Рубрикатор заявок на публикацию в журналы

Михаил Клыков
Автор публикации:

Тайна старого кордона (Искорка)

Пролог

Алька Векшина шла по коридору.

Завернув за угол, девочка неожиданно столкнулась со своим одноклассником, Павликом Воробьёвым. Мальчик что-то увлечённо читал в журнале, не замечая ничего вокруг.

– Ой, Пашка! Поосторожней надо! — Алька с возмущённым видом поправила платье и бантики.

– Извини, Алин. Я зачитался просто, — смущённо пробормотал мальчик.

– Чем это ты так заинтересовался?

– Да вот. Тут один турист пишет, как он встретился на Алтае со странным животным. Это животное видели уже не один раз и назвали «голубой ланью».

– Можно? — Алька взяла журнал и углубилась в чтение. — И ты в эту чушь веришь? — усмехнулась девочка. — Алтай изучен вдоль и поперёк, что там может быть таинственного? Да и на Земле тайн уже не осталось!

– Тайны всегда найдутся! — заявил в ответ Павлик. — А это животное видели уже многие. Не может быть, чтобы всем оно только показалось!

– Все его описывают совершенно по-разному. И видели, кто в сумерках, кто в тумане… И рассказывают вечером у костра, как байку! — Алька насмешливо посмотрела на одноклассника.

– Что за тайну этот болтун нашёл? — ребята не заметили появившегося в коридоре Сергея Сивакова — лучшего юнната школы. В школе Сивакова недолюбливали за его самоуверенность и нахальство. Сергей бесцеремонно вырвал у Альки журнал и, пробежав глазами статью, кинул его в урну.

– И автор статьи — Юрий Криницын! Там ей самое место. И ты, Воробьёв, ещё хочешь учёным стать! Трепло! Учёные не верят в байки и россказни. Они верят только фактам, доказанным и проверенным! — назидательным тоном произнёс Сиваков. – Голубая лань! Поинтересней ничего не могли придумать?

– Но её многие видели. И не только охотники… — тихо и неуверенно ответил Павлик.

– Да? — с насмешкой спросил Сергей. — И кто её видел? Туристы, многие из которых зайца от кролика не отличат? Или охотники-любители, первый раз в жизни в лес попавшие? Что-то учёные или хотя бы сотрудники заповедника про неё не пишут. А знаешь, почему? Потому, что нет её, этой синей лани! Нет и не было! А в тёмном лесу с перепугу иногда и не такое может померещиться! — уже откровенно насмехался Сиваков.

– Она есть… — робко ответил Павлик. — И она голубая лань, а не синяя.

– Есть?! — ухмыльнулся Сиваков. — Может ты её и найдёшь? А что! — Сиваков обернулся к собравшимся вокруг ребятам. — Слава первооткрывателя — это ого-го! И наш Павел Воробьёв, открыв нового зверя, станет гордостью школы!

– Сиваков, тебе не надоело насмехаться над всеми? По-моему, зря тебе значок дали! — пристыдила его одноклассница, Нинка Оркина.

– Насмехаться? А вот пусть докажет, что эта лань — не выдумка. Не на словах, а на деле. Слабо?

– И докажу! — запальчиво произнёс Павлик. — И найду! Вот увидите! Все увидите!

– Павлик! — попыталась остановить его Алька.

– Что Павлик? Думаете, что я — фантазёр, трепло, да? А я её найду! Я всем докажу, что она есть! Всем!

Глава 1. Неожиданный звонок

Павлик, подперев щёку рукой, глядел в окно. За окном, с пронзительно-синего неба светило яркое солнце, возвещая о начале весёлых и беззаботных летних каникул. Школьные занятия закончились, переводные экзамены, которые Юлька и Павлик успешно сдали, перейдя в шестой класс, позади… Но на столе перед Павликом и его сестрой Юлей лежали недописанные отчёты по занятиям в Клубе юных космонавтов Дома пионеров. Отчёт надо было сдать через неделю, и тогда можно будет спокойно предаться летнему отдыху.

«Везёт же нам, — со смехом подумал Павлик. — Все уже отдыхают, а нам с Юлькой ещё неделю не до отдыха…»

Хотя Алексей Сергеевич и успокоил их: это не экзамен, а просто формальная сдача отчёта о подготовке, как у настоящих космонавтов, ребятам не хотелось подвести своего руководителя. Ведь в середине августа Павлик и Юля полетят на «Астру», в свой первый настоящий орбитальном полёт продолжительностью в пять дней.

Сидящая напротив Юлька, как и полагается прилежной девочке, строчила строчку за строчкой. Павлик не отставал от сестрёнки, но иногда, глянув в окно, за которым на пронзительно-голубом летнем небе светило солнце… Нет, Павлик совсем не был лентяем. Учился он прилежно, не хуже сестры, и в Клубе юных космонавтов занимался с большим удовольствием… Но солнце светило так ярко!

Звонок видеофона раздался неожиданно. На экране показалась Валя Полосухина. Вид у девочки был взволнованный и какой-то загадочный. 

– Ребята, вы что сейчас делаете?

– Готовимся к экзамену, — ответил подбежавший к видеофону Павлик.

– А вы разве не закончили!?

– В школе закончили, на отлично!

– Я знаю, вместе же сдавали! Забыл? — усмехнулась Валя.

– Остался небольшой в Клубе юных космонавтов, — к аппарату подлетела Юля.

– Так ведь летом занятий там нет, все разъезжаются, — недоуменно спросила Валя.

– Так ведь мы в августе на «Астру» полетим, в пятидневный орбитальный полёт. Так что теперь — предполётный зачёт. Всё, как у взрослых, — не без гордости ответила Юля. А причина для гордости у девочки была: за успехи в занятиях Клуба им разрешили участвовать в практическом полёте уже в этом году, несмотря на то, что Юле и Павлику месяц назад исполнилось всего одиннадцать. — А у тебя как успехи? Я слышала, что ты красные лычки получила?

– Да, — улыбнулась Валя. — Получила! Три дня назад!

– Вам бы только языками трещать! — покачал головой Павлик, глядя на сестру. — Валька, ты же о чём-то важном звонила. А то мы пойдём отчёт дописывать!

– Отчёт может и подождать. А у меня есть важное дело, и вы можете мне помочь.

– !?

– Ребята, приходите ко мне, срочно!

Валя отключилась. Юля растерянно пожала плечами, глядя на Павлика. А тот, весело посмотрев в окно, махнул сестре: «Бежим, нас же ждут!» И ребята, улыбнувшись друг другу, выбежали из дома.

***

– Валька, что у тебя за срочное дело?

– Ребята, мне нужна ваша помощь. Вернее, дедушке — Кондратию Матвеевичу…

– Кондратию Матвеевичу!? Я ему звонил недавно — он ничего не сказал, — Павлик немало удивился.

– Так это ты ему звонил, неделю назад? — усмехнулась Валя.

– Ну да… Ты же слышала про голубую лань?

– Павлик, это — выдумка… — снисходительно ответила Юля.

– А вот и не выдумка! — обиделся Павлик. — Голубую лань видели на Алтае. У Кондратия Матвеевича. И я собирался к нему съездить.

– Опять с юннатами поспорил? — с досадой в голосе ответила Юля. — Они же издеваются над тобой! А ты… Забыл историю с огненной гадюкой?

– Не забыл… — угрюмо ответил мальчик. — Поэтому и хочу найти эту лань. Хочу найти и доказать, что я ничем не хуже их! И ничем не хуже Альки!

– Далась тебе эта Алька! Она-то тут причём?

– Притом… — насупился Павлик.

– Павлик, а зачем? Зачем что-то кому-то доказывать? Разве у тебя нет друзей? Я, Юля, Димка, Яся… — пожала плечами Валя.

