражала больше полусотни разных показателей. Меня интересовало ментальное время выхода энергии. Цифры…. Медленно…. Слишком медленно…. Чего и следовало ожидать, мои худшие прогнозы оправдались. Здесь только пространственная лазейка, время остановлено…. Временная в одной из двух других точек…. – Шуи, оставайся здесь, я вернусь через мгновение…. Нужно синхронизировать время…. – не дав ему возможности возразить, я использовал «портал» и попал во вторую точку на другом конце южного материка Амина. Вторая точка – горное ущелье. Отвесные скалы, а внизу шумные воды горной реки…. Я поддерживал себя в воздухе путем пропускания магической энергии через себя и задерживании ее у самых ног – так можно было даже летать в зависимости от того в какую часть тела направлять поток энергии. Вот она аномалия – посреди ущелья из маленького ручейка среди камней в воздух метров на десять поднимался огромный вихревой поток. Вывел снова заклинание «панели»…. Черт и здесь тоже самое! Осталась последняя точка….

Осталось не так много времени…. Нужно поторопиться, последняя точка в северных краях, где царствует ночь. Использовав еще раз портал, я бухнулся в снег, на секунду потеряв контроль над циркуляцией магической и физической энергии внутри тела. Брр…. Я поднял глаза к темному небу и увидел над собой звездные искры светящиеся так ярко, что причиняли боль. Миллиарды звезды так близки и так прекрасны. И среди них темную пустоту перекрывало темно-зеленое мерцающее свечение. Сияние – оно происходит, когда высокие частицы воздействуют на магнитное поле планеты. Сейчас частицы струились ровной золотой струйкой из маленького, еле заметного отверстия, которое будто отражало звезды наоборот…. Как зеркало с обрезанными краями. Временная неравновесная….  Я отследил время истечения потока частиц – невероятно огромное число, время здесь движется в десять раз быстрее реального.

Прошло еще несколько секунд, пока я вызвал заклинанием фамильяра, который уравнивает время, он питается временными частицами. Поглощая «хроносы», так мы называем частицы времени, он уменьшает объем потока времени, тем самым уменьшая его скорость истечения, время замедляется…. Он был похож на большого полупрозрачного пса, словно созвездие среди темного неба. Этот фамильяр ничего более не делал, только поглощал время. Чем больше времени он поглощал, тем ярче становился его бледный цвет, постепенно он превращался в белый светящийся шар… Пора…. Я оставил фамильяра и вернулся к первой точке….

Шуи все еще восторженно наблюдал за огненной радугой, полыхание которой отражалось и на глади озера.

- Сможешь перераспределить физическую энергию так, чтобы застыть в воздухе? – спросил я растроганного мага Абсолюта.

- Да. Мы пойдем туда к отверстию в небе?

- Верно, вперед…. Разницы во времени больше не существует, я ее уничтожил, теперь пройдя через отверстие, мы окажемся в другом измерении.

Мы зависли в воздухе прямо в центре пылающих цветов радуги и рядом с едва заметным зеркальным отверстием. Шуи достал из складок мантии свой Гримуар и вслух произнес ключ открытия:

- «Раскрой свой мир, бездонной мудрости сосуд….»

- Шуи…?

- На всякий случай – снова он отвел глаза и как-то поникнув, улыбнулся.

Коснувшись ладонями зеркальной поверхности, я влил часть духовной и магической энергии. Если этот проход был создан действительно магом Измерения из прошлого, то оно отреагирует на мою энергию. Оно должно узнать схожую энергию. И оно открылось на зеркальной поверхности стали проявляться письмена…. Вот оно….

Свет ударил нас, и мы будто бы оказались внутри него и неслись мимо на огромной скорости, все это время я держал Шуи за плечо, дабы не потерять в пространстве меж мирами.

Гробница темного пламени, я всегда подозревал, что подземелье, разделенное на четыре части и упоминаемое в книгах, это одно и тоже подземелье, а не четыре разных. Проще спрятать четыре сферы в одном месте, после разделить его на множество кусочков, чем создавать множество объектов, не связанных между собой. Энергетически первый проект менее затратный, описание о четырех разных подземельях создано лишь для отвода глаз. Но даже учитывая мое предположение, в одном я точно не сомневался, рассказы в книгах о том, что это место весьма опасно, правдивы. Если бы я защищал что-то, механизм защиты ставил в приоритете, поэтому легко догадаться, что маг измерений из прошлого выстроил здесь непроходимые барьеры.

- Пепельный, сферы где-то там спрятаны внутри города? – «Пепельный», они стали называть меня так из-за длинных волос пепельно-серого цвета. Я не знал, почему родился с таким цветом волос. Но можно сказать он определил мою судьбу….

- Придется полностью его исследовать. Я не уверен….

- Но очень похоже, Пепельный…. Словно зеркальное…. Цвета другие, краски изменились – везде все металлическое и темное, но все же…. Это точно….

- У меня плохое предчувствие….

- Будто мы идем на битву с прошлым. Подземный город в другом измерении – зеркальное отражение Амминарета….

Битва нас еще ожидает. Это другой Амминарет, город совершенно не похожий на внешний. Зеркальный, темный, с непонятными, расплывающимися стенами и зданиями. Повсюду раздавались скрипучие и клокочущие звуки, сопровождавшиеся загробным гулом.  Под ногами земля казалась кроваво-металлической. Здесь может быть до сотни ловушек на квадратный метр, и еще неизвестно, что за существа являются стражами этого места. Но живого здесь точно ничего нет…. Определенно, я бы почувствовал, но мы одни…. В этом странном городе. Законы гравитации здесь весьма странно отображаются. Город безжизненный, словно в нем не было ничего, кроме стен и зданий, но в воздухе хаотически двигались различные малюсенькие металлические детали…. Как механизм…. Нам приходилось отталкивать их руками         , гравитация здесь слабее, чем в нашем измерении и мелкие предметы могут так спокойно плавать в воздухе. Я не могу определить ауру города – нечто темное и бесформенное, как хаос…. Как та улыбка в моем сне….  Один лишь неконтролируемый хаос….

- Куда пойдем? Если бы мы вошли в реальный Амминарет, то похоже на восточные ворота….

- В театр, в главную ратушу и затем пойдем на север города – в тюрьму для волшебников.

- Раньше там была тюрьма, ты узнал об этом из истории, Пепельный?

- Думаю, тюрьма самое значимое место…. – и самое опасное.

Три части вероятнее всего находятся именно в театре, ратуше и тюрьме, именно там бы я и спрятал темные сферы, если был бы волшебником из прошлого. Но вот куда мой предшественник упрятал последнюю….? Не знаю….

Амминарет того времени был едва узнаваем. Простое отсутствие ярких цветов не делало город таким не похожим на нынешний…. Нет, он был другим, здания изменились, и расположение крупных сооружений также изменилось…. Я вызвал своих фамильяров в виде огненных сгустков и послал их прочесывать местность впереди. Какая ни какая разведка, да и способ составить хоть подобие карты.

- Шуи, мы почти добрались до театра, фамильяры передают сигналы о том, что здание близко….

- Вижу….

Здание древнего театра, пожалуй, единственное, что сохранилось и в нынешнем Амминарете. Круглое здание с исполинской крышей, поддерживали которую высокие белоснежные колонны. Я послал фамильяров внутрь. Фасад театра украшали огромные скульптуры волшебников и волшебниц из прошлого.

- Ты что-нибудь чувствуешь, Пепельный?

- Фамильяры неспокойны, внутри что-то происходит…. – я представить себе не мог, какие древности может скрывать измерение, созданное мои предшественником.

Мы вошли внутрь, ни одной вещи, внутри голые переливающиеся тусклым металлическим блеском стены. Мир без жизни. Здесь хотя бы ничего не летает в воздухе. Мы прошли прямым путем в главный зал, к большой театральной сцене. Я не был в этом театре в реальности, потому что до семи лет не покидал замок, а потом сразу же переехал в верхний город.

- Шуи, берегись! – я отпрыгнул назад от больших дверей, за ними лежал главный зал, но…. Стоило нам подойти, как прогремел взрыв и мы еле успели избежать преждевременного конца путешествия….  Среагируй я хоть на секунду позже…. Я толкнул Шуи в сторону и затем отпрыгнул сам…. Нам повезло…. Взрыв вызвал странное световое явление в воздухе, мы как будто оказались в тумане, но воздух был совсем сухой…. Здесь что-то не так…. Вот они…. Стражи театра….

Металлические существа, худые, среднего роста, вместо рук от предплечий торчали ржавые лезвия, голова была закрыта грязной рваной мешковатой тканью. Одеты они были примерно в такого же происхождения бесформенные костюмы. Они не говорили, только истошно шипели и передвигались очень быстро, судя по скрипу их металлических лезвий….

- «Огненные цепи, свои оковы мои врагам наденьте».

Шуи сидел на коленках с раскрытой книгой и успел воспользоваться заклинанием, поток его магической энергии создал из материи огненные цепи. Да возможно в воздухе есть углерод, водород и кислород, Шуи воспользовался верным заклинанием…. Пламенные цепи обвились вокруг ближайшего к нам монстра…. Не действует…. Пламя лишь прожгло след в виде спирали в мешковатой ткани, но не разрушило его самого…. Тело металлическое….

