Геннадий - черт третьего ранга (13014зн)

Гена родился чертом, но с самого детства он верил, что рожден для чего-то большего, чем консервный завод. Ведь были же черты с большой буквы "Ч", на них он и равнялся. Это было сложно, но взрыв пирамиды "ДемонТех" подарил ему такую возможность.

 

 

Геннадий покинул питейное заведение, изрядно шатаясь. Его маленькие копытца не в такт цокали по серенькой брусчатке. Толстенький, кругленький черт легонько пританцовывал:

-Чертова пятница! Даешь движение КОПЫТ! - кричал Гена, продолжая пить, прихваченный из бара "Жарун" - газированную водку с мятой. Черт икнул во время глотка, и шипучка брызнула из носовых впадин, попала в глаз, бедняга закашлял. Из-за сладкого напитка волосы на лице и пузе намокли, прилипли к коже, он зло отбросил бутылку, утер бороду, пригладил лихой чуб, пару раз моргнул большим глазом и невозмутимо продолжил путь. Уже давно рассвело и пора спать, завтра хоть и короткая, но все, же рабочая ночь. После смены у него назначен поход к стоматологу, сорок второй нижний зуб беспокоит уже несколько ночей, да и днем из-за него не уснуть, разве что напиться вдрызг, как сейчас.

Внезапно загудели сирены со стороны пирамиды "ДемонТех". Гена повернул голову в ту сторону и заорал, что было мочи. Всего за одно мгновение алая волна тумана поглотила его целиком. От страха черт закрыл глаз, а когда устал орать и открыл его, испугался еще больше. Вокруг был лиственный лес, а чуть дальше раскинулись пшеничные поля, над головой простиралось голубое небо, в котором ярко светило желтое солнце. Гена стал глубоко дышать:

- Так, соберись с мыслями. Ты шел из бара домой, что-то случилось в проклятой пирамиде корпорации. Хренов алый туман, и вот, я здесь, и?! Это не объясняет, куда делся целый город, почему у неба и солнца другие цвета. Пресвятой Люцифер, отец мой небесный, что ж делать то теперь?!

Как и многие черти своего поколения, Геннадий, конечно же, не верил в небесного отца. Да и вообще в великую войну ангелов и демонов. Кто видел их этих пресловутых демонов?! Только лишь слухи, генеральный директор "ДемонТех" - огромный рогатый демон. Там, высоко в алом небе, на орбитальных станциях живут чистокровные рогатые. Чушь, вздор, брехня! За все сто двадцать лет своим глазом Гена видел, лишь людей и чертей, а в россказни про всемогущих пусть верят дураки и святоши. Так всегда думал Гена, но сегодня все изменилось. Шок и страх пробудили в нем истовую веру.

Щуря огромное око, черт всматривался вдаль, размышляя и ища ориентиры. Далеко в поле Гена заметил какое-то движение, аккуратно, чтобы упаси сатана, не выдать себя, он пошел, а точнее пополз на разведку.

"Стоя на месте, много не вызнаешь", - подбадривал себя, изрядно трусящий неведомого, черт. Медленно, ползком, прячась в высоких колосьях, толстячок приблизился к тому месту, где видел движение. Это оказались улыбающиеся, довольные жизнью люди! Десятки мужчин и женщин косили пшеницу косами, при этом напивая веселую песню! Будто на Терре, где-то есть место, где не знают о комбайнах, гидропонных фермах и рабстве...

- Это не Терра! – сделал, шокирующий для себя вывод Гена, - А, где же тогда я оказался?!

Черт так же незаметно, как и подкрался, ушел обратно под сень густого леса. И первое, что он сделал - нашел укромное место. Им оказалось, сгнившее изнутри, дерево в нем, измученный Геннадий, провалился в сон с великой надеждой, что откроет глаз у себя в блоке или, хотя бы, на больничной койке в родном Сатонитополесе.

Чуда не случилось, ночного неба над головой Гена по-прежнему не узнавал.

- Мошонка Люцифера! Хренов Демон, мать его тех!! Фух-фух-фух...

Попытался сбросить напряжение черт, начиная ходить кругами вокруг своего бревна, и стал рассуждать:

-Если тут нет других чертей, и пока еще не знают рабства, то не тот ли это мир, что создан для меня?! Я заставлю этих длинных розовых людишек поклоняться мне! И весь, весь этот мирок будет моим! Ха-ха, ха, ха, ха-ха-ха!!!

Теперь, искренне радуясь случившемуся, Гена начал строить план по захвату власти. И первейшая задача - более подробная разведка местности. Дикий сушняк подсказывал, что  нужен источник чистой воды. " Интересно, здесь уже придумали спиртное"? - неожиданно задался вопросом Гена и тут же пометил этот пункт в уме. Захватить сознание пьяных людей будет куда проще, да и самому бухнуть не помешает, стресс и все такое...

