Казарцев Владислав Александрович

Казарцев Владислав Александрович 1 год назад

0
Репутация
0
Рейтинг

Анкета

Город:
Барнаул
Возраст:
46 лет 8 месяцев 30 дней

О себе

Родом из Якутии(Саха) из семьи военного. С поселка Усть Мая недалеко от побережья ледовитого океана в тайге. Жил с гарнизоном там потом в Якутске, потом в Череповце, Вологде, потом в Харькове, Мариуполе затем в Большом Невере, Владивостоке а затем после отставки родителей в Сибири в Барнауле

Стена пользователя

Загрузка...
Воспоминания о будущем Европы

пожалуй стоит изложить и мне

а Вам их стоит прочитать, наверное что бы

подробней знать о грядущем Судном дне

Не видел я на Западе морали

ростки хорошего загублены давно

хоть пишут про Россию пасторали

в своем глазу забыли про бревно

Я не политик бывший и не сводня

но с удивлением новости читаю:

у них в костелах кабаки сегодня — историю России повторяют

Российский путь был жестким и до срока

но кто-то спасся по глухим лесам

На Западе, когда отменят Бога,

не выжить будет, э не спасешься там

Не схорониться будет ни укрыться

средь джунглей каменных,

в когтях железных лап

Сотрут сознание, заставят измениться — и человек навеки станет раб

Он станет гайкой в сложном механизме

сожжет себя он сам трудом дотла

и у него не будет своей жизни

а только корпорации дела

Осиротеют дети изначально

не будут даже знать — а жив ли он

Их воспитают корпорации. Печально

Все это будет. Словно страшный сон.

Все будут спать и зло творить без меры

В мозги вживят электропровода

Прогресс заменит всем Любовь и Веру

Надежда тоже там умрет тогда

И вот, когда седьмая связь с природой

Совсем ослабнет. Разорвется нить.

Явится Жнец с косой пред лик народов

И станет всех своей косой косить

И никому тогда не скрыться будет

Все словно крысы будут подыхать

То наказание: За то и судят

чтоб людям свое место в мире знать!

Страшитесь же! Страшитесь Божьи твари!

Отворотитесь от безбожных дел

Тот кто восстал в безудержном угаре

на Суд пойдет -таков его удел

Они пируют и плоды прогресса вкушают

всласть собой любуясь. Псы

они и бесы засели в них

Их цель — от жизни красть часы

Но чу! Отвлекся я. Вернемся к делу:

Все началось, когда на Западе свергались короли

Ломался вековой уклад. Так смело

Республики традиции смели

Монарх ведь представлял порядок вечный:

Родителей, традиции, закон

и тот кто их свергал беспечно

тот знал -грех узаконит он, разрушив трон

Сломав законы сломлена и Совесть

Мораль обрушилась и ниже, ниже свод

и пишут, пишут миру эту повесть

Те кто имеет с этого доход

Цивилизация кипела развиваясь

и в то же время падала мораль

Сегодня же почти уж не осталось

Всего того былого духа. Жаль

Когда у дерева все корни сгнили

Оно живет еще какой то срок

За счет дождей и влажной пыли

которые питают его сок

Но только ветер сгонит с места тучи

ему придет конец. Так и сегодня

Запад всемогущий

уже примерил на себя Венец

Корону абсолютной власти. Но

раздавит их сия корона

Есть правило у королей одно

Заносчивым глупцам не выпадает трона

Чтоб правит миром ненатужно

надо знать две истины простых

достигнуть нужно

чтоб можно было всеми управлять

Во первых: возродить династии царей,

традиции и Веру

А во вторых поднять обратно павший Дух

во всем имея меру

Сегодня свету Старому и Новому сие не по зубам

Настолько велико падение

Что и не описать его здесь Вам

Цивилизации на Западе исчезнут, к сожалению

Воздастся по делам. Останется лишь тлен

И как об тряпку у порога

Все ноги будут вытирать об них. Взамен

давая хлеба им немного

А как все начиналось! Греция и Рим

и Европейский блеск и Ватикана мощь

Осталась шелуха. И дым.

И ничего не сделать. Не помочь.

Монархий нет, нет Веры.

Миром правит грех

Покуда грешники ни в чем не знают меры

обречены они и их успех

Чем грешник более успешен, тем более он грешен

В конце в свинью он вырождается

А жизнь она течет и продолжается

***

Как хорошо играет нам гармонь
а гармонист то парень молодой, его не тронь
и льются в душу эти звуки
пока лежат на кнопках руки
давай играй, играй моя гармонь

Бродяжил я по разным городам
и гармонистов видел я таких
что и во сне не снилось вам
но только здесь остановило
мелодией меня накрыло
что делать мне? -теперь не знаю сам

Скажи парнишка: ты откуда сам?
и по каким в России проживаешь адресам?
в ответ мне парень улыбнулся
чуток налево повернулся
Бродяга я, сказал, бродяга там

Как много по Руси бродяг
бродягой стать для человека, эх
всего лишь один шаг
Но Русь пока еще живая
пока бродяги запевают
и на гармонике играют так

Сыграй ка мне бродяга про любовь
Чтобы душа моя взлетела
как взлетает птица вновь
Сердца бродяжьи растревожит
твоя мелодия быть может
Играй, играй скорее про любовь

Сыграй бродяга мне, а я спою
мне подпоет с Урала вольный ветер
Про непростую жизнь босяцкую мою
И про весну, она милей всего на свете
Сыграй бродяга мне, а я спою…

***

Где гармоника моя, трехрядка?
С глаз ее убрали, так наверное сгоряча
Сейчас гармонику найду
ремень в порядок приведу
И не сниму со своего плеча

В жизни моей всякое бывало
Если и ругался, то наверное не со зла
Но вот по кнопочкам пройду
в порядок душу приведу
Со мной всегда гармоника была

В Сибири без гармошки, братцы, туго
Пимы да телогрейка не греют душу мужика
И как за сорок завернет
чайку горячего нальет
и побежит по кнопочкам рука

В Сибири побродяжничал немало я
Бывало как задует с неба Север-северок
Чтоб не попасть на вечный срок
в тайге запалишь костерок
Согреет он тебя, браток, чуток

Рассядемся у костерка ночного
хлебнем из кружки, чтоб веселее было жить
Играй гармоника играй
Сибирь -бродяжий дикий край
и краем этим надо дорожить

Играй гармоника играй
Сибирь -свободный дикий край
Ну а свободой надо дорожить

Играй гармонь и пой гармонь
пока душа еще живая
А я парнишка молодой
А ты девченка молодая

Играй гармонь и пой гармонь
передо мной Сибирь без края
А я парнишка молодой
А ты такая молодая

***

Скажи мне бродяга откуда ты сам
Зачем же ты бродишь по белому свету?
Скитаешься где то по темным лесам
Неужто угла больше нету?

Когда то давно был приют у меня
где мог я, усталый, прилечь и забыться
Но время настало, прогнали меня,
в бродягу и мне превратиться

С тех пор я скитаюсь, покоя мне нет
Брожу по глухим я лесам и дорогам
в котомке моей старый нож и кастет
чтоб хлебом разжиться немного

Есть много людей что поделят со мной
последний свой грошик редкий
но много и тех, где бумажник тугой
не подадут и обьедков

Верните бродяге кусочек земли
и место на карте где ему приютиться
но места такого ему не нашли
поэтому он не спешит возвратиться

Эх Русь моя бродяжная, веселая, куражная
Разбойничья, целковая и сине-участковая
Ну что же ты не делишься, потом травою стелешься
А кто же я, образина, спроси у Стеньки Разина

***
Коль душа моя поднадорвется,
коли что то выйдет безотрадно
Выйду в поле, поклонюсь
и серебрянная Русь
мне сыграет колокольно, ладно
От мороза побелела борода моя
и дыхание зашлось от холода
Чтоб Россию воспевать
надо чтобы благодать
опустилась на тебя волшебным золотом
Разольются звуки, душу высеребрят
Над снегами, да невиданными трелями
В этой вечной пустоте
мне Господь на высоте
заиграл небесными свирелями
Залатай мне душу, Господи
залатай душевными заплатами
В этой вечной белизне
наяву или во сне
Ангелы поют крылатые
А повинну голову и меч не сек
хоть душа корява, хоть горбатая
Все по полю мы идем
и встаем как упадем
и рыдаем, коли виноватые
И уйдет в надрыв душа
коли много согрешал
Воля вльная, тема вечная
И купаясь в белизне
дай же Господи и мне Бесконечное
Делай добрые дела
чтобы жизнь в тебе была
И не окаянны были твои дни
Но и тех кто замерзал
все равно Господь спасал
Если каялись в грехах они