Павлик вздохнул в ответ.

– Погоди, Пашка, мы же не для того пришли, чтобы о голубой лани спорить. Валь, так что ты говорила про дедушку?

– Да, Валь, нас ты зачем позвала?

– Понимаете… Там, в заповеднике, происходит что-то странное. Там погибают звери. Дедушка и другие сотрудники считают, что это какая-то эпидемия. Для людей она не опасна. А вот звери… Погибают даже белки. Не массово… Но, время от времени лесники находят погибших животных. Сейчас вроде бы всё прекратилось, но дедушка опасается, что это может начаться вновь. Он попросил меня на каникулах помочь ему вести наблюдения.

– А у нас ещё отчёт не дописан, — с сомнением ответила Юля.

– Так вы не полетите? — Валя посмотрела на друзей.

– Валя, я не знаю… — Юля заметила мелькнувшую в карих глазах подруги досаду.

– Я хотела попросить вас помочь, пока вы в пионерлагерь не уехали...

– А разве ты не едешь? — удивился Павлик.

– Еду, вот поэтому и попросила вас помочь — вместе мы лучше организуем наблюдение. На первую смену мы всё равно не успеем. Павлик, ты этого себе никогда не простишь!

– Что не прощу? — удивился мальчик.

– Если не полетишь! — Валя догадалась, чем можно зацепить приятеля. — Может и тайну голубой лани откроешь!

– Валька, это нечестно! — возразил Павлик. Правда, сказал он как-то не очень уверенно, и Валя это заметила.

«А почему бы и нет? Съездим к Кондратию Матвеевичу. Папа с мамой на неделю в командировку летят, так что всё равно нас к бабушке отправят. Или в Подмосковье, или в Волгоград. А так намного интереснее будет», — подумала про себя Юля.

– Ладно, уговорила. Когда летим? — согласился Павлик.

– Сегодня. Вы за час соберётесь? — в согласии Юли Валя не сомневалась.

– А как же!

– Вот и приключения, а ты расстраивался! — Юля толкнула брата в бок.

– Я расстраивался!?

– Думаешь, я не видела, как ты вздыхал над отчётом, глядя в окно? — улыбнулась девочка.

Придя домой, Павлик кинулся к видеотелефону и набрал номер. Вскоре на экране появился высокий, могучего сложения человек с аккуратно подстриженной рыжей бородой.

– Здравствуйте, Кондратий Матвеевич!

– Привет, Павлик! Как дела? Решил всё-таки ко мне приехать?

– Да вот, Валя попросила помочь…

– Значит, моя внучка времени даром не теряла? — усмехнулся Кондратий Матвеевич. — Уже успела команду набрать!

– Ага. Кондратий Матвеевич, а у вас правда…

– Павлик, я вам всё расскажу на месте, когда приедете — дело серьёзное.

– Кондратий Матвеевич, а мы вам не будем мешать? Ну, если всё так серьёзно? — забеспокоилась Юля.

– Я вам буду только рад! Приезжайте, ребята, — нам действительно нужны помощники в лаборатории. Когда будете готовы?

– Через час.

– Я вас жду в Космопорту.

– !?

– Не удивляйся, Павлик. Полетим на стратоплане — так быстрее.

Видеофон отключился.

– Паш, а родителям что скажем? — спохватилась Юля.

– Записку напишем — они поймут.

– Точно поймут?

– Точно. Если что — я скажу, что это я тебя уговорил, — успокоил Павлик сестру.

– Юлька, Пашка! Вы собрались или нет? Я вас уже жду! — на экране показалась Валя.

– Валь, а Яся поедет? — вспомнила Юля.

– Нет, она к бабушке с дедушкой в Севастополь уже уехала. Сказала, что у неё дела в дельфинарии. Вы же знаете — она от дельфинов без ума!

Глава 2. Полёт

Уже через полчаса ребята бежали с площадки ультралётов к зданию Второго терминала космопорта «Раменское». Кондратий Матвеевич и Олча Шолбановна поджидали их у стойки регистрации.

Кондратий Матвеевич был настоящим таёжником, все в заповеднике звали его уважительно — Дед, хотя ему было всего пятьдесят с небольшим. Олча работала там же — в генетической лаборатории. И хотя Кондратий Матвеевич был заместителем директора заповедника, чаще он предпочитал работать в своей лаборатории на шестом лесном участке, которую он ласково называл Избушкой. И в Избушку к Деду любили приезжать школьники на практику. Кондратий Матвеевич обожал заниматься с юннатами, а они — слушать его увлекательные истории о лесных обитателях.

«Вот только зелёный комбинезон обходчика ему не подходит, — подумала Юлька. — Ему бы больше подошли косоворотка и штаны с лаптями — был бы настоящий Лесной Дед!»

– Привет, бабуль! — Валя кинулась к Олче. Впрочем, назвать Олчу бабушкой смог бы, наверное, далеко не каждый. Невысокая, спортивного сложения, улыбчивая тувинка выглядела довольно молодо для своих пятидесяти. И среди волос цвета воронова крыла ещё не было ни одного седого.

– Здравствуй, Айсуу, — Олча поцеловала внучку. — Соскучилась?

– Ага! Я задание выполнила! Юлю и Павлика привела, — браво отрапортовала Валя.

– Здравствуйте, — поздоровались с лесниками ребята, отставшие от припустившей вперёд Вали.

– Доброе утро, Шенне, Херел! Очень рада, что вы решили помочь нам, — Олча всегда называла Павлика и Юлю по-тувински, и ребята были совсем не против этого. «Тайные» имена, как иногда, смеясь, говорили родители ребят, которые дала им когда-то дочь шамана Олча, звучали необычно, и казались ребятам какими-то сказочными.

– Конечно поможем, тётя Олча, — заверила Валину бабушку Юля.

– Идите на регистрацию, а я позвоню, — Кондратий Матвеевич усмехнулся, огладив аккуратную рыжую бородку, и направился к видневшимся вдали таксофонам.

– А почему он по обычному коммуникатору не позвонит? — недоуменно пожал плечами Павлик, посмотрев на свой браслет. Связь работала.

– Может быть, у него батарейка села? — предположила Юля.

Юля, воспользовавшись тем, что Олча с Валей что-то искали в сумке, осторожно прокралась вслед за лесником, благо что в толпе народа, крутившегося в зале отлёта стратопланов, никто бы не заметил маленькую любопытную девочку.

– Да, Тоня… Да, встретили их в Космопорту… — Дед разговаривал с матерью Юли и Павлика. — Конечно, чем собак гонять… Отдохнут на природе, да и нам помогут… Так что не беспокойтесь… Передавай привет Артёму…

«Он же маме звонит… — озадаченно подумала Юля. — Они что, специально сговорились, чтобы нас на Алтай отправить?»

– Шенне, где ты? — Валина бабушка выглядывала в толпе Юлю.

– Я здесь, тётя Олча, — Юля, ещё раз оглянувшись на Деда, вернулась к остальным.

– Смотри, не потеряйся. Скоро посадка, — мягко укорила её Олча.

Посадка прошла без приключений, и вскоре ребята уже сидели в креслах высотно-космического лайнера. Юля взглянула в иллюминатор. Лайнер уже оторвался от полосы и теперь набирал высоту. Мягкая, но упругая сила прижала девочку к креслу, и ложемент с лёгким жужжанием отклонился, компенсируя хоть и едва заметную, но всё же ощутимую перегрузку. Небо за бортом постепенно потемнело, проходя через все оттенки синего и фиолетового цветов, и через некоторое время засияло бриллиантовой россыпью звёзд на чёрном бархате космоса.

