Путь к чемпиону. Начало.

Путь к чемпиону. Начало.
            Путь к чемпиону. Начало.                

  Мощный удар сотряс боксерскую грушу, кулак, обмотанный эластичным бинтом, погрузился в кожаный, наполненный песком, мешок. Второй удар, еще сильнее, заставил тяжеленную грушу слегка покачнуться. Я глубоко вдохнул спертый, наполненный запахом пота, воздух. "Правильное дыхание быстро восстанавливает силы и держит мозг свежим - всплыло в мозгу наставление тренера"
  - Тренировка окончена, - подошел тренер.- Ты как обычно задерживаешься. Все уже давно покинули спортзал. Себя не жалеешь, грушу пощади. Побереги силы перед соревнованиями.
  - Хорошо Михаил Юрьевич, я заканчиваю.
  Проводив уходящего тренера взглядом, мысленно позавидовал; Михаилу Юрьевичу шестьдесят четыре года, но выглядит лет на десять моложе, в пожилом теле до сих пор чувствуется мощь великого боксера. Представил его в своем возрасте - высок, статен, под смуглой кожей стальные мышцы, взгляд прямой, уверенный, такие только у сильных мира сего. Говорят в молодости ему не было достойных соперников, и если бы не травма ноги в автокатастрофе, то Михаил Юрьевич непременно оставил бы след в истории российского, а может даже и мирового бокса...
  Оставив грушу, я подошел к огромному на всю стену зеркалу. В отражении парень среднего роста, спортивного телосложения, но в силу недавнего начала занятия боксом в семидесяти килограммовом теле проглядывается лишний жирок и только со временем усердные тренировки выгонят все лишнее из организма.
  Мне уже двадцать два года и вроде бы поздновато начинать серьезно заниматься спортом. Нет, для себя, пожалуйста, приходи в спортзал, колошмать грушу, спарингуйся с товарищами - можешь даже выступить на местных соревнованиях любительского уровня. Вот и все! Для серьезной карьеры профессионального бойца, боксу нужно было посвятить лучшие годы юношества, вместо игр и учебы уделяя свободное время упорным тренировкам. Но на третьем десятке жизни, чтобы пробиться на большой ринг необходимо иметь огромнейший талант и фантастическое упорство. Значит, чтобы стать профессионалом жизненно важно тренироваться, выкладываться полностью, заставлять мышцы работать на пределе, а мозг приучать молниеносно, выискивать правильные решения.
  По словам тренера, я обладаю колоссальным талантом и трудоспособностью. Я как алмаз, требующий вмешательства специалиста для качественной огранки. Михаил Юрьевич сравнивал меня с такими выдающимися боксерами как Мухаммед Али или нашим знаменитым соотечественником Костей Цзю. Такое сравнение льстило мне, и я окрыленный многообещающими возможностями тренировался до изнеможения, мечтая хоть как-то походить на величайших боксеров...
  - Молодой человек, покиньте помещение! - Прервала мои размышления пожилая уборщица, раздраженно стукнула шваброй о пол, затем сердито пробурчала, - лучше бы институты кончали, а они все кулаками машут, а потом бандитами вырастают...
  - Теть Дусь, добрый вечер, - как можно доброжелательнее улыбнулся я, быстро смотав потрепанные бинты, бросил их в спортивную сумку и направился к выходу. Поравнявшись с бурчащей старушкой, произнес, - В чем-то вы и правы, но для большинства спортсменов бокс цель и смысл жизни.
  - Иди уже, философ,- как от назойливой мухи отмахнулась тетя Дуся, но ненависти в дребезжащем старческом голосе я не почувствовал. Скорее уловил сожаление, как жалеют бабушки своих внуков занявшихся не тем делом...
  Выйдя из спорткомплекса с эпическим названием "Молотобоец", глубоко вдохнул чистый освежающий майский воздух. Уставшие, после изнурительной тренировки, тело и мозг приободрились, вялые мысли подгоняемые потоком свежего кислорода побежали быстрее.
  Домой, как обычно, направился пешком. Легкая вечерняя прогулка благотворно влияет на организм; так же при ходьбе легче размышлять о тренировках и делать планы на будущее. Но сегодня как-то не анализировалось. В душу закралась подлая мысль о предстоящем дебюте на ринге: "Смогу ли выступить достойно, не говоря уже о победе? В нашем маленьком городишке съедутся сильнейшие боксеры республик бывшего СССР, а в моем возрасте уже не новички, а сильные и опытные бойцы не один год проведшие на ринге. И как я, всего полтора года отзанимавшийся, буду выглядеть на ринге с грозным противником? Нет, боли и синяков я не боюсь, иначе в бокс бы не пошел, больше всего страшит массовость предстоящего события. Сотни зрителей соберутся в предвкушении жестоких схваток сильных мужчин, и мысль, что опозорюсь перед глазами всего родного города, сковывает все нутро. И чем ближе первый день соревнований, тем неуверенность и страх проявляется отчетливей. Тренер говорит, что такой страх испытывает каждый боксер перед боем, и кто сумеет его побороть, тот в большинстве случаев побеждает еще до начала схватки. Так что лучше вообще не думать о боях, дабы не истерзать психику вымышленными событиями. Но сказать легко, а сделать трудно, практически не возможно, и только физические нагрузки уводят сомнения в сторону, потому и тренируюсь до изнеможения...
  - Ублюдки! Вы что делаете!!
   Услышал я женский вопль из подворотни, не раздумывая, поспешил на помощь. Уставший организм, почувствовав выброс адреналина, встрепенулся. Свернув в темный переулок, увидел следующую картину: три рослых, широкоплечих парня безжалостно пинали четвертого. От сильных ударов бедняга свернулся калачиком, ладонями прикрыл лицо, а локтями ребра. Вокруг беспощадного избиения вертелась девушка: низенького роста, в коротеньком плаще, она бесстрашно бросалась на темные фигуры, кричала, била их по спинам сумочкой. На одного отважно кинулась, метясь расцарапать лицо, но с тихим всхлипом отлетела, получив чувствительный удар в грудь.
  В доли секунды я оказался возле драки. Обидчик девушки, получив сокрушающий удар в челюсть, в бессознательном состоянии повалился на спину. Двое других, оставив парня, повернулись ко мне. Лиц из-за темноты не разглядеть, но по движению голов я понял, парни в недоумении. Разговаривать с ними в мои планы не входило, и одним скачком я оказался на ударной позиции. Классическая двоечка и парень с широким лицом обмяк, орошая асфальт черной кровью, вперемешку с обломками передних зубов. Второй испытывать судьбу не стал, посмотрев на участь товарищей, быстренько ретировался, мгновенно скрывшись за углом кирпичного дома...
  Пока я расправлялся с пьяными отморозками, девушка вызвала скорую помощь и суетилась возле избитого парня. Аккуратно вытирала платком кровавое лицо, что-то нервно шептала: то ли успокаивала тяжело дышавшего парня, то ли ругалась на подонков, трусливо напавших втроем...
  Скорая помощь приехала на удивление быстро. Ждать дальнейшего развития событий я не стал, не хотелось лишних вопросов, и траты времени на разъяснения что произошло. Стараясь быть не заметным, поспешил покинуть место недавней драки. Выйдя на оживленную улицу, раздраженно осмотрелся, народ спешит по своим делам, ничего не замечает. Готов поспорить, если бы девушка продолжала кричать из темного переулка, большинство мужчин ускорили бы шаг, делая вид, что не замечают. И только у единиц хватило бы совести и мужества как-нибудь помочь...
  - Большое вам спасибо!
  За спиной раздался женский голос, я обернулся. Передо мной стояла та самая девушка, участница недавнего происшествия.
  - Вы так быстро удалились, что я не успела вас поблагодарить.
  Только сейчас, при свете уличных фонарей, разглядел незнакомку. А она привлекательна, стройна, спину держит прямо, уверенно. Весенний прохладный ветер развевает пушистые золотистые волосы, один локон то и дело неуклюже падает на глаза, и она изящно заправляет его за ушко.
  - На моем месте каждый поступил бы так же, - произнес я, смущенно отвел взгляд от ясных, голубых глаз девушки. Почему то при ней почувствовал себя неуютно, хотя стеснительностью в общении с прекрасным полом не страдал.
  - Не скажите, - улыбнулась она, полные алые губки обнажили белоснежные идеально ровные зубы.- В наше неспокойное время редкость встретить настоящего рыцаря способного отважно кинуться на спасение не знакомых ему людей.
  - А как же ваш парень? - спросил я, переводя тему, не люблю благодарностей и подобных слюне распусканий.
  - Он не мой парень, - сказала она, снова улыбнулась. - Я, как и вы не смогла пройти мимо.
  - Как? - спросил я, в удивлении вскинул брови. Услышанное - никак не укладывалось в голове. Хрупкая девушка бесстрашно бросается на пьяных гопников? Что-то новенькое...
  - Позвольте пригласить вас на чашку кофе, - мелодично прощебетала девушка, игриво похлопала ресницами.
  Я поперхнулся, с трудом сдержал кашель, почувствовал, как лицо заливает красным. Впервые чувствую себя в неудобной ситуации. Обычно я, такой крутой и уверенный подкатываю к представительницам прекрасного пола, а тут наоборот, сам оказался жертвой уличного знакомства. Но отказываться не стал, еще подумает, застеснялся, или того хуже, что испугался. А она красивая, даже очень. Не грех провести вечер в компании столь прекрасной особы. Главное не переусердствовать и не истратить лишней энергии, она еще пригодится в предстоящем турнире. Хотя тренер строго настрого запретил интимную близость, в целях сохранения физической энергии,но в некоторых случаях можно проскользнуть мимо запрета. Когда видишь столь дивную красоту, думаешь, что лучше получить по лицу позже, чем пройти мимо нее сейчас...
  Зашли в кафе. Редкие посетители с интересом посматривали на меня в сопровождении юной красавицы. В спортивном костюме, с большой спортивной сумкой на плече, я выглядел глупо рядом со стройной, хорошо одетой девушкой. Но меня этот факт, ни капельки не смущал - пускай кто-нибудь рискнет сказать мне это в глаза!