Фамильяры летали вокруг нас, пытаясь успеть за бешенной скоростью и отражали удары. Должно быть, магия здесь подходящая….  Долго фамильяры не продержаться, их запас прочности и работоспособности ограничен. Мы можем, конечно, использовать заклинание магического щита, но его сверхуплотненная материя требует постоянного влития энергии, весьма затратно. Не хотелось растратить весь потенциал Шуи сейчас у первого препятствия…. Думай….

Шуи использовал еще одно мощнейшие заклинание – «Взрывная волна». Но мало того, что здесь ограниченный набор природных элементов, которые можно было использовать, так еще оно на них и не сработало! Волна попала в одного из стражей, металлическое тело разлетелось на множество непонятных деталей. Но как я и думал, странная магия изменения гравитации тут работала…. Металлические винтики, куски металла, гайки и непонятные детали не разлетелись в разные стороны. Они на мгновение отдалились друг от друга и снова как магниты притянулись в первоначальное состояние. Монстру взрывная волна нипочем! Стоп…. У нас есть только три элемента углерод, водород и кислород…. Но, если подумать – монстры металлические. Если присмотреться, скорее всего, металл сплав железа и углерода – сталь. Теперь все просто…. Слишком просто…. На это и было рассчитано испытание, чтобы тот, кто ищет сферы, сумел проверить свои знания и способности. Всего лишь глупая проверка.

- Пепельный?! – Шуи, похоже, уже потерял счет возможным атакующим заклинаниям.

- Шуи, используй любое водное заклинание, желательно что-нибудь большого радиуса действия, чтобы их всех накрыло! Мне понадобиться пара минут…. – он доверился мне.

- «Бог равнины великой реки, пролей  воды и заставь своих врагов тонуть».

Шуи использовал заклинание водного потока. В замкнутом пространстве весьма эффективно…. Монстры в непонятной прострации остановились. Вода лилась сверху и снизу…. Да, на открытой местности происходящее выглядело бы, как бушующий шторм…. Но в нашем случае и так сойдет….

Я погрузился в лабиринт древа своей книги…. Нужный раздел – «Элементарные Магические заклинания». Класс – «Заклинания управления природными явлениями». Подкласс – «Систематические заклинания с минимальным порогом энергии активации». Глава – «Погода».

- Пепельный, водный поток высасывает много энергии…. Поторопись….

- Готово….

Водяные потоки вокруг постепенно стали покрываться ледяной пленкой…. Я понизил температуру окружающего воздуха. Шуи выдохнул холодный пар.

- Холодно…. Но ты прав…. Они застывают…. Покрываясь льдом….

- Поэтому, я попросил тебя использовать воду. Управлять погодой возможно и здесь, даже несмотря на странную атмосферу, но так как она здесь все-таки есть, для нее действуют обыкновенные природные законы. Смотри…. – я подошел к одному из монстров и толкнул. С треском ледяная статуя упала и разлетелась на кусочки, только теперь металлические детали не могут по причине измененной гравитации соединиться, их вес слишком высок из-за льда.

Значит, кто-то просто играет с нами. Простая проверка. Нужно все-таки попасть к сцене, может покажется и режиссер представления?

Двери, ведущие в зал представления, были разрушены взрывом. Перед нами предстала небольшая полукруглая сцена, все сиденья были сломаны и от них остались только дырки в полу. На верхних этажах виднелись обшарпанные ложи, а с потолка угрожающее покачиваясь, свисала огромная покрытая паутиной люстра. Откуда-то доносилась тошнотворная мелодия, будто бы играла отвратительная шарманка.

- Приветствую, господа! Я рад вас видеть! – мужской голос раздался прямо позади нас. Шуи обернулся и застыл как вкопанный. И понятно почему, посреди зала, в том месте, где мы вошли…. стоял мужчина в фартуке мясника, с зачесанными в хвост темными волосами и круглых очках. Руки были закрыты длинными резиновыми перчатками, измазанными кровью и грязью. И он не казался таким подозрительным, если бы…. его тело не просвечивалось, вроде оно было бы материальным, но сам по себе таинственный гость был похож на духовное воплощение. Душа? Запертая здесь…? – Да! И вы не ошиблись…. Меня зовут Грейв, я был когда-то врачом….

- Даже страшно себе представить, врачом в какой области ты был, Грейв…. Мы, маги Абсолюта и пришлю сюда, дабы запечатать темное пламя…. Что тебе известно?

- О чем? Об этом месте? О вас? Или же о темном пламени? А может о потерянных воспоминаниях? Ваш спутник выглядит весьма сильным магом…. Запас его магической энергии велик, но вот выживет ли он в тюрьме, меня берут сомнения…. Ладно, ладно, что я все о плохом…. Вы поинтересовались каким врачом я был? Я исследовал магов…. Разрезал их черепа и пытался выяснить, как устроено их сознание…. Результаты мох трудов просто великолепны! Моя лаборатория находилась прямо здесь под этим театром….

- Ты ведь действовал не в одиночку! Кто приказал тебе? – Шуи, похоже, взбесился, из-за того, что эта остаточная душа так плохо отозвалась о запасе его магических сил.

- Спокойно, молодой человек. В ваших же интересах слушать меня внимательно и терпеливо. Но думаю, для первого раза нашего общения вполне достаточно…. Вам сегодня еще не раз предстоит меня услышать…. – он начал исчезать. Конечно же…. Он просто душа, запертая здесь, ее не могут найти медиумы. Он просто заперт здесь, и волен выполнять волю того, кто создал измерение. – Встретимся в ратуше…. Пока наслаждайтесь….

Блеклое воспоминание мясника Грейва пропало. Я интуитивно почувствовал страх Шуи. После этого не вполне воодушевляющего послания, каждый из нас понял одну простую вещь. Попасть сюда было гораздо проще, чем выбраться…. Ни я, ни он не знали до конца, удастся ли нам вообще выйти сухими из воды. Сможем ли мы вернуться назад? В одном я точно был совершенно уверен, тем же путем, которым мы пришли, вернуться назад мы уже не сможем. Не сможем…. Определенно, путешествие было ошибкой. Или же поворотным стечением обстоятельств?

- Пепельный, где сфера?

- Я думаю под сценой. Он же сказал, его лаборатория была внизу под театром. Нам стоит посмотреть, что там было…. – в глазах Шуи ожила невероятная решимость, словно перед смертельной битвой.

Лаборатория действительно была там. Темное полусгнившее помещение. В центре, в огромном металлическом контейнере сиял темный сгусток. Вокруг него удерживающий щит из плазмы и нейтронного поля. На полу разбросаны обломки и бумаги, различные металлические щипцы и приборы. По левой стороне помещения стояли ряды кресел, как в лечебницах. Кресла с наручниками, ни одно из кресел не было белым…. Они все были красными. Кровь…. Она въелась в стены, в обивку, в металлические детали, окислив их. На большом проекторе чуть дальше стеклянного ящика со сферой, транслировались записи опытов в черно-белом тоне. На них Грейв разрезал подопытным черепа, сканировал мозг – результаты исследований хранились здесь на его столе рядом с проектором. Много книг, два беспроводных устройства с огромной сенсорной панелью и экраном чем-то похожим на иллюминатор…. На проекторе картинки менялись…. Дальше Грейв ставил на лишенных сознания магах еще более ужасающие опыты…. Все эти монстры наверху – те самые несчастные. С помощью темной сферы он вживлял им металл и регенерировал измененные мутацией клетки.

- Ужас…. Посмотри, что можно сделать с нейтронным барьером и запечатай пламя, Пепельный…. Я хочу посмотреть результаты чудовищных экспериментов и передать в Орден. Они должны знать….

- Хорошо. У тебя есть полчаса.

Мне потребовалось немного времени, чтобы снизить скорость и сделать более низкой плотность нейтронного потока, и еще немного времени, чтобы преобразовать плазму и обезопасить стеклянное хранилище. У меня был разработан план. Я мог создать запечатывающий сосуд, подделать ауру темного пламени, и влить внутрь запечатывающего сосуда свою физическую энергию. Однако мне предстояло еще и поглотить каким-то образом темное пламя внутри прошлого сосуда. Но и представить себе не мог, что там внутри и как будет выглядеть темное пламя. Стеклянный ящик легко поддался открытию, как только я коснулся поверхности, кусочки стекла стали разъезжаться сверху вниз, освобождая сферу.  Стекло тоже создано магией сращивания мельчайших элементов.

Пальцами касаться сферы я пока не стал, попытался просканировать сферу путем считывания показания датчиков. Но ничего…. Пришлось вызывать железную деву. Только она могла найти сравнения среди тысячи миллиардов совпадений. В каком-то смысле Агамер прототип огромной базы данных. Фактически, она всегда собирала всю информацию. В книге под нее был отведен целый раздел, и заклинание Агамер всегда действовало, днем и ночью, ни на минуту она не сомкнула глаза и продолжала собирать данные Вселенной. Мельком я убедился, что Шуи занят передачей данных исследований Грейва и попыткой связаться с Кано напрямую.

