Один день, как вся жизнь.

Один день, как вся жизнь.
 
-Ура. Сегодня выходной. – Павел потянулся, нежась в тёплой постели. 
Вставать не хотелось. Тишина всё ещё с непривычки пугала. Привык за последние три года к тому, что рядом всегда кто-то находился. Свобода от обязательств настигла неожиданно всего неделю назад. Бывшая подала на развод, а он не стал её удерживать. 
Павлу почему-то всегда не везло на женщин. Вот уже второй брак и опять мимо. Первую не выдержал сам. Уже через год брака расстались. Та не давила на мозг, но и обязательств за собой никаких не признавала. Светлана следила только за собой и за своей, как ей казалось, сногсшибательной фигуркой.
-  Если я не ем, то и ты поголодай со мной. – Частенько говорила она своему супругу, который  приходил с работы поздно вечером уставший.
А когда дни разгрузки проходили, то вечная пицца, суши и разнообразные соки заполняли их огромный холодильник. Готовить первая не умела, да и не желала портить свои холёные ручки неблагодарной работой. И чего он в ней тогда нашёл. На личико ничего? Так таких пруд пруди в городе. Наверно просто первое время с ней было, как говорят, прикольно. Но посиделки в клубах, танцы и показное веселье быстро надоедают. А остальное по жизни ей было пофиг. Даже секс был нечто вроде приложением к проведённому в скуке дню. В общем решили расстаться. Можно сказать по обоюдному согласию. Он предложил, а Светлана, невозмутимо как всегда, фыркнула «как хочешь» и слиняла в тот же день к маме. Встретились потом только разок, когда подавали заявление в загсе. 
Вторая, Евгения, была полной противоположностью Светы. Она была хозяйственной  и работящей. Небольшая квартирка, что была подарена ему родителями, сверкала постоянной чистотой. Павел был всегда накормлен и выглажен с иголочки. Казалось, живи и радуйся. Так нет. Эта вечная стерильность постепенно стала давить и угнетать. Выхваченные супругой у порога ботинки, для последующей помывки, раздражали. На его ворчание слышались только команды и приказы.
- Так. Быстро помыл руки и за стол. Вытри ноги. Ты совсем не ценишь мой труд. Почему не ешь запеканку? Я тут стараюсь, а он нос воротит. – И так ежедневно.
От этого можно и с ума сойти. На его просьбы сходить в кино или кафе ворчание.
- Деньги некуда девать? Нам вот ещё пылесос моющий надо, да я в спальне ремонт хочу сделать.
Она считала, что людям достаточно и общения друг с другом. Но Павла  раздражали её вечные разговоры о её работе. Кто чего не успел и какие все криворукие, в отличие от неё. Про его беды ей слушать было некогда. Квартира постепенно стала напоминать казарму,  в которую идти не очень-то хотелось. Даже в постели Женька была деспотом чистоты. Секс напоминал воинскую обязанность. Сначала душ, потом уставные положения в кровати. Смена позиций не предполагалась категорически. Можно смять простыни. А ей снова их придётся завтра гладить.  Один раз захотелось у плиты обнять благоверную. Так чуть не огрёб по полной. Видители в суп волосы могут попасть, а я до вечера потерпеть должен. Вот всё сделает по дому, тогда можно и отдохнуть. Только частенько это ему не светило. Уборка и мытьё посуды, потом стирка затягивались. Он засыпал раньше прихода в спальню жены. Та утром начинала отчитывать, что из-за него у них никакой интимной жизни нет. 
- Не мог дождаться? – лились ворчания. – Я тоже устаю. 
 А эти вечные сериалы до утра. Он их и так терпеть не мог, так ещё и не высыпаться из-за них. Телевизор, лишь они расписались, стал казать только её любимые программы. «Час суда», «Малаховщина», «Давай поженимся», « С Пушкиной» и прочая для него лабуда, бесконечно лились нескончаемым потоком в уши. Хорошо хоть «Домом 2» не увлекалась. Тогда бы он точно повесился. На предложение купить второй телик, чуть не в крик.
- Семья- это когда вместе проводят время. А тут что? По разным комнатам. Ты даже пообщаться со мной не желаешь. 
Приходилось терпеть в надежде, что скоро спать и на работу.
И так бесконечных три года. Говорить что они не пара побаивался. Расстаться помог случай. У Валерки, с его работы, был день рождения. Отдохнули по полной, благо была пятница. Домой пришёл только к утру и в изрядно помятом состоянии. Жена, только заслышав скрип ключа в замке, уже от двери начала свои нотации.
- Почему так долго? И на кого ты похож? - переходя на крик, начинала она.
- Так я звонил –оправдывался я. – И уж один раз в году, не такая и большая беда. Что мне человека обижать отказом? Мне с людьми этими ещё работать.