***

Жалейте Новороссию, жалейте
и помогайте им всегда, везде
Господь вас просит:
не злословьте, не убейте
Их как его распяли на кресте
И все кричат: распни их прокуратор
И многие из нас кричат: распни
Американские, то есть римские сенаторы
Есть в наши дни
Есть в наши! В наши дни
Все повторилось как в Иерушалеме
Распятие, я Воскресения жду
В какое время мы живем?
В Христово время —
в две тысячи пятнадцатом году
Жалейте тех, кого в окопы гонят
Подайте хлеба тем, кто хочет есть
Пусть вашу гордость это не затронет
Пусть не уронит это вашу честь
А Рим есть Рим -законы Рима строги
и не менялись со времен Христа
Дороги в Вашингтон как в Рим дороги
для Варваров закрыты навсегда
Но Рим падет и Варвар бесшабашный
в грудь Цезаря вонзит свой меч
по рукоять
Виток наступит вновь
для Мира важный: Весна придет опять
Откройте же! Души откройте двери!
Эпоха не должна смущать
Должно любить, надеяться и верить
Распятым Римом сострадать
Жалейте Новороссию, жалейте
Ради Христа учитесь подавать
И вас быть может кто то пожалеет
когда на Крест потащат -убивать

***

Среди полей кудрявые осины
лелеешь необьятной широтой
Россия, наша матушка Россия
Позволь нам хлеб и соль делить с тобой
А над Россией снова солнце всходит
развеивая ночи миражи
За стол садятся люди, в гости ходят
и песни льются прямо из души
Россия, наша матушка Россия
березки белым снегом замело
когда поют мне песни вековые
то на душе от них всегда тепло
Закружатся метели штормовые
и с запада опять идет война
Но знай, что люди помнят о России
ведь Родина -она на всех одна
Во времена невзгод и в дни лихие
все силы бросим, сколько хватит их
Россия, наша матушка Россия
прошу не забывай детей своих
А над Россией солнце всходит снова
и я сказать о том не тороплюсь
Россия, ты народов всех основа
А по простому ты зовешься Русь

***
Ветер за кудрявым лесом
бродит листьями играя
и душа моя раздета
Ах ты осень золотая
Слыш, играют на гармони
катерок пришвартовался
Прыгну на борт -на перроне
не охота оставаться
След винтами живо пенься
голый лес не подступиться
Эй, бесстыжая, оденься
Эдак можно простудиться
Вдалеке бушует осень
знать метели у порога
Что же ты такая осень
недотрога, недотрога
Вот горстями снега вдарит
вспомнишь как разделась пьяно
Не зажгешься не прожаришь
из за сильного тумана
Эх, блудливая ты стерва
осень мне в ответ молчала
а река студила нервы
у открытого причала
На косе ее простыло
окунулся прямо в воду
а вокруг меня ходили
теплоходы, теплоходы
Ух ты осеь, ах ты осень
ни покрышки те нидна
Пусть темнеет нынче в восемь
Все одно- в душе весна

***

Я по Томской губернии писан
в старых метриках Бийский уезд
по селу Усть Чарышская пристань
там где церковь с полями окрест
Колосятся хлеба по утряни
зело адресом этим доволен
Не обманет ничто и не сманит
от церковных седых колоколен
Благолепно здесь все, благозвучно
Сроду нет городской суеты
Здесь леса и вода неразлучны
и в лугах полевые цветы
Старый дом с петушками на крыше
по воротам телеги с мешками
Я отседова адресом вышел
побродить по земле бадышками
Вот отсель я пустился в дорогу
поглядел городских -не сочесть
И богатых ублюдков, ей богу!
И хорошие люди там есть…
Вобщем всяческой твари по паре
секотятся, орут и снуют
Есть и те, кто в душевном угаре
за полтинники Русь продают
Долго я кондыбал по дорогам
Много разныя места узрел
И к подводам привыкнул и к дрогам
Намотал, что твой грешный пострел
Токма родину помнил глубоко
наяву се и даже во сне
и такая бывала подмога
на дела -что не выказать мне
Я дороги топчу сапогами
своим адресом очень горжусь
а кто меряет благость деньгами — я прописан по адресу Русь
Повидал я начальников строгих
презиравших мои сапоги
Что калякать про этих убогих — им же слово сказать не моги
Эх! Изыди лукавый! И выстынь!
Лучше в церкву пойду помолюсь
На село Усть Чарышская пристань
Там прописана светлая Русь!
Вот и я там по метрикам писан
в тихой, старой и ладной Руси
Что зовут Усть Чарышская пристань
а точней не скажу — не проси

***
Че скешься ты, че маешься
Россия деревенская?
Гляди, не оклемаешься
лукошная, Советская…
Все едешь в город секотный
и до черна там пьешь
да инородцам хлопотно
все деньги отдаешь
Где Царь наш император?
Имперские полки?
Не продавайте Родину
за баксы, мужики!
Землица запустела
пахать бы ее надь
а коли все вы в городе
кому ж ее пахать?
Вам в городе не ладно!
Вас с города имать!
Вас шуровать обратно
чтоб сеять и пахать
Тогда и житно будет
и будет Государь
Жить будете как люди
Все будет так как встарь
Как ваши деды жили
и сеяли зерно
И здоровали были
когдат давным давно

***

Якутия -ты родина моя
Зимю в тундре я родился, знаешь?
Когда проездом там бываю я
то холодно мне не бывает
Ведь тундра -дом и родина моя…
Мы все живем на вечной мерзлоте
и тундрою любуемся весною
Нас всех олени увезут к мечте
И это восхищает, я не скрою!
Ведь только в тундре
путь найдешь к мечте!
Полгода день, полгода ночь идет
полярное сияние над нами
и ночь, и вечных звезд
ночной полет
мы ищем за холодными снегами
С оленями шагаем за ветрами
и знаем — скоро тундра расцветет!

***
Намедни в сильную метель
крылатый ангел мне явился
когда устав прилег в постель
и сном забылся
и я тогда его спросил:
Скажи что стало с украиной?
никак умом я не решил
что с незалежной половиной
Перстами ангел указал
и я увидел зело ясно
Там дом покрашенный стоял
лупились стены новой краской
И все с иголочки на нем
голубая крошка на фасаде
И пластиковые окна в дом — ужели все как при параде
И овощами на углу
с лотка крестьяне торговали
и вам нисколько не совру — хлеб раздавали
Сказал мне агнел: Подойди
Провел я по стене рукою
Под штукатуркою дожди
размыли кладку
я не скрою
Там надписи, их много было
и даты свежих погребений
Весь дом был сложен из могил
и в этом не было сомнений
Православных множество крестов
затолканные в стены были
и ангел мне сказал без слов — Их всех убили
Я глянул вверх
стена ужель по цвету моря?
Там было много этажей
людского горя
В стене там сзади печь была
и вагонетка
Еще в печи была зола
и кость как ветка
Взял в руки овощи с лотка
где торговали
В них вместо сока кровь была
И покупали!!!
У покупателей в крови
все руки были
А кровь была всех тех людей
кого убили
И ангел тихо произнес
по детски, мудро
Второй начался холокост
сегодня утром
***
Есть коридоры темные
набитые людьми
кривые и огромные
не в мире сем они
Людей в них очень много — стоят, сидят, лежат
и большинство в дорогу
нисколько не спешат
В конце всех коридоров
есть комната, поверь
Там плитка как на паперти
и единственная дверь
Пред нею на коленях
там многие стоят
Войти в нее боятьтся
по двадцать лет подряд
За дверью зал огромный
уходящий в небеса
Он светлый а не темный
Аж застит свет глаза
В концовке того зала
на воздухе парит
огромная платформа
туман над ней стоит
Край трона золотого
в тумане я видал
На нем создатель мира
Бог грозно восседал
Туманом он окутан
лишь глас его слыхал
И кто грехами спутан
от страха замирал
Направо от престола
все люди в золотом
Налево только в черном
не разобрать при том
Людей там забирали
иль эти или те
Там взвешивались жизни
бесстрастно, при Христе
Там нету прокуроров
и адвокатов нет
любой секрет, ребята
там вовсе не секрет
Людей на части рвали
тащили жарить в ад
А не грешил при жизни — тогда не виноват
Так лучше не грешите
услышьте Божий глас
Тогда быть может Бог то
заступиться за вас
***