- «Агамер»…. – синяя красавица возникла прямо рядом со сферой, напротив. – Агамер, скажи мне, есть ли в истории Амина или другой известной тебе истории упоминание о происхождении, свойстве, или силе темного пламени?

- Как вы знаете, история Амина начинается с первого года от создания мира Серебряным драконом, но периода, который описывал бы события между 15 и 124 годом просто не существует.

- Две разных Вселенных! Как такое возможно Агамер? Наш мир пережил уже две Вселенных?

- Да так и было. Первая Вселенная, в которой существовал Амин, была уничтожена, а затем выстроена вновь, однако в моей базе данных имеются две книги, дошедшие из ранее уничтоженной Вселенной. История Амина, написанная обоими историками Аларисом и Милгрином, периода со 17 года по 123 год от ухода Серебряного Дракона, создателя Амина, упоминание в пятой главе первой скрижали и шестой главе второго письма, желаете демонстрацию?

- Начнем с истории Алариса.

- Рассказ о странном человеке…. Маге Измерений, что запечатал темное пламя. В рассказе упоминается, что этот человек не показывал своего лица и пришел к собранию сообщить, что пламя запечатано.

- Немногословно. Что есть в письмах Милгрина?

- Переписка тогдашнего наместника с Милгрином и алхимиком Сиином. Сиин обращается к Милгрину с просьбой взять человека, запечатавшего темное пламя и выступавшего на собрании, под особый надзор.  Так, опираясь на проведенные исследования, Алхимик утверждает, что аура темного пламени, и того кто назвался Магом Измерения одинаковая и полностью соответствует ментальному уровню, который был зафиксирован в момент исчезновения из Амина Серебряного Дракона.

 

Магическая кровь не наследуема в пределах Амина. То есть генетически магические способности не передаются. Маг может родиться как в семье где оба родителя волшебники или один из родителей волшебник или же у простых людей. Вероятность всех трех случаев примерно одинаковая. Поэтому, для Амина, родившиеся маги чаще всего не имеют права сойти с выбранного пути…. Чего например не скажешь о двух волшебных мирах. На просторах Заоблачной Крепости ведьмы и огненные волшебники всегда являются частью огромных родов. А в Нигранде между волшебными кланами не утихают постоянные воины.

Глава 6.

Желание Орико подарило мне шанс жить вечно. Но на самом деле желания людей весьма разные. Степень их исполнения зависит от способности волшебника понять смысл желания. Поэтому, фактически мы сами вольны решать, как должно быть исполнено желание, если сами люди заранее не обговорили всех деталей. Одни догадываются об этой хитрости, другие нет. Орико верила, что волшебники приносят счастье, а поэтому даже не думала о том, что я могу не исполнить ее желание или трактовать его по-своему и исполнять в искаженном виде. Но я все же никогда не был добрым и отзывчивым, несмотря на ее преданность…. Исполнить ее желание в том виде, в котором она, вероятно, представляла, я не мог. Я не полностью избавил себя от возможности встречи с медиумами…. Я избавил себя от старения и смерти от болезни. Фактически я смог сдержать развитие опухли в мозгу, она будет доставлять мне боль, но не убьет и мое тело никогда не состариться. Но все же оно не бессмертно. Я могу умереть от любой другой сторонней причины. Темное пламя, вот например, вполне может выжечь мое сердце.

Просто я посчитал, что жизнь, лишенная конца, не имеет смысла, она становиться скучной и однообразной. Просто мне было необходимо оставить себе возможность перейти на новый уровень. Поэтому, прежде чем коснуться пальцами темной сферы, я еще раз об этом подумал. Я могу умереть….

Оболочка сферы выполнена из титана и алмазной грани. Усиленный углерод, пожалуй, лучшая защита, но темное пламя все равно прожигало его и обволакивало сферу тонким слоем. Ничего удивительного, раз это пламя Дракона…. Даже представить себе страшно, какой мощью и магической силой обладают наивысшие существа. Увлеченно наблюдая за тонкой, переливающейся, пылающей дорожкой, я совсем забыл, что Агамер все еще была материализована, нужно поскорей ее убрать, а то Шуи может заподозрить….

- «Развейся».

Пламя темно синего цвета с крапинками серебристого обжигало. Моя холодная кожа ощутила жар…. Невероятно…. Но жар только сначала…. Покалывание и небольшое покраснение кожи, мой мозг отреагировал и я отдернул руку. Разум отчетливо говорил, что температура пламени невероятно высока. Моя кожа ощущала лишь небольшой жар. От чего? Снова коснувшись пальцами сферы, на этот раз я дотронулся до самой оболочки…. Она открывается…. Оболочка начала разрушаться…. Испепеляться. А серебрящееся темное пламя заструилось внутрь меня…. Проникая под кожу, оно сжигало мне внутренности…. Боль колющимися ударами разрывала тело….  И в какой-то момент закончилась боль, я успел достать поддельный сосуд и поставить его на место, исчезающей сферы…. После, перед глазами начало темнеть…. Похоже я теряю сознание….

- Господин Харэ. Я закончил опыт. Похоже, вы были правы – источник связан с вами и остальными магами в большей степени, чем с обычными людьми….

- Молодец, Грейв, скоро я найду тебе новых испытуемых, заканчивай здесь все, мы уходим в ратушу, а я пока оставлю небольшое воспоминание себе будущему…. Будущему себе из следующей Вселенной. Ведь эта вскоре будет уничтожена.

Значит вот, что было сокрыто на дне сферы под темным пламенем…. Осколок воспоминаний. В этих воспоминаниях мы вернулись назад во времени в Амин, в другой Вселенной. Лаборатория еще была в рабочем состоянии. Грейв, удовлетворенный прошедшим экспериментом, заносил данные в устройство рядом с проектором. А тот человек….  Он сидел рядом, спокойно держа на ладони сферу темного пламени. В темном алом плаще и головой закрытой капюшоном. Как он так спокойно держал в руке пламя Дракона?

И тут неожиданно он обратился ко мне, будто бы зная, что я где-то рядом слышу и вижу его:

- «Мои воспоминания, записанные с помощью мощной энергии магии самого Дракона, должны сохраниться и помочь тебе. Найти себя и свое предназначение. Еще до того, как все случилось, мне было известно, что так произойдет. И я решил оставить послание тебе, дабы в будущем, «будущий я», то есть ты сам, смог сделать то, что мне не удалось. Раскрывать сразу, однако, тебе ничего не буду. Ибо я хочу, чтобы твоя память восстановилась, а твое сознание пришло в норму. Ведь, ты следующий, будешь намного умнее, хитрее и лучше меня, прошлого. Не хочу…. так сказать портить характер. Моя фамилия Харэ. И у тебя будет такая же, ибо мы одинаковые…. иными словами, ты и я – один и тот же человек, а точнее Волшебник Измерений. Однако я Харэ живущий во Вселенной, которая будет скоро уничтожена. Прежде, чем кусочек записанных воспоминаний закончиться…. Улыбка во тьме…? Видишь ее? Верно, и я видел…. Улыбку хаоса. Бездны, которой мы принадлежим. Эта улыбка принадлежит тому, кто вскоре уничтожит мою Вселенную и создаст твою Харэ».

Я очнулся. Воспоминание, записанное внутри сферы, закончилось. Видимо небольшой кусочек. Голова кружилась, лицо обеспокоенного Шуи первое, что я увидел.

- Пепельный, ты как? Я только и увидел, как тебя охватило пламя, а затем ты грохнулся вниз…. Что произошло?

- Я запечатал его пламя…. Но немного не рассчитал последствия. Думаю, я в порядке, если не считать легкого шока – не стоит говорить ему об осколке воспоминаний. Но…. – Шуи, скажи мне, пожалуйста…. Наследнику Амминарета дается такая же фамилия. Но как была моя настоящая фамилия?  Как была фамилия моей матери? – глаза Шуи расширились от удивления, но он был готов сказать…. Они никогда не скрывали этот факт. Что происходит, он удивлен? Значит, маги Абсолюта не причастны? Отвечай же!

- Харэ. Фамилия твоей матери Харэ. И твоя первая фамилия тоже Харэ. Неужели ты не знал, Пепельный?

Он сказал с таким удивлением…. Будто знать было моей обязанностью…. Но он прав…. Разве нет? Почему я не знал фамилию матери? Почему у меня ни разу не возникло желание узнать? Я был так фанатично увлечен идеями своего отца, что просто сделал вид, что у меня не было матери?! Стоп…. О чем я вообще говорю…? Такого не могло произойти…. Не может быть…? Магическая кровь в пределах Амина не передается генетически! В одной семье не может родиться двух магов! Что вообще твориться?

- Нет, я не знал…. И похоже я много чего еще не знал…. Нам стоит поторопиться…. – мой голос слегка дрожал, но я быстро вернул ему прежнее спокойствие. Шуи не должен был сомневаться во мне.

- Как тебе удалось запечатать пламя?

- Заклинанием разделения пространства…. Плюс создание нового сосуда. Забери сферу, их должен спрятать Орден в Звездном городе.