«Сейчас будет невесомость», — подумала про себя Юля. Ей нравились необычные ощущения, появлявшиеся в этот момент. Девочке на мгновение показалось, что кресло ушло куда-то вниз, а она стала воздушным шариком, который сейчас взлетит к самому потолку салона стратоплана. В иллюминаторе показался голубой край Земли с белыми пушистыми полосами облаков. Жаль, что этот чудесный миг был короток — через несколько минут стратоплан вновь «нырнул» в атмосферу.

– Кондратий Матвеевич, а у Вас, правда, голубую лань ви?.. — начал было Павлик, когда ребята вышли из терминала Барнаульского космопорта, но Юля толкнула его в бок.

– Да у меня много кто живёт, даже русалки есть в озере, — шёпотом ответил Дед. — Ладно, забирайтесь во флайер. Сначала заглянем в посёлок, на Центральную станцию, а затем полетим в Избушку. Ребята нас уже, наверное, заждались.

Глава 3. В заповеднике

Избушка, как называл свою лабораторию Кондратий Матвеевич, представляла собой несколько небольших комфортабельных домиков, расположившихся на большой поляне на берегу лесного озера, за которым виднелись вершины лесистых гор. Вокруг поляны царил вековой лес. А чуть вдали, на серебряной глади озера, виднелся небольшой зелёный островок, отделённый от берега широкой полосой воды.

– Изумруд в серебряной оправе! — сказала Юле подошедшая к флайеру темноволосая девушка в комбинезоне обходчика. — Мы этот остров так и называем — Изумруд.

– Здорово! А откуда он взялся? — спросила её Валя, с видом бывалого туриста закинув за спину рюкзак. — Мама говорила, что его раньше не было.

– Лет десять назад были большие паводки, и наше озеро сильно разлилось. Так, что даже Избушку подтопило. Ну, спасатели решили вырыть водоотводной канал. Только ничего не вышло, а получился рукав, отделивший Изумруд (до этого бывший небольшим мысом) от берега.

– Кстати, познакомьтесь — Алеся Кашуба, практикантка и будущее светило биологии! – представил девушку Дед.

– Кондратий Матвеевич, ну вы скажете! – смутилась Алеся.

 «Как здорово! — подумала Юля, глядя на вековые деревья. — Хорошо, что Валя нас уговорила».

В домиках располагались небольшая лаборатория, мастерская, узел связи, кухня со столовой и несколько жилых комнат, в одной из которых располагались Дед и Олча, а в остальных практиканты-обходчики: Алеся и смешливая веснушчатая Жанка Молчанова, а также помощник Деда и пилот служебного флайера Леонид Никольский — светловолосый молодой парень с пышными «казачьими» усами. Ещё одна комната предназначалась для приезжающих на практику школьников. Сюда Дед и поселил Валю, Юлю и Павлика.

Рядом с Избушкой находилась вышка с площадкой для наблюдений. А за лабораторией имелась пристройка, в которой расположились склад со снаряжением и приборами, конюшня и ангар для флайера и шагающего вездехода.

– Ну, располагайтесь. Сегодня отдохните с дороги, а завтра начнём работать.

– А что будет за работа? — поинтересовалась Юля.

– Сейчас мы собираем статистику по нашим зверюшкам. Так что, ребята, я попрошу вас утром и вечером осматривать кормушки, смотреть, кто и сколько выходит к ним, а также на водопой к озеру. Будете по очереди дежурить на вышке и наблюдать за лесом и берегом. Ну и, конечно, снимать и записывать в журнале всё интересное, необычное и странное (на последнем слове Дед сделал ударение), что увидите, — сказал лесник, передавая ребятам журнал наблюдений.

– И всё? — удивился Павлик.

– А тебе этого недостаточно? В остальное время можно купаться в озере и загорать. Ещё можете участвовать в обходах ближней территории. Верхом ездить умеете?

– Спрашиваете! — усмехнулся Павлик.

– А теперь — ужинать, умываться и спать. Отбой — в десять, подъём — в восемь.

Вечером Павлик подошёл к Юле и Вале с видом заговорщика: в руках у него была сумка, из которой мальчик вынул жёлтую коробочку с мотком толстого провода.

– Надо датчики расставить.

– Датчики? – переспросила Юля.

– А вдруг она придёт, когда мы спать будем? У меня здесь периметр и треккеры. Они сработают, если лань появится у лаборатории.

– Пашка, ты совсем спятил! — Юля выразительно покрутила пальцем у виска. — Если Кондратий Матвеевич узнает, зачем ты, то есть мы, на самом деле приехали, то нам влетит и от заповедника, и от родителей.

– А он знает, — невозмутимо ответила Валя, разбирая рюкзак. — Он тоже лань ищет. Так что, будем искать вместе.

– А откуда он узнал? — Павлик, сидевший на кровати и разбиравший провода, лукаво глянул на подругу.

– Ну, Паш, он же обходчик, привык всё замечать, вот и вычислил.

Павлик вдруг озорно улыбнулся и пристально посмотрел на Валю.

– А может ты проболталась, Валька?

– Я не проболталась. Это ты сам проболтался, когда ему звонил. Забыл? — парировала Валя.

– Ребята, отбой уже был, спать немедленно! — Дед заглянул в комнату юннатов. Павлик, Юлька и Валя быстро разделись и юркнули под одеяла.

– Павлик, только ты про задание Кондратия Матвеевича не забывай, — напомнила Юля.

– Не забуду, — Павлик отвернулся к стене и вскоре уснул.

Вале не спалось. Павлик и Юля давно уже сопели, видя, наверное, десятый сон, а Валя никак не могла уснуть. Устав глядеть в потолок, девочка выбралась из постели и подошла к окну. На небе, подсвеченном луной, появились первые звёзды. Здесь в горах они светили намного ярче, чем привыкла видеть Валя. Вот показался след космического корабля, идущего на посадку, за ним пролетели два метеора. Девочка улыбнулась — успела загадать желание. Высоко пролетел скоростной флайер, за ним грузовой гиперзвуковой стратоплан. Через щель приоткрытой рамы доносились звуки ночного леса, плеск воды в озере.

Всё было тихо и спокойно, но Валю что-то тревожило, что-то здесь было не так. И данные дедушкой задания… Ведь подсчёт обитателей заповедника ведёт автоматика, и, если люди сами взялись их считать, — значит они ей не доверяют. Но ведь сейчас, в конце ХХI века, автоматика предельно надёжна. Значит, в заповеднике действительно происходит что-то странное и непонятное.

Послышался вызов видеофона, и Валя, стараясь не шуметь, пробралась в коридор, внимательно прислушиваясь к разговору, доносившемуся из кабинета деда.

– Да… Да, обнаружил ещё одну…

– У тебя школьники?

– Да, внучка с приятелями. Не беспокойся — они ребята ответственные, несмотря на нежный возраст. Уже ухитрились в переделках побывать. Завтра пойду в обход.

– Скажи ребятам, чтобы не подходили к павшим животным, — Валя узнала голос Никиты Юрьевича Веселова — директора заповедника. — Хотя мы и установили, что инфекционного агента нет, но мало ли что… В области думают, что эти случаи могут быть следствием аварии того корабля.

– Шесть лет прошло. Сомнительно…

– Семь. Корабль старой конструкции. Токсичных агентов на борту было достаточно.

– Но ведь всё очистили. Да и случаи пошли буквально пару месяцев назад. Нет, сомневаюсь…

– Это — предположение, Кондратий. Всякое может быть. Падёж зверья без причины не бывает. Тем более — такой необычный.

Девочка подошла ближе, но разговор уже закончился. Дед отключил видеофон и молча стоял, вглядываясь в темноту за окном. Валя тихонько вошла к нему.