Аз есьмь же человек ходяша по Руси
зажиточной когда-то, ныне нищей
возрадуйтесь же все антихриста мессии
готовьте впрок иудиные тыщи
Что ж человек теперь -дешевле воробья
всеж на Руси бал инородцы правят
в Курляндии сидят их часто слышу я
что не спроси -слукавят
Доколе будет се судить и не берусь
знать смутное настало время
идут поляки с запада на Русь
и крови русов льют по стремя
Но смута на руси не вечной будет -нет
все побратаются, из чаши выпив лиха
и друг на дружку бесовской навет
враз згинет — в мире станет тихо
поляки же найдут могилу на Руси — кто меч поднял мечем повержен будет
блажен же тот, кто мира запросил
того судом не судят
Аз есьмь же человек и человеки мы
так долго на Руси живяша
Русь встала на пути вселенской тьмы
содружество обряша
А склочничать князьям сейчас совсем нельзя
Дружину обретайте браты
и замиряйтесь — говорю вам я
простите тех кто виноваты
А иноземцев прогоните вон
метлой поганой с глаз долой подальше
дружины слово — ваш теперь закон
без склок, без зависти и фальши
А что у иноземца в мыслях то его?
а там всегда одно -лукавый
и не дозволено коль русский ничего
а бесы всегда правы
Теперь вот ссорятся все в Киеве князья
полякам служат
Добра хотят Руси? — Не верю я
С них злоба так и прет наружу
Что есть же человецы в мире сем?
Рабы, песчинки аце божьи твари
Страшитесь же сумняше в том — вас Божий перст в хребтины всех ударит!
Аз долго лета жили хорошо
вы в Киеве -гордыню же смирите!
Гордыней может быть опустошен
сей град- Смотрите же князья! Смотрите!
И не надежа вам поляки впредь
Лишь кротость ваша есть надежа
Се лбами вам строптивыми узреть
И вам, да и полякам тоже
***

Дожди как божия вода
с небес струилися потоком
я видел се, внимал рассвета миг
когда луч солнца пал и одиноко
под струями воды мелодией возник
Мелодия дождя, мелодия рассвета
божественная флейта как мираж
Внимаю я всему, мне мило действо это
Прости мне эту блажь
Уж две недели дождь бежит по стеклам
в туманах фонари, ни зги не разберешь
над городами небо все промокло
пролив потоком дождь
Дожди, дожди — осенняя погода
Зонты, зонты -повозки и плащи
В том Божий промысел -меняется природа
и лета не ищи
А видит бог, метались мы по свету
в догонку лету стиснув кулаки
куда же там -в душе покоя нету
и дни невелики
Ах осень, ты не просто время года
Се есьмь же состояние души
когда по Пушкински свядает вся природа
и листопады хороши
Когда туманы гуще, ночь темнее
по холоду во тьмах не видно зги
В симфониях дождя над нею
сопрано вод -куда не побеги
И вот однажды рано по утряни
вдруг солнца луч согреет старый дом
Мороз и снег — восторг! Восторг! И манит
Октябрь кончается, зима потом
морозы, солнце — чудная погода
Иная музыка, иное время года
***
Отстучат крещенские морозы
как всегда пройдут за сорокет
выйдут все душевные занозы
ни обид ни озлоблений нет
чтобы не озлобиться, ребята
чтоб не стать влиятельным козлом
на крещкние купаться надо
и тогда вот будет все путем
веником в парной хлестать друг друга
по спине до синей полосы
и прыжек в купель, вопя с испуга
ледяной попробовать росы
ну а опосля чайку с малиной
чтобы хвори выбить и ангины
***
На яблоневый спас колокола звонят
и крестный ход собрал людей в дорогу
идут из Барнаула стар и млад
до старой церкви к Каменному логу
Идти туда совсем не близко, нет
но вот идут по малу пешим ходом
далекий Коробейниково свет
в конце того пути под небосводом
И тот кто помолясь сей путь пройдет
тому и Божья матерь всяк поможет
обрящет по молитвам тот
кто немощен или идти не может
Так многие и шли пешком туда
и войны, смуты следом шли -все было
но им сияла по пути звезда
а церковь Божья матерь сохранила
А было все: сдирали купола
кресты снимали, оскверняли, били
тогда икона в церкви ожила
и Божья мать сказала — Согрешили!
Теперь ей молятся перед иконой той
всяк кто приходит в церковь крестным ходом
и благодать там нынче и покой
бывает так что множество народа
и даже кто не верит ни во что но попросил —
она ему поможет
и даст добра ему, душевных сил
которых обрести он сам не может
и в том есть Божий промысел- узрите
вся суть того, что называют Быть
и коли нужно вам туда -идите
и постарайтесь сердце не забыть
***
Апрель. Симфония из нот
перетекает в лето плавно
Да кто ж его теперь поймет?
Не понял я а Вы — подавно
Но так прекрасен ледоход
Все зыбко: быстро тает лед
все благодать — еще есть холод
Вот перед снегом дождь идет
а после снег и мир так молод
в симфонии из талых вод
Таинственная флейта голос
свой подает — весна идет
и солнца луч как тонкий волос
во тьму сквозь тучи упадет
где был сухой под снегом колос
Весна идет, журчит апрель
а воздух розовый от света
И птахи трепетная трель
и снова на пороге лето
Ах лето! Любо! Сердцу лель!
***
Доколе будем жить во лжи
обожествляя миражи?
Доколе доллары в крови
предпочитать простой любви?
Доколе иноземцев рать
в Россию будет грязь плевать?
Доколе будем брать пример
мы с грязных западных манер?
Доколи будем позволять
им всем собою управлять?
Доколе будем СССР
в грязи валять для гнойных сфер?
Пора понять: в своей судьбе
лишь мы хозяева себе
И сделать так, чтоб показать:
империя пришла опять!
Чтобы орла стальной оскал
наш взор измученный ласкал
Боялись чтобы все враги
ее карающей руки
Кто в мире разносил войну
как гады корчились в плену
И кто народы обирал
как пес безродный умирал
Кто наживался сотни лет
чтоб получил за все в ответ
Печатает железный шаг
наша Империя — вот так!
Грядущий мир он будет прост:
без корпораций войн и слез
Печатай четче шаг, не трусь
с тобой Империя и Русь
Держи оружие, держи
«Я против запада» скажи
Печатай шаг, железный шаг
Вот так, вот так,
еще вот так
***

Луна белила в море волны
играла гранями стакана
и я увидел в блюде полном
косые скулы океана
И вот подумал: эта рыба
как кит нырять могла она…
И мы могли бы! Все могли бы!
И осушил стакан до дна
А океан был рядом с нами
мотались лодки в парапете
Я жил! Я чувствовал губами
его тугой соленый ветер
Ах растудыт твою в качели
стосемиглавый океан!
Мы все куда то не успели!
и осушил еще стакан
А чайки вились над косою
дрались обьедки собирая
А небо с морем полосою
от края сзади и до края
А что за горизонтом этим?
Шаланды, небо, моря сталь…
Давай, разлей ка нам по третьей
под закопченую кефаль
***
Спасибо всем кто дал работу, денег
кто приютил, кто хлеба дал когда то
а тем кто гнал и сталкивал с ступенек
желаю соответствующей платы

Благословенны будут человеки
поэту давшие хотя б воды напиться
к таким удача в этом страшном веке
вдруг Синей птицы клювом постучиться

и в Барнауле может быть когда то
все больше будет жить людей хороших
Нужды не станет, будут все богаты
Я в это верю и вы верьте тоже

Не станет вдруг дельцов до денег жадных
бездельников, кичащихся богатством
и люди будут жить друг с другом ладно
а горожане может станут братством

И вот тогда восстанет Беловодье
наступит золотой и славный век
и выполнит в своих земных угодьях
свое предназначение человек
***
Письмо Николая 2 жене

Февраль семнадцатого года
война, метель, вагоны, ставка
листовки немцев: «грязь, уроды...»
на столик падает булавка

Хаос в столицах, генералы
меня клянут в провалах штаба
меня клянут в своих провалах
в углах в полголоса и слабо

в стране так много иностранцев
вокруг шныряют англичане
А помнишь лето? Помнишь танцы
Санкт-Петербургскими ночами…

Пришли: «Она шпионка.., клята...»
а рожи скорчились от страха
Ох Господи! Как тяжела ты
в России шапка Маномаха

Кругом предательство и трусость
вся стадность душ и шкурность мысли
Ах Алекс, помнишь нашу юность?
Как над водой купавы висли?

Они просили чтоб отрекся…
народ плюет в мои портреты
«Обрек страну и сам обрекся...,
уж места нету в лазаретах...»

В столице все хотят свободы
самодержавности нет места
Ах Александра где те годы
в которых ты -моя невеста?