- Ты за компанию всё пропьёшь.- не внимая голосу рассудка, перебивала Евгения. – тебе бы только от меня подальше. Ты меня совсем не любишь.
Крики на секунду прервали мои рвотные позывы. Надо сказать, что выпивоха из меня никакой. Слабоват желудком. Но только моя голова склонилась на раковиной унитаза, как крики возобновились.
- Вот ещё и туалет изгваздай. Сам убирать будешь. – нервы Павла были на пределе.
Нет, чтоб пожалеть бедолагу, так вместо помощи корабельная сирена.
- Пошла ты в …. – сказал в полголоса, не сдержавшись.
- Что? – и минутная тишина, нарушаемая только шумом воды.
Евгения быстро собрала вещи и, сбросив напоследок вазу в прихожей, проорала перед уходом.
- Вот теперь и живи  в своём свинарнике один. Я не желаю детей уродов от алкаша.
Дверь хлопнула и полная тишина свободы.
Через неделю, после инцидента развелись. Нет, она хотела вернуться, но Павел уже был сыт по горло жизнью военнообязанного. 
Дни вновь потекли своим чередом. Работа, дом редкие выходы с друзьями на природу. Всё встало на свои места. Даже с одноклассниками, что разлетелись по всей стране начал общаться снова. За эти три года столько всего произошло. У многих уже дети и намечающиеся пивные животы. Кто полысел, а кто и бороды завёл. Столько нового.
Вот и сейчас собирался с утра полазить по нэту, а потом с чистой совестью навестить родителей. Завтра у него днюха и ему придётся остаться у них ночевать. Своё рождение, по настоянию предков, он вновь начал праздновать у них. 
Звонок в дверь неожиданным холодком пробежал по спине. Кого это могло принести в такую рань. Павел закутался в простыню и, шаркая шлёпанцами двинулся к прихожей. У двери стояла миловидная девушка. С секунду он не мог ничего сказать.
- Марина – первая нарушила молчание гостья и, отодвинув в сторону ошалевшего Павла,
 вошла внутрь и закрыла за собой дверь.
На немой вопрос в глазах хозяина квартиры по простому ответила.
- На сегодня я твой подарок от друзей. – скинула на вешалку куртку и улыбаясь нероновскому виду Павла продолжила – Ты наверное в ванну хотел. А я пока завтрак сготовлю.
- Ты что предпочитаешь? – через секунду неслось уже с кухни.
- Да всё – буркнул, всё ещё не пришедший в себя, хозяин и закрыл за собой дверь ванной комнаты.
В душе пристально разглядывал себя в зеркало. Вроде с ума не сошёл. Так почему себя ведёт так неадекватно. Чужая незнакомка раскомандовалась у него, а он не паникует. Хотя если по правде команд, что были раньше, не было. Девушка просто предложила свои услуги в приготовлении завтрака. Павел потряс головой и приоткрыл дверь. Марина стояла у дверей с полотенцем. И где она успела его откопать.
- Ну, ты и любитель водных процедур – засмеялась она над робостью парня. – выходи уж.
Он вышел, смущаясь своего полуобнажённого вида. 
- А мне сказали, что ты уже два раза женат был – протирая спину от влаги, продолжала с улыбкой незнакомка. – А что-то непохоже.
Павел посмурнел. Ведь и правда. Он всегда чувствовал себя довольно таки развязно в компании женщин. Что это с ним? Неужели три года кабалы так его испортили.
- Давай одевайся и за стол. – весело щебетала девушка – Я и сама голодна, ещё поесть не успела.
За столом, уже накрытом на двоих, разговорились. Марина приехала издалека в столицу, как говорят с периферии. В институт провалила экзамены, вот теперь подрабатывает таким образом в роли спутниц, чтоб прожить до следующего года. Своей профессии не стеснялась, но и говорить более расширенно об этом не хотела. Болтали обо всём. Девушка была довольно начитанной и умела поддержать собеседника. Павел осмелев трещал без умолку как пулемёт, словно раньше ему это категорически запрещалось. Незнакомка была просто благодарной слушательницей, вставляя в его беседу казалось бы незначительные вопросы. Но благодаря им поток словесности парня не иссякал. Та слушала с вниманием, не перебивая и не нагружая хозяина квартиры своими проблемами. Даже набитый рот оратора её не смущал. 
После завтрака она быстро помыла посуду и потащила Павла в парк на прогулку. Он хотел было отказаться, но потом, подумав, согласился с её предложением. Уже целую вечность не посещал эту зону отдыха, не смотря на то, что она находилась всего в десяти метрах от его дома.