Он прикоснулся к поддельной сфере и, несомненно, ощутил мощную негативную ауру, которая была идентичной темному пламени. Сомнений у него больше не осталось. Шуи безоговорочно без сомнения доверял мне. Зато у меня….. Появились настоящие сомнения. Нужно идти в ратушу, достать еще один осколок воспоминаний и понять, как я и Харэ из прошлого связаны на самом деле. Неужели я и он, правда, один и тот же человек? И, что это за две Вселенных?  

Похоже, дальше будет только хуже. Он говорил о хаосе….

До ратуши можно было добраться двумя разными путями и пришлось выбрать более долгий, но менее опасный. Магических ловушек там возможно будет меньше. Я не стал говорить Шуи, почему выбрал именно вторую дорогу. Потому, что я будто почувствовал, что ловушек будет меньше, если мы пойдем вторым путем. Логическое объяснение можно было придумать, но…. Пришлось бы лгать. Нужно было просто вспомнить…. вспомнить, где ловушки, сколько их, и применить нужное, обезвреживающее заклятие. Об этом говорил Харэ, воспоминание и осознание должны выстроиться в единую цепочку?

Зеркальный город с самого начала показался мне не совсем враждебным. Было нечто, что-то заставляло меня симпатизировать происходящему…. Стражи теперь атаковали нас постоянно. Их число стремительно росло, так как летающие детали в воздухе соединялись с мусором и металлическими предметами, разбросанными на земле, в новых существ. Шуи же, похоже, раздраженный тем, что его назвали слабым, стал сражаться еще яростнее. Он использовал множество различных заклинаний водного и ледяного типа, превращая сражение в красочное шоу. В одной руке он продолжал держать Гримуар, во второй же материализовал длинное ледяное копье. Используя заклинание водных стрел, он поражал ими противников, после чего моментально разрушал ледяным копьем, демонстрируя недурные навыки в борьбе и владении оружием. Настоящий боевой маг….

Головокружение всю дорогу до ратуши, у меня кружилась голова, жжение ощущалось внутри, будто пламя теперь горело…. только внутри меня. Интересно, сколько сил у нас останется, когда спустимся в тюрьму для волшебников? Какой враг нас ожидает внутри ратуши. И вот из-за темных стен домов с разбитыми окнами показался алый шпиль и металлический первый уровень храма. Ратуша отличалась от той, что я видел на картинках в исторических книгах. В зеркальном мире ратуша представляла собой спиралевидную пагоду с алым шпилем. Каждый уровень квадратной спирали поднимающейся вверх, по металлическому каркасу был увешан золотыми колокольчиками и длинными тонкими белыми ленточками. К пагоде вела вымощенная белым камнем дорога, в ее начале стояли тории –«п» образные ворота, ярко красные. Наверное, в бесцветном мире красный символ крови был единственным цветом.

- Пепельный, но ратуша…. Выглядела не так…. Больше похоже на храм….

- Это и есть храм. Не заходи за черту тории. Шуи, ратуша в зеркальном мире была перенесена в другое место. А сейчас нам предстоит войти в «Пандемоний». Обитель духов.

- Ты предполагал такой вариант развития событий?

- Мне солгать или сказать правду? – нам предстояло тяжелое испытание, и мне не хотелось все-таки оставлять Шуи совсем в неведенье относительно происходящего.

- Шуи, я знал, что ратуши здесь не будет. Так как ратуша виднелась с высоты холма, с которого мы пришли, в другом направлении. Ты тоже знал. Мы оба знали. Ратуши не существует. Вместо нее нам предстоит что-то более ужасное. Перейдя через тории, мы, скорее всего, будем лишены возможности использовать магию.

- Защитное поле, устройство которое блокирует магию, скорее всего, находиться внутри самой пагоды. Если нам повезет мы успеем отключить его, до того как умрем.

Пандемоний – я знал о существовании подобного места. Описание таких храмов очень часто встречаются. Обители духов, призраков, и даже Богов.

- Идти туда без магии самоубийство. Мы не сможем использовать даже подручное оружие. Мы пойдем туда абсолютно безоружными….

Никакую магию нельзя будет использовать в храме. Очевидно, что даже копье Шуи не сработает. Он прав, единственный способ выжить, успеть отключить поле подавления магии до того, как духи внутри храма нас уничтожат. Я плохой человек. Нет, я невероятно плохой человек. Я потерял веру в других людей и, наверное, и в самого себя. Так может мне вообще не стоило приходить сюда? Я пошел, потому что улыбка во сне сказала мне? Тогда почему не предупредила меня, что открывая проход и погружаясь все дальше внутрь ужасающего кошмара, я могу не вернуться?

- Пепельный, если у тебя есть, что мне сказать, до того как мы войдем внутрь….

- Пошли…. Потом я скажу тебе, если доберемся до тюрьмы. Держимся вместе пока не найдем устройство. Как только найдем прибор, я отключаю его – ты охраняешь меня. Шуи сорвал с себя плащ, оставшись в боевом облачении. Легкая кожаная безрукавка с металлическими вставками на груди и плечах скрывалась под красным камзолом. Шуи демонстративно подошел к груде металлических осколков рядом с ближайшей стеной и вынул оттуда прут арматуры:

- На оружие, конечно, мало походит, но все-таки…. – улыбнувшись, заверил он.

Спустившись с холма, и немного подождав у ворот тории, Шуи прошел через них вместе с еще материализованным копьем. Он сделал так, чтобы убедиться, что магия за воротами не возможна. Его копье тут же рассыпалось. Он попробовал мысленно приказать Гримуару открыть нужное заклинание, но даже простая команда не сработала. Мне оставалось лишь вздохнуть и, переступив врата тории, лишиться возможности использовать магию. Пока мы шли к воротам пагоды по белому камню, Шуи спросил:

- Пепельный, как мы найдем устройство?

- Несмотря на невозможность использования магии, скорее всего, подобный запрет не ограничивает чувственные органы мага. Мы можем воспринимать реальность с помощью магического зрения, а значит различать ауры. Местоположение прибора, возможно, удастся определить по изменению параметров окружающей среды и ауры. Если подумать, спиралевидный храм, скорее всего на каждом этаже расположено вместилище богов и духов. Если повезет, нам нужно добраться до верхнего этажа,  источник, скорее всего, находиться там.

Я снял с себя накидку, расстегнув золотую заклепку. Шуи толкнул двери внутрь. Вбежав внутрь, я огляделся. Деревянные полы и потолок, высоченные сваи, уходившие вверх. В центре храма маленький бассейн с полупрозрачной голубоватой водой, на дне которого будто что-то светилось. Темно…. Рядом со святилищем впереди горело две свечи, золотой алтарь отливал фиолетовым блеском. Я сразу заметил лестницу наверх чуть правее между сваями…..

- Бежим, скорее сюда! – мой спутник рванул вперед, но тут же вокруг бассейна пространство засеребрилось, и появились маленькие фиолетовые сгустки. Духи святилища…. Они слабенькие, но если нанесут удар все вместе, будет ощутимо. Они, быстро перемещаясь, перекрыли дорогу Шуи…. Черт…. Еще мгновение и одно из неощутимых телец, проникло сквозь Шуи…. Тот протяжно взвыл…. Призраки наносят телу вред, проходя через живую плоть. Маг Абсолюта сел на одно колено, похоже основной удар пришелся на один из внутренних органов, потому что с губ стекла едва заметная дорожка крови. У него внутреннее кровотечение…. Бесплотные твари начали окружать и меня…. Нужен план….

- Шуи, быстрее кинь мне кусок арматуры!

Я поймал металлическую палку, и пока у меня было время до того, как фиолетовый дух пройдет сквозь мое тело, я метнул ее в золотой алтарь….

Заставив Шуи держаться за меня, и пока фиолетовые духи были отвлечены моим маневром, мы поспешили к лестнице…. Наверх…. Судя по соотношению свай, уходивших вверх и размером первой комнаты, здесь этажей восемь. Не очень много…. Но…. С каждым этажом духи будут больше, злее и сильнее.

Припоминая свою жизнь, сейчас я с легкостью могу утверждать – восхождение в храме было самым тяжелым. К моменту, когда мы добрались до восьмого этажа, нас нельзя было уже назвать потрепанными, мы были на волосок от смерти…. У меня были сломаны пять ребер, серьезно травмирована нога и рука. Левая рука вообще практически не шевелилась. Из раны на груди постоянно текла кровь. Внутреннее кровотечение Шуи прогрессировало, он получил еще несколько ударов, и теперь постоянно кашлял, отхаркиваясь кровью, пальцы на правой руке сломаны, к тому же он вот-вот потеряет сознание из-за удара, нанесенного в голову. Его затылок истекал кровью…. Мы добрались сюда лишь чудом. Я на пределе. Мое тело больше не выдержит, да и Шуи тем более…. Удар по голове стал для него критическим, из-за опухоли в мозгу наше тело уязвимее, чем кажется.

Как только мы переползли порог восьмой комнаты пол начал застывать на глазах ледяной пленкой. И прежде, чем я успел что-либо сделать, из алтаря…. В комнате посреди стоял огромный каменный алтарь, исчерченный пентаграммами и с большим отверстием посредине. Он был полностью вымазан в отпечатках кровавых рук…. От него исходило ледяное свечение, наполнявшее всю комнату. Холодно…. Руки холодеют…. Что за странный запах, металлический запах крови, но свежий, будто разлитый в чистом воздухе…. Голова кружиться…. Покачнувшись, я стал падать….

- Шуи…. – но он уже сидел, спустившись по стене и прислонившись к ней. Без сознания…. – Нет…. Шуи…. Очнись, оно скоро появиться…. Этот алтарь…. Шуи…. – я уже не слышал своего голоса и провалился во тьму….

Темно. Меня окутала тьма. Вокруг тьма…. В ней никого нет и так страшно…. Страшно мне? Как такое возможно? Нет, подождите…. Здесь кто-то был…. Улыбка….

 - Уже сдаешься? В двух шагах от  цели сдаешься? – усмехнувшись, вопрошала улыбка во тьме…. – У меня на тебя были более высокие ставки…. – я совсем не различаю голоса, будто это чьи-то мысли…. Той самой улыбки.

- Я не могу использовать магию…. Маг без магии бесполезен….

- Отчаянье? Думаешь, оно победило? Ты еще не все использовал…. Не все ресурсы…. Верь в себя, как я верю в тебя…. Ты наисильнейший…. Тот кто избран мной…. Если победишь, и сможешь постигнуть пепельное волшебство, мы встретимся на Площади Пяти Лун….

Улыбка того кто проклят навечно…. Тьма…. Тьма…. Бесконечная тьма…. Она права, тьма и улыбка…. Не отчаянье…. Я еще не в отчаянии. Ничего общего с отчаяньем. Отчаянье у этой улыбки…. Истинное отчаянье там, в глубине тьмы. И я обязательно упаду туда, но не сейчас, она права….

- Сражайся…. Сражайся…. Будь сильным и тогда я отмечу тебя, как равного себе и ты станешь на одну ступень со мной, и вместе мы одолеем Богов….  Я всегда буду с тобой, разделю печаль и горесть…. И я никогда не лгу – Харэ, мой дракон….»

Мое тело ощутило будто прилив тепла…. Вот это да…. Хорошо…. Никогда не чувствовал ничего подобного….. Столь теплого, печального и нежного.  Мои ноги еще могут двигаться, мой мозг еще может думать, мое тело еще может ощущать пространство. Аура здесь другая…. Источник блокировки магии – каменный алтарь. Блокировать магию можно только одним способом, меняя структуру материи, пропуская сквозь нее нулевую энергию, то есть, создавая непрерывный поток нейтронов, который рассевает любую другую энергию. Все просто, достаточно пропустить сквозь проводник, которым является алтарь, любую другую заряженную энергию, в качестве которой сойдет любая из двух оставшихся в моем теле видов …. Я открыл глаза, картинка плавала…. Похоже, голова все еще кружиться….

Я быстро огляделся, Шуи все еще без сознания в том же положении…. Алтарь…. Вот и последний дух…. Высокий воин изо льда в доспехах. С ледяной катаной в руках. Его шлем с огромными ледяными рогами и животной маской скрывал лицо. Угрожающий…. Качаясь, я сделал шаг вперед, каждый шаг  давался невероятно тяжело. Дух, похоже, отличался недюжинным благородством, раз позволил мне спокойно доковылять до него, не нанеся ни одного удара. У меня подогнулись ноги прямо перед ним, но я не упал, схватившись одной рукой за его вытянутую ледяную руку, я повис на ней, выронив на пол хрустальный Гримуар. Что за жалкое зрелище? Маг, не способный даже удержать свой источник заклинаний? Не успел я усмехнуться, как почувствовал боль ниже груди, хотя какая там может боль еще ниже, после ряда сломанных ребер? Острая…. Его меч холодный и острый…. Наверное, он проткнул мне брюшную полость, не попав в сердце. Надо же, а кровь у меня теплая….

- Так хочешь умереть, человек? – послышался его громогласный голос, мой затылок обдало волной холода.

- Ты…. Прав…. Без магии я всего лишь человек…. Пора уже исправить ситуацию….

Я выронил книгу специально…. Нужно было освободить руку, прилагая невероятные усилия, и коснувшись теперь свободной рукой своей раны, нащупал меч и вязкая кровь испачкала мои пальцы. Ощутив еще более острую боль, я вытянул вперед окровавленную руку, она прошла сквозь тело духа. Кожу жгло холодом, сопровождался этот процесс колющей болью, казалось у меня вот-вот начнут скрипеть зубы. Мои пальцы, наконец, коснулись шершавого камня. Поток физической энергии стал, пульсируя протекать сквозь алтарь.

- Что ты наделал, человек?! – громогласно закричало приведение, но было уже поздно, книга позади меня, все еще висевшего на ледяной руке монстра, взлетела в воздух и зависла. Заклепки щелкнули и хрустальные страницы начали переворачиваться.

- Теперь уже волшебник…. «Огонь звезды рожденной вновь разлейся в мире темном».

Яркое, оранжевое пламя заполнило комнату, я зажмурился и обмяк на пол. По ледяному полу заструилась кровь. Нужно было, пока еще есть силы, применить заклинание регенерации на собственном теле…. И помочь восстановить Шуи. Ледяной страж исчез, но что нас еще ожидало и где вторая сфера, если алтарь был только устройством блокирующим магическую энергию?

В зале достаточно кислорода. Значит можно использовать «Регенерирующий свет». Покопавшись в древе своего Гримуара, я отыскал его и применил. Искорка света вылетела из книги и, поднявшись в воздухе, разлетелась на множество святящихся точек, падая вниз на наши тела, частицы начали заживлять тяжелые ранения. Я вызвал и двух фамильяров, которые летая вокруг нас, стали помогать с перевязкой, кое-как содрал с себя окровавленную верхнюю одежду. Удар ножом пришелся в полость между селезенкой и желудком не задев органы, меч прошел насквозь…. Обезумевший фамильяр стал судорожно метаться вокруг медленно затягивающейся раны и наматывать бинт вокруг моей поясницы.

Второй фамильяр мотал бинт, убирая волосы, вокруг раны на затылке Шуи. Обнаруживая в себе способности к движению, я на коленках дополз до него и перевернул его на спину, поддерживая голову. Положив свою руку на его грудь, я применил еще более мощные регенерирующие заклинания «Лечение полости и сращивание костей». Его внутреннее кровотечения остановилось. Спустя мгновение он кашлянул и пришел в себя….

- Похоже…. Я тебя подвел, Пепельный….

- Ты держался молодцом. Теперь мы можем использовать магию….

- Сферы…. Здесь нет, да?

- Она внизу. В первой комнате…. Помнишь, на дне бассейна что-то светилось?

- Дай мне еще пять минут передохнуть и спустимся вниз….

 

Существует легенда, что Вселенная была создана содружеством восьми миллионов Богов и Механиком строителем, из двух материй, что были рождены двумя противоположными энергиями. Энергия Хаоса и энергия Созидания. Некоторые люди могут дать и другие названия: «свет и тьма». Боги обитали на Верхнем уровне или на площади между мирами. «Площадь Пяти Лун» – обитель Богов. Разумные миры были названы «Вселенной». Хаос – темная материя. Созидание – светлая материя. Равновесие между ними и есть поток жизненной энергии. В обители Богов находятся так называемые «Весы Равновесия», определяющие положение между двумя энергиями, они измеряют и контролируют скорость жизни. А тех, кто мог качнуть Весы Равновесия в одну из сторон и повлиять на течение жизненной энергии назвали «Хранителями».

Глава 7.

Во второй раз поглощение сферы темного пламени далось мне куда легче, чем в театре. Пламя, проникающее внутрь, показалось горячим, но не обжигающим и раздирающим. Когда я испил сферу с пламенем, оставалось лишь погрузиться в осколок с воспоминаниями. На этот раз сумасшедшего ученого Грейва не было, маг Измерения сидел один в комнате, сильно смахивавшей на одну из дворцовых. Похоже, в ратуше того Амминаретта из прошлого.

«- Все еще сомневаешься в моих словах, что ты это будущий «я»? Нас связывает общее волшебство, одинаковое происхождение, одинаковая фамилия, имя…. Одна нить судьбы, одно прошлое и настоящее, но…. Как я надеюсь, разное будущее и другой исход. Тебе ведь уже больше не нужно доказательств? Стоило упомянуть мне про «улыбку хаоса» во тьме кошмаров…. Но если они все еще тебе нужны…. Тускло освещенная комната в воспоминаниях выглядела не красочной, но все же…. Видно почти отчетливо…. Маг встал и, подойдя к зеркалу, скинул капюшон, полностью закрывавший его голову. – Ну, теперь готов слушать меня и вспоминать? – я сглотнул, несмотря на то, что я был без тела, в духовном облике, все равно почувствовал легкий холодок. Мы были одинаковы. Я и лицо того человека в зеркале. Скулы, губы, глаза, даже волосы  одинакового пепельного цвета.

- Меня зовут Харэ. Я маг Измерений из прошлой Вселенной. Да, Харэ из прошлой…. Твой Амин, это точно такой же Амин в котором жил я. Прошлая Вселенная была уничтожена, а новая возникла на ее месте. Чуть позже люди дадут нам два новых имени. Пепельный Волшебник – как лучшему из магов Абсолюта. И Кровавый Маг – как самому жестокому магу в истории волшебных миров. Прежде чем подберемся ближе к сути…. Ты ведь знаешь, как связана энергия зарождения миров? Энергию Созидания, создающую, предоставляет содружество Богов, и Механик строит из нее новый мир, а чтобы вдохнуть в новый мир жизнь – нужна еще одна энергия. Как ни странно, разрушительная и неконтролируемая, намного более мощная…. Хаос…. А знаешь, кто носители Хаоса?

Конечно, я мог догадаться и раньше…. Но не хотел искать доказательства своих догадок. Не хотел верить. Хотел думать, что возможно есть и другое объяснение, но его нет….

- Нет…. Конечно…. Никакого другого объяснения не существует…. как и ты сейчас, я тоже был немного шокирован, когда докопался до истинной сути во тьме.  Энергию Хаоса, вновь созданным мирам, несли существа, обладающие подобной энергией, точнее они не были ее источником, но могли черпать ее от источника хаоса…. Драконы…. Величайшие из существ, сильнейшие, бессмертные, повелители Небес, они могли черпать энергию Хаоса и преобразовывать в невероятно мощную магию. Как думаешь, ну разве не забавное стечение обстоятельств? Жизнь может родиться только из разрушения, а точнее из отчаянья, оставшегося после того, как все будет уничтожено…. Таков Хаос, он разрушает и оставляет надежду, что останется что-то еще…. Маленький росток именуемый жизнью…. Но равновесие нуждалось в балансе, жизненный поток не может существовать, если не будет равновесия между Хаосом и Созиданием. А драконы постоянно нуждались в энергии Хаоса, разрушая старое, они давали жизнь новому…. Но…. Голод их был неумолим…. И, наверное, поэтому Хаос подарил им нечто большее, чем просто пищу…. Он подарил им улыбку…. Улыбку во тьме, вспоминаешь?

Он тоже знает о материальной тьме в моих снах? Об ужасающей, холодной и неживой улыбке хаоса? Драконы? Драконы поглощают энергию хаоса и тем самым создают источники магии. Таким образом, драконы и есть первопричина магии? Одна мысль заставляет кровь стынуть в жилах. Что за подарок им сделал Хаос? Я начинаю думать о том, что ничего не понимаю. Как вообще можно вспомнить и связать события, происходившие за тысячу лет до твоего рождения в другой Вселенной? Как тьма, бесконтрольный хаос может быть таким осязаемым?

- Да. Вопросов у тебя, несомненно, много, может воспоминания полностью сольются в тебе, когда пламя вернется в твое тело. Скоро ты поймешь, что ты гораздо больше чем Волшебник Измерения. Точнее то, что ты Волшебник Измерения дало тебе право быть еще кем-то, кем - ты узнаешь в самом конце, когда отчаянье приведет тебя к улыбке во тьме. Но для начала, в хрустальном Гримуаре появятся все заклинания, которые я успел создать за свою жизнь, как только пару раз используешь их, может быть, вспомнишь, как создавал их? Уж прости, что время от времени, в разговоре, «тебя и себя» я буду считать одним человеком. Твоим друзьям из Ордена я не особо доверял…. Они глупы, но им могут быть известны слухи, которые приводят их в ужасное расстройство. Понимаешь? Они не могу позволить кому-либо пошатнуть свою власть.

В предсказуемости Орден, конечно же, стоило обвинять.

- По сути, я не так уж и много успел выяснить – остальные ответы придется отыскать тебе уже самому. Отправляйся за последним куском моих воспоминаний…. Харэ».

Мы с Шуи сидели, прислонившись к воротам тории, друг напротив друга, сейчас они вполне безопасны, нужно было отдохнуть еще какое-то время, прежде чем совершить путешествие в самое опасное место. Хотя куда уж опаснее, чем проклятый храм?

- Шуи. Как я и обещал перед тем, как пойти в тюрьму….

- Да. Я спросил тебя…. Хочешь ли ты мне что-нибудь рассказать…?

Почему мне хотелось с ним говорить? Потому, что я ощущаю будто бы он последний, кому я смогу доверять в ближайшем будущем….  Или от того, что никому не доверял вообще никогда? Не мог поделиться ни печалью, ни радостью. Сражения, боль и трудности закаляют отношения между людьми…. Пожалуй, я пришел к осознанию слишком поздно.

-  Шуи, спасибо, что пошел со мной. Спасибо, что принял меня, в отличие от Кано и остальных. Спасибо, что пытаешься быть со мной честным и откровенным…. Спасибо, что проливаешь кровь вместе со мной. Спасибо…. – он улыбнулся, а затем с болезненной гримасой потер свой затылок.

- Пепельный. А ты прости меня за то, что с самого начала действовал необдуманно по отношению к тебе ….

- Нет! Не извиняйся! Не смей извиняться!

- Пепельный…. – он посмотрел на меня таким печальным взглядом, что я поспешил отвести взгляд.

- Твои извинения. Шуи. слишком запоздалые. Я врал вам с самого начала, никогда не оставляя планов мести, даже сюда пошел. чтобы стать сильнее и убить всех вас…. Разрушить и уничтожить весь Орден. У меня никогда не было другой цели, поэтому не извиняйся! Мне не больно…. Мне больше не больно…. Я не чувствую эмоциональной боли….

Шуи замолчал, опустив голову, он минут пять сидел молча, его волосы закрыли лицо, и я не мог увидеть, что он чувствует. Наверное, одно разочарование. Конечно, что еще можно чувствовать после такого признания? Он встал и все еще хромая, перешел к моему столбу тории и сел рядом. Вытянув ноги с другой стороны, он как-то обречено усмехнулся и заговорил:

- Знал…. Об этом…. Ты не мог остановиться…. Поэтому я знал, уверен. остальные и Кано в глубине души тоже признают…. Что твоя месть более, чем оправдана. Я хотел отправиться с тобой не только из-за решения Ордена, мне хотелось…. Хотелось пережить именно этот момент…. Попросить у тебя прощения, понять тебя, услышать твою правду и…. Умереть от твоей руки…. Как и тогда, так и сейчас, мне хотелось бы этого…. Я признаю твое право на месть. Моя жизнь принадлежит тебе. Ту рану, которую мы тебе нанесли нельзя искупить иначе…. И свою цену я готов заплатить…. – его глаза стали влажными, он не заплакал, но был готов. Его внутренний мир разрушился. Нас всех объединяла трагедия, которая не могла закончиться хорошо….

Я уныло поднял глаза к серому зеркальному небу. В магии нет ничего хорошего. Она, по сути, не дает никаких преимуществ…. И глупцы те, кто думает иначе. Волшебники, одни из самых несчастных существ во всей Вселенной. Мы можем исполнять чужие желания, но собственные отходят на второй план. Мы рождаемся изгоями, на которых люди легко возложили груз своих проблем. Вынужденные нести ношу в одиночестве, нас презирают и ненавидят и продолжают использовать наши силы. Рано или поздно мы падаем во тьму, сжигаемые собственным разумом, который больше не в силах выдерживать такой массив информации истины.

- А, что если мы оба умрем там? – он засмеялся еще более обреченно:

- Нет, нет…. Ты не можешь себе позволить. Ты должен выжить. Похоже, что мы ошибались насчет тебя. Твоя главная сила, похоже, не способность путешествовать между мирами, и не пепельное волшебство, сила которого явила себя в день твоего рождения. Твоя магия гораздо больше, чем мы можем понять и осознать.

- Расскажи мне все, что вам известно….

 У него не было выхода. Но даже если бы…. Нет, он хотел рассказать. Он пришел сюда со мной ради этого. Он хотел быть прощенным, он хотел считать меня своим товарищем. Поэтому, он не будет скрывать. Видимо, знания тяготили Орден, Шуи занервничал и как-то опечалившись, начал свой рассказ:

- Волшебники Абсолюта больше всего боялись признать волшебные миры частью Вселенной. Потому, что в подобном случае им пришлось бы принять и соблюдать не только законы Вселенной, но и принять тот факт, что их магия может перестать быть достойным аргументом в вопросах силы. Они понимали – на каждую силу, найдется еще более сильная. Незадолго до того, как было предсказано твое рождение, Орден столкнулся с весьма странной ситуацией.  Орден ставил эксперименты по увеличению срока жизни волшебников, пытаясь изучить опухоль и придумать методы борьбы с ней. Один из больных мальчиков, на нем испытывалась сыворотка,  находился под нашим наблюдением. Опыт шел крайне хорошо, у него наблюдалось снижение опухолевых клеток…. Но через какое-то время начался обширный регресс, сыворотка дала обратный эффект, его мозговая опухоль стала расти с невероятной скоростью. На наших глазах, всего за полчаса он умер, болезнь за доли секунды разрослась в его мозгу. Но за эти полчаса, что происходило, просто кошмар…. В него невероятными потоками вливалась магическая сила, он будто на глазах становился сильнее, но его мозг не выдерживал такого потока информации….

Я остановил его, немного толкнув локтем в бок:

- Извини, что перебил. Вы не знали причину, почему в него так резко стала поступать магическая энергия тогда? Просто тот человек Грейв, он говорил об исследованиях знаний и прочей ерунде. Похоже, ваши и его опыты не далеки друг от друга…. Хм…. В научном аспекте…. Будто бы причина и следствие. Вот, почему ты сразу же отправил данные из лаборатории под театром….

- Да, я понял, как только увидел записи о результатах опытов. Он искал причину, следствием чего, мы стали свидетелями. С ним в полчаса происходило нечто совершенно необъяснимое. Его исхудалое тело ходило ходуном от судорог, он неимоверно кричал от боли. Температура и давление внутри черепа постоянно повышались. Из носа и ушей текла кровь, он так истошно плакал и вопил, но…. Глаза его были пустыми, ни зрачков, ни радужной оболочки, одни белки, будто поток магической информации выжег ему душу, сознание и глаза. А потом, он заговорил….

Мне вдруг стало не по себе, будто бы зловещая улыбка во тьме снова на мгновение вспыхнула в моем сознании. Тьма смотрит на меня. Оценивает мои поступки, слушает мои слова, восхваляет растущую внутри меня жестокость и отрешенность. Каким-то образом, тьма подбиралась ближе и ближе.

- Бессвязный поток слов, но все же отдельные слова были четко различимы. «Холодная пустота говорит со мной…. Холодная, одинокая тьма…. Даже спящие, они наблюдают за нами…. Они там, в мире где нет ни тепла, ни радости…. В мире Хаоса».

- Он говорил о драконах…. – неуверенно произнес я.

- Я не знаю. Я ничего об этом не знаю больше. Узнай ты, Пепельный, потому что ты вероятнее всего имеешь какое-то отношение к этому. К прошлой Вселенной, к драконам….

Пора…. Пора отправиться за последней частью темного пламени – ключом к пепельному волшебству. А также добыть последнюю часть моих воспоминаний. Харэ из прошлого был прав, я и он – один человек. И мне не нужно больше скрывать свои намерения…. Что ж…. Настало время…. Я не верю в драконов. Как может что-то могущественное и большое скрываться?  И до сих пор мне было не понятно, как может быть связано волшебство и драконы. Неужели они действительно умнее людей и даже более разумных существ, то есть нас. Как такое вообще возможно? Магия ведь способ использования материи. Ничего более…. Мне вбивалось с самого начала непреложная истина. Так почему зародились сомнения?

Меня и пугала и манила улыбка во тьме моих снов. Ничего более зловещего и в тоже время печального, мне не встречалось. Но вместе с тем, я ощущал будто бы эта была улыбка той, кого я искал долгое долгое время. Даже смерть Орико и предательство моего отца, не отложило на мне такой глубокий отпечаток, как улыбка…. Что же было в ней?

Тьма…. Мы шли к тюремному форту очень долго. Наши раны еще не до конца зажили, магическая энергия медленно восстанавливалась. Страх, нерешительность и в тоже время осознание близости товарищеского плеча. Мы теперь действительно, наверное, друзья. Давненько я не был с кем-то так откровенен. Даже не пытался и в результате – сейчас все так трагично, у нас нет времени, чтобы исправлять содеянное. Высокая темная башня возвышалась, зеркально отражая стены разрушенных вокруг зданий. Она все, что осталось от форта Солидор, он был разрушен много лет назад, после чего под башней построили тюрьму для волшебников. Похоже, сам Орден ничего о ней не знал. Башня и нижние уровни тюрьмы постепенно стали всплывать в моих воспоминаниях. Так вот где Харэ из прошлого провел последние годы своей жизни. Что удивительно – Харэ маг Измерения и был создателем волшебной тюрьмы.

- Не находишь странным, Пепельный…. Устройство, блокирующее магию, находилось в ратуше. А не здесь в тюрьме. Логично было бы использовать подобное устройство именно здесь.

- Шуи, там внутри бессмысленно запрещать магию. В тюрьме магия становиться невыносимой самому волшебнику, там не запрещают использовать магию, но после всего там увиденного, у волшебников отбивается даже мысль применять магию.

- Говоришь с таким лицом, будто сам только оттуда – он пошутил и мило рассмеялся. Я попытался, но выдавил только кривую улыбку. Шуи был не далек от истины.

Тюрьма, построенная под землей. Там где нет света. Нет радости или жалости. Магов там не пытают и не запрещают пользоваться магией. Но стоит пробыть там больше двух месяцев, обязательно захочется сдохнуть и выдрать себе сердце…. Сердце, которое может творить магию.

- Что за ужасы тут творились….

Мы вошли через лифт, который спускался ниже первого уровня башни на нулевой этаж темницы. Белый длинный коридор, с белоснежными полами и высокими потолками. Здесь и служащих никогда не было. Тюрьму построил Харэ, он никого сюда не сажал, все кто находился здесь, приходили и умирали здесь по собственной воле. Он ее построил, и он один в ней был хозяин. Я помню белоснежные карцеры. Со стеклянной передней стенкой. Она никогда не запиралась…. Замков нет нигде. Любой мог уйти, но никогда не уходил. Однажды испытав кошмар внутри карцера, уже не хочешь возвращаться на свободу. Вина…. Бесконечная вина удерживает тебя на месте и заставляет смотреть снова и снова, ты смотришь и смотришь, пока вина не сводит тебя с ума…. Два этажа карцеров. Маленьких комнаток, где кроме четырех стен ничего не было. Одна прозрачная, чтобы находясь внутри, ты понимал до свободы одной рукой подать…. И в то же время ты смотришь и понимаешь, что не имеешь права уйти. А остальные три стены и потолок тоже не совсем обычные – магические экраны, ретрансляторы.

В конце коридора я заметил лестницу на еще один нижний этаж и панель управления трансляцией. Рядом с ней же пылала темная сфера, последний кусочек воспоминаний был не защищен. Харэ из прошлого следовал правилам собственного творения – здесь свобода. Место, где ты можешь быть свободен от магии и ее разрушающего действия. Я почти вспомнил…. Почти все мои воспоминания полностью вернулись. Я действительно жил в Амине, но этот Амин был частью совсем другой Вселенной.

- Творилась? Хочешь узнать, Шуи? – я вышел в середину коридора. – Тогда, если я просто расскажу, сможешь себе представить, хорошо? Не хотелось бы даже ради демонстрации пускать в ход панель трансляции, иначе останемся здесь и больше никогда не вернемся…. – глаза Шуи расширились от ужаса, я увидел их в отражении зеркальных дверей карцеров. Там отразились не только его шок и растерянность, но и моя улыбка…. Мне знакома эта улыбка. Точно такая же, как и та, что я видел в своих темных снах. Мы улыбались одинаково. – Тюрьма для волшебников. Что может быть самое убийственное и разлагающее душу и сознание для волшебника…. Кроме как самой магии. Три стены и потолок карцера выполнены из проводящей материи. Она способна транслировать или показывать, воспроизводить воспоминания. Не просто воспоминания. Ты же знаешь, что для волшебника жизненным стимулом является исполнение желаний людей. Только так мы можем оправдать существование магии и свою собственную судьбу….

- В которой вынуждены умирать молодыми и одинокими. Каждый волшебник знает о цене, заплаченной за Гримуар…. Я не понимаю, Пепельный.

- Да. Но мало какой волшебник знает, к чему на самом деле приводят исполненные желания одних людей…. К горю, отчаянью и смерти других. Энергия равновесия невосполнима. Таков закон Вселенной, если где-то становиться больше, то где-то энергии становиться меньше. Исполняя желания одних людей, волшебники разрушали жизни других. По этим экранам магам ежеминутно показывали, что их магия сделала с людьми. Как магия развязывала войны и убивала тысячи и тысячи…. Так продолжалось недолго, у всех заключенных напрочь отбивало желание еще раз воспользоваться своей ужасающей силой.

По мере того, как я рассказывал, глаза Шуи наполнялись слезами. Конечно, не возможно было даже представить себе более ужасных мучений для волшебника. Чем признание им же самим факта бессмысленности собственного существования.

- Так продолжалось несколько дней, стеклянная дверь в карцере не просто так. Она никогда не закрывалась. И даже более…. Когда сеансы ознакомления с результатами своей деятельности для заключенных заканчивались, все двери открывались. Они приходили сюда по собственной воле, чтобы хотя бы умереть, как люди. Двери открывались, и переполненные злобой, ненавистью и отчаяньем, они душили друг друга…. Раздирали на части зубами и ногтями, забивали друг друга на смерть. Те, у кого не хватало духу, просто убивали себя сами, начиная биться головой о стенки карцера. Более величественного зрелища мне не встречалось. Маги, отвергнувшие магию и убивающие и умирающие, как люди…. Разве в этот момент нельзя сказать о величии человеческой личности? – я не плакал, но ничего подобного впоследствии не испытывал. Радость, смешанная с чувством проигрыша своей судьбе.

- Откуда, Пепельный? Как ты узнал о тюрьме? – заплаканный и шокированный, он выглядел разбитым, таким же как я.

- Шуи…. Я нажимал кнопки на панели, и наблюдал оттуда за заключенными. Шуи, я был тем, кто построил тюрьму…. Я и есть Волшебник Измерения из прошлой Вселенной. Мои воспоминания вернулись.

 

Хранители - их истинные лица известны мало кому из несведущих. Так было задумано, только сами Хранители знают друг друга в лицо, и не имеют права лишний раз разбалтывать о своих полномочиях. Законы, которые вынуждены соблюдать Хранители, одни из самых строгих во Вселенной, не говоря о том…. Что каждый из Хранителей должен также соблюдать законы своей расы. И соблюдать принципы владения силой, которой он наделен помимо воли Хранителя. Для Хранителей соблюдать законы – обязанность, которую они никогда не нарушают. Например, считается объективным не раскрывать личности Хранителей, потому что тогда в ситуациях, когда будет необходимо применять свою силу, кто-то сторонний может повлиять на решение. Хранители имеют право использовать свои силы только в случае, когда их решение независимо от воли других. Только пара Хранителей может решать судьбы миллионов.

Глава 8.

Мы оба молчали. Долго, время мучительно пролетало где-то над головой мимо нас, а мы продолжали молчать, Шуи сполз на пол и, прислонившись к стенке между карцерами, закрыл лицо руками. Он был подавлен и шокирован.

- Как…. Вообще возможно подобное? – спросил Шуи сбивающимся голосом, ему стало тяжело дышать.

- С помощью магии темного пламени, внутри сфер. Я его запечатал, зная, что умру в одной Вселенной, а на ее месте возникнет другая. И возродился вновь, чтобы вернуть себе пламя….

Наш разговор никуда бы не привел, потому, что я слишком много лгал. И, кажется уже сам начал путаться в том, что было и чего не было. Воспоминания прошлого вливались, но я все еще и отчетливо помнил, себя самого. Так где же реальный я? Харэ кто это? Мои мучительные терзания стали бы еще больше, если бы не появление призрака мясника Грейва, прямо посреди тюремного коридора. Мясник казался довольным и счастливым. Пожалуй, его разбитые очки с круглыми стеклами единственное, что делало его похожим на разумного человека. Он был психопат, маньяк и убийца, и мой личный ассистент, как выясняется.

- Добрый вечер, господин Харэ и маг Абсолюта…. Смотрю вы, наконец, добрались до своего последнего детища…. Я же предупреждал вас, чтобы спуститься сюда, нужно иметь много моральных и ментальных сил. Полагаю также, господин Харэ, большую часть своих воспоминаний вам удалось вернуть? Так значит осталась последняя часть. Но прежде чем вы глотнете чашу вожделения, Грейв должен вас предупредить, мастер.

Теперь вспомнил, когда запечатывал последнюю темную сферу, а потом сам отправился в карцер, я убил Грейва, но сохранил его душу, привязанную к зеркальному миру, дабы он выполнил важное поручение.  Передал мне что-то…. Информация. Грейв должен был рассказать мне о том, что не уместилось в последнюю сферу. Зеркальный мир пропитан ловушками, и, похоже, информация, которую знал Грейв, содержала нечто связанное с ловушками….

- Грейв, у меня не осталось сомнений, относительно твоей верности моей персоне. Однако, ты понимаешь, что я пришел сюда с Шуи, и ему ты можешь доверять ровно как и мне…. – я усомнился в своих словах. Подозрительно…. Все слишком странно. 

Маньяк ученый вновь зловредно усмехнулся и поправил очки, Шуи в этот момент встретился со мной взглядами, он будто искал в них защиты и нашел. Я не собирался его бросать или предавать. Он принял меня как друга, я принял его, несмотря на боль, которую мы друг другу принесли.

- При всем уважении к вам, мастер Харэ, есть одна тонкость, что не позволяет мне подобное отношение к вашему гостю.

- Смеешь мне противоречить, Грейв?! Рассказывай, что знаешь, живо!

Он выразительно покачал головой, будто бы обиделся. Но на самом деле, испугался, духи-хранители различных мест очень привязаны к тем, кто оставил их души в мире, а не отпустил в вечность.

- Уйти отсюда тем же путем, по которому вы пришли невозможно. Как только вам открылась истина тюрьмы волшебников, ее нельзя покинуть…. Мастер, вы задумали тюрьму таким образом, чтобы отсюда не хотелось убежать, поэтому вы должны были подготовиться на тот случай, если кому-то все-таки захочется вновь вернуться на свободу. Существует только один способ покинуть тюрьму….

Конечно же…. Ловушка. Ловушка времени и пространства. Измерение, из которого нельзя выбраться и тюрьма, из которой не возвращаются. Я должен был вспомнить, как неразрывно связаны две составляющих…. Поэтому, ненавидяще выговорил сам себе:

- Жертвоприношение….

- Чтобы вновь использовать магию Измерения и создать из тюрьмы проход в реальный мир, нужно преподнести Вселенной щедрое подношение. Простой жертвы будем мало. Чтобы получить желаемое должна быть уплачена цена. За все мы платим, в вашем случае была выбрана достаточно жестокая плата. В качестве платы за возвращение в реальный мир, вы должны скормить мертвому зеркальному миру того, кто станет вашим единственным другом. Вам поставили условие, мастер, и тогда вы его приняли. Кто же знал, что сейчас вы и, правда, будете так привязаны к кому-то…. – он пожал плечами и презрительно фыркнул, махая рукой на Шуи.

Шуи, казалось бы, задумался, его взгляд блуждающе перебегал в пространстве, от потолка на Грейва и на меня, но он все же сохранил стойкость духа, чем вызвал у меня еще большее уважение. Его голос стих и стал похож на тихое шуршание травы утренним ветром:

- Так вот мое предназначение мага? Все было предрешено…. Заклинание, верно?

- Вы совершенно правы, наш несравненный гость! Мастер, конечно, не страшился своей смерти в тюрьме, потому что он выбрал ее сам на заре разразившейся во Вселенной войны Хранителей. Но он прекрасно понимал, если будущий он вновь сюда вернется, то нужно было обеспечить ему возможность выбраться. Поэтому, прошлый Харэ наложил заклинание на того, кто должен был стать другом ему в будущем. Преодолев временной разрыв, заклинание изменило вашу жизнь и ваше восприятие, а также заставило вас по другому взглянуть на жизнь Мастера и тем самым проникнуться к нему дружескими чувствами. Весело, да? Вот же какой предусмотрительный был господин Харэ!

Ужасающее заклинание изменения формирования восприятия «Зеркало». Оно действовало независимо от времени и пространства – воздействуя на «определенного» человека, точнее на человека наделенного «определенными» качествами. Например, я захочу чтобы «зеркало» сработало на великолепном поваре. Применяя систему математического анализа всех данных об окружении заклинателя, «зеркало» методом статистического отбора определит кандидата и сработает на нем. Оно никогда не ошибалось. В прошлом, чтобы обеспечить будущему себе побег из тюрьмы, я придумал, как нарушить собственный запрет, и наложил заклинание на того, кто станет моим единственным другом. Анализируя мое окружение и вероятность выбора, «зеркало» определило, что Шуи наилучший кандидат. Действие заклинания было еще более ужасающим, оно действовало на мозг и сознание выбранного объекта, вмешиваясь в работу мозговых клеток. Таким образом, волшебник мог сделать все что угодно – изменить восприятие человека, настроить его против определенных людей и заставить, например, полюбить совершенно постороннего человека, изменить воспоминания…. 

Рад ли я был тому, что узнал? С одной стороны верно – я не могу быть ни к кому привязан по-настоящему, судьба магов не такова, чтобы тратить бесценное жизненное время, на что то, не имеющее разумного объяснения. С другой стороны, печаль закравшаяся в мое сердце, росла как снежный ком, готовая сорваться вниз настоящей лавиной. Неужели невозможно уже ничего исправить? Хотя зачем? Разве они не виноваты в том, что сотворили со мной? Разве Шуи не один из них? Почему я должен ему что-то прощать, только потому, что он был честен, чтобы признать свою вину? Неужели нельзя было простить чего-то мне? И разве я не радуюсь, что всего его дружеские порывы уж точно не настоящие. Я наложил на него заклинание, изменил его восприятие. Он не может считать меня другом или товарищем…. Разве не так….

Моя гордыня боролась с моим благородством, и последнее взяло верх. Я шикнул на маньяка и тот исчез, растворившись в воздухе. Затем, медленно подойдя к Шуи, я взял его за плечо, и помог подняться. Он оперся на стену карцера, но стоять ровно похоже не мог, ноги дрожали. Блуждающий взгляд, Шуи все еще в шоковом состоянии.

- Что молчишь? Я предал тебя! В прошлой жизни наложил страшное заклинание! Притащил тебя сюда! Я хотел пожертвовать тобой, Шуи, чтобы выбраться и заполучить темное пламя! Как ты не понимаешь….

Он опустил голову и его волосы почти коснулись моего плеча. Я не хотел смотреть вниз, чтобы не увидеть на полу его слезы. Почему? Ты же жестокий маг Абсолюта? Что ты делаешь? Зачем слезы? Меня они не тронут….

- Пепельный…. Забирай сферу. А потом убей меня, и зеркальный мир исчезнет. Вернись назад…

- Что ты мелешь, Шуи?! Как можешь простить мне содеянное?! Кровь нельзя смыть, даже такими самоотверженными поступками! Предательство, ложь, обман – вот мои козыри! Шуи…. </