Рубрикатор заявок на публикацию в журналы

Елена Щербакова
Автор публикации:

Небеса в облаках ( Искорка)

Небеса вОблаках.

  Естьмир, отдельный от всех. Он далек и прекрасен, как сама Красота, он добрый исветлый, как сам Свет, он мил и беззаботен, как сердце ребенка. Мир этотнаходится высоко-высоко в небе за привычными людям облаками. Он сделан извоздуха и воды, нагрет солнцем и далек от земли. По облачкам прыгают крылатыеоднорогие лошади, все белые, как снег. Они живут в своем мире и радуются. Людиих не видят: слишком они высоко. Но в истории бывали  такие моменты, когда единороги спускались наземлю из любопытства к людям, но из этого ничего хорошего не получалось. Жадные злые люди губили прекрасных небесныхсозданий, убивали  за серебряные рога, зазолотые копыта, за бессмертную кровь. С тех пор раса единорогов боится иненавидит расу людей, и больше ни одна особь не хочет спускаться на землю.

****

  Темныйгустой лес особенно пугающий в полночь. Он гудит и шипит и пугает. Он живетсвоей жизнью. Именно в таком лесу этой ночью появилось маленькое существо, маленькое белое чудо с рогом и крыльями.Оно лежало под большим старым дубом и жалось от холода и страха, охватывающиеего новорожденное тельце. Единорожка заснул: так сильно он был уставшим. А  это и к лучшему, ведь его еще сильнее стал быпугать ужасающий чужой лес.
  После полуночи ночь накрыла землю своимсонным одеялом. Вокруг стало тихо, спокойствие накрыло ворочающийся иторопливый мир. Все замерло, стало тихим и приятным, как спокойный ручеекранним утром. Ночные птицы тихонечко делали свои дела, стараясь не разбудить,как будто, всех спящих. Темные облачка аккуратненько плыли по небу, встречаясьс соседями: звездами и луной. А луна смотрела добрым светлым взглядом на спящуюпод ее светом землю и радовалась миру, как мать радуется ребенку.
  Утро постепенно просыпалось, ласковобудило все живое; а ночь вежливо уступала теперь уже его место. Лес оживал,становился будто сам живым существом. Звери бежали по своим делам, куда-то.Снова закипела жизнь, суета, милая и привычная дню.
  Единорожка все еще спал под дубом,спрятав мордочку под копытце, оставив снаруже миленький маленький рог,блестящий на солнце, только что вышедшем из-за гор. Зверьки, бегающие мимоспящего Единорожки, сначала не замечали его, но вскоре самый любопытныйбельчонок подошел к незнакомцу, аккуратно ступая лапками и распушив хвостик. Онтихонечко обнюхал его и, уловив совершенно незнакомый запах, отошел назад еще ипотому, что Единорожка уже просыпался. Он раскрыл слипшиеся веки, показавмаленькие  черненькие глазки и сначалабез цели просто смотрел, потом он попытался встать, но его ножки были еще слабыи тем более спросонья не слушались. Его первая попытка закончилась неудачей: онупал.
— Хи! Хи! — засмеялся бельчонок и убежал вглубь леса.
  Единорожка, обиженно фыркнув, ипопытался снова встать. Он ставил ножки ровно и старался на этот раз не упасть,и его попытка удалась: на дрожащих тонких ножках он стоял, смотрел на землю ирадовался своему успеху.
  Раздался далекий птичий крик, иЕдинорожка вдруг вспомнил, что он совсем один в чужом месте. Ему стало страшно,и он горько заплакал, снова свернувшись под дубом. На его плачь прибежал тот жебельчонок, а за ним — зайцы, куропатки и остальные лесные жители.
— Что ты плачешь? — спросил бельчонок, подходя.
— О! — восклицали все. — Кто это? Кто это за зверь?
— Я плачу, потому что я один, -ответил Единорожка, встав на ножки.
— О! Он потерялся, бедненький! — воскликнула, всплеснув лапками, зайчиха.
— Но кто ты? Где твоя семья?- спросил старый барсук.
— Я не знаю, — немножко погодя ответил малыш, — Я совсем недавно родился.
— Бедный, маленький! — охали бельчихи.
— Я видел за лесом похожих на тебя, — вдруг сказал мудрый филин,взгромоздившийся над всей толпой на ветке дуба. — Может быть, они и есть твоясемья?
— Может быть. А где мне их искать?