Они настаивают, просят
смесь мерзости и лизоблюдства
и друга вашего поносят
и наше с вами безрассудство

Беда в России: Все друг другу
завидуют, живут во зле…
Мир замерзает, воет вьюга
антихрист ходит по земле…

Подите прочь! Пишите сами!
Меня увольте, я не в силах
Я мазан был пред образами
Я не желаю зла России

Уже разрушена присяга
и продолжается падение
Падение душ, падение флага
России светопреставление

Ты скажешь: «Все прости им Ники.
Они не ведают, не знают...»
Все знают! И под смуты крики
они распять нас пожелают

Закласть, чтобы самим остаться
Лукавством жить и зло творить…
Письмо закончил. Может статься
нам не придется говорить

Засим откланиваюсь снова
не говоря тебе «прощай»
Письмо дойдет. Мне дали слово
Писал Романов Николай
***
Смута
Царевич Дмитрий не царевич более
царь Федор его выгнал с глаз долой
Иване кончился! Теперь боярам воля
Гонцы во все концы летят стрелой
Чего холопы нынче приуныли?
А ну ка Сеня врежь ка им плетей!
Так врежь, чтоб до рубцов, чтоб волком взвыли
чтоб юшка красная лилась из под ногтей!
Чего вы все с испугу то присели?
Набат? Без звонаря? Откуда звон?
Толпа? Уже в приказ ломают двери?
Там он! С ножом в груди! Там он!
Да что же деется, народ то православный?
Царевича сгубил боярский люд
Всех убивают, ищут кто там главный
Кто попади, того камнями бьют!
Стрельцы народу много порубили
Полонным рвали ноздри, языки
а колокол, и тот в овраг свалили
и засветло казнили у реки
Срубили ухо — стал он корноухий
и вырвали язык чтоб не звонил
«Русь проклята!» — сказала им старуха — «Молитесь все насколько хватит сил!»
А опосля в таперешнее лето
вдруг выпал снег и зачалась зима…
Три года Бог казнил людей за это
и умерло народу тьма и тьма
Есть было нечего. Все ели траву, кору
кто лютовал, в разбое воровал
а кто и сам ложился в эту пору
и молча Богу душу отдавал
Как есть в Писании конец всеобщий рядом
Зверями стали люди напослед
Благочестивый становился гадом
и столько бед творилось! Столько бед!
Спасен царевич! Скоро обьявили
Отрок посажен царствовать в Москве
Борискиного сына удавили
а челядь утопили всю в реке
Потом убили отрока картечью
Сказали: «Был ненастоящий царь!»
Плевались все как слушали се речи
и я плевался, хоть и не бунтарь
И наконец народу надоело
Собрался стар и млад с кольем как встарь
и на Москву пошед и сделал дело!
Всех чужеземцев вон! Нам нужен царь!
И вот намедни слышал я впол уха
царем Романов будет Михаил
Стоим мы, смотрим, снова та старуха
Сказала нам: «Россию Бог простил!»
***
Колокольная зима
все речужки и дома
в белом мареве
Синий с медом медный звон
и метель со всех сторон
приударила
Бесконечно долгий путь
и равнин простая суть
белит, мается
Через холод ледяной
звук летит, плывет за мной
разгоняется
На крещение долбят лед
и купается народ
в синей проруби
А медовый перезвон
к ним слетел со всех сторон
аки голуби
Так смывают люди грех
жизнь она не для утех
Богом данная
Коль припрет душа греши
но и кайся от души
Окаянная
***
Замерзла вся округа
развылась в поле вьюга
Замерзли белки, галки
замерзли елки, палки
Как молоко парное
мороз стоит стеною
Трещит с людьми играет
до ребер пробирает
Ноябрь с ветром осень
и минус тридцать восемь
Тулуп и тот бессилен:
мороз так лют, всесилен
В тепло бы хоть какое
а вьюга волком воет
Иду, немеют ноги
поземка на дороге
Сейчас бы чаю с медом
да чавкнуть бутербродом
но ветер, в ноги ветер
зима на всей планете
мороз, как пар мороз
немеет тихо нос
поедем на моторе
где стекла все в узоре
от снега весь автобус
пушистый словно глобус
Ноябрь, с ветром осень
темно как ночью в восемь
***
Под звездами стылого неба ночного
уснула таежная глушь
У старой дороги, у поня верстового
Сибири багряная сушь
Здесь ветер осенний в траве порыжелой
здесь падают листья с берез
И утра росистые заиндевелые
туманы и первый мороз
Дороги, дороги — Сибири дороги
Пять дней от жилья до жилья
Медведь здесь хозяин. На этих дорогах
лишь звери да сосны да я
Да беглые люди еще попадают
тайга бережет каторжан
глядишь у дороги дубиной махает
прибившись бродяга жиган
Еще есть сектанты ушедшие в пустошь
сэнсэи, глупцы, мудрецы
искатели золота, люди исскуства
монахи -святые отцы
Геологи тоже чего то здесь ищут
охотники соболя бьют
разбойники тоже бывает что рыщут
и волки уснуть не дают
Бывает и так, что владения обходит
громадный хозяин тайги
Бывает и чудь белоглазая бродит — перечить им всем не моги
Бывает что леший кругами всех водит
русалки на падях сидят
Бывает что чтото само происходит
'неведомый' так говорят
Бывает ползут в темноте сюлюгуны
к заброшеным избам и рвам
и золото в лапах считают как струны
быть может достанет и вам
Балакали мамонтов видел здесь ктото
живут гдето здесь до сих пор
Их надо искать с высоты самолета
а так не увидишь в упор
В тайге в мерзлоте находили чего то
что было еще до людей
Когда то здесь жили: когда то и кто то
На этот счет много идей
Да шут еще знает еще что бывает
Сибирь она так велика
А время течет как песок: все скрывает
от взгляда глухая тайга
***
Актер Янковский в роли Николая
Смотрю расстрел в Ипатьевском подвале…
А Николая многие играли
но так как он играл ли кто? Едва ли
«Барон Мюнхаузен» сумел сыграть достойно
и донести и святость и сомнения
Учитесь! Что сегодня есть — отстойно
И вызывает только сожаления
***
Проснитесь ораторы! Западу смерть!
Сдавайте в утиль свои старые фраки
Мы нового времени старая твердь
И мы победим в политической драке
Вы слишком богаты и слишком нежны
Ваш западный мир — лошадиное стойло
а мы — мы романтики, мы рождены
скакать по степям а не пить ваше пойло
Весь западный мир — он Титаник опять
Он тонет во тьме разнося телеграммы
Наш крейсер не сможет всех на борт принять
Он только отсрочит всемирную драмму
Проснитесь ораторы! Время не спать!
От мира остался кабак у заставы
Смотрите! Они будут все подыхать
крича что они все на западе правы
«Россия плохая» там будут кричать
цепляясь, таща все что есть за собою
Да пес с ними всеми! Нам не привыкать
Мы жизнью не их здесь живем а другою
Проснитесь ораторы! Дети весны!
дадите вы новый росток в пепелище
и там на руинах всемирной войны
ваш ветер зареет, засвищет
***
Суровая зима. Стоят снега по пояс
Над крышами дыма и сверху звездный пояс
Дыма стоят торчком смерзаясь от мороза
Скатались в снежный ком осинки и березы
Зима берет свое: морозы ломят кости
Мы пасынки ее, ее холодной злости
Ощерив в холке шерсть бывает подвываем
На полнуюлуну. Зачем? Откель мы знаем?
Истертый Барнаул: дрова, дворы, домишки
Зарылся и уснул как совы в старой книжке
Лубок! Как есть лубок! Картинка в три обхвата
И на печи совок и у сеней лопата
И на плечах тулуп и варежки поверху
А рядом млечный пуп горбатым звездным стерхом
Уперся в небо дым, узор намерз на стекла
и жарит чебаков моя соседка Фекла
Сибирский ветерок аж ребра пробирает
Хозяйка за порог собаку не пущает
Метель придет к утру, завоет зверем грешно
А будет ли весна? Оно надысь, конечно
***
Расцвели полевые цветы
север дарит короткое лето
две недели оно
расписным полотном
заиграет зацокает где то
А потом все затянут дожди
по ночам холода, утром наледь
и над дикой тайгой
первый пласт снеговой
и морозом под утро ударит
Севера, севера, севера
до костей продувают ветра
Не глушите мотор шофера
здесь не глушат моторы годами
Севера, севера, севера
Верхоянск, Колыма и Югра
В рейс по трассам идут
и машины ведут
Шофера, шофера, шофера
Расцвели полевые цветы
на Якутских крутых перевалах
многих здесь сорвало
и с обрывов несло
и у многих прицепы срывало
Здесь метели и сутки не срок
и дорога все выше и выше
Под ногами каток
и не тянет движек
Зацепи, помоги ка, браток!
Севера, севера, севера
Вспоминаем, как будто вчера
километры пути
трасса ниткой летит
За баранкой сидят шофера
Севера, севера, севера
где не были -там были вчера
По Колымским дорогам
прехали много
И попутные дули ветра
Расцвели полевые цветы
у шофера вдруг сердце забьется
Сегодня в рейс, завтра там
трасса на Магадан
Ну а после —
уж там, где придется
Видишь трасса во та — на Алдан
а Алдан — шоферская столица
На него все пути, мимо не обойти
а приедешь — знакомые лица
Километры потянет маршрут
по распадкам, по сопкам петляя
Лишь движки будут петь
ветер в соснах гудеть
он попутный я знаю, я знаю
Он попутный -я знаю

***
В колее уснуло лето
над дорогой звездопад
От заката до рассвета
люди едут, шоферят
Грузы тянут за плечами
в ночь наматывая путь
за баранкой лаясь с нами
чтобы не уснуть
Потянет километры
трасса на перевал
И ветер будет петь
и злиться за кабиной
И шоферить умело надо
чтоб мотор не устал
и ровно шла вперед машина
За перевалом этим
есть другой перевал
Крути баранку знай
и не сбивайся со счета
И будет наплевать
что хочешь есть и устал
такая вот у шоферов работа
И летят пути-дороги
дальним светом в колею
чтобы не замерзли ноги
кофейку себе налью
И идет вперед машина
крутится баранка-руль
Если хватит нам бензина
будет все нормуль
А после перевала
трасса вниз, под уклон
Не соскользнуть рукам
и вывдержать бы скатам
И чувствуешь спиною
позади двадцать тонн
Не тормозя идешь
по перекатам
Вот так летят года
у шоферов всегда
Их хлеб тяжел, конечно
и хизнь у них сурова
Но это не беда
Все это -ерунда
Дороги б ровной
да платили клево

***
Нелегко в одного шоферить
в тех местах где олени да ветры
По дорогам в тайге колесить
перемалывая километры
На полуторке дунуть в тайгу
и не видеть людей трое суток
А придется — и спать на снегу
чтоб не сбиться, не сьехать с маршрута
Шоферю по тайге,
а тайга велика
кто вольнопоселенец
а кто бывший зека
Кто за трудодни работал
а кто срок отбывал
Породнила всех баранка
и лесоповал
Это вам не юга
здесь начальников нет
Здесь к медведю
можно запросто
попасть на обед
Колесят, шоферят
матерятся слегка — Зека
И когда шоферишь по тайге
иногда видно вышки
По дороге вьезжая в ручьи
остудить чтоб покрышки
Надо груз довести а иначе
с тебя нету толку
Сегодня голодно всем
быстро зубы положишь на полку
Ну а кто голодал, объяснять тем
не буду- не скрою
Лучше нам по тайге шоферить
чем гулять под конвоем
Здесь большая тайга
по распадкам рассыпалась где то
Я в тайге на полуторке еду
в холодное лето
Шоферю по тайге
отмотавши свой срок
Оба-на подзаглохли — крутани ка сынок
Рукоять крутани
и покурим потом
Мы с тобой начальников
еще переживем
Закурил, задымил
матерится слегка-
Зека
За Уралом так много людей
только толку в них мало
языками умеют чесать
но не видели лесоповала
Говорил он, баранку вертя
километры мотая
по грунтовым долрогам
Колымского края
Колыма, Колыма -ты ответь
сколько ж было народа
на полуторках тех за баранкой
в тридцатые годы

***

На города уродливом лице
ТэЦэ, ТэЦэ — кругом одни ТэЦэ
Где тишина в аллеях? Где мечты?
Скоты! Кругом одни скоты!
Красивая здесь в центре молодежь
а души скотские, и блажь вокруг и ложь
Дома-коробки мрамор и гранит
и холодит, так сердце холодит
Я в сапоги обут я здесь чужой
Во что вы превратили город мой?
Узоры где? Где старые дома?
Тюрьма! Кругом стеклянная тюрьма
Вернмте город гады мне назад
кого спрошу- в ответ стеклянный взгляд
Все здесь другие -презирают нас
Русь умерла! Уже вот здесь, сейчас
Здесь офисы одни а в них скоты
Все проданы давным давно мечты
Какая Русская Весна? Вот тут
за пару баксов всех нас продадут
Моей рубахи полевой излонж
один вопрос лишь вызывал- Ты бомж?
-Не я здесь бомж а вы, придет пора
вас всех погонят с вашего двора
как скот погонят — вы такой и есть
потерян русский дух, культура, честь
А если нету русского того
не удержать вам более ничего
Вы неспособны воевать ни с кем
Зачем же вам Империя? Зачем?
В болоте сладкой жизни все сгниют
все провоняло сегодня гнилью тут
Вы! Те кто еще может соображать!
Бежать вам надо с офисов! Бежать!
С мотыгой в поле свой работать век
и в вас проснется Русский человек
Вы станете винтом в машине Русь
На вас империи пусть ляжет груз
и в час суровый может быть потом
стальной орел прикроет вас крылом
вам каждому придется выбирать
предать или мотыгу в руки брать
И тех, кто пожелает стать винтом
не много будет в городе моем!
Поэтому заранее плюю
я в красоту поганую твою

***
Не пиши коль можешь не писать
сочинять — лишь время воровать
Жизнь не упускай: летят года
ты не будь поэтом никогда
Да, она такая нынче жизнь
только успевай свое держи
А поэты, музыканты вон
с шапками под медный перезвон
Надо дело делать все успеть
чтоб монетой иногда звенеть
и не заниматься ерундой
а иначе будешь нищетой
В жизни нашей нищий и богач
деньги бедному нужны хоть плачь
Время есть у богачей, зато
пишет стоящее из них редко кто
Лишь отверженный презираемый поэт
пишет то что чтят потом сто лет
но такой судьбы врагу
я не пожелаю — не смогу
Не пиши, прошу тебя не писать
Нынче написать как своровать
И полтинник за тебя не дам
но зато отхватишь по зубам
Сочинителю ну только, млять
в ресторанах пьяных развлекать
в шапку собирать что подадут
и идти туда куда пошлют
По сути ведь любой поэт дурак
не за деньги если пишет а за так
если стих за деньги накидал
все равно учти -он мало дал
Не пиши! Ей богу, не пиши!
лучше поработай от души
и не майся дурью никогда
ведь поэзия есть ерунда