   Расположились за столиком возле окна. Затемненное стекло открывает вид на оживленную улицу: там проносятся машины, спешат пешеходы, дует прохладный весенний ветер. Зато в кафе тепло и уютно, приглушенный свет и легкая музыка, создают романтическую обстановку.
  - Судя по одежде, и как вы дрались, вы спортсмен? Каратист? - спросила Ирина, элегантно помешала кофе. Каждое движение новой знакомой легко, грациозно. Ведет себя спокойно, будто и не было полчаса назад экстремальной ситуации. А ведь могла и пострадать...
  - Каратист? - поморщился я, словно съел дольку лимона. Затем гордо произнес, - Я БОКСЕР. Бокс - вот спорт для настоящих мужчин. Ну, еще борьба, самбо, кикбоксинг. Но каратэ...
   - Чем же вас не устраивает каратэ?
  - Каратэ больше женский вид спорта, - уверенно сказал я и подумал: о чем ведется разговор? Сижу в кафе, в присутствии красивой дамы и как дурак несу ахинею! Какое каратэ? Глядя в ее глаза нужно стихи слагать. Но ведь она сама завела разговор о спорте. Проверяет меня на наличие интеллекта? Думает раз боксер, то в голове ветер завывает?
  - На днях состоится грандиозное для нашего города событие. Вы в нем участвуете? - поинтересовалась Ирина.
  - Основная ставка поставлена на меня! - гордо сказал я, подтянулся, непроизвольно раздвинул плечи. "Ну, прям герой, блин, - сказала расчетливая часть сознания. - Ты бы еще попрыгал перед ней" Но интуитивная частичка мозга, оставшаяся, еще от предков обезьян - исполняющих брачные танцы - одержала верх, и я бахвально произнес: - Я будущий чемпион и перспективный боец-профессионал! Скоро весь мир узнает обо мне!
  Ирина улыбнулась, вытащила из сумочки мобильный телефон и сфотографировала меня, весело прощебетала:
  - На память. Потом буду гордиться, что была спасена непобедимым чемпионом.
  Я посмеялся, шуточно покривлялся перед Ириной. Внутренне почувствовал, что мне с ней хорошо. В ее присутствии хотелось смеяться, разговаривать, да просто быть собой. Все проблемы связанные с подготовкой к соревнованиям, отошли на второй план. В уши врезался ее звонкий смех, волнительно защемило сердце. Я вдруг ясно осознал - она моя судьба...
  - Знаешь, я ведь тоже спортом занимаюсь, - сказала Ира, кокетливо похлопала ресницами.
  - Да? - удивился я, судя по ее стройной, миниатюрной фигурке этого не скажешь. - И каким же? Случаем не боевым самбо?
  - Почему самбо?
  - Посмотрев, как ты бросалась на гопников, сложилось впечатление, будто у тебя черный пояс, - улыбнулся я.
  - У меня творческий и красивый вид спорта, - гордо произнесла Ирина: - Художественная гимнастика!
  
   **********************************
  Занимаюсь физической подготовкой в домашних условиях. Отрабатываю удары, держа в руках по шести килограммовой гантели - ладони от трения с железными рукоятками пышут жаром, а мышцы рук напряжены до предела. "Стать лучшим" - гласит цитата: на стене висит огромный плакат. В полный рост запечатлен Костя Цзю - в боевой стойке - боксерские майка и трусы идеально сидят на сбитой тугими мышцами фигуре - просто истинный боец. "Я тоже буду лучшим" - зло подумал я, последнюю минуту тренировки ускорил темп. Сложилось впечатление, будто гантели от неистовой скорости ударов раскалились до красна, наполнили воздух адским жаром. И я, как демон - весь красный, мокрый от тяжелейшей нагрузки - для колоритности не хватает только хвоста и рогов.
  Закончив домашнюю тренировку, пошел принимать душ. Все утро не выходит из головы вчерашнее знакомство. Как только мозг расслабляется - тут же в сознание врывается образ новой подруги.
  Впервые ощутил физическую тягу к девушке. Не интимную - секс как серьезные отношения перестал существовать - теперь переспать с кем либо - это как в булочную сходить, главное перебороть лень, надеть штаны и выйти на улицу. Я ощутил к Ирине внутреннее влечение, душевные позывы теребили сердце, сбивали мысли от подготовки к турниру.
  Неисповедимы пути Господни. Впервые в жизни выпадает шанс как то проявить себя, добиться результата в спорте, может даже связать себя с боксом профессионально. И на тебе! Встречаю девушку, в которую влюбляюсь. Раньше отношения с девушками протекали как то без лишних эмоциональных всплесков - но знакомство с Ириной перевернуло все мои взгляды на вопрос любви. И что самое тяжелое. Чем бы ни начинал заниматься, мысли сбивались и все равно возвращались к ее внутреннему образу...
  ***********************************
  Просторный баскетбольный зал преобразился. Теперь в центре возвышается новенький, только что собранный ринг. Вокруг будущего ристалища установлены ряды удобных сидений, возле самого ринга расположились столики для судей и спортивных комментаторов. Скоро тут соберется уйма народу, и устроители соревнований сделали все возможное для удобного просмотра боев...
  Тренер пригнал нашу команду, в составе семи человек, опробовать ринг и привыкнуть к новой обстановке. Взойдя по ступенькам, я ловко юркнул между канатами. Оказавшись в ринге, в голове словно переключили тумблер. Тело напряглось, а ноги, требуя незамедлительных движений, налились дикой силой. Следом в ринг ступил мой друг и партнер по спаррингам могучий Юра. Юрий на восемь килограмм тяжелее и на турнире будет выступать в другой весовой категории. Но на тренировках он единственный из наших бойцов, кто способен составить мне конкуренцию.
  - Юра, боксируй не в полную силу, - сказал тренер.
  Я от слов наставника лишь усмехнулся, энергично постучал перчатками друг о друга, призывно махнул рукой напарнику. Юра хоть и тяжелее и физически сильнее, но в бою ему со мной не совладать. Еще никогда грубая сила не побеждала скорость, резкость ударов, а главное холодный и расчетливый ум. Ведь бокс как шахматы, только мат ставится не королю, а сознанию, что делает игру особенно азартней и увлекательней...
  - А знаешь, первые боксеры дрались без перчаток, - сказал я, принял боевую стойку. - И бой мог длиться на протяжении четырех часов, до нокаута.
  - И че? - Юра тоже принял боевое состояние, аккуратно двинулся на меня.
  - А то! - воскликнул я, и молниеносно выкинул правую руку. Но вместо подбородка, перчатка наткнулась на умелый блок... - Раньше бойцы были, ни чета нынешним. Дрались изо всех сил и не были зажратыми в денежных отношениях...
  - Отставить разговорчики! - зычно рявкнул тренер...
  Ирина небесным ангелом мелькнула на балконе для зрителей. Увидев меня, резво скачущего на ринге, таинственно улыбнулась, помахала ручкой и тут же скрылась из виду. Но мне этого хватило, чтобы в мозгу отпечатался ее образ, ослепительная даже из далека улыбка, золотистые волосы, пушистыми локонами спадающие на хрупкие плечи... Она что, издевается? Как редкая бабочка выпорхнула, явила миру прекрасные крылышки и упорхнула?
  Отвлекшись на Ирину, я на несколько секунд потерял из виду соперника, но этого хватило, чтобы пропустить точный удар в челюсть. В глазах вспыхнуло искрами, словно в кромешной темноте чиркнули кресалом. Меня от пропущенного удара отбросило назад, но благодаря канатам устоял на ногах, не упал позорно на пятую точку. В ожидании последующих сокрушительных ударов прикрыл лицо перчатками. Сквозь мутную пелену в глазах увидел приближающегося Юру, напрягся, готовый стойко и мужественно переносить боль и унижение проигравшего.
  - Хватит!!!- мощно гаркнул тренер, лицо от натуги побагровело, на шее вздулись вены. Влетев в ринг, он чуть ли не набросился на меня с кулаками. - Что с тобой?! Боксируешь как алкаш после недельной пьянки!! Через пять дней соревнования, а ты выглядишь, будто груша для битья!
  - Ничего и не груша, - тяжело дыша, пробурчал я, тыльной стороной кожаной перчатки вытер пот со лба. - Просто экономлю силы. - А взгляд бегает по балкону, ищет, не мелькнет ли Ирина снова. Слава Богу, ушла и не видела моего позора...
  - Тренировка окончена! Все до завтра свободны - махнул рукой Михаил Юрьевич, нахмурив густые седые брови, посмотрел на меня и коротко буркнул - В кабинет.
  Кабинет тренера больше походил на музей: стены обклеены фотографиями знаменитых боксеров, вырезками газет и журналов, на многочисленных полках красуются статуэтки богатырей атлетов вперемешку с ярко блестящими чемпионскими кубками. В центре комнаты большой письменный стол, тяжел, из натурального дерева, под стать могучему учителю. Михаил Юрьевич, нервно сопя, подошел к столу, уселся в кожаное кресло с высокой спинкой и обратил на меня все прожигающий взор.
  - Володя, - на удивление спокойно промолвил тренер, - Ты понимаешь всю ответственность предстоящих соревнований? В нашем крохотном городке, впервые, проводится турнир такого уровня! Съедутся люди со всей страны. У тебя появляется реальный шанс проявить себя, доказать всей стране что возможно в короткий срок достигнуть не бывалого успеха! Может даже выбиться на профессиональный ринг! А ты на финишной прямой спотыкаешься и чтобы не упасть беспомощно машешь ручками.
  - В смысле? - я непонимающе посмотрел на тренера, впервые слышу от Михаила Юрьевича столь длинную и замысловатую тираду, обычно из старческих уст вылетают только короткие команды или советы.
  - Я похожу на престарелого глупца? - поинтересовался наставник, буравя меня взглядом. Не получив ответа, продолжил, - Думаешь не заметил твоей реакции на появление молодой девицы? Спорить не стану, красотой обладает не описуемой. Запомни! Хочешь победить, исключи встреч с той девушкой до окончания турнира. Любовь на начальной стадии высасывает как физическую, так и психическую силу, уж поверь моему опыту.
  - Я вас понял, ближайшую неделю исключу из жизни любовные подвиги,- стараясь держать голос твердым, сказал я.
  - Юморист, - хмыкнул тренер, но по легкому прищуру глаз я понял, мудрый учитель не поверил ученику и разумно, дабы лишний раз не трепать нервы, прекратил нравоучения. - Ступай. Завтра не опаздывай. Буду как сэнсэй, готовить ваши чакры и мантры к предстоящим поединкам.
  - До свидания.
  - Запомни, - услышал я вслед, - теперь все зависит только от тебя!
  Но, не смотря на указание тренера, домой я не пошел. Уверенно направился в другой конец спорткомплекса, где расположено царство легкой атлетики и гимнастики. Где-то там, среди турников, шестов, колец, батутов и даже козлов, тренируется Ирина. Сердце застучало быстрее, перед взором предстала стройная фигура возлюбленной. Обтягивающий костюм четко выделяет идеальные формы изящного тела, а на прекрасном лице как всегда ослепительная улыбка...
  Зашел в гимнастический зал, осмотрелся. Возле батута стоит группа девушек, заинтересованно наблюдают за мускулистым парнем, красиво прыгающим на натянутой сетке, о чем-то шепчутся. Заметив среди них Иру, уверенно направился к гимнасткам. Девушки красивы, все как на подбор, одинаково стройны и грациозны.
  - Привет, - сказал я.
  Ира отделилась от группы красавиц и подошла ко мне. Я заметил как ее подруги, оставив атлета, вперили в меня пристальные взгляды. В доли секунды просканировали меня с ног до головы, мысленно скинули спортивный костюм, оценили фигуру, я шкурой ощутил, как жадными глазами прощупали ширину плеч и толщину мышц.
   - Привет, - легко прощебетала Ирина, подхватила меня под руку и повела к выходу. Бросила на подруг гимнасток предупреждающий взгляд - типа мое, и кто подойдет близко - разорву в клочья. Я улыбнулся, все-таки приятно, когда из-за твоей скромной персоны могут поцапаться женщины - особенно высшего уровня в иерархии женской красоты.
  - Хотел спросить, ты явишь свой божественный лик на турнире?
  - Пропустить взлет новой боксерской звезды? - звонко прощебетала Ирина: - Ни за что!
  - Я буду безгранично рад увидеть тебя в рядах болельщиков.
  - И болельщиц? - прищурилась Ира, крепче сжала мою руку.
   ******************************************
  Накинув спортивный костюм и новенькие белоснежные кроссовки, бегом спустился с девятого этажа. Лифт проигнорировал принципиально - не в том возрасте, чтобы пользоваться механическими подъемниками. А пешком и ноги качаются, и выносливость вырабатывается...
  Выбежал на улицу, полной грудью вдохнул свежий утренний воздух. Солнце только на горизонте и еще около часа будет по ночному холодно, а когда воздух начнет прогреваться, уже вернусь домой. Шесть часов - лучшее время для утренних пробежек!
  Мой дом находится на окраине города, и я не спеша, побежал к темнеющей роще молодых березок. Там небольшая речушка, где так приятно бежать вдоль обрывистого берега, слышать умиротворяющий шум воды, чувствовать единение с природой, что так непонятно и бессмысленно для городского человека. Природа для большинства лишь место хорошо провести время, да оставить после себя горы мусора и пустых бутылок.
   То, прибавляя темп, то, сбавляя, я бежал по узкой, утоптанной до крепости камня тропинке. Слева густые заросли ивняка, что не дают под натиском реки осыпаться берегу; справа красуются стройные березы, выстроились как модели на показ...
   "Сотни вспышек фотоаппаратов ослепили глаза. Крики и свист, мощным цунами ворвались в уши. Я в центре ринга, руки победно вскинуты над головой. Возле меня лежит мускулистый парень, лицо в крови, под глазами темно-синие гематомы. Он пытается подняться, но локти предательски подламываются и парень беспомощно тыкается лицом в окровавленный настил ринга. Чувствую, как меня отрывают от пола. Слышу восторженный и одобрительный голос тренера. Мечта сбылась. Я чемпион! Я взобрался на вершину боксерского олимпа!"
  Мощный порыв ветра ударил в лицо. Я лишь усмехнулся, прибавил ходу. Под ногами тропа замелькала быстрее. В последнее время все чаще воображаю себя на большом ринге. Если тренер прав, то у меня появляется реальный шанс пробиться в профессиональный спорт. Зарабатывать деньги боксом позволит полностью посвятить себя любимому делу. Так же появляется возможность заявить о себе всему миру, а это - слава, уважение и независимость от кого-либо. И только собственное стремление будет решать дальнейшую судьбу...
  Пробежав пару километров вдоль речки, остановился на излюбленном месте. Крутизна берега сменилась пологим пляжем. Ноги тут же увязли в речном, вперемешку с галькой и камешками, песке. Чтобы не остыть после, бега, попрыгал на месте. Закрыв глаза, представил себя на ринге, задвигался. Резкий уход вправо и тут же молниеносный удар левой, кулак с легким свистом прорезал воздух. С каждой секундой наращиваю темп, песок сковывает движения, но дополнительная нагрузка благотворно влияет на мышцы ног. Силы не растрачиваю, пяти минутный воображаемый бой и бегу обратно, сегодня предстоит тяжелый день...
   *********************************************************
  - Парни! - громогласно сказал тренер, окинул присутствующих пристальным взглядом. - Вам выпала честь сражаться за наш маленький, но родной город! Завтра, выйдя на ринг и встретившись лицом к лицу с грозным противником, не устрашитесь, не отступите под натиском грубой силы! Встречайте врага сокрушительным хуком в челюсть, чтобы кровь вперемешку с зубами - во все стороны!
  - А тренер умеет взбодрить, - шепнул мне на ухо Юра, хихикнул.
  - Определенно Михаил Юрьевич в прошлой жизни был великим полководцем, - согласился я: - Ему бы на поле боя напутствующие речи толкать, разгонять кровь собратьям по оружию.
  - Разговорчики в строю! - прогрохотал наставник, продолжил высокопарную речь: - Скажу просто, без сяких психологических штучек. Надерите всем задницы! Покажите первоклассный бокс!
  - Порвем всех!!!
  - Да! Разорвем в клочья!
  - Пустите меня первым! Я всех убью, один останусь!
  - Тише, тише хлопцы, - весело сказал тренер, видя, что речь удалась, довольно крякнул: - А то гости услышат и сбегут без боя.
   *********************************************************
  Завтра стартует чемпионат, и жеребьевка решила - что уже скоро состоится мой первый бой. Сказать, что я ничего не испытал, узнав о своей будущей участи - ничего не сказать. При взвешивании, конечно, вел себя с показной бравадностью, то и дело выбрасывал искрометные шуточки - всем видом показывал друзьям, мол, мне все нипочем, и завтрашний поединок - это как в музей сходить. Но придя домой и, оказавшись наедине с самим с собой - я ощутил всю тяжесть стрессовой ситуации.
  Чтобы как то сбить гнетущие мысли о предстоящем дебюте - включил музыку. Из шести колонок мощной акустической системы раздался гитарный перебой, а затем хрипловатый голос рок певца. Сев на диван, я окинул взглядом комнату, с таким видом, словно генерал осматривает свое войско. Конечно, за последнее время комната претерпела координальные изменения и теперь больше походила на домашний спортзал. Но диван и угол, отведенный под аудио и видео технику, создавали что-то наподобие уюта.
  Остановив взгляд на гантелях, я по инерции потянулся к шестикилограммовым железякам. Но тут же себя остановил - тренер строго настрого запретил любые физические нагрузки - до начала турнира, как говорил Михаил Юрьевич, ты должен впитывать в себя всю энергию и как конденсатор хранить ее до первого контакта...
  Включил телевизор, бездумно пощелкал каналы. Пролистав примерно около тридцати и не найдя ничего интересного, выключил. На фига телевидению такое количество каналов раз все равно смотреть нечего? - мелькнула вялая мысль - было в девяностых около пяти и хватало, не жаловались...
  Сходил пару раз на кухню попить водички. Раз заглянул в холодильник, оценил закрома на наличие съедобного - извлек парочку апельсинов - организму требуется приток свежих витаминов, да и сладость, и сочность фрукта выделяет гормон радости, а это, какое-никакое но облегчение от гнетущего волнения.
  Но мозг обманутый фруктами радовался не долго, уже вскоре, тяжесть и легкий нервный озноб вернулись. Не в силах больше терпеть я схватил мобильный телефон. Полистал адресную книгу, поморщился - при перелистывании имен никаких эмоций не всплывало: друг, друг, знакомый, подруга, опять знакомый, снова друг с подругой - но количество имен ничего не говорило, на самом деле оказалось, что в трудный момент и позвонить некому. И только когда взгляд наткнулся на Ирину - в сердце слегка кольнуло, а легким вдруг не хватило воздуха...
  Новая волна волнительных чувств потеснила старые переживания, и я словно сделал свежего глотка воздуха. Посчитав, что лучше волноваться от общения с любимой девушкой, чем грызть ногти от мысленных прокруток будущих соревнований. Я с легким трепетом в груди нажал кнопку дозвон. В динамике вместо стандартных гудков запиликала веселая мелодия.
  - Алло, - раздался нежный женский голос.
  - Привет! - сказал я бодро.
  - Привет... - по тусклому голосу Ирины я понял, что с ней, что-то случилось.
  - С тобой все в порядке? - поинтересовался я, внутренне подготовился к решительным действиям - лететь на крыльях любви к возлюбленной и карающим клинком разить все и вся, осмелившееся обидеть ангельское создание...
  - Нормально, вот ужин готовлю, - произнесла Ирина: - Как сам? Готов блистать на ринге?