— Тебе нужно выйти из леса и идти все прямо, — рассказывал, растягивая слова, филин, размахивая при этом крыльями, как будто вполете. — Дойдешь до большой поляны, там их и ищи.
— Но кто проводит меня, ведь я нездешний?
— Мама, мама, можно мне? — запищал обрадованный бельчонок, дергая маму- белку.
— Ну хорошо, сынок, только будьте осторожны, — ласково ответила она.
  Звери попрощались с Единорожкой и егопроводником и разошлись. Бельчонок пошел первый, а за ним — шаг за шагомдовольный Единорожка. По пути он представлял себе, как будет рада ему его семьяи как он будет счастлив. Они проходили сквозь то частые, то редкие деревья,перепрыгивали ручейки и кочки, то бежали наперегонки. Скоро лес заканчивался.
— Ну вот, почти пришли. Теперь ты иди один, а я — домой. Пока, — бельчонокбыстро убегал назад в лес, а Единорожка весело кричал ему вслед:
— Пока, бельчонок. Спасибо тебе!
  Скоро Единорожка вышел из лесу наогромную, будто бескрайнюю поляну. Его поразило ее величие, она казалась емуцелым миром, не меньшим, чем лес. Вся поляна была покрыта ровной зеленойтравой, из которой только изредка торчали цветочки. Единорожка потихонечкуступал по траве и удивлялся тому, как пропадает в ней его ножка.
  Вокруг было тихо, лишь ветер гулял пополю, шелестя травинками,  как бы играяими. Единорожка смотрел на синхронный танец травинок и думал, как, должно быть,хорошо жить в таком месте. Но на данный момент он не видел жителей этой поляны.Было так тихо, будто все вымерли. Единорожка наклонился ближе к земле инаправился к середине. Дойдя до цели, он остановился, медленно поднял головкуповыше кверху, чтобы все осмотреть и, наконец, выпрямился во весь свойнебольшой рост. Ветер трепал его блестящую белую гриву, пробегал между пушистымиперышками крыльев. Единорожке вдруг стало хорошо и приятно, как вдругпослышался топот. Земля задрожала под копытцами Единорожки и он такперепугался, что упал на траву. Когда он открыл глазки, сами собой закрывшиесяот страха, то увидел вокруг себя огромных, по сравнению с ним, гордых коней. Уних были жеские черные гривы, смелые умные глаза, у каждого яркий насыщенныйокрас. Впереди всех стоял самый благородный и величавый — вожак. Он былрыжевато- коричневого цвета, с горящими глазами и самыми удалыми ногами. Он былвзрослый и мудрый, не раз доказавший табуну право на главенство. Единорожкасмотрел на него испуганно восхищенными глазами, видя в нем воплощение богаполяны, бога ветра, бога свободы.
— Кто ты? — громко спросил вожак, перебивая шепот табуна.
— Я не знаю, кто я, ведь я совсем маленький, — ответил Единорожка,приподнявшись от земли, и смелее стал смотреть вперед.
  Вожак недоверчиво и хмуро взглянул наего белый окрас, крылья и рог. Единорожка был как белое пятно среди табунасвободных лошадей (среди них никого не было такого полностью белого). Он незамечал своего отличая, а остальные (им со стороны было виднее, чем ему) виделии им это совершенно не нравилось. Они считали уродливым его рог и крылья, хотяего чистейший белый окрас восхищал их, так как это большая редкость (унекоторых из табуна были белые пятна среди другого цвета, но не более). ПоэтомуЕдинорожка вызывал в них смешанное чувство, больше которого было любопытство.Но вожак был насторожен больше всех. Он ни на секунду не оставлял своегоподозрения, не доверял незнакомцу, даже такому маленькому.
— Я не знаю, кто ты. Ты не наш! — вожак сказал это так гроздно и властно, чтонапугал и огорчил Единорожку.
  Он повернулся к нему крупом (показывая,что на этом разговор окончен) и стал медленно удаляться. А у маленькогоЕдинорожки от обиды крупными каплями текли по мордочке слезы. Ему было больно,он старался подавить эту боль, но она лишь нарастала. Остальные лошади медленнопоследовали за своим вожаком, пока около плачущего Единорожки не остался одинлишь рыжий жеребенок. Он сильнее всех сочувствовал несчастному малышу, поэтомубез страха подошел к нему и шепнул на ушко:

— Не расстраивайся. Ты найдешь свою семью, яверю в это, — и он сразу убежал к позвавшей его только что матери.
  А в душе Единорожки будто что-тощелкнуло. Боль ушла, остались слова жеребенка. Он улыбнулся, перестав плакать,и поднял голову к небу, на котором ярко светило солнце. Необыкновенная силанаполнила крылья, лежавшие все время без движения. Они шевельнулись,расправились. Единорожка неотрывно смотрел вверх, он видел свой дом. Да! Вотон! Я уже иду к нему. Я иду! Единорожка побежал вперед, махая крыльями; потокиветра подхватили его и подняли. Он полетел так быстро, так гроциозно, будто всюжизнь летал. Его несла мечта, любовь. Он идет, идет туда, откуда был потерян.Он возвращался домой, а табун завороженно глядел ему вслед. И вожак не отрывалсвой гордящийся его победой взгляд.

27 ф. 2008.

20:39
RSS
Здравствуйте. Меня зовут Елена Щербакова. я очень люблю читать и писать. Жила в трех странах, но русский язык и литературу люблю больше всего. Представляю вам мой маленький рассказ. Спасибо
shkola-avtorov.ru/zajavki/iskorka/505-nebesa-v-oblakah-iskorka.html

16:16
Здравствуйте, уважаемая Елена! Спасибо за прелестную, очень добрую сказку. Вы пишите по-русски очень хорошо, заметно, что Вы любите русскую литературу и начитаны, совсем немного ошибок. Но у кого их нет? Я опубликую Вашу сказку на сайте журнала «Санкт-Петербургская Искорка» и дам ссылку-рекламку на неё в своих группах и в группах «Искорки» в социальных сетях В Контакте, Фейсбуке, Твиттере, «Моём мире» и Одноклассниках.
Всего Вам самого доброго! С наступающим Новым годом!