***
Нет больше деревянных ложек
и чашек деревянных нет
точеных из ореха ножек
да и буфета нет в обед
не прутся по ночным дорогам
телеги с парой лошадей
чтоб утром на базаре много
наторговать в толпе людей
под этот скрип телег острожный
я засыпал, во сне летал
и гармонист неосторожный
вдруг пробуждал -а я был мал
автобус старый деревянный
и деревянные дома
Череповец как окаянный
Шексна -лубочная тесьма
мне тетка Тоня на базаре
давала пожевать смолу
свистульки, птичек продавали
раскладывая на полу
эх было время: няня Лиля
возила по Шексне меня
и помню даже подарила
мне деревянного коня
тогда такое счастье было
я гладил гривы завитки
и разноцветные свистульки
пищали прямо из руки
я на коне летал по небу
огонь потрескивал в печи
и нагреваясь пахли хлебом
на русской печке кирпичи
у няни Лили дети были
погибли все когдато вот
открытки время сохранили —
хранили детский хоровод
а Вологда была красива
а Вологда была свежа
свежа как пряничная грива
как голубиная душа
Череповецкие болота
мне душу греют, господа
и так охота, так охота
туда вернуться иногда
все ягоды собрать в лукошко
по кочкам бегать собирать
по топям побродить немножко
штаны в трясине потерять
пришлось уехать нам на север
железкой на Владивосток
на полустанках помню клевер
гудки да перестук дорог
в огонь шурбурила совочком
здесь проводница уголек
хотя была она и склочной
но приносила нам чаек
звенели ложечкой в стакане
за подстаканники держась
и даже сахар был у Тани — давала его нам ершась
руками курицу ломали
у бабок ели пирожки
на запасных путях стояли
в деревне Малые торжки
и едкий дым от паровоза
в окно вагона залетал
деды курили папиросы
с названием Беломорканал
стучали рельсы о колеса
а паровоз шипел, пыхтел
я брал без спроса папиросы
во рту таскал, в руках вертел
и получал свой подзатыльник
за баловство и дребедень
приехавши, дорогой пыльной
через поля шли целый день
все поменялось: больше нету
ни тех дедов ни папирос
под сном неонового света
мир стал пластмассовый насквозь
а время мчится — тройка птица
летит куда то под откос
эх, где ты Вологда столица
где твой железный паровоз?
***
Спасибо за то, что ты есть у меня
Ты -белая чайка моих вдохновений
под медной луной и в сиянии дня
крылом обнимаешь меня
в душе пробуждая таинственный дремлющий гений
Под солнцем палящим ветра теребя
в пустыне людской я скитался по свету
Но вот я увидел тебя
и знаки судьбы полюбя
с тех пор я поверил в благие приметы
И синее солнце и тающий снег
и наши с тобой путешествия в лето…
И в этот безумный
безумный
безумный наш век
Держи: я дарю тебе сердце поэта
***
На проспекте стайка голубей и я
в скверике у старого собора лето
где же вы сегодня мои бывшие друзья
разбросало вас пшеном по белу свету
Закружила жизнь как стайку голубей
расшвыряли в стороны шальные ветры
Вот бы всем собраться да и выпить без затей
несмотря на годы, дни и километры
И такая разная у всех судьба
как в лихом романе весь сюжет закручен
жизнь одна, но у кого борьба
а кто то состоялся и благополучен
А кому то в шапку подают
кто на мерседесе едет, кто на службе
а кому то хлеб на край кладут
но не будем о плохом, сейчас не нужно
Вспоминаю я всегда тепло про вас
как бы самому по жизни не теряться
было время, было да прошло на раз
Были мы придурки, было нам по двадцать
На раионе нашем цветы тогда цвели
не чета голландским розам парафинным
Девочки виляя попой шли
в платьицах таких, совсем не длинных
Пялился весь город на луну
лазили в сирень, ломали ветки
и дарили девочкам весну
а они светились как конфетки
И играла музыка на улице весной
из копеек резвых и ушастых запорожцев
девочки на вечер выпускной
надевали платьица в синенький горошек
Так катилось время выпускных балов
шли сдаваться мы а в рукавах шпаргалки
а после дым студенческих пиров
коромыслом плыл в общажной коммуналке
Кто то доучился, получил диплом
кто то был отчислен, выгнан из за водки
девочки (уже девушки при том)
провожали в армию парней со сковородки
На проспекте стайка голубей и я
в Барнаульском скверике застыло лето
а друзья, старые друзья
разлетелись птицами по белу свету
***
Там где Рерих с мраморным лицом
и свилась Катунь вокруг кольцом
а в ногах разрытые могилы
с омутом за каменной спиной
в снах моих он гонится за мной
охраняя место страшной силы
Где шаманы нынче что блюли
место, и веками берегли?-
выброшены кости из кургана
Археологи как псы потом
разорили этот вечный дом
с помощью порока и обмана
Чтобы бытие в кольцо свернуть
надо эти кости нам вернуть
и захоронить в курганы снова
И тогда хранители людей
вновь восстанут с пепла и костей
и свое нам завтра скажут слово
***
Я стою у Тавдинской гряды
здесь обитель шаманов и скифов
И Катуни не вянут черты
будто саги из северных мифов
И звучат до сих пор над водой
горловые рычащие звуки
Словно сон, словно вечный покой
бубен вложил в истлевшие руки
И останки и кости певца
рык и дух вдруг наполнил до края
Он ожил и не стало конца
мир погиб на огне выгорая
У Тавдинской гряды в тех местах
посвящали в шаманы. Я знаю.
По звериному воя на мах
зубы нижние все вырывая
Бубен кровью скропляя в горах
Трех миров колыбель золотая
в тех местах. В тех священных местах!
Равновесие миров соблюдая
Пляшут с бубном шаманы в руках
***
Бирюзовая Катунь. Столик у шале
Чашка чая. Лучик солнца бродит по земле
Бродит лучик. Засыпает светлый хан Алтай
под звучание камуза чаю наливай
Лошадей тугие спины. Сила и задор
Несравненные вершины, гривы старых гор
В перламутровых ущельях пенная вода
Иногда, позволь, я буду приездать сюда
Этих гор гривастых спины, скакунов задор
Манят вновь меня вершины ветер и простор
***
СКИФСКАЯ ЛЕГЕНДА О РОЖДЕНИИ РЕКИ ОБЬ
У бирюзовой Катуни мы пили коньяк
туманы клубились меж скал
но в бокалы разлито тепло и блаженство
Закат догорал как клинок
как японский шлифованный лак
и в гаснущих линиях гор
каждый мог созерцать совершенство
Здесь множество скифских могил
на крутом берегу и река мимо них
катит вечные пенные воды
амазонку когда то здесь скиф полюбил
средь коней на лугу
и вдвоем они вместе вкусили вина и свободы
Бием звали его а Катунью ее
поклялись не расстаться они
и когда кровью клятву скрепили
она охнула вдруг и тотчас от стрелы умерла
закричал он: Стреляйте! Вот сердце мое!
и его вместе с ней застрелили
Амазонки умели стрелять
командир их Тавлда
так сказала: Она предала наше племя
Отвезите и бросьте в долине его навсегда
а останки ее уничтожат пусть волки и время
Только лошади встали, у них на пути
яркий свет словно снег —
это Один крылатый им с неба явился
Он сказал: Клятвы надо держать, человек!
и над Бием склонился
И Тавда закричала: Оставь их! Не сметь!
Стрелы в Одина тучей кружась полетели
и пришла к ним рогатая черная смерть
и они все окаменели
Рот раскрытый Тавды стал пещерой седой
и шаманы там девушек
в дань иногда приносили
а Катунь потекла бирюзовой рекой
Потому что глаза у нее бирюзовыми были
Бий стал тоже рекой, был разбит его сон
и они повстречались в зеленой вишневой долине
Обнялись и слились оба вместе:
вот Она и вот Он
так и реку назвали Оба, так зовут и поныне
И Оба или Обь неспеша потекла
лентой за горизонт далеко к океану
а мы слушали, пили коньяк
и на бликах стекла
оседали и плыли с ущелий ночные туманы
***
Срубили острог-вот и город готов
столицею мира назвали
идет Барнаул с золотых рудников
но помнят об этом? Едва ли
Демидов здесь плавил металлы всегда
а Чуди ему помогали
какие богатства ковались тогда
но помнят об этом? Едва ли
шли годы менялись в России цари
масоны заводы забрали
здесь их штаб квартира была -посмотри
но помнят об этом? Едва ли
на старых надгробьях всегда здесь найдешь
на долларе знаки стояли
глаз и пирамида и прочее всеж
но помнят об этом? Едва ли
в те годы Аляска Российской была
законы для них здесь писали
здесь создан был Биль о свободе тогда
но помнят об этом? Едва ли
великие люди здесь жили всегда
и двигатель изобретали
науки года -золотые года
но помнят об этом? Едва ли
а время неслось был и голод и мор
то чехи то венгры город брали
могилы из здесь ты найдешь до сих пор
но помнят об этом? Едва ли
прошли революции годы все шли
заводы здесь танки ковали
победу те танки в войне принесли
но помнят об этом? Едва ли
Вот время сейчас это время сейчас
Сегодня мы мчимся как ветер
а вспомнят ли нас
не забудут ли нас
напишут о нас наши дети?
***
Я еду в Барнауль
Доколе память чтит
порывы дней чудесныхь
Доколе жив здесь дух