***

Лиственный лес оказался длинной узкой полосой между двумя большими пшеничными полями. Недалеко на запад, вдоль лесополосы видны голые каменистые холмы, на одной из возвышенностей стоял город или крепость. Гена смотрел из лесу, не решаясь сразу же выступить в открытую. Он, хоть и имел третий ранг в магии, но все же, опасался за свою бесценную жизнь.

Реку, родник или другой источник воды черт так и не отыскал. Несчастный Генадий брел обратно, иногда издавая жалобный стон или хрипя. Чертово горло пересохло и першило. Мысль о воде становилась маниакальной, за глоток влаги Гена готов был перегрызть любому горло. Большие уши черта уловили чьи-то голоса слева. Там за деревьями было скошенное поле и множество стогов сена. Гена направился туда, с мыслю, что если у людишек не будет воды - он выпьет их кровь!

Ярко светили звезды, и еще ярче, сиял над головой месяц. Ерёма и Марфа пришли в поле ночью полюбоваться небом и попробовать вино. Парень изрядно постарался, чтобы в эту ночь все было так сказочно, фрукты и сыр, красивые слова. Он очень надеялся насладиться еще одним восхитительным чувством. Но всему пришел конец, когда с другой стороны стога вышло нечто. Парочка с визигами бросилась наутек.

Гена довольный собой, был благодарен златорогому за свое спасение. Гадкие людишки оставили вино и еду. Пристроившись на сене, черт, наконец, напился и хорошо покушал, что привело к тому, что Геннадий очень устал. Сено было таким мягким и ароматным - черта сморил сон, ворочаясь, он целиком ушел в стог.

Час, не больше, проспал Гена и, когда проснулся, очень удивился услышанному голосу:

- Вот, поганец мелкий, опять сбрехал - чудище лютое, рогатое, лупатое, да с когтями-косами! Приду в город, шею намылю, да рот прополощу, чтоб не болтал пустого!

Черт подумал, что пришло время обзавестись своим первым воином и последователем. В том, что по его задницу пришел воин - Гена ни капли не сомневался.

Стог сена зашевелился, и из него выбралось существо о двух копытах, руках с когтями, с парою ушей и крошечных рогов, одним оком, широким ртом с двумя рядами зубов. Существо было голым, местами покрытое рыжей шерстью-пушком, у него отсутствовала шея, голова росла прямо на плечах, не было талии, зато явственно выпирали задница, пузо и причинное место.

- Батюшки! Это  ты, несчастный, что ли это чудище, что людей распугало?! Эх, тебя даже жалко как-то...

С этими словами здоровенней человек со щитом и булавою в руках шагнул к черту, которого от страха заколотила дрожь. Сознание проклятого здоровяка Гена не смог взять под контроль, более того, на него не подействовали даже иллюзии. "  Пришло время дипломатии"! - Подумал Геннадий.

- Стой! - заорало существо, - Я всего лишь раб могучего демона, я не виновный. Я ж, этот, заколдованный принц! - здоровяк остановился, но булаву не опустил, она изрядно портила весь разговор, по мнению Гены.

- Какой такой еще принц, не знаю таких.

- Ну, в смысле, царевич я! - надежда на покорение этого мира таяла, как сосулька в пустыне. Воин опустил оружие:

- Царевич, говоришь, а звать тебя как? - сейчас решался вопрос жизни и смерти, ответ должен быть непременно правильным. Его, к сожалению, Гена не знал.

- Геннадий. - сказал черт и зажмурил глаз.

- Геннадий, Севлодович? Три года, как пропавший сын царский?! - переспросил здоровяк. Черт утвердительно кивнул и воспарял духом.

- Меня взял в плен зверь лютый, на шести лапах, с восьмью головами, дышит огнем и от шагов его земля трясется. Волшебой зачаровывает и опьяняет умы людей.

- Батюшки, а как же победить его? Погоди-ка, чего ты раньше не объявился?

Черт делал то, что у него получалось отменно - врал:

- Та вот, - Гена развел руками, всем своим видом олицетворяя искренность и невинность, - Как только кандалы волшебные сбросил и из его подземного царства выбрался, сразу тебя и встретил. С памятью моей беда, вспомнил только, что звать царевичем Геннадием, и что мир наш в страшной опасности!

- Ты? Ты что ж, подле демона все три года был? - поразился воин, - А знаешь, как одолеть его?!

- Одолеть нельзя, только прогнать!

- Так, что делать надо? Не тяни кота за лапу! Ладно, по пути все расскажешь!

- Ку-ку-куда по пути? - переспросил Гена, ему очень не нравилось, что этот здоровяк начинал строить какие-то планы, это строго прерогатива высших существ, представителем которых, считал себя черт.

- Ну как же, к князю Родиону Давыдычу, нужно собирать дружину, готовиться к твоему зверю лютому!

- Погоди! Тебя, кстати, как звать?

- Добрыня.

- Так вот, Добрыня, князь в услужении чудища, как и многие другие! Действовать в открытую - нельзя, на стороне добра, лишь мы с тобой!

- Ох, ой ли, только мы?

- Ну, может, и не только, но пока никому верить нельзя. Подорвем изнутри план чудища и спасем весь наш мир. Ты со мной, друг?

Добрыня задумчиво почесал длинную русую бороду: "Выходит весь мир спасать надобно, вот ведь свезло княжича Геннадия повстречать. И чтоб только люди делали, когда б уже поздно стало»?!

От чего-то, уже абсолютно не сомневаясь в словах толстенького уродца, с какой-то наивностью и растерянностью в голосе богатырь спросил:

- Так и как нам быть? С чего начать то? – Гена, коварно прищурил глаз, и серьезно заявил:

- Мне нужно замаскироваться, в этом облике меня узнает каждый прислужник Зверя, а добрые люди не признают, да на кол посадят!

- Гм, это верно. Вид у тебя, княжич, жуткий!

Геннадий и так был краснокожим, но сейчас его лицо стало прямо таки алым:

- А ты думаешь, я в восторге?! Каково мне в этом ужасном теле?! - нагло врал черт, считавший себя идеалом красоты, от мохнатых ягодиц до пухлых щек.

- Прости, княжич.

- Да, забыли - зови меня просто Гена.

***

Последние две ночи так измотали несчастного черта, что в городе, надежно укрывшись в избе Добрыни, он проспал весь день и вечер. Когда месяц встал в зените, а богатырь Добрыня уснул за столом, Гена почувствовал, что достаточно отдохнул и открыл глаз. Его ждали большие дела, еще так много в этом мире того, что нужно подчинить и изменить, чтобы стать верховным владыкой. До этого еще очень далеко, пока Гена думал о более приземленных вещах. Например, как заставить людей ненавидеть князя, или другими словами, как заставить их полюбить черта.

«Мне нужно больше информации, гораздо больше»! - с этими словами черт укутался в серую скатерть, подпоясался, натянул на лицо "капюшон" и покинул избу. Но не успел он сделать и пары шагов от дома, как наткнулся на двух стражей в шлемах, кольчуге, щитами и копьями. Они медленно прогуливались по улице города. Гена нервничал и чувствовал, как по его мокрой спине скатилась холодная капля пота в арку меж ягодиц. Черт, задержавший дыхание, с облегчением выдохнул, когда стражи прошли по улице мимо. Изрядной удачи, смекалки и недюжинной ловкости стоила Гене эта разведка боем. Пару раз он за малым не был раскрыт, но легкие иллюзии спасли положение. Зато он много чего услышал и сделал кое-какие умозаключения о здешнем мироустройстве. Этот мирок идеален, примитивен, разрознен и никому не принадлежит!

Из-за того, что здесь никто не верил в демонов, а соответственно, и в чертей - Геннадий был лишен большей части своих магических сил. "Ничего, пара рабов радикально исправит положение! Останется убедить Добрыню, что рабство это хорошо, без него рабов мне не взять, а жаль!"

Геннадий вернулся в избу перед самым рассветом, здоровяк все еще тихонько спал за столом. В предрассветной тиши рождался конечный план действий, взор чертова ока устремился вдаль, сквозь время и расстояние, туда, где этот мир уже весь, целиком принадлежит только ему одному.

***

Самый первый Геноград возвели прямо на месте этого поселения. Первый приспешник - богатырь Добрыня помог свергнуть тиранию Родиона Давыдовича, убедить народ, что черт - заколдованный Геннадий Севлодович, сын царский и усадить его на княжеский трон. Черт подарил людям знания, простые и гениальные вещи. Эти новшества, такие как письменность, понятия механики и химии порождали новые открытия, некоторые люди оказались поразительно умны. Идею рабства Гена отбросил в самом начале, она не имела никакого смысла, люди с готовностью и радостью принимали его безграничную власть.

Гена почувствовал, как его руку пронзило нечто, и заорал, широко открыв глаз. Перед ним сидела медрабыня, поставившая ему укол. Гудели сирены проклятущего ДемонТеха, кругом витал алый туманчик. До черта дошло, где он, и эта мысль была самой ужасной на свете, только что он лишился собственного мира!

А-а-а-а-а-а-а! - опять заорал Геннадий на этот раз уже отчаянно-зло, при этом он колотил брусчатку копытами и руками.

- Святой Златорогий, что с Вами, господин Геннадий? Вам плохо? Где-то болит?!

- Да, - раздосадовано ответил черт, - Душа у меня болит, и мне от этого плохо! А еще, зуб у меня болит! - неожиданно открыл он для себя.

- Турбокоптер уже в пути, я сопровожу вас в больницу.

- Ну, хоть какие-то плюсы...

      

 

14:13
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!