  - Еще бы! Волнуюсь, конечно, совсем немного. Но ничего, как-нибудь переживу, - слегка слукавил я, но не признаваться же девушке, как предательски трясутся поджилки. - Я буду с нетерпением ждать завтрашней встречи. Ты же придешь поболеть за меня?
  - Понимаешь, - грустным тоном сказала Ира, тяжко вздохнула: - Присутствовать на турнире я не смогу. Но болеть за тебя обязательно буду! Так обматерю, что твои уши в трубочку свернуться, - попыталась пошутить Ира, но получилась только грустная ирония.
  - Но почему? Я же слышу и чувствую, что хочешь. Так что же произошло?
  - Лучше не спрашивай, - снова вздохнула Ирина: - Так будет лучше для тебя и для меня. И вообще, не звони мне, пожалуйста, до окончания соревнований. Я трубку все равно брать не стану.
  - Но как... - тупо пробурчал я.
  - Не обижайся и не суди строго, - сказала она, я даже через телефон почувствовал, как Ира сдерживает слезы. - Я надеюсь, мы встретимся после твоей блистательной победы. Я тебя крепко целую. - И повесила трубку...
   *********************************************************
  Вот и наступил кульминационный день. Впервые в северном провинциальном городе Инта, численностью населения всего около пятидесяти тысяч, будет проводиться турнир любительского бокса всероссийского масштаба. Съехались сильнейшие спортсмены страны, ученики опытнейших тренеров; за боями будут наблюдать маститые критики и акулы журналистики; десятки видеокамер спортивных телеканалов будут пристально следить за интереснейшими поединками. Кажется ошеломительным размах предстоящего турнира, как в финансовом, так и в человеческом факторах. Но благодаря неожиданно найденному месторождению нефти близ границ городских владений и щедрости одного из королей жидкого золота, три дня любители спорта, как России, так и СНГ будут наблюдать красивейший бокс по телевидению...
  Вполне обычный спорткомплекс, благодаря быстрому, но качественному ремонту, из старого потрепанного временем здания, превратился в настоящий дворец спорта. Люди широкими потоками начали стекаться к месту предстоящих событий. Очевидно, мест для всех не хватит, и в связи с этим на футбольном стадионе установили гигантских размеров монитор. Поистине грандиозное зрелище ожидает любителей контактного спорта!
   ******************************************
  Я намотал бинты, эластичная ткань крепко стянула кулаки. Нахлобучил на голову защитный шлем, стянул на подбородке ремешок, и взял в руки боксерские перчатки. "Все! Воин готов к битве! Ведите полководцы на смертный бой, - пробежала напутствующая мысль"
  - Мы будем драться на земле, мы будем драться в небесах, - отчего-то вспомнились слова легендарной рок группы "Ария".
  Находясь в раздевалке и ожидая выхода на ринг, как-то не ощущаю в себе выдающихся способностей - так разрекламированных тренером. А блистательные победы, многократно проведенные в фантазиях, почему то сил и уверенности не придают. Наоборот, подлое воображение рисует отвратительные картинки поражения и позора. Теперь понимаю выражение "сгореть до боя". Ожидание поединка выматывает психологически, а, следовательно, падает тонус мышц и работоспособность мозга, и во время боя спортсмен выкладывается лишь на долю своих способностей.
  Мое выступление только через пять поединков, и чтобы не сойти с ума от волнения, необходимо как-то отвлечься. Разминая и разогревая мышцы, попытался выкинуть все мысли связанные с боем. Но подсознание не обманешь, инстинкт самосохранения вихрем влетает в сознание и вопит во все горло - не стоит рисковать здоровьем и позориться перед людьми, брось это гиблое занятие и иди домой...
  - Я боец! Я лучший! Мне нет равных! - зло выпалил я. Представив противника, несколько раз ударил в воздух, или, выражаясь боксерским термином, провел короткий бой с тенью. Помогло. По разгоряченным мышцам пробежала обжигающая волна. Мускулы напряглись, готовые в любую секунду выплеснуть скопившуюся мощь...
  В раздевалку влетел Егор, паренек пятнадцати лет, кучерявая голова взлохмачена, а глаза восторженно горят. Через плечо переброшено большое белое полотенце. Сегодня у Егорки ответственный день, выпала честь секундировать и помогать тренеру. Увидев меня, возбужденно выпалил:
  - Ваш выход!
  - Как там, жарко? - спросил я, бодро улыбнулся. Но нутро от волнения сжалось, скрутилось в тугую пружину. Защитный шлем , словно тисками сдавил голову...
  - Восхитительно! - выпалил парнишка. - Я столько крови еще никогда не видел!
  - Блеск, - бросил я, двинулся следом за младшим секундантом. А паренек не промах, умеет поднять боевой дух.
  Пройдя по темному коридору, вышли в центральный зал. Свет от ярчайших ламп ударил по глазам, сотни взглядов устремились в мою сторону. Под прицелом множества глаз, я взволновано поежился, двинулся к рингу. Возле боксерского ристалища тренер и двое секундантов. Когда я подошел, Михаил Юрьевич похлопал меня по плечу и многозначительно произнес:
  - Время пришло сынок, покажи людям, на что ты способен.
  - Постараюсь, - скромно сказал я, поднялся по ступенькам и красиво перемахнул через канаты. Как только оказался на ринге зал взревел. Я шкурой ощутил накал и витающий в воздухе адреналин, а барабанные перепонки затрещали от ураганного свиста и криков болельщиков. Шустрый оператор появился передо мной, словно из воздуха, вперил, чуть ли не в упор, объектив видеокамеры. Я смущенно отвел взгляд, сосредоточился на рефери. Судья, пожилой, усатый мужичок, взглядом оценил мою готовность к бою, и одобрительно кивнул...
  Объявили соперника. На ринг поднялся Иван Карачаев: парень восемнадцати лет, тридцать пять боев, двадцать девять побед нокаутом. На голову выше меня, плечист, черная ткань майки, из-за бугров мышц, натянута, чуть ли не рвется. В каждом движении чувствуется полная уверенность в себе и свои силы. Видно сразу, на ринг вышел истинный боец: опытный, хладнокровный и беспощадный.
  Меня обдало холодом. В сознании всплыла отчетливая мысль: " А ведь игры кончились. Все, что было до этого: тренировки, спарринги, мысленные прокрутки боев. Все, под дуновением реальной опасности в виде семидесяти килограммовой боевой машины, развеялось прахом". Я почувствовал как ноги стали ватными, а лицо, еще до начала боя покрылось испариной.
  - Спокойно, - сказал тренер, сильными ладонями помассировал мои плечи. - Карачаев силен, но ты умнее и быстрее. Главное двигайся, чаще работай на ближней дистанции, постоянно работай по корпусу. Помни, ты пушечное ядро, а перед тобой всего лишь хлипкая стена.
  - Ага, - кивнул я, встряхнулся, мысленно поблагодарил тренера. Слова наставника сняли оцепенение, придали сил, а главное разбудили во мне хищного зверя. - Охота начинается!
  Гонг, звоном корабельного колокола разнесся по залу и бой начался. Карачаев с первых же секунд налетел как торнадо. Множество ударов: жестких, хлестких заставили меня уйти в глухую защиту. Мне пришлось двигаться как никогда, но все-таки пропустил пару чувствительных ударов по корпусу. Весь первый раунд отбоксировал грушей, но выстоял под плотным градом хуков, джебов и апперкотов. Недаром тренер заставлял отшлифовывать защиту. Отработанная тактика обороны и превосходная реакция сделали свое дело.
  Второй раунд. И Карачаев снова как обезумевший берсерк, кинулся на меня. Зал зашумел, людям нравится беспощадная бойня, когда боксеры готовы порвать друг друга в клочья. Но теперь я был готов к натиску и приготовил супротивнику неожиданный сюрприз. Опять ушел в защиту и ждал пока Карачаев, увлекшись атаками, не предоставит мне момент для контратаки. И вот он настал. Нырок под правую руку Карачаева и молниеносный удар на встречу - точно в челюсть. Даже через перчатку почувствовал, как кулак ударяется в монолит. Наступила тишина, зал затих. Я отошел на шаг назад, и, зная, что бой окончился, опустил руки. Так и произошло. Карачаев с трудом стоял на ногах, колени подгибались, взгляд отсутствующий, недоумевающий. Вроде только что уверенно расправлялся над противником. Но случилось страшное в карьере молодого и сильного спортсмена. Ноги не выдержали могучего тела и Карачаев упал.
  Зал восторженно взревел. Замелькали вспышки фотоаппаратов, репортеры спешили запечатлеть победителя, а точнее меня. Никто не ожидал такого быстрого боя, а особенно блистательной победы дебютанта над известным по России боксером. Я победно вскинул руки. Первый бой состоялся превосходно...
  Официально объявили победу, рефери поднял мою руку. Зрители одобрительно хлопают и кричат поздравления. Я покрутил головой, мой взгляд в доли секунды просканировал, чуть ли не каждое лицо в толпе - но Ирины я не обнаружил. Она сдержала слово - во время турнира ее мне не увидеть...
   ******************************
  Смотрю Рокки, историю о боксере, ставшей классикой жанра современного кинематографа. На экране огромного жк телевизора еще молодой Сильвестр Сталлоне энергично избивает замерзшую тушу животного, кулаки обмотанные бинтами, в крови, лицо скривило ненавистью. Картина хоть и не реальная, какой дурак будет дубасить по замороженному мясу, но красивая. Подобные кадры заставляют трепетать сердце и подвигают самого броситься: хоть на край света, хоть бить рожу соседу-алкашу.
  Как ударился в бокс, частенько просматриваю Рокки. Вымышленный герой вдохновляет, придает сил перед кропотливой работой в спортзале. Вот и сейчас, дабы отвлечься от мыслей перед финалом, созерцаю все шесть фильмов. Болтовню и прочую дребедень прокручиваю, оставляю места тренировок и боев экранного героя. Молодец Сталлоне - снялся в красивой саге о боксере - талантище. До сих пор не сняли аналога Рокки, конечно есть фильмы о боксерах, но они какие-то сырые, так сказать черно белые по сюжетам...
   Сегодня финал. Меня ожидает тяжелейший бой. Как-никак выхожу на ринг с трехкратным чемпионом страны и участником сборной России по боксу. Карачаев по сравнению с ним неопытный юнец. Вот он шанс, блеснуть на всю родину матушку. Одолев Сазонова, я одним рывком преодолею долгий путь подъема на пьедистал чемпиона любительского бокса.
  В дверь позвонили. Я взволновано вскочил с дивана, думая, что это Ирина пулей ринулся отворять дверь. Но волнительное ожидание рухнуло, на пороге стоял тренер.
  - Привет, звезда, - добродушно сказал Михаил Юрьевич, помахал передо мной газетой.
  - Здравствуйте, - уныло произнес я. А думал увидеть прекрасное лицо Ирины. Жестом пригласил пожилого наставника в квартиру.
  - На, почитай, - сказал Михаил Юрьевич, вручил мне газету, прошел в комнату и тяжело кряхтя, уселся в кожаное кресло. Под тяжестью грузного тела, кресло жалобно скрипнуло.
  На титульном листе новостной газеты местного формата фотография на всю страницу. Яркая, цветная. В центре ринга я, руки подняты над головой, а рядом лежит поверженный Карачаев. Броский заголовок гласит: " Интинский боксер, будущий чемпион?" Ниже заголовка короткое предложение: " Магнат нефтяник берется помочь нашему боксеру выйти на профессиональный ринг, только если он победит чемпиона страны!"
  - Мои расчеты оправдались, - сказал Михаил Юрьевич, платком вытер вспотевший лоб. Всегда спокойный наставник нервничает? - Твое блестящее выступление не прошло даром. Твой талант замечен, и помощь олигарха выведет тебя на профессиональный ринг.
  - Рано праздновать победу, финал все решит, - равнодушно сказал я. "Может самому позвонить ей, - мелькнула жадная мысль. - Нет, не ответит. Сказала же, пока турнир не пройдет трубку брать не будет. А где она живет, я не знаю. Вот дурак, почему не узнал адреса! Хотя бы пришла посмотреть на сегодняшний бой!".
  - Ты где? - в сознание ворвался голос тренера. Михаил Юрьевич помахал рукой, настороженно спросил, - С тобой все в порядке?
  - Да, - кивнул я, зло прошептал. - Дурак, хоть бы фамилию спросил. Ведь по инициалам легко можно пробить место жительства... во дурак...
  - Понятно, девушка, - сказал тренер хриплым голосом, прокашлялся. - Ее полное имя Кожевина Ирина Олеговна.
  - Откуда вы знаете? - опешил я.
  - По моей просьбе, она прекратила с тобой временно отношения, - сказал Михаил Юрьевич, протянул мне листок бумажки. - Здесь ее адрес. Я хотел как лучше, извини. Время до боя есть, успеешь.
  - Спасибо! - воскликнул я, схватил листок, и бросился к выходу. Про себя пообещал позже обругать пожилого боксера за глупое вмешательство в личную жизнь.
  - Ботинки не забудь одеть! - крикнул вдогонку Михаил Юрьевич...
  Дом Ирины на удивление, да и на огромную радость оказался совсем рядом. Два квартала быстрым шагом и я возле ее подъезда. На пятый этаж панельного дома взлетел в считанные секунды. С клокочущим сердцем подошел к ее двери, затаив дыхание, прислушался. Услышал рычание пылесоса, энергичную танцевальную музыку, тонкий голосок Ирины подпевает современным исполнителям.
  Поднес палец к звонку, но позвонить не смог. Что ей сказать? Тьфу, блин! На ринг против чемпиона России выйти и набить ему морду проще, чем встретиться с возлюбленной. Но позвонить я так и не успел. Дверь неожиданно распахнулась...
  На пороге стояла ОНА. В домашнем халатике, на голове забавная пирамида из полотенца, румяное личико не испорченное косметическим вмешательством излучает нежность и доброту. Глаза как у невинного дитя - удивленно распахнуты.
   - Привет, - прохрипел я, в горле от волнения встал противный ком размером с кулак.
  - Привет! - Воскликнула неожиданно Ирина, бросилась ко мне в объятия, повисла на шее. Я ладонями ощутил под тканью халата теплое женское тело. Сердце забилось чаще, погнало по жилам вскипевшую кровь. Хотелось держать ее на руках вечно - защищать собой от жестокого и беспощадного мира, но она легко и грациозно высвободилась из моих рук.
  - Как же турнир? - спросила Ирина, задорно поцеловала меня в щеку.
  - Подождет, - буркнул я. Прямо посмотрев в ее ангельские глаза, спросил: - Если я уеду покорять мир, поедешь со мной? - в ожидании ответа сердце мое сжалось, а вдруг ответит - нет.
  Ирина улыбнулась, похлопала ресницами, на лице расцвела жизнерадостная улыбка.
  - Как же я брошу своего героя? - сказала она звонким голоском, прильнула ко мне, обвила шею нежными ручонками и крепко поцеловала меня в губы. По телу прошла обжигающая волна, взбудоражила мозг интимным продолжением поцелуя.
  Но я заставил себя отстранить Ирину, отступил на шаг. Весь организм затрясся, не понимая, что происходит - ведь должен сейчас ласкать ее, целовать, а затем слиться с ней в единое целое.
  - Мне пора, - с трудом сказал я. - До вечера. - И развернувшись, я направился к лестничным пролетам.
  - Ты победишь! - услышал я вдогонку напутствие Иры, подумал: "Конечно, ведь ради тебя я порву любого!"
   *****************************************
  Финальные бои были особенно жестокими и зрелищными. Публика в восторге ревела так, что стены спорткомплекса вздрагивали от мощных возгласов толпы, а гигантские стекла центрального зала звенели под яростными всплесками и колебаниями звуковых волн. Радио и телекомментаторы тараторили как пулеметы, передавая радиослушателям все краски зрелищных поединков, а операторы телеканалов как снайперы следили за боксерами. Такого ажиотажа и накала любители спорта давненько не наблюдали, что говорит о высококлассной подготовке и профессионализма бойцов. По качеству и интригам вокруг боев - северный турнир любительского бокса, мог побороться с уровнем профессионалов. Явно - после турнира - ряды денежных боксеров потеснятся молодым, перспективным пополнением.
  Сегодня в моей жизни и карьере боксера переломный момент. Если удастся одолеть чемпиона страны и сделать это по возможности ярко и интригующе. То мне в карман ляжет билет на профессиональный ринг. Покровительство богатого и серьезного человека выведет меня на новый уровень в поставленной мной цели - стать лучшим. Стать лучшим не только в пределах России, но и прослыть первым по всему миру...
  - Володя, ты главное не нервничай и не суетись, - сказал тренер, усердно принялся разминать и растирать мои мышцы. По голосу и трясущимся рукам прожженного бойца видно, Михаил Юрьевич волнуется больше моего. Будто ему предстоит выйти на ринг и сразиться с чемпионом.
   - Я спокоен как удав, - небрежно бросил я, сделал вид, словно собираюсь выйти не драться, а в парк на вечернюю прогулку. Но сердце волнительно защемило. Страха нет - он ушел после первого поединка. Голова на удивление свежа и расчетлива. Улыбнувшись, я сказал. - Михаил Юрьевич, под вашим предводительством реально взять любую крепость. И я уверен что мы возьмем этот форт в лице Сазонова.
  - Спасибо, - сказал Михаил Юрьевич, одобрительно похлопал меня по плечу, добавил: - Нам пора. Да хранит тебя Господь.
  Мое второе появление в зале гладиаторов любительского бокса, и путь до ринга, сопровождались безудержными овациями и оглушительным свистом зрителей. Вчерашний дебют состоялся удачно и я могу с уверенностью сказать, что заработал первый приз зрительских симпатий. Но нутром я почувствовал, что люди хлопают и свистят мне не как будущему победителю, а как человеку рискнувшему бросить вызов непобедимому чемпиону. И шанс на мой успех унизительно мал - даже если первый поединок провел блестяще, это не показатель что с неоднократным чемпионом России пройдет тот же фокус. Но родные стены поддержали и придали уверенности, а это многое значит в предстоящем побоище.
  При появлении Сазонова зал стих. Люди затаив дыхание, смотрели, как к рингу, прыгучей походкой приближался трех кратный чемпион России и участник сборной страны. Сазонов одного роста со мной, метр восемьдесят, но в плечах шире чуть ли не в два раза. Мышцы словно высечены из камня, отчетливо видна каждая жилка. Лицо Сазонова спокойно, не проглядывается никаких эмоций и только глаза странно блестят. Я знаю такой взгляд - это взгляд хладнокровного убийцы.
  - Серьезный парень, - стоя в углу ринга, сказал я тренеру, улыбнувшись, похлопал перчатками.
  - Не обращай внимания, мышц у него не много, просто у парня широкая кость, - мудро заключил тренер.
  - Ага. И кость, как у птицы, полая внутри, - добавил я...
   - Боксеры на середину, - громко сказал рефери, и указал на центр ринга.
  - С богом, - на выдохе произнес я, перекрестился правой рукой, поцеловал перчатку.
  Сошлись для приветствия на середине ринга, стукнулись перчатками. Даже через этот непринужденный жест я почувствовал, какая скрытая сила таится в Сазонове. Не произвольно сглотнул слюну. Очень тяжелый бой мне предстоит. И отсутствие серьезного боевого опыта ставит почти невыполнимую задачу одолеть Сазонова. В такие минуты обычно жалеют, что не учились в школе, а буквари скуривали на переменах...
  Громкий звон гонга протрубил о начале первого раунда. Я ожидал с первых же секунд, что Сазонов наберет высокий темп, но на удивление, чемпион не спешил. С хладнокровным спокойствием, он двигался по рингу, одиночными ударами прощупывая мою защиту. Я, отлично понимая, что в бою с Сазоновым бросаться в атаку сломя голову строго запрещено - можно тут же нарваться на точный удар в челюсть - тоже начал поединок с непринужденной разведки боем. Так и провели весь первый раунд, обмениваясь легкими, не содержащими серьезной опасности ударами. Не раз я замечал на лице Сазонова ехидную улыбку. Он что, гад, издевается! Своим бездействием решил опозорить меня перед людьми и показать мою не состоятельность как достойный соперник?
  - Не иди у него на поводу, - сказал тренер. - Он специально провоцирует тебя совершить ошибку. Продолжай двигаться и попусту не расходуй силы. Пускай он первым приступит к наступательным маневрам, и на контратаках ты достанешь его.
  - Я постараюсь, - прошепелявил я, хотел сказать, что вынесу ему мозги, но капа во рту придержала мой язык от лишних слов.
  Второй раунд. И я решил рискнуть. Как только прозвучал гонг, устремился к Сазонову, с прямыми намерениями настучать чемпиону по кумполу. Молниеносная комбинация ударов: корпус, голова, корпус - отбросила чемпиона на канаты. Я почувствовал, что попал и остается только добить Сазонова, но сильно ошибся. Забыв о защите, я как разъяренный тигр набросился на соперника. Зал одобрительно зашумел, послышались подбадривающие возгласы. Ярость и желание быстрой победы, ослепили мой взор, и я наступил на собственные грабли. Сокрушительный удар отбросил голову назад, настил ринга покачнулся, и ушел из под ног. Я как в замедленной съемке повалился на спину.
  - Раз, два, три...
  Ворвался в помутненное сознание отчет рефери. Я встряхнул головой, быстро поднялся, сделал вид, будто ничего серьезного не произошло, но жгучая волна боли прокатилась по всему телу. Лицо непроизвольно скривилось.
  - Готов продолжать бой? - задал рефери стандартный вопрос, который обычно задается после тяжелого нокдауна.
  Я одобрительно кивнул, принял боевую стойку, сфокусировал взгляд на Сазонове. Чемпион спокоен, весело поигрывает грудными мышцами. Всем естеством говорит о полном и безоговорочном превосходстве.
  - Бокс! - резко произнес судья, жестом рук показал на продолжение поединка.
  Сазонов тут же ринулся в атаку, чтобы блестяще провести добивание и не дать мне оклематься. И только гонг увел меня от неминуемого нокаута. Второй раунд кончился не в мою пользу, и только чудо спасло от позорного поражения. С трясущимися коленями я добрел до своего угла.
  - Спокойно, - сказал Михаил Юрьевич.
  Тренер начал энергично махать передо мной полотенцем, попутно указывая на мои ошибки и давая советы как продолжать бой дальше. Порывы свежего воздуха, создаваемые полотенцем, обрушились на разгоряченное тело, заставили расслабиться мышцам, а сжатую грудную клетку побудили глубоко вдохнуть спасительный кислород. Силы, после тяжелого раунда, восстановились быстро, а помутненное сознание обрело первоначальную ясность и работоспособность.
  До начала третьего раунда оставалось секунд двадцать, и я беглым взглядом пробежался по зрителям. Я был уверен, что Ирины в зале нет, но сердце, отчего-то тоскливо заныло. Внутреннее "я" затрубило во все горло, что любимая девушка находится где-то рядом. И подсознание не ошиблось, глаза встретились с небесными очами Ирины. Она, заметив, что я ее вижу, помахала ручкой и послала в мою сторону воздушный поцелуй. Я словно ощутил на губах сладкий привкус, а нос уловил тонкий аромат ее духов. Сложилось впечатление, будто Ирина стоит вплотную, и стоит только протянуть руку, как дотронусь до ее нежной фигуры.
  Мысли тренера о том, что она повлияет на меня негативно во время турнира, не оправдались. Наоборот, присутствие в зале дорогого для меня человека, придало сил. Я больше всего боялся опозориться перед людьми, но сейчас, под взором любимой, мне стало все равно, что скажет народ. Я теперь точно знаю - победа за мной; а иначе просто не может быть...
  Гонг возвестил о начале третьего раунда и схватка продолжилась. Сазонов, чувствуя полное превосходство, действовал надменно, не спеша; удары выбрасывал легко и небрежно. Но так только казалось. Я чувствовал, как чемпион сосредоточен и сконцентрирован. Он решил поиграть на публику? Ну, нет, со мной уже такой фокус не пройдет, я тебе не позволю делать из меня посмешище...
  Хлесткий удар правой, молниеносный нырок на встречу и сокрушающий выпад левой по корпусу. Моя атака прошла успешно, и Сазонова отбросило на канаты. По удивленному выражению лица чемпиона, я понял, что застал его врасплох. Но бросаться в атаку не стал, подождал, пока чемпион оклемается, и призывно помахал ему перчаткой.
  Публика в восторге взревела. Конечно, ведь в зале практически все местные, а на ринге их соотечественник. И этот соотечественник боксирует не с кем либо, а с чемпионом России. И ситуация на ринге сложилась можно сказать киношная, когда главный герой оказывается в выигрышном положении, но вместо того чтобы тут же этим воспользоваться, благородно позволяет злодею уравнять шансы...
  Лицо Сазонова налилось пунцовым оттенком. От ярости капилляры глазных яблок полопались, а на шее, гоня потоки горячей крови, вздулись синюшные вены. По поведению чемпиона я понял, мозг у Сазонова отключился, а на волю вырвался неукротимый, хищный зверь.
  - Нет! - раздался из синего угла голос тренера чемпиона - пожилой, матерый боец почуял, что дальнейшие действия его подопечного приведут только к отрицательному результату. Но Сазонов уже ничего не слышал и не замечал, с волчьим оскалом он пошел на меня.
  Я довольно похлопал перчатками. Моя стратегия удалась на славу. Единственный способ победить человека опытнее и сильнее физически - это вывести его из себя. Вогнать в ярость, заставить действовать в слепую и надеяться только на грубую силу. В такую ловушку попадают даже профессионалы, и если попал, то выбраться из нее способны лишь единицы...
  Сазонов обладая медвежьей силой и скоростью достойной гепарда, заставил меня ощутить на себе весь гнев нынешнего чемпиона. Около минуты я выдерживал мощнейшие удары, специально подставлялся под десятиунцевые перчатки, дабы истощить силы разъяренного Сазонова. И когда у чемпиона сбилось дыхание, а неистовый натиск сменился простым размахиванием рук, я перешел в наступление. А точнее произвел всего один коронный удар - с резким шажком вперед нанес сокрушающий удар правой рукой точно в челюсть. Подобный удар был способен завалить даже быка, и Сазонов не исключение. Чемпион, потеряв сознание, мешком рухнул на настил ринга.
  В зале зависла мертвая тишина. Но безмолвие длилось не долго, уже через несколько секунд публика взорвалась бурными овациями и свистом. Рефери попытался было начать отсчет, но оценив тяжелое состояние Сазонова, только махнул медикам. Два молодых санитара тут же оттащили бывшего чемпиона в свой угол и посадили на стул, помахали перед носом нашатырным спиртом, осмотрели состояние глаз. Когда стало понятно, что жизни Сазонова ничего не угрожает, рефери вывел меня в центр ринга и вскинул мою руку над головой. Зал взорвался повторной волной аплодисментов и ободряющих возгласов...
  Сойдя с ринга, я ощутил каждой клеточкой организма, как навалилась усталость и боль перенесенных побоев. Но победителю всегда легче. Особенно когда на шею бросается и сладко целует любимая девушка.
  - Ты мой чемпион! - обвив шею тонкими ручками, звонко прощебетала Ира.
  - Пока еще нет, - твердо сказал я: - Все только начинается!
  
 Путь к чемпиону. Продолжение. 
      Вот и наступил очередной этап в моей жизни. Тяга к боксу дала результат и теперь передо мной открывается широкая дорога на профессиональный ринг. Конечно, сперва придётся драться в низшей лиге, но мудрый, дальновидный тренер предсказал, что это не надолго , что с моим талантом я уже через пару лет поднимусь по карьерной лестнице и буду биться с более серьезными  противниками, а там и популярность выше и деньги крутятся немалые. Так глядишь и к чемпионскому титулу подобраться станет возможным, а это уже пик - вершина о которой мечтает каждый боксер, но до которой добираются единицы из миллионов. И конечно же я, со своим пробивным характером, вознамерился стать той единицей,  которая преодолеет все невзгоды и тяготы профессионального спортсмена и взойдет на олимп большого ринга...
Как обычно мои размышления прервал зычный голос тренера и вернул меня из прекрасного мира грез и фантазий, где моя скромная натура уже повергла всех врагов, в суровую реальность.
- варежку закрой, муха влетит, - сказал Михаил Юрьевич, улыбнулся по отечески. - Вовик, до сих пор не могу  поверить, что мы выходим на профессиональный ринг.
- Я тоже,- выдохнул я устало, с гнетущей тоской посмотрел в окно двухместного купе СВ.  За толстым, местами мутным стеклом, тянутся неизменные северные леса. Низкорослые березки вперемешку с елками  растут тесно, почти впритирку, что значит север - холод даже не разумную растительность заставляет держаться ближе друг к другу и сообща бороться за жизнь в суровых условиях.
Поезд  Воркута-Санкт-Петербург мерно постукивал колесами, не спешил, плавно покачивал пассажирскими вагонами. 
- Чайку выпей,- сказал Михаил Юрьевич, пододвинул ко мне стакан с чёрным напитком и кусочком лимона. На пожилом, морщинистом лице вялая улыбка. Видно, что на душе у старого боксера скребут кошки. Я даже знаю почему наставник как и я, только изображает хорошее настроение. Буквально пол года назад в моей жизни все складывалось просто превосходно. Великолепное выступление на международных соревнованиях по боксу и щедрость нефтяного магната выписали мне билет на профессиональный ринг. В это же время со мной произошло чудесное знакомство с Ириной - прекрасной девушкой, в которую я влюбился до безумия и которая наполнила моё естество смыслом и стремлением добиться чего-то великого, грандиозного, чтобы моё имя прогремело на весь мир.  И вот, все вроде бы  складывалось удачно,  как на тебе, происходит самое страшное, что могло случиться в моей жизни. Мы с Ириной были на седьмом небе от счастья, все свободное время проводили вместе, строили планы на будущее, даже в скором будущем собирались пожениться и нарожать кучу детей. Но неожиданно все планы рухнули под одним роковым стечением обстоятельств. Как сейчас помню тот кошмарный день.
На всю оставшуюся жизнь запомнился  чёрный капот внедорожника влетающий в переполненную остановку. Перекошенные от боли и ужаса лица людей,  которые оказались на злосчастной остановке. Но самое трагичное, что оказалось для меня - там, рядом со мною находилась Ирина. 
Мне повезло - тренированное тело отреагировало на подсознательном уровне и чудом удалось отскочить. Я только помню, как хватаю Ирину за руку и тяну её на себя в надежде вытащить из опасного участка. Но было поздно - тяжеленный  джип вырвал её маленькую ладошку из моих рук и вместе с остальными людьми подмял  под себя, делая из человеческих тел кровавое месиво.
Что было потом  происходило как в тумане - истошные вопли женщин и детей, сирены полицейских машин и скорой помощи. Уже в полицейском участке мне рассказали, как я в состоянии аффекта вытащил пьяного водителя из машины и начал беспощадно его избивать. С каждым ударом выбивая вместе с зубами частичку жизни пьяного ублюдка.  Следователь потом рассказывал, что если бы не вовремя подоспевший наряд, то забил бы урода до смерти и тогда меня посадили бы за не предумышленное убийство в состоянии аффекта. Но в силу драматичных обстоятельств, в которых пострадало десять человек и из которых семь смертей, на мою расправу над пьяным отморозком закрыли глаза. 
Что происходило потом, для меня уже не имело никакого смысла. Я в один миг потерял самое ценное, что было в моей жизни. Вот только приобрёл чистую, светлую любовь, только почувствовал как душа искрится от переполняемых чувств вдохновленных амуром - как злой рок забирает мою драгоценность навсегда. Тогда я рвал на себе волосы и мечтал оказаться на её месте. Мир, после трагической гибели возлюбленной, для меня почернел  - утратил краски ради которых стоило жить и я не видел смысла дальнейшего существования на проклятой земле. И только обещание, данное в тот день Ирине заставило меня идти по дороге жизни дальше. А пообещал я следующее - добиться пояса чемпиона мира. 
И вот, с данным обещанием и умершим сердцем, я в поезде следующим в северную столицу, где начнётся моя карьера профессионального боксера. Михаил Юрьевич разделяя моё горе, предлагал годик подождать, так сказать пока душевная рана зарастает. Но я категорически отказался - ожидание хуже смерти съело бы меня до конца. Да и жить в родном городе, где воспоминания о Ирине темными призраками теребили душу, не было сил. И единственным выходом я видел - это как можно быстрее приступить к выполнению обещания...
- Михаил Юрьевич, - обратился я к тренеру, дабы отбросить депрессивные мысли поинтересовался. - неужели у нас появится возможность встретиться с великими боксерами в живую?
- ха! - воскликнул тренер возбуждено, глаза вспыхнули ярым азартом. - ты не только сможешь с ними общаться, но и в скором будущем сам встанешь на пьедестал чемпионов! Мальчик мой, поверь моему опыту, ты пока ещё не обработанный алмаз, но упорные тренировки и твоё неимоверное усердие заставят лучших из лучших уважать тебя! 
- ну спасибо на добром слове, - произнёс я вяло, того восхищения, которое испытывал тренер, я не подхватил. Мысли о погибшей Ирине сжали сердце стальными тисками и даже открывающаяся дорога денег и славы, хоть пока и покрытая пеленой таинственного тумана, не смогла развеять тоску о любимой... 
  
                                                           ******
Питер встретил начинающего профи в моём лице прохладным ветром и пасмурной погодой. На перроне Московского вокзала нас встречал представитель спортивного клуба 'Акбарс'', мужчина средних лет, спортивного телосложения, на квадратном лице с приплюснутым носом никаких эмоций, только острый взгляд карих глаз пристально буравит многочисленных приезжих в северную столицу, видно сразу, что профессиональный боец - на автомате выделяет из толпы особей мужского пола и отмечает слабые места потенциального противника. 
Хотя мужчина и был представителем спортивной профессии, но был одет в строгий чёрный костюм, поверх которого был накинут элегантный чёрный плащ. 
В могучих ладонях незнакомец держал аккуратную табличку с моей фамилией. Когда мы к нему подошли, тренер громыхнул зычным голосом:
- я так понимаю, вы Гречкин Станислав? Наш проводник в мир большого бокса?
- проводник это громко сказано, так, только длань, мягко направляющая  молодых, подающих большие надежды спортсменов в нужную сторону. - сказал Станислав крепким голосом сильного человека, пристально окинул мою скромную фигуру оценивающим взглядом. - А в жизни ты выглядишь крупнее, чем на видео, - сказал он бодро, - это хорошо! Зритель любит колоритных бойцов!
- Спасибо, - сказал я отстраненно, похвала нового знакомого не вдохновила, на сердце по прежнему тяжесть, словно вынули душу, а обратно не вернули. Да ещё трое суток в поезде измотали тело бездельным лежанием на полке, мышцы ныли и требовали движения. Сейчас никак не хотелось вести пафосных бесед, было только желание принять душ и уединиться в спортзале, где моя стихия, где мозг отбрасывает лишние мысли и усердные тренировки изматывают организм до изнеможения, после которого чувствуешь во всем теле приятную усталость и уверенность, что не филонил, что отдал все силы до капельки и если что не устраивает в подготовке, то будет завтра, когда снова в спортзал и вновь усердная работа над собой... 
- вижу что устали, так что не буду  тиранить вас лишними разговорами, - сказал Станислав, - прошу следовать за мной. Нам повезло, машину я припарковал прямо возле вокзала, что для Питера это большая редкость.
И впрямь, выйдя на привокзальную площадь я подивился огромному количеству разношерстных автомобилей усеявших парковочные места. Малолитражки вперемешку с огромными джипами создавали некую картину хаоса и беспорядка, и для провинциального жителя привыкшего к спокойному укладу маленького городка было диким наблюдать за нескончаемыми потоками машин, которые бесконечными удавами тянулись в обе стороны четырёхполосной автострады. Людей было ещё больше, просто человеческий ''муравейник'', сразу прозвал я мегаполис. Но долго размышлять времени не было, приходилось спешить, дабы не отстать от уверенно идущего Станислава, который ловко и умело лавировал между многочисленными пешеходами. Слава Богу  идти пришлось не далеко, и уже через пару минут мы подошли к солидному мерседесу серебристого цвета. 
- вот и моя ласточка! - гордо произнёс Станислав, щелкнул брелком сигнализации, тут же пару раз пикнуло, и дверные замки мягко от щелкнули. Побросав сумки в багажник, мы уселись в автомобиль. Тренер вальяжно устроился возле водителя, а я скромно уселся на просторном заднем сиденье. 
- Раньше в Питере доводилось бывать? - поинтересовался Стас, с точностью хирурга, едва не задев красный кабриолет, вырулил с парковочного места, куда незамедлительно пристроился очередной везунчик.
- Было по молодости, - сказал Михаил Юрьевич. - Помню как приехали мы в Санкт-Петербург, тогда ещё Ленинград, на всесоюзный слет. Молодые, горячие, кровь бурлит силой и желанием покрасоваться перед девчонками. Одним словом красавцы, да и только. Ну значится, на кануне ответственных финальных боёв, пошли мы с Гришкой Семкиным, это товарищ, с которым я как раз и должен был биться за кубок чемпиона СССР, на танцы. Он был местный, и видать решил попытаться измотать меня танцульками, или, злодей, удумал стравить  меня с местной шпаной, дабы измотать мои силы. Но в итоге вышло совсем иначе. Познакомились мы с двумя дамами, очаровательны были заразы, просто Афродиты во плоти. Мы конечно понимали, что на следующий день долгожданный финал и ответственность на нас лежала колоссальная, ведь на кону стояло место в олимпийской сборной могучего СССР, но  юношеский авантюризм и красота шикарных дам сделали своё дело. Тогда-то и закончилась моя карьера на ринге, - неожиданно закончил своё повествование тренер, смолк, задумчиво уставился в окно, за которым изящные дома старинной архитектурной мысли, чередовались с практичными современными высотками. 
Я насторожился, раньше тренер так не откровенничал, и то, как Михаил Юрьевич получил травму ноги, для всех было тайной. 
- И что же было дальше? - спросил Станислав.
Я затаил дыхание, было любопытным  узнать из-за каких роковых обстоятельств  у тренера закончилась полноценная боксёрская жизнь. 
Михаил Юрьевич тяжело вздохнул, сказал могучим голосом прожженного судьбою человека:
- дурь совершенная единожды по молодости может исковеркать всю жизнь до самой смерти.
Я понял, что продолжения не будет. Видно не вооруженным глазом, что тренер до сих пор сожалеет об ошибке того злополучного дня. А ведь если бы тогда не оступился, мог бы стать и олимпийским чемпионом, и жить совершенно иной жизнью, полной взлётов и падений успешного спортсмена. 
Станислав словно прочитав мои мысли, сказал ободряюще:
- Уважаемый Михаил! Ничего, что я к вам без фамильярности?
- Ничего.
- Не все так плохо, как вам кажется. Вы отличный тренер, раз вы и ваш подопечный  добрались до профессионального ринга. Поверьте мне, я давно кручусь в этом бизнесе, и далеко не каждому под силу добраться до той планки, на которую взобрались вы. А ваш спонсор хороший знаток в боксе и деньги на ветер выбрасывать не станет. Так что отбросьте негативные мысли и давайте настраиваться на долгую, кропотливую работу. 
- А вы хороший психолог,-  сказал Михаил Юрьевич, - как вы правильно заметили, наш благодетель в лице Кирсанова, умеет правильно распоряжаться финансами, и как мне кажется по первому впечатлению, он подобрал для нас отличного промоутера.
- С моей работой поневоле станешь вежливым психологом, - усмехнулся Станислав, громко хохотнул. Кивнул в мою сторону и с улыбкой добавил, - Приходится общаться с амбициозными  людьми, которые по характеру своему бывают слишком импульсивными, а ударом обладают сногсшибательным!
- Владимир у нас спокойный как удав, - сказал тренер. - даже на ринге ведёт себя хладнокровно, расчетливо.
Из центра выбирались долго, автомобили с черепашьей скоростью пробирались по перегруженной автостраде. Дорогой мерседес Станислава, имеющий под капотом мощный двигатель способный разогнать машину до трехсот километров в час, из-за частых остановок недовольно пофыркивал.


 Спортивный клуб "акбарс", где мне предстоит жить и тренироваться находился на окраине города. Когда автомобиль наконец-то выбрался на скоростную автостраду, мы облегченно вздохнули, а элегантная иномарка уверенно набрала допустимую скорость, и уверенно вклинилась в быстрый поток других железных коней. 
Пока добирались до спортивного комплекса, Станислав вкратце описал мои будущие перспективы и какие события меня ожидают в первые три месяца профессионального бойца. Картина выходила больно уж привлекательная для меня лично и для моего стремления стать лучшим на ринге. Уже через две недели должен состояться мой первый бой на международном турнире, где мне предстоит сразиться с немецким боксером Германом Фульке. Немец не новичок в отличии от меня, и уже имеет некую популярность, а значит, если одержу легкую победу, то мой рейтинг, с нуля перепрыгнет сразу на несколько ступеней вверх. А еще через месяц, если победа будет за мной, мою скромную особу уже ждет выезд за границу. Я не поверил своим ушам, когда Станислав назвал страну, где меня ожидал второй поединок на профессиональном ринге. Моя будущая команда бойцов "акбарса" выезжала в далекий, туманный Лондон, в страну, в которой зародился бокс как вид спорта, а не тупое кулачное рубилище. Я много читал о истории бокса и меня просто поражала выносливость тех бойцов, когда дрались до последнего, и бои могли длиться по шестьдесят раундов. И они не просто боксировали, танцуя на ринге, а бились с первых секунд как неистовые звери, вкладывая в каждый удар ураганную мощь. Нынешние бойцы, по моим представлениям, уже не те лютые драчуны, которые пару веков назад бились не на жизнь, а насмерть. То ли история и время добавляет тем временам кровожадности, то ли и впрямь современный бокс стал гуманнее, и утратил зрелищность побоищ гладиаторов в перчатках, заменив мясорубку на техническое и тактическое ведение боя. 
 Была бы сейчас рядом со мной Ирина, она бы гордилась за меня, - сжалось до боли сердце. Как на яву перед взором всплыло очаровательное личико, с широко распахнутыми и по-детски невинными глазами. Она бы сейчас сидела рядом и блистала ослепительной улыбкой, веселила бы мою душу звонким, заразительным смехом. И от ее энергетики предстоящие поединки с опасными противниками сделались бы всего лишь преградой, которую я бы сломил дабы посвятить победы своей возлюбленной. Но Ирины больше нет, и вдохновления от предстоящих достижений я не испытывал. На душе полное равнодушие и чернота, только желание выйти на ринг и бить, бить, бить, сокрушать соперников во славу погибшей Ирины...
Грустные мысли отошли на второй план лишь тогда, когда "мерседес" остановился перед парадным входом спортивного комплекса. 
- Ну вот и все, приехали господа, - бодро сказал Станислав. - Добро пожаловать в царство, где тренируются настоящие чемпионы! Очень надеюсь, что и ты, Владимир, добьешься превосходных результатов. 
- И я надеюсь, - тихо произнес я, смолк, до боли в костяшках сжал кулаки. С виду не проявил никаких эмоций, только слегка улыбнулся Станиславу. Но в груди вспыхнул пожар и огненным смерчем пронесся по напряженному телу. Подсознание желало лишь одного, поскорее выйти на ринг и обрушить на соперника всю скопившуюся боль, которая за последние пол года изъела всю душу...
 Вдоль высокого забора, охватывающего весь спорткомплекс растут высокие, могучие сосны. Когда вышли из машины, в нос тут же ударил отчетливый  аромат хвойных деревьев.
- Красота-то какая! - громогласно сказал Михаил Юрьевич, широкой богатырской грудью глубоко вдохнул свежий загородный воздух, довольно крякнул. - Просто райские кущи!
- Согласен, - сказал Станислав, открыл багажник и достал наш скромный скарб. - После Питерской суматохи в наших угодиях душа поёт и радуется даже у самого прозженного циника.
Я тоже взбодрился   
  
 
 
     
 Первое утро в новом качестве, я начал с неизменной утренней пробежки, к которым я приучил свой организм с самого начала занятия боксом. Величайший боксер современности, Майк Тайсон, вставал в четыре утра, и начинал тренировочный день с продолжительного кроса. Это послужило для меня отличным примером, и я, изо дня в день приучал свой организм бороться с ленью и вырабатывать выносливость, которая так необходима в длительном бою. Это в любительском боксе всего пять раундов, но среди профессионалов бой длится двенадцать трех минуток, поэтому спортсмен должен обладать феноминальным здоровьем и упертым характером, так что я не жалел себя и губительный зов Морфея плюнуть на все и спать дальше, я с яростной злостью отбрасывал глубоко в темные уголки подсознания. Ведь чтобы стать чемпионом, необходимо исключать из жизни любые потуги, понукающие на побалдеть и ничего не делать...
 Выйдя на крыльцо жилого комплекса, я мерзло поежился, встряхнулся, отгоняя холодный воздух, что тайным лазутчиком пробрался под легкую гимнастерку.
Июньское Питерское утро встретило северного гостя в моем лице по нежному сурово. На небе ни облачка, и день ожидается быть солнечным, так что надо будет воспользоваться моментом и успеть ухватить кусочек солнечного светила.А то воркутинский климат не всегда балует жителей крайнего севера, и привычка радоваться каждому лучику теплой звезды, впиталась с раннего детства. 
 Дома я бегал по утоптанной тропинке вдоль речки, и привык чувствовать под ногами неровную поверхность земли, изъетой тугими корнями деревьев. Здесь же, на окраине северной столицы, бегу вдоль высокого забора по идеально ровному асфальту. Слева - возвышаются могучие стволы сосен, которые, как солдаты в строю, красуются на одинаковом расстоянии друг от друга; справа - деловито расположилось жилое трехэтажное здание, а чуть поодаль царственно красуется серебристый купол спорткомплекса. Солнце только начало свой путь, и вершина купола задорно заискрилась золотом, а когда светило встанет в зените, то все строение запылает бодрящим огнем фотоновых частиц. 
 Беговая дорожка тянулась по периметру забора, и когда я оказался по другую сторону строений, то увидел открытую площадку с различными турниками и брусьями. На одном из турников усердно подтягивался смуглокожий парень с голым торсом. Когда я подбежал ближе, то рассмотрел его уже отчетливо. Даже я, обладая отличным телосложением, мысленно позавидовал молодому незнакомцу. Под темной, как песчаный гранит кожей мышцы переплетаются тугими удавами, придавая хозяину устрашающий вид. Лицо грозное, как туча, по лбу стекают капли пота. Видно, что устал и тренируется давно, но как настоящий боец не сдается, вытягивает силы из организма до последней капли. Пыхтит из последних сил, но продолжает рвать жилы тренированного тела.
 Я аккуратно остановился в сторонке, сделал вид, что разминаюсь, по приседал для приличия, но краем глаза наблюдал за упертым спортсменом. Было интересным встретить человека, который, как и я, уже с раннего утра начинает работать над собой. До сего момента, я, как наивный пацан полагал, что я один такой уникум, и начинаю свой рабочий день в пять утра, ан нет, есть оказывается особи и фанатичнее. Мне ужасно захотелось с ним познакомиться, и я подождал когда он закончит упражнения. 
 - Утро доброе! - громко поприветствовал я незнакомца.  
Незнакомец  по-кавказски сверкнул глазами, окинул меня презрительным взором, словно перед ним стоит человек второго сорта, агрессивно раздвинул плечи и выдвинул нижнюю челюсть вперед, словно готовился к молниеносной атаке. 
 - И тебе не хворать, - сильным басом сказал он. Акцента я не уловил, незнакомец говорил на чистом русском языке.  
 - Смотрю и ты с раннего утра не жалеешь себя, - сказал я, подошел к нему и протянул руку. - Владимир. 
 - Аким, - тоже представился он, скорее из вежливости, чем из-за интереса, и крепко пожал мою руку.    
Пока обменивались рукопажатием, я не сводил взгляда с черных, как бездна космоса, глаз. От внутренней силы, которую излучал Аким веяло за километр, и если бы я был обычным человеком, а не таким же фанатиком, стремящимся к своей цели, то обошел бы его стороной, лишь бы не попасться ему на глаза. Но я, был той натуры, когда чужая уверенность не отталкивает, а наоборот притягивает, заставляет задуматься о себе и сделать все возможное, чтобы стать 
лучше.
 - Очень приятно познакомиться, - сказал я приветливо. После секундной паузы добавил: - Я здесь только со вчерашнего дня, и всех не знаю. Но буду очень рад с тобой познакомиться.
 - Хочешь совет? - резко спросил Аким, густые черные брови сошлись к переносице.
 - Ну, - ответил я осторожно.
 - Смотрю ты из провинции, так что будь менее доброжелателен, особенно здесь, примут как за слабость и сожрут с потрохами. 
 - Почему так решил?
 - На твоем лице написано, как на картине, - сказал Аким. - Слишком большими и невинными глазами смотришь по сторонам, словно ребенок.


Продолжение:

 -   














 
18:19
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!