и ангелов небесныхь
На купола струится красота
Я еду в Барнауль
Имперская мечта
здесь выложена в кирпичах соборовь
Сибири дикой
здесь медвежий норовь
Царит еще пока
Я еду в Барнауль
Взирают свысока
смеются западные люди, поучают
Иные же совсем не замечают
Что им за дело до меня?
Традиции храня
Я еду в Барнауль
Собор Петра и Павла поглядеть
Вдруг он восстал
и снова есть?
Ось всей империи проходит здесь
На месте сёмь
Я еду в Барнауль
Мой старый дом
Пока мест не снесён
Стоит пока
Но мрачная холодная рука
цивилизации
уже занесена над ним
Я еду в Барнауль
Пронзает печек дым
густой туман мороза
При минус сорока пяти
застыли камнем слёзы
Прям на лету
Исполню наконец свою мечту
Столице мира честь отдать
Я еду в Барнауль
Не передать
души восторженной порывы
А впереди Весна
и расцветёт красиво Сакура
и яблони — все расцветёт
Я еду в Барнауль
и облаков полет
на зеркале реки
как в лезвии меча
вдруг отразится
И что то прощебечут птицы
Обские плёсы будут вторить им
Я еду в Барнауль
Отечества мне дымь
Так сладок! Так отраден!
Я пью вино из терпких виноградин
Я еду в Барнауль…
***
Возьму листок и песню напишу
про дальний край и про его начало
и на решетку ноты положу
чтоб эта песня тихо прозвучала
на линиях Московского вокзала
Потом закрою в серенький конверт
и отпущу бродить по белу свету
у песен как и у бродяги адреса нет
и жизнь прекрасна если есть монеты
когда в кармане зазвенят монеты
И знаю я почти наверняка
конверт попутешествовав по свету
в столицу мира попадет где стонет пурга
не покупав плацкартного билета
а может в Барнауле будет лето
И ктото в руки не спеша возьмет
конверт помятый и неинтересный
порвет его и мусор зашвырнет
небрежно так убив при этом песню
убив мою серебрянную песню
В столицу мира вновь придет рассвет
и ктото спит а кто то выпивает
и ничего не значит здесь поэт
и так уж много много лет бывает
хоть сердце город и не забывает
Ну а Москва- летит Москва
не тормозя на скольских поворотах
а жизнь права! Она всегда права
но только, бля, взгруснулось от чего то
вот только мне взгруснулось от чего то
Ну а Москва- она и в высь и вширь
и люди здесь и песни заводные
а я хочу уехать, бля, в Сибирь
увидеть, бля, свои места родные
увидеть все свои места родные
Ну а Москва- душой я в ней воскрес
и я пою и не могу сдержаться
а там тайга, там сосны до небес
и хочется тайгою надышаться
так хочется тайгою надышаться
***
Зима уходит, ветер свищет
по небосводу месяц рыщет
средь звезд и их не счесть числа
я в полночь встал из за стола
сгасил усталую лампаду
и сна беспечного усладу
отверг, ушел бродить во тьму
чтоб воспаленному уму
остыть любуясь звездным небом
а после насладившись хлебом
уснуть до солнца сладким сном
и отобедавши потом
опять гулять по стук капели
ах неужели неужели
Тепло идет опять весна
как девка красная она
по щебет птах на мир ступает
к обеду лето наступат
ну а по утру все зима
в воде и долы и дома
стоят и лед трещит под снегом
и я холодным стылым брегом
иду смотреть на ледоход
и сталь беснующихся вод
вздымает душу. Обь играет
ворчит и снова замирает
ломая лед. Зимы оковы
весна- душа в смятении снова
в который раз. И взгляд нейдет-
до горизонта пена вод
В воде топорщатся поля
на круче я а вся земля
водой залита подо мною
вот этой нынешней весною
особенно прекрасен мир
но там, где суета кумир
сего никак не понимают
прочтут и головой кивают
не уловив разлива рек.
Ах как невечен человек!
Букашка: наступил и нет
и как сказал один поэт:
Из праха в прах…
хоть речь о старых временах
Он прав. Извечна лишь река
да солнца лик. Идут века
Сквозь них песком.
а мы летим лишь мотыльком
Вот упоенный своим величием утес
и ветер времени унес
случайный голос вдохновенный…
утес стоит, течет река
И мимо них текут века
весна которая подряд
сюда пришла. Я рад. Так рад
***
столица мира: тает лед
на куполах на снежной грязи
зима пока еще живет
и лапами по снегу лазит
от дури ошалевший кот
но как же много талых вод!
пришла весна, все оживает
и этот рыжий обормот
в себя тепло ее вбирает
и шерстку лижет без забот
Ах Барнаул! Весна поет!
кошачьим сиплым воем стаи
и птах загадочный полет
и чучело зимы сжигают
и варят лыжникам компот
весна идет
весна идет…
***
Я бродяга и странник
мне так сладок твой плен
я изгнанник, избранник
твоих губ и колен
Бесы воют под снегом
лижет кольца огонь
нерастраченной негой
локон лег мне в ладонь
На кирпичную печку
на чугунный полог
лег венцом подвенечным
пестрый света венок
Мне б уехать отсюда
падший город забыть
Нет. Тебя в нем я буду
бесконечно любить
упадет женский волос
на тугую постель
как же нежен твой голос
как же воет метель
ветер, северный ветер
с ног сбивает меня
но на этой планете
место есть у огня
***
По ветру вешнему знамена рейте свято!
Крым наш! Кто против, те закройте рты!
К могиле неизвестного солдата
мы возлагаем памяти цветы
У незалежных западных парней
лишь лай на нас, лишь скотские ужимы
Запомните: Россия всех сильней
и те кто победил- непобедимы!
Подростки на Трансмаше у станка
ковали танки в те лихие годы
а их отцы с оружием в руках
стальной лавиной принесли свободу
Трансмаш — вот кадров кузница была
и Барнаул с Трансмаша начинался
война была, лихая жизнь прошла
но бой здесь никогда не прекращался
Руками собирали дизеля — сердца для боевых тридцать четверок
под небом — начиналось все с нуля
и путь к Победе горек был и долог
Второго мая будет взят Берлин
война закончится весною в сорок пятом
Стоит завод, и мы стоим за ним
и реет знамя пламенем крылатым
Равняйсь на знамя! Вверх отдать салют!
Пусть небо выстрелом цветет красиво
и нам с тобою фронтовых нальют
За Павших! За Победу! За Россию!
***
Когда все ноты сложатся в аккорды
когда софитов свет
взметнется под ногами
и первый шаг, на сцену шаг,
пока еще не твердый
закружится в мелодии
с летящими стихами
Мы будем слушать затаив дыхание
Благословен ее души полет
той женщины, которая поет
Когда затихнет звук
с собою уносящий
погаснут краски, свет, движения
Останется лишь эхо
в тишине звенящей
останется полет и головокружение
и гаснущих лучей скольжение
И музыка вдруг снова оживет
в той женщине, которая поет
И может быть потом на сцене гдето
на грани света, музыки и тьмы
шагнет она в поток
бегущий света
Замрем, ее услышав голос, мы
Разрушив вечный плен зимы
Любовь с собою снова позовет
ту женщину, которая поет
***
Белые птицы
синие птицы
их не догнать
им в гнезде не сидится
Надо в полет
в этот вечный полет
Небо зовет
их так небо зовет
Белые птицы
синие птицы
Дайте же мне
вдохновением напиться
Крыльев прозрачных
синий огонь
Белый огонь
мне на ладонь
Белые птицы
синие птицы
над городом высохшим
будут кружиться
Дайте напиться!
Дайте напиться
мне белые птицы!
синие птицы
Белые птицы
синие птицы
будут спускаться
в руки садиться
вырву перо -напишу
напишу
В белую ночь
про полет расскажу
***
Скрипач, поиграй мне Вивальди про лето
которая в волнах купалось ночами
Пускай сицилиец поет нам куплеты
а море шумит и шумит за моими плечами
Играй же! Играй музыкант!
Южный берег, вино и Сицилии песни я слышу
Вивальди бессмертный талант
светит он как Италии звезды сияют над крышей
Скрипач, поиграй мне про южные зимы
у нас это время дишь ранняя осень
Упал в его музыке дождь так красиво
И хмурое небо с ветрами вдруг холод
с тоскою приносит
Италии вечное лето все также беспечно поет
Не зная зимы, недописаны ноты Вивальди до точки
Мороза хрусталь и звучащий снежинок полет
и снег, словно женская грудь
под прозрачной сорочкой
Ах, ветры Италии! Песни, вино и любовь
и бедер изгиб распаляющий кровь
***
Лазертаг
Сосны, лес, ку-ку ку-ку
нам кукушка на суку
автомат тяжелый, млять
отработаем на пять
маловат разведотряд — снайпера в лесу шалят
По цепочке: след на след
наступил и все — привет
А кукушка все ку-ку
сейчас нажраться бы в дугу
Вот когда придем назад
шашлычку я буду рад
Мы к дороге вышли все
мы в нейтральной полосе
Нет потерь ни одного
Все! Делов то ничего
Мы заходим по тылам
ветка хрусть — напополам
Я в воронку, пуля -ей
бьют в упор, как бьют свиней
Там кричат: Он здесь, он здесь
Я выпрыгиваю — жесть
Автомат — секу в упор
И чешу во весь опор
Флаг захватываю их
я стреляю словно псих
Мне в упор в лицо все бьют
но пули мимо — не убьют
Я бегу, их флаг в руке
Все кричат, ползут в песке…
Нарвались! Вот шухер, млять
Некому, млять, прикрывать…
В спину очередь. Лечу.
Я ползти еще хочу
Флаг упал. Никто не взял.
Захлебнулось все. Финал!
***
Госпожа Кадын

Весла в руки, сандалеты в сетку
потекла под рафтом бирюза
Госпожа Кадын — встречал я редко
у реки зеленые глаза
Чтоб вот так да с нежной поволокой
чтобы изумруд да с бирюзой
Чтоб вот так вот взять ромашкой, боком
и нырнуть счастливый и босой
И она несет нас на пороги
меж своих грудей вздымая рафт
Это словно вечность, в этом Боги:
прелесть женщины мужским покрыв, поправ
Так любви рождается начало
в сердце чувств рождается река
Госпожа Катунь, ты нас встречала
твоя нежность очень велика
Мы же все бродяги и повесы
Нам бы только ноги в стремена
и скакать, скакать стрелой по лесу — все искать где вечная весна
Все искать зеленые рассветы
что меж гор, что очень далеки
обрести серебряное лето
на груди у женщины-реки
Там Будильник будит, Церковь метит
а Шивера словно лоно там
Меж валами солнце ярко светит — вздох реки, бегущей по волнам
***
Сплав

Манжерокская шивера
здесь растет пихта и ель
сети ставят браконьеры
здесь на черную форель
здесь и хариуса ловят
только сейчас не до него
здесь пороги нам готовят
не пойми вобще чего
Мы гребем остервенело
чтобы колом рафт не встал
и в кромешной пене белой
кто то тапки потерял
Дефки все визжат от страха —
самому бы не зассать
ведь в гиганскую воронку
может сразу засосать
пролетаем над порогом
будто дали в зад пинка
матерюсь я понемногу
чтоб не дрогнула рука
это вам не на бумаге
языками всех чесать
это надо здесь отваги
чтоб штаны не обмарать
Позади уже пороги
впереди идет земля
Положили весла в ноги
и базарим ля ля ля
Тут команда капитана:
быстро все давай за борт
Тут нырнул я с головою
и поплавал первый сорт
Те кто не умеет плавать
те барахтаются лять
капитан орет, звереет:
Нука бысто их спасать
А чего: учиться плавать-
враз карьера вверх попрет
это только тем конечно
кто сумеет не помрет
Высадились, все нормально
и пошли все вотку пить
После эдаких волнений
надо славно покутить
Надо братцы порыбачить
а потом опять на сплав
Хватит в офисе батрачить
Прав я? Да конечно прав
***
В ущельях темных я дремал
среди отрогов гор и скал
где море плещется игриво
и дол волны неторопливый
Согдеи камни ворошит
а сверху каменная грива
в ветвях переплетенных спит
по скалам лез я уж без сил
присел и вдруг про все забыл
вдыхая леса аромат
сидел на камне жизни рад
и церковь вдруг на старой башне
я увидал и этот взгляд
развеял сон как день вчерашний
свой можжевеловый наряд
хранили скалы, волны в ряд
ходили с юга прибегая
и солнце к ночи увядая
уже желтило все подряд
ах Крым, Согдея золотая
Ах звездопад! Ах лунный взгляд!
на море пенное играя упал
и белых вод опал
расцветил ночь стрелой варяга
у Алчака и Аюдага
и волны нежностью покрыл
а крепость Генуэзцев с флагом
вся подо мной как Измаил
Как Крым пленил! Как он манил!
***
Генуэзская крепость
ступени, ступени
посвящая во власть
здесь склоняли колени
кровь лилась и турниры
и битвы здесь были
и прекрасные дамы
здесь кого то любили
и платками махали
каравеллы встречая
из окна старой башни
под оклики чаек
здесь вчера и сегодня
поменялись местами
здесь пронизано время
сквозь время мостами
У креста в полумгле
на Фирейной горе
можно встретить принцессу
на вечерней заре
Из тумана вдруг выйдет
в белом платье вразлет
а далекая крепость
продолжает полет
Ах принцесса принцесса
в прическе цветы
твоя башня разбита
позабыта и ты
Сквозь века ты приходишь
по висячим мостам
побродить по забытым
но любимым местам
Жемчуг в локонах вьется
бусы словно капель
жаль что я не художник
а простой менестрель
Окуните же кисти
живописцы свои
нарисуйте видение
чистой любви
Молодую гречанку
с короной златой
крепость, старую башню
и звенящий покой
***
Черное море
ветер о киль волну сечет
стоим на рейде
брюхом вспарывая
материковую воду
Барнаул — Крым
и нас наперечет…
отходим к острову
который вчера
получил свободу
Накануне янки
там ходили гурьбой
Выбирали
где ракеты
свои поставить
вчера их пнули
под жопу ногой
а особо непонятливым
грозились
еще и по башке ударить
Свежий ветерок
гонит волну
слева по борту
дельфины играя прыгают…
Когда ж ты запад
пойдешь ко дну?
Сдох ведь уже
а все ногами
дрыгает
Севастополь-
святая святых
русской нации
Возлагаю цветы
к матроса
сапогам железным
Ну?
Кто там визжит
об окупации?
Иноземцы?
кондитер
на голову болезный?
Когда ж они
заткнутся все?
Сгинут?
Перестанут раздражать
матросскую братию
что здесь сегодня живет
иначе догавкаются:
киевскую гвардию
на штыки поднимут
Черноморский,
Балтийский
и Тихоокеанский флот
Полундра им будет
по самое нехочу
Забыли уже
про черные бушлаты?
которым все по плечу
Не будут разбираться
кто виноваты
кто не виноваты…
Черное море
ветер о кили волну сечет
чайки кричат
миноносцы вспарывают
Севастопольскую воду
Барнаул — Крым
и нас наперечет…
Да здравствует остров
который вчера
получил свободу!
***
На стенах черных Карадага
чудовищ сонм и тень богов
И отпечатки их шагов
покрыла вечность как бумага
Лишь в Иллиаде пара слов
да золотых ворот свечение
и грека-моряка любовь
и колдуна-царя сомнения
вино и пролитая кровь…
и вдохновение откровения
Венеры страсть и Вакха пение
и ветер странствий, звавший вновь…
Она склонилась: чтож прощай!
Руно возьми, накинь на плечи
Быть может ты отыщешь рай
Быть может после нашей встречи…
-Тому не быть! И Одисей
бросает жещину на плечи
и на корабль.И в этот вечер
им все же удалось уплыть
Как боги любят храбрецов!
Любви прекрасное начало
и ярость королей отцов
от слов о том что дочь сбежала
и шепот в уши подлецов-
Все веселит под звездным небом
Давайте пить в конце концов
и плыть и наслаждаться хлебом
и козьим сыром -вот он путь
наш по волнам от Карадага
герои ищут мира суть-
она доступна лишь бродягам
да вечным странникам чуть чуть
Ах Коктебель! Беспечней город
я не встречал.Корабль, паруса, причал
Ты в Иллиаде вечно молод
***
Не живите богато
не вкушайте сей льстивый и суетный хлеб
не кормитесь ребята
с чьих то губ или с чьих то колен
и не алкайте злата
сим металлом вовек не насытитесь вы
не живите богато
избежите засим нечестивой судьбы
не такайте успешным
даже город скупив и засев на седьмом этаже
те завидуют грешным
под ногами снующим в роспектов и улиц меже
и хоть злата навалом
удержать это все никому никогда не дано
так довольствуйтесь малым
но запомните- нищим быть также грешно
что богатый, что нищий
ненавидят друг друга и так мир устроен и будет вовек
греховодников тысячи
ну а ты будь собой, будь во всем -человек
не живите богато
в суете не услышите голос гласящий с небес
и не алкайте злата
ни с деньгами ни без
не завидуйте людям
тот кто что то обрел, что то должен за это отдать
мы же с вами не судим
мы не судьи о сем рассуждать
не живите богато
избегайте лукавой людской суеты
вы держитесь ребята
вы держитесь простой красоты
***
Сияет солнце хлещут волны
Алчак стоит твердыней полный
атлантом вперясь в небеса
а с рей срывает паруса
и вот он: белый шквал выходит
блестя на солнце в бухте бродит
в щепу ломая мачты вмиг
и грохот волн и треск и крик
слились, и я внимая буре
держась смотрю как синь лазури
под солнцем топит корабли
иные просто на мели
уже лежат, иные крутит
их ярость ветра баламутит
в волнах полощет паруса
и отворяя небеса
все ручейки, струи, потоки
с высоких улиц одиноких
стремятся вниз ревя, звеня
и все при ярком свете дня
а свет сквозь мириады струй
хоть на холсте его малюй
***
Провинциальный Апокалипсис

Изгоните меня! Прогоните!
Поучайте других на примере моем
В нищету и нужду заверните
опозорьте при всех у себя за столом
Позвоните друзьям, позвоните
расскажите и им неудачника суть
Оградите их, предупредите
чтоб не брать, не давать ему и не тянуть
Хлопочите вот так, хлопочите
Пусть чем хуже ему тем спокойней всем вам
а хороших людей подкормите
и идите к хозяйке по важным делам
Нач отдела — высокое племя
Секретаршу бы надобно взять как у всех
и себя показать -дайте время
жестко тренинг пройти и в кармане успех
Быть активным, компании полезным
Только вверх и вперед, и ни шагу назад
Кто не смог, тех рукою железной
на седьмом этаже в шею гнать без наград
Ведь дела надо делать как надо:
если всем помогать то сожрут самого
Это жизнь! Ну а деньги -награда
и Компании успех — он превыше всего!
Иногда все на базу отделом
водку пить здесь ни-ни: всем ее запретить!
Можно только вискарь между делом
чтоб не русское пить, если уж что то пить
И опять же себя покажите:
кто на скалах отстал, тот не наш человек
Вы учите все это! Учите!
Это правила жизни в суровый наш век
Капиталы везде, конкуренты
Смысл такой: Кто не выжил тот сразу издох
По ночам голливудские ленты — пропуск в глянцевый мир где Америка — Бог
Прогоните меня! Прогоните!
Лишь успешным здесь место под солнцем дано
На седьмом этаже проводите
увольнение на улицу, и не одно
Остальные пусть пашут за этих
за воротами очередь места здесь ждет
Даже дети стоят! Даже дети!
Кто не может работать тот бедно живет
Так за дело шпыняйте, ругайте — в нашем маленьком городе редок успех
Попеняйте на жизнь, попеняйте
Что отсюда свалить невозможно для всех
Попеняйте что я — оборванец
скандалист и бродяга вас жизни учу
Вас, который почти иностранец
и хозяевам друг, уважать не хочу
Так гоните меня! Поносите!
Царство Божье гонимые в шею блюдут
Чашу с лестью себе заберите
я не буду, увольте, другие пусть пьют
Аще будет великое время
Неудачники, слабые вымрут как вид
Всадник руку положит на стремя
и прискачет сюда и в трубу затрубит
И настанут последние годы
Будут струпья с