 Уже начинающая подступать осенняя прохлада взбодрила. Они, взявшись за руки, прошли в глубину сада и уселись на скамейке. Слов было не надо. Просто покой и умиротворение при слиянии с природой. Потом пару часов колесили по узким, проторенным обывателями дорожкам, и снова говорили. Марина срывала пожелтевшие листы с клёна, собирая по пути разноцветный букет. Когда букет становился огромным, просто осыпала себя словно цветами, и собирала новый. Павел загляделся на девушку, отчего смутил её.
- Только чур не влюбляться. – засмеялась она и лукаво подмигнула. – У меня  и жених имеется.
Он засмеялся в ответ и приложив руку к сердцу клятвенно произнёс.
- Ни, ни. Обещаю.
Потом они обедали в маленькой кафешке, что притулилась на окраине парка. Заказывал он. Марина только одобряла его выбор, чтобы он не спросил.
За столом вновь беседовали, обсуждая всё от политики до последних новостей и слухов о богеме столицы. Павел только сейчас заметил, как ему было легко и свободно, словно он разговаривал с друзьями с работы. Может быть даже лучше, как со своей сестрой, которой можно доверить даже те тайны, что оберегал от коллег. 
Позвонила мама, напомнив что он должен их навестить. Еле уговорил на завтра. Пообещал быть с утра у них как штык. Она почему-то быстро согласилась с уговорами, что за ней не водилось. На прощанье, только посоветовав пораньше лечь спать с хитрой интонацией в голосе.
После обеда посетили Третьяковку. Павел вновь с удивлением разглядывал живопись и скульптуры. А ведь в детстве мама почти каждый месяц водила его по вернисажам. Как много он потерял в своей семейственности. Первой были нужны только развлечения. А командирша вообще была далека от всего неземного. Устали до безобразия.
По пути домой купили бутылку красного вина и конфет. Марина смеялась, глядя на его покупки.
-По идее это я должна тебе дарить подарки.
Дома скинули обувь и взгромоздились с ногами и фужерами в руках на его огромный кожаный диван. Пощёлкав каналами, наткнулись на американскую «Красотку». Бокалы, наполненные багряным вином слабо отражали свет голубого экрана. Словно призывая к некой интимности обстоятельств. Звон их на время заглушал рокот телевизора и затихал в уголках комнаты. Марина, сопереживая героине, облокотилась головой о его плечо, продолжая после каждого тоста пичкать его сладостями. Павел фильм почти не смотрел, любуясь незнакомкой. 
К концу фильма непрошенная слеза выступила на ресницах девушки и он в порыве вдохновения промокнул её краем своей рубашки. Гостья не обиделась. Лишь улыбнулась в ответ. Потом глянула на часы и стала собираться.
- Пора. Уже восемь. – заметив грустный взгляд хозяина квартиры прощебетала она. – Меня баба Маша отчитывать будет, если поздно приду. А где сейчас ещё дешёвую комнату снимешь.
Она чмокнула Павла в нос и вышла на лестничную клетку. Перед хлопком входной  двери он расслышал её громкий шёпот.
 - Пока и спасибо за прекрасно проведённое время. – потом дверь щёлкнула и стук каблучков, постепенно стихая, затерялся в городском шуме.
Павел распрямил ноги и блаженно уставился в потолок. Диктор на экране лепетал про аварии и войны, а он вспоминал сегодняшний день. Тот пролетел на одном дыхании, не вызывая, несмотря на безделье, своей никчёмности. 
Проснулся когда на часах ещё не было и семи. Радостно возбуждённый толи от того, что сегодня его день рождения, толи давало знать вчерашнее приключение, быстро умылся. В холодильнике, напоминая о незнакомке лежала яичница с зеленью. Разогрел в микроволновке и съел.
У мамы был к восьми. Та не задавала лишних вопросов о вчерашнем дне. Хлопот было и без того. Помимо родственников приглашёнными были и его коллеги по работе. К одиннадцати все собрались. Завтра понедельник, поэтому празднование начали пораньше. Тосты за «новорожденного» сменялись пожеланиями здоровья и счастья его родителям и друзьям. Потом танцы и снова застолье.
В перерыве между сменой блюд вышли с Валеркой на балкон. Тот, прикрыв дверь, заговорщически подмигнул и зашептал.
- Ну как вчерашний день?
- Спасибо. Просто на отлично. И кого мне за это благодарить?
- Посоветовал Черик, - намекая на начальника отдела, усмехнулся коллега. - А вот девушку я сам выбирал. Знал, что тебе такие нравятся. 
- Да, она просто класс.- мечтательно произнёс Павел.
- Да ты никак влюбился – засмеялся Валера.
- Нет, просто теперь я знаю какую жену мне надобно. Ладно, хватит трепаться гости ждут.
Застолье затянулось до вечера, оставив после себя только хорошие воспоминания.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!