– Дедуль, значит животные чем-то травятся?

– Не знаю, Валя. Мы пока ничего не можем понять. Никаких следов токсинов не обнаружили. Как и микробов или иной заразы… Иди-ка спать.

– Дедушка, а зачем нужно было Павлика с Юлей обманывать? Ведь ты и бабушка специально договорились с тётей Тоней и дядей Тёмой, что Павлик и Юля здесь неделю пробудут.

– Пускай почувствуют себя настоящими учёными, особенно Павлик. Ему это нужно, — Дед погладил Валю по голове. — А теперь спать, быстро!

Кондратий Матвеевич погасил свет в кабинете. Валя шмыгнула обратно в комнату и, стараясь не разбудить друзей, улеглась. Дед заглянул в комнату к юннатам, улыбнулся и вышел, притворив дверь. Беспокойство, охватившее было Валю улеглось, и вскоре она крепко уснула.

Глава 4. Загадочные звери

Утром Юлька самым откровенным образом проспала. Вскочила, когда солнце уже заглядывало в окно. Ахнув, девочка выбежала из комнаты. Павлик был в душе, а Валя, уже умытая и одетая, сидела за столом с Кондратий Матвеевичем и другими обитателями станции.

– С добрым утром! — Дед улыбнулся. — Не переживай — ребята тоже проспали на свежем воздухе. А теперь беги умываться, а то завтрак остынет, — хотя Дед и улыбался, было видно, что он чем-то встревожен.

– Ну как, Павлик, датчики свои расставил? — неожиданно спросил Дед, когда все собрались за столом.

Павлик аж поперхнулся.

– Нет ещё.

– Подойди ко мне или к Леониду. Мы тебе покажем, где их лучше ставить.

– Ты, Павлик, когда периметр будешь ставить, проверь, чтобы провод нигде в воду не попал. А то он у тебя на каждого комара срабатывать будет, а не только на лань. И смотри, чтобы в поле зрения треккера свисающие ветки не попали, — добавил Леонид.

Павлик так и застыл с открытым ртом.

– Не бойся, Херел. Мы знаем, зачем ты сюда прилетел, – улыбнулась Олча, разливая чай.

Мальчик понуро опустил голову, видимо ожидая взбучки.

– И молодцы, что проводите самостоятельные исследования. Из таких любознательных ребят, как вы, и получаются настоящие учёные, — Кондратий Матвеевич потрепал Павлика по голове. — А найдёшь ты того, кого ищешь или нет — результаты всё равно будут полезны. Я ведь тоже сюда сразу после института приехал, начитавшись про разных таинственных зверей. Мечтал сделать открытие, доказать, что они существуют: глиндон, снежный человек, трёхпалый… А потом мне здесь понравилось.

– А разве вы родились не здесь? — Юля удивлённо посмотрела на Кондратия Матвеевича.

– Нет, Юля, я — из Волгограда, потомственный горожанин.

Валя хихикнула.

– Ты что? — удивлённо посмотрела на неё Жанка.

– Да я про эту вспомнила, чуба…, чукапаб… Ещё и не выговоришь!

– Чупакабру, — Кондратий Матвеевич улыбнулся. — Да, много на неё бумаги извели, а таинственная, прямо-таки мистическая тварь оказалась одним из первых, всё же обнаруженных учёными существ, попавших к нам с иной планеты. Млекопитающим хищником-вампиром, хоть и сообразительным, но довольно трусливым и даже не крупным, так… с мелкую собаку.

– Да, теперь эту чупакабру можно во многих зоопарках увидеть, — улыбнулась Валя.

– Всё-таки выговорила! — усмехнулся Павлик.

– Я очень старалась! — притворно потупилась Валя, лукаво улыбаясь.

– И она была одним из первых экспонатов Экзобиологической станции, открытой в Волгограде. А многие истории про неё оказались всего лишь выдумками журналистов, — добавил Леонид. — Матвеич, я полетел. А то дел полно, как бы успеть обернуться!

– Давай, Лёня! — напутствовал его Дед.

– Не забудь «расходники» для лабораторного комплекта № 7 взять.

– Спасибо, что напомнили, Олча Шолбановна, теперь точно не забуду!

– И между прочим, Юля, я увлёкся таинственными зверями ещё и благодаря работам вашей с Павликом бабушки, — продолжил разговор Дед.

– Между прочим, бабушка Вера говорила нам, что тоже стала криптозоологом потому, что обожала всякие истории про таинственных зверей, — ответила Юля.

– Я знаю! Когда она была в экспедиции на Аркадию, где участвовала Катарина Кант… – продолжила Валя, с интересом глядя на друзей.

– А! Это которую там чуть не слопали? — вклинился в беседу Павлик.

– Не перебивай! — одёрнула его Валя.

– Ладно, молчу!

– Ладно! В общем, когда они вернулись на Землю, то оказалось, что они занесли на корабле личинок Серой тени…

– Так она же — миф!? — воскликнул Павлик.

– Пашка, не перебивай! Хорош миф, если они на Пангее, тоже кстати занесённые с кораблём, чуть всю экосистему не разрушили! — Валя обиженно замолчала.

– Там была большая кора — гигантская стрекоза, которая уничтожила каких-то полезных насекомых, и из-за этого на Пангее чуть было не вымерли леса, — Павлик виновато посмотрел на Валю.

– Это и есть Серая тень, просто так её называли журналисты. И самое страшное в том, что Серая тень или гигантская кора, если по-научному, откладывает яйца в живые существа, как оса-наездник, — продолжила рассказ Валя.

– В том числе и в людей, — продолжила Юля приглушённым голосом, будто рассказывая у костра очередную «пионерскую страшилку».

– Они их в космонавтов отложили?!

– Пашка, Юлька, я сейчас вас чем-нибудь стукну! — Валя ударила кулаком по столу и чуть не перевернула чашку с недопитым чаем. — Несёте чепуху какую-то!

– Всё, молчу! — Павлик демонстративно зажал рот ладошкой.

– Извини, Валь.

– Так вот… В людей они ничего не откладывают — люди слишком крупные. Они отложили яйца в некоторых мелких животных, которых везли с Аркадии.

– Фу, какая гадость, — Павлика даже передёрнуло.

– Аппетит не испортили? — усмехнулась Алеся.

– Нет, мне этим аппетит не испортишь, — заявил Павлик с абсолютно серьёзным видом. — Скорее наоборот…

Юля в ответ только фыркнула, давясь смехом.

– Обнаружили их только после того, как личинки вылупились. Большую часть уничтожили, а несколько сбежали. И Вера Даниловна Ивашова участвовала в их поиске. Личинки превратились во взрослых стрекоз, но наделать бед не успели, так как условия на Земле не очень подходящие — давление низкое. Хотя эти стрекозы и дышат не трахеями, как обычные насекомые, а примитивными лёгкими. Вот тогда и появились истории о Серой тени. 

– А бабушка стала криптозоологом и изучала разных таинственных животных, чтобы вовремя предупредить всех об опасности, если вдруг снова появятся какие-нибудь монстры, вроде этих. Ведь никто не гарантирует, что какая-нибудь экспедиция ещё кого-нибудь не занесёт на Землю, — закончила Юля.

– А ещё ваша бабушка спасла человечество от Чёрной мантии и хищных растений из системы Ахернара! — добавила Валя с пафосом. — Я читала!

– Ну, на самом деле, Айсуу, всё было не так драматично, — вступила в разговор Олча. — Уничтожить Землю или всё человечество, ни хищным ахернарским цветам, ни занесённому с планеты Океанида крылоногому моллюску, которого журналисты прозвали Чёрной мантией, было не под силу. А вот нанести существенный и непоправимый вред экосистеме планеты они вполне смогли бы.

– А сейчас седлайте лошадей — мы отправимся в обход. Можете присоединиться, — пригласил Дед ребят. — А Ясю что же с собой не взяли?

– У неё срочные дела нашлись, — пожала плечами Валя.

Глава 5. Обход

Ребята, конечно, сразу же согласились присоединиться к лесникам. Олча подобрала им смирных и покладистых лошадей: Валя оседлала свою любимицу — гнедую, с белым пятном на лбу, Комету, а Павлику и Юле достались Воронок и Машка — коренастые вороные лошадки местной породы, приученные к долгим горным походам.

Солнце уже начало припекать, когда маленький отряд двинулся в путь.

– Пройдём берегом озера, потом выйдем к распадку — где-то там работают экологи, а затем пройдём лесом к дороге на урочище… — Дед показывал путь на карте.

– Это там, где лесные люди живут? — Валя вопросительно посмотрела на деда.

– Они самые. Ну, а потом пройдём по диагонали шестой участок, проверим кормушки, а заодно посмотрим сверху на наше озеро. И — домой.

– А лесные люди… Это кто? — удивлённо спросил Павлик.

– Их раньше называли снежными людьми, — пояснила Алеся.

– Или реликтовым гоминоидом, — добавила Жанка.

– А разве снежный человек на самом деле существует? — Павлик недоверчиво посмотрел на обходчиц.

– Существует. Живут они первобытнообщинным строем, строят хижины, иногда даже помогают лесникам — пугают браконьеров! — хитро улыбнулась Жанка.

– Вам бы только посмеяться! — обиделся Павлик.

– Павлик, я не смеюсь. Они на самом деле существуют. Настоящие контакты с лесными людьми установили лишь недавно, каких-нибудь семь-восемь лет назад, — примирительно пояснила обходчица. — А ты разве не знал?

– Нет, — Павлик пожал плечами. — Я биологией особо не интересуюсь. Просто я книжку читал какого-то академика. Не помню фамилию. Он там объяснял и доказывал, что никаких снежных людей, Нэсси, глиндонов и прочей ерунды не существует. Это всё — лженаука, которая мешает науке настоящей, — Павлик вновь пожал плечами, щурясь на солнце.

– Биологией не интересуешься, а в кружок хотел записаться, — усмехнулась Валя.

– Так это он из-за Альки! — фыркнула Юлька.

– Из-за Альки? — в голосе Вали появились ревнивые нотки.

– Да из-за какой Альки! — взвился Павлик. — Во-первых, я не в биокружок хотел записаться, а в кружок юных техников. Во-вторых, мы с Димкой им биоискатель делали. А в-третьих… Ну её, эту Альку! Она только и может, что над другими смеяться! Подумаешь — внучка профессора, лауреата!

– Зря ты, Пашка, — вздохнула Юля. — По-моему, Алька не такая уж плохая девочка. Ну да, бывает вздорная, иногда резкая. Но у меня, например, тоже характер — не сахар.

– А вот на себя ты зря наговариваешь, — возразила Валя. — И насчёт Альки — я с тобой согласна. Я уверена — она только строит из себя такую строгую и злую, а на самом деле… Помнишь разговор на «Плутонии»?[1]

– Я не пойму… Вы то её ругаете, то, наоборот, хвалите…

– Знаешь, Павлик, нельзя судить о человеке только в понятиях «свет-тень», — ответила Алеся. — Душа и характер человека — сложная вещь. Ошибиться очень легко.

– Знаменский?

– Что?

– Фамилия твоего академика не Знаменский, случайно? — спросил Дед.

– Не помню, — честно признался Павлик. — А книжка называлась «Изнанка тайн, или Тень науки».

– Ну, так твой академик, видимо, в зоопарке в Барнауле не был. Там живёт глиндон Лушка. Интересный зверь, родственник оленей. А сегодня, может быть, и с Ху-Лу познакомишься, — усмехнулась Алеся, оглядывая из-под руки окрестности. — Ему и расскажешь, что академик в его существование не верит. Кто знает, может и Ху-лу не верит в академиков. Вдвоём и посмеётесь.

– Это кто такой? Ху-лу? — Юля подъехала поближе к девушке.

– Вожак лесных людей из урочища. Такой бурый, мохнатый и с проседью на лбу. Умный. Правда, говорить они толком не умеют — речевой аппарат не позволяет членораздельные звуки произносить, но многие уже умеют разговаривать на языке глухонемых, — пояснила Алеся.

Так, неспешно беседуя, лесники обошли озеро и добрались до небольшого распадка, уходящего в сторону от берега.

– Привал, полчаса, — объявил Дед.

– Пить хочу, — Юля сделала несколько глотков из фляжки. — Павлик, ты куда?

– Надо, — Павлик, поправив кепку, пошёл к кустам.

Пока лесники осматривали местность, Юля и Валя подошли к растущим по краю лесной тропы кустам, за которыми виднелась гладь озера, сверкающая серебряной рябью в лучах солнца.

– Красиво? — Валя обернулась к подруге.

– Очень! — согласилась Юля. — Валь, а тебе всё-таки Павлик нравится, так ведь?

– Юлька! — покраснела Валя.

– Я же слышала, как ты сказала про Альку. Так всё-таки, нравится? Я никому не скажу, честно! — заверила подругу Юля.

– Я знаю, что не скажешь, — вздохнула Валя. — Если честно… Ну, если совсем честно… — смутилась девочка. — Ты, правда, никому не скажешь?

– Честное пионерское! Впрочем, можешь не говорить — я уже догадалась. Ещё тогда, на «Плутонии», когда ты про ракушку спросила.

– Нравится. Только он на меня даже не смотрит, — в голосе Вали прозвучали обиженные нотки. — Конечно, Алька вон какая красивая! Блондинка с синими глазами! Куда уж мне, узкоглазой дуре Вальке…

– Валь, да ты что? — удивилась Юля. — Кто это тебе сказал? Ну, что ты «дура узкоглазая»? Кто!? Глаза выцарапаю! — внезапно разозлилась Юлька.

– Это не Алька, — Валя обернулась к подруге. — Алька, может быть и кажется кому-то злой. Но она — хорошая. Во всяком случае ко мне она хорошо относится. Ну, я просто…

– Я знаю, Алька такого сказать не могла — не в её характере. Она может кого-то обругать, но обозвать или унизить… — Юля покачала головой. — Алька — воспитанная девочка. Перед Павликом она тогда извинилась, хотя ей-то извинятся, как раз, было не за что… — добавила девочка, остыв от внезапного приступа гнева (Юля не была злой или жестокой, просто она очень не любила, когда обижали её друзей).

– Мне просто иногда обидно, когда Павлик…

– Я поняла.

– Это Глеб.

– Что?

– Глеб Светлых меня узкоглазой дурой обозвал. В Космическом клубе, — Валя отвернулась к озеру, украдкой вытерев навернувшиеся слёзы.

– Не обращай на него внимания. Он считает, что есть два вида людей. Один — это Глеб Светлых, другой — все остальные жители Земли и гуманоиды ближайших секторов Галактики. Павлику от него тоже поплакать пришлось, — вздохнула Юля от не очень приятных воспоминаний.

Глава 6. Находка

Неожиданно из леса раздался крик Павлика:

– Юлька, Валя, Кондратий Матвеевич, быстрее все сюда!

– Павлик, что с тобой!? — Юля буквально проломилась сквозь кусты.

– Да не со мной, а вот… — Павлик показал рукой на кусты. Ребята и обходчики подошли ближе. В кустах лежал молодой олень. Животное было похоже на мумию с вылезшей шерстью. Казалось, что его кто-то высосал.

– Мама! — ахнула Юля.

– Ну вот и ещё один, — печально сказал Кондратий Матвеевич. — Опять началось!

– Кондратий Матвеевич, а это что? Смотрите, — Алеся нагнулась к оленю.

– Ребята, не подходите близко. Мало ли что, — Дед отстранил ребят и подошёл к девушкам.

– Похоже на укус. Только странный. След от одного зуба, — Жанна показала на небольшую округлую ранку в основании шеи животного.

– Да… Странный след. Похоже, что зуб укусившего был не гладким, а гранённым или зазубренным.

– Интересно, у кого такие зубы?.. — задумчиво произнесла Жанна, поднимаясь и осматриваясь.

– Сообщи на Центральную станцию, — распорядился Дед.

– Кондратий Матвеевич, — Павлик дёрнул лесника за рукав. — Его кто-то убил?

– Оленя? Не знаю. Веселов думает, что причина падежа животных — это отравление какими-то токсинами. Может быть, это связано с аварией межпланетного транспортного корабля «Рубин» семь лет назад.

– «Рубин»? — переспросил Павлик. — Я слышал. Этот корабль шёл с карантинной станции — той, что на Плутоне. После возвращения экспедиции с Земли-2.

– Но я сомневаюсь, что дело в токсинах. Думаю, что причина может быть в грузе корабля. Его груз был биологическим — животные с Земли-2. Комиссия установила, что все они погибли при аварии. Но кто знает, может кто-то и выжил… Этих животных только предстояло изучить. Может оказаться, что среди них были и хищники, способные нанести такие раны… А может быть и не были…

– Я обозначила место — с Центральной станции выслали вертолёт, — доложила Жанна.

– Хорошо, продолжим обход…

Отряд обходчиков продолжил путь, постепенно углубляясь в лес. Мерный ход лошадок убаюкивал, и ребята начали подрёмывать. Павлик, периодически сбрасывая дрёму, вглядывался в окрестности — вдруг где-нибудь в кустах мелькнёт голубая шерсть. Мысленно он повторял описание таинственного зверя, собранное из разных книжек и статей:

«Невысокое животное… Спина немного горбата… Некоторые утверждают, что зверь похож на верблюда, другие — на лошадь, третьи — на корову… Шерсть тонкая и короткая… Хотя некоторые видели зверя с косматой шерстью и даже гривой… Цвет шерсти — от серого до ярко-синего… Одни говорили, что есть рога, другие, что рогов нет…»

– Вот и ищи по таким данным! — в сердцах сказал Павлик. — Найди того — не знаю кого, который выглядит так — не знаю, как.

– Павлик! — неожиданно окликнула его Валя.

– Что? — отозвался мальчик, подъезжая ближе к подруге.

– Павлик, а ты как к Альке относишься?

– Ну, как… — замялся мальчик. — Она хоть и вредина, но… Не знаю, в разведку я бы с ней пошёл. Ну, она — красивая, даже очень. Не будь она такой задавакой, могла бы, наверное, быть хорошим другом… Как мне кажется. Хотя, может я и ошибаюсь… Ну, а как девочка… Не знаю… Яська и ты, как девочки, мне больше нравитесь.

– Я тебе больше нравлюсь, чем Алька? — Валя уставилась на Павлика. — Правда?

– Конечно. Ну и что в том, что Алька красивая. Ты ведь тоже очень симпатичная, весёлая. И вообще — ты отличная девчонка!

– Спасибо, Павлик! — неожиданно обрадовалась Валя и поскакала вперёд.

– Что это она? — Павлик с недоумением посмотрел вслед девочке. — Про Альку спрашивала… Нравится ли она мне… Решили с Алькой подружиться?  — пожал плечами мальчик. — Или… — Павлик вдруг улыбнулся, посмотрев вслед Вале, и тут только заметил на видневшемся рядом кусте горной смородины застрявший в ветках клок сероватой шерсти.

– Кондратий Матвеевич!

– Что, Павлик?

– Кондратий Матвеевич! А у вас овец разводят?

– Ты что, Павлик? В заповеднике!?

– А там шерсть на кусте. Похожа на овечью.

– Ну-ка, пошли, посмотрим.

Кондратий Матвеевич долго вертел в руках клок серовато-серебристой шерсти.

– Не похожа на овечью. Скорее верблюжья или ламы.

– Только у нас ни того, ни другого не водится. Верблюды есть в степи, да и то — домашние, — добавила Алеся, разглядывая необычную находку.

Тем временем, из-за поворота тропы навстречу лесникам вышел высокий, небритый мужчина в зелёном экспедиционном комбинезоне и с полевой сумкой на плече.

– Добрый день, Матвеич! — мужчина широко улыбнулся, приветствуя лесника.

– А… Привет, Игорь. Познакомьтесь — Игорь Борисович Старков, биоценолог, руководитель экологической экспедиции. Той, что работает у нас в Золотых горах, — обратился лесник к юннатам.

Ребята поздоровались с учёным. Игорь Борисович был худощавым человеком, с большими руками и серыми внимательными глазами. И обладателем густого, как у церковного дьяка, баса.

– Чем это вы так заинтересовались?

– А вот погляди, Борисыч, кто это мог оставить? Я такой шерсти ни у кого из наших зверюшек не видел, — Дед передал экологу шерсть.

– Я бы сказал — лама, — уверено ответил Игорь. — Но… Лам на Алтае отродясь не бывало… И цвет странный… Напоминает мне одну интересную встречу… Здесь недалеко… Года, примерно, три назад…

– А это может быть голубая лань? — робко спросил Павлик.

– Ты тоже её ищешь, малыш? — улыбнулся Игорь.

– Ищу, — насупился Павлик.

– И вижу, что уже получил немало насмешек по этому поводу, — биолог потрепал его по волосам. — Я её тоже ищу. Потому, что знаю — она есть.

– Вы её видели? — с надеждой спросил мальчик.

– Вот это и была та странная встреча, о которой я хотел рассказать. Матвеич, не возражаешь?

– Давай, а мы пока осмотримся… У нас опять неприятности начались.

– Падёж?

– Угу, будь он неладен!

– Ладно. Ну так слушай, Павлик. Было это три года назад. Километрах в пяти отсюда. Видел я её издалека и среди деревьев, но ошибиться не мог — зверюшек я знаю хорошо.

– У неё правда голубая шерсть?

– Нет. Она скорее… Серебристо-голубоватая, даже больше к серому… Хотя, может быть, это только из-за тени так казалось… Ростом, примерно, с небольшого оленя. Чуть горбата, как мне помнится.

– А рога?

– Маленькие рожки, как у молодого оленя. Уши небольшие, но как у собаки — над головой, а не по бокам. Больше я ничего разглядеть не смог — зверюшка эта, видимо, очень пуглива. Что-то зашелестело в чаще — её и след простыл…

– А она далеко от вас была? – заинтересовалась Юля.

– Далеко. Я её наблюдал в бинокль. Километр, наверное… Может быть, чуть побольше. Ты эту шерсть сохрани, — Игорь вернул Павлику клок. — Кто его знает…

Глава 7. Лесной человек

Через пару часов маленький отряд вышел ко входу в небольшую долинку, заросшую густым хвойным лесом.

– Вот это и есть урочище лесных людей, — Алеся отёрла пот со лба.

– Они там живут?

– Да. Но тревожить их мы не будем. Если надо — Ху-лу сам придёт на станцию, он знает дорогу, — добавил Дед.

Внезапно, совсем рядом с отрядом обходчиков, раздался треск, и среди ветвей показалось нечто, заросшее густой бурой шерстью.

– Медведь! — ахнула Юля.

– Не угадала! Ху-лу собственной персоной! — задорно ответила Жанна.

Из-за деревьев на тропу вышло невысокое, но коренастое человекообразное существо, напоминавшее бородатую гориллу. Лицо существа было похоже на картинки из учебника истории, изображавшие древних людей: низкий лоб с густыми косматыми бровями; плоский, с вывернутыми кнаружи ноздрями, нос; толстые, выдающиеся вперёд губы; косматые усы и густая короткая борода, скрывавшая скошенный подбородок. Голову лесного человека, с видимым даже под косматыми волосами развитым гребнем, украшала полоса седой шерсти.

Ху-лу остановился и, поглядев на людей, что-то прорычал, растянув губы, но не обнажая зубов. Видимо, это означало вежливую улыбку. А затем поднял руки и сделал несколько жестов.

– Эх, жалко, мы язык глухонемых не знаем, — с досадой сказал Павлик.

– Он приветствует нас, — перевёл Дед и также — жестами — ответил.

Ху-лу сделал ещё несколько жестов, сопровождая их рычащими и мычащими звуками.

– У них в деревне всё нормально. Но Ху-лу и охотники нашли несколько мёртвых животных. И это его беспокоит.

Ху-лу изобразил жест, будто поднося ко рту пригоршню воды, а затем проревел, ударив себя в грудь.

– Он говорит, что у них украли «жизненную силу», — перевела Алеся. — Выпили её.

– У мёртвых животных?

– Да, Валя.

– Интересно… — пробормотал Павлик, разглядывая лесного человека.

Ху-лу помахал им мохнатой рукой и, повернувшись, зашагал в тайгу.

Оставшийся день прошёл без происшествий. Павлик нашёл ещё пару клочков странной шерсти, оставленной кем-то на кустах. Видимо, обладатель шерсти кормился здесь — молодые ветки кустов оказались обглоданы. Дед, выслушав Павлика, предположил, что оставившее шерсть животное живёт в окрестностях озера.

Уже к вечеру уставшие ребята вышли на небольшую возвышенность у берега.

– Как красиво! — ахнула Юля, глядя на огромную чашу озера, раскинувшуюся внизу. Вечернее солнце заливало оранжевым светом спускавшиеся к берегам склоны гор и стволы растущих по склонам сосен, делая их похожими на янтарные изваяния. На бездонном синем небе не было ни единого облачка, только предвещающая жаркий день лёгкая перистая дымка клубилась в стороне заката. Вдали виднелись постройки Избушки, и стоящий на взлётно-посадочной площадке вертолёт Лесной службы, казавшийся в свете заката не зелёным, а тёмно-оливковым.

– Как ещё далеко… — Павлик посмотрел из-под ладони на Избушку.

– Устал? — улыбнувшись, спросил Дед.

– Ага.

– Я тоже устала. Сейчас, наверное, приеду и сразу усну, — вздохнула Юля.

– Ничего, здесь тропа хорошая — быстро доберёмся, — успокоил их Дед. – А вот почему вертолёт там стоит… Не к добру…

Глава 8. В Избушке

До Избушки действительно добрались быстрее, чем ожидали ребята. Пока Юля, Валя и Павлик рассёдлывали своих лошадок, Дед разговаривал с Веселовым, лично прилетевшим на станцию.

– В общем, Кондратий, мы думаем, что не все звери с «Рубина» погибли. Тело оленя полностью обескровлено, нет даже лимфы и примерно сорока процентов тканевой жидкости.

– Что же это за вампир здесь объявился?

– Не знаю… Но рана на шее животного посмертная. Олень погиб в результате действия яда сочетанного действия: нейротоксического и гемолитического.

– Щитомордник?

– Тогда уж — щитомордник-мутант, — усмехнулся Веселов. — Ребята из лаборатории нашли крошечный след укуса на задней ноге животного. Но яд сильнее, чем обычно бывает у этой змеи. Да и укус, хоть и похож на змеиный — две параллельные точечные ранки — но… Не совсем типичный… Опять же, если даже это укус щитомордника, то остаётся вопрос: а кто вампир?

– Айсуу, Шенне, Херел — мыться, быстро! — Олча позвала ребят.

– Это твои помощники? — Веселов улыбнулся. — Привет, Валя! Познакомишь со своими друзьями?

– Это Павлик, а это Юля. Они близнецы, — представила друзей девочка.

– А ты, Павлик, тоже лань ищешь?

– Да. Я в лесу шерсть нашёл. Может это её…

– Ну, если найдёшь — сразу звони мне! — ответил Веселов и, заметив недоумение в глазах мальчика, добавил: — Я серьёзно, Павлик. Эта лань, похоже, всё же реальное существо. Многие её видели. Но животное это, очевидно, очень скрытное и, возможно, пугливое. Может быть даже, что это связано и с нашими проблемами…

– То есть, это голубая лань убила оленя!? — удивилась Юля.

– Скорее всего — нет. Вероятнее всего, наша таинственная лань — животное всё же травоядное. Вы же сами видели обглоданные кусты. Но, вполне возможно, что её появление связано с аварией того транспортного корабля. И кто знает, может быть наш хищник — это тоже зверь с «Рубина»? Если хочешь, Павлик, я пришлю тебе фотографии, которые сделали наши ребята с патрульного дирижабля. Правда, видно не очень хорошо, но, может быть, тебе это поможет в поисках…

– Спасибо, Никита Юрьевич!

– Ну, а теперь бегите! Олча Шолбановна вам баньку приготовила, — Веселов помахал ребятам вслед и добавил, обернувшись к Деду: — Хорошие ребята! Твоя внучка умеет в людях разбираться!

Хотя на даче у Юли и Павлика тоже имелась баня, но здесь, в Избушке, она оказалась особенной. Баня была бревенчатой, пропахшей запахами трав, хвои… Олча молча улыбнулась ребятам и, зачерпнув деревянным ковшиком из стоящего в углу бочонка тёмно-жёлтый отвар, плеснула им на каменку. И баня тут же наполнилась ароматным крепким паром, напоенном запахами горных трав, цветов, смолы…

– Как пахнет! — Юля, зажмурившись, вдохнула духмяный пар.

– Ну-ка, укладывайтесь на полок, а я вас сейчас попарю. По-настоящему, чтобы все хвори от вас отлетели, вся усталость ушла, новые силы природа дала! — неожиданно стихом проговорила Олча, будто читая хитрый заговор. И, вынув из кадушки заранее замоченные веники, стряхнула с них воду и принялась за ребят, ловко и нежно растирая ветками ноги, охлестывая спины…

– Ну как? — улыбнулась Валя, глядя на друзей.

– Здорово! — Павлик даже зажмурился от удовольствия.

***

– Ну, хорошо попарились? — Дед заглянул в комнату юннатов.

– Здорово, — ответила Юля, уже с трудом борясь с дремотой.

– Ну, тогда отбой! Спокойной ночи!

Ребята уснули мгновенно, едва коснувшись подушек.

– Умаялись, — улыбнулась Олча.

– Да, день у них сегодня был насыщенный, — Дед прикрыл дверь. — Хорошие ребята! Из них получатся настоящие исследователи. А теперь пускай отдыхают.

Глава 9. Кто-то в зарослях!

Первая очередь дежурить выпала Павлику, и мальчик с самого утра отправился на наблюдательную вышку. Вид с площадки открывался просто замечательный: лес, горы, сверкающее солнечной рябью озеро… Настоящая идиллия. Павлик проверил бинокуляр, как научил Кондратий Матвеевич, и прильнул к окулярам.

– Здорово! — не смог удержать он восторженного возгласа. Берег, озеро, остров виднелись, как на ладони. Павлик с удовольствием занимался наблюдениями, любуясь окрестностями Избушки.

Всё было тихо и спокойно, ничего необычного. Высоко в небе реял чёрный коршун, высматривая добычу. В водах озера время от времени плескала рыба. Семья оленей вышла к водопою, и Павлик невольно залюбовался благородной статью животных. Несколько раз среди кустов и деревьев мелькал рыжий лисий хвост. Вот среди зарослей мелькнула тёмная спина какого-то зверя, ломящегося прямо сквозь кусты.

«Кабан, что ли?» — подумал Павлик и на всякий случай записал в дневник, хотя и не был уверен в том, что в зарослях проложил себе дорогу именно этот зверь.

К устроенным невдалеке от кордона солонцам, хорошо просматривавшимся с вышки, вышли пара косуль и красавец-лось… Из-за кустов появилась рыжевато-бурая голова собаки с крупными, торчащими из пасти клыками.

– Это ещё кто!? — вслух удивился Павлик, оторвавшись от окуляров прибора. — Собака!? С такими зубищами!?

Павлик вновь навёл бинокуляр на площадку с солонцами. «Клыкастая собака» оказалась животным, напоминавшим козу или небольшого оленя.

– Так это, наверное, кабарга! Валя же говорила, что у неё клыки. И кто-то даже прозвал её «клыкастым кенгуру»!

– Павлик, ты кого там увидел? — Юля посмотрела на вышку, прищурив глаза и заслонившись от солнца.

– Кабаргу! Представь себе: коза с вот такими клыками! — восторженно ответил Павлик.

– Это не коза, Херел, а маленький олень, — улыбнулась Олча, выйдя из лаборатории.

– Тётя Олча, а что это за зверь? Такой бурый, но не медведь — мельче.

– Где ты его видел?

– На том берегу, за Изумрудом. В зарослях. Он голову высунул, а потом опять спрятался. И полез в чащу.

– На том берегу живут росомахи.

– А ты молодец, Пашка, наблюдательный. Я ещё ни разу росомаху не видела, — похвалила его Алеся.

И тут Павлик чуть не подпрыгнул от неожиданности. Недалеко от площадки с солонцами, среди зелени, мелькнуло что-то голубое. Павлик с силой сжал корпус бинокуляра, как будто от этого прибор мог увеличить оптическую силу.

«Неужели показалось?» — Павлик до боли в глазах вглядывался в заросли кустов. Нет, не показалось! В кустах вновь мелькнули голубые пятна.

«Игорь Борисович говорил, что у неё серо-голубая шерсть, а не совсем голубая… А может ему просто из-за тени показалось? А на самом деле лань и вправду — голубая?» — Павлик смотрел в лес, но, увы, голубые пятна больше не появлялись.

– Кондратий Матвеевич! — мальчик пулей слетел вниз и кинулся к Избушке.

– Что там, Павлик? — Дед вышел ему навстречу.

– Я её видел!!

– Кого!?

– Голубую лань! Там, недалеко от солонцов! Надо быстрее туда! — Павлик уже летел к конюшне седлать Воронка.

– Павлик, подожди! Ну, пострел… — улыбнулся Дед. — Алеся, составь нам компанию. А то ведь заблудятся ещё.

Глава 10. У экологов

До солонцов добрались довольно быстро. Но на подходе к рощице, где Павлик увидел странного зверя, Воронок и Машка вдруг тревожно заржали, не желая двигаться дальше.

– Придётся спешиться, — Дед отдал поводья Алесе. — Побудь-ка коноводом — мы быстро.

– Ничего, Кондратий Матвеевич. Подожду.

В зарослях уже никого не было. Вдруг Валя испуганно ахнула — под кустом лежала мёртвая лисица.

– Опять… — Дед сплюнул.

– Кондратий Матвеевич, смотрите! Здесь следы людей! — Юля показала на мягкую почву.

– Да, глазастый ты ребёнок, Юляшка! — усмехнулся Дед. — Только жаль, не разобрать точно. Но явно след обуви… Хм! — Дед нагнулся ниже. Недалеко от лисы виднелись несколько лунок, пробитых в рыхлой почве, и небольшие округлые углубления.

– Они — треугольником… Как-будто штатив стоял, — Павлик присел на корточки рядом с Дедом.

– Да… Похоже на след треноги, — Дед согласно кивнул мальчику. — Ты молодец — наблюдательный. А шорты где успел порвать? Утром ещё целые были.

Павлик густо покраснел, прижав клок ткани, вырванный из накладного кармана: – Это я с вышки очень быстро спустился…

– Ладно, приедем — Олча зашьёт. Интересно, что за люди здесь были?.. И опять след в основании шеи!

– Дедушка, — Валя позвала Деда. — А там у нас туристы? — девочка показала на видневшиеся вдалеке жёлтые палатки.

– Там… Нет, там лагерь экспедиции Игоря, — рассеяно ответил Дед.

– Кондратий Матвеевич, а может они что-нибудь видели? — предположила Алеся.

– Пожалуй, ты права, Алеся. Прогуляемся к экологам.

Игорь Борисович сидел на пне и что-то записывал в полевой блокнот.

– А почему вы планшетом не пользуетесь? — поинтересовалась Юля.

– Техника в полевых условиях может и подвести, малыш. А старый добрый бумажный блокнот не подведёт, — Игорь поздоровался с Дедом. — Чем обязан?

– Борисыч, ты здесь чужих не видел?

– Да нет… А что случилось?

– Лиса мёртвого нашли, ниже по берегу. Опять тоже самое. И следы людей…

– Где?

– Да вон там, — показала Алеся.

– Так это наши следы, — пожал плечами Игорь. — Мы там пробы отбирали вчера. И сегодня пробоотборник снимали, на рассвете — солнце только встало, — биолог кивнул на стоящую около полевой столовой треногу с прибором, напоминающим снабжённый флюгером пылесос.

– Это, наверное, и были её следы, — догадался Павлик.

– Но утром там никаких животных не было.

– А голубую лань вы не видели сегодня утром?

– А ты видел, Павлик? — заинтересовался Игорь.

– Ну да, что-то голубое мелькало в кустах.

– Знаешь, парнишка, какой-то зверь здесь бродил. Ночью, там за складом, — к Игорю подошёл крепкого сложения, бритый наголо мужчина в майке-тельняшке. — Тебя как зовут, юннат?

– Павлик.

– Значит, мы — тёзки? Я тоже Павел. Павел Андреевич, — представился мужчина.

– А вы в Силах Обороны служили? — удивлённо спросил Павлик.

– Было дело, — улыбнулся Павел. — А теперь, как видишь, в науку подался.

– Павел Воронцов — биохимик, кандидат наук, — представил его Дед.

– Так вот, Павлик. Какой-то зверь ночью ходил, хрустел ветками. Вон видишь — кусты обглоданы?

Павлик прошёл к большой ангарной палатке, за которой росли объеденные таинственным зверем кусты и посмотрел под ноги. На мягкой почве виднелись следы раздвоенных копыт.

– Я, Матвеич, по следам не спец… — Павел и Дед подошли к мальчику.

– Вроде олень… — Дед осмотрел след.

К столовой в это время подошли ещё двое: молодой парень и девушка лет около тридцати, с короткими каштановыми волосами.

– Привет, — девушка поздоровалась с ребятами. — Юннаты? К Деду на практику?

– Моя внучка Валя с друзьями, Павликом и Юлей. Приехали помочь, — Дед представил ребят.

– А это наши коллеги: Марина Малинович — почвовед, защищает кандидатскую, и Дима Попков, студент, будущее светило экологии, — представил коллег Павел. — Скажу по секрету: Дмитрий диплом пишет, а я — его куратор.

– Ну, вас я всех знаю, — кивнул Дед, — а это кто-то новые… — Кондратий Матвеевич показал на вышедшего из леса конопатого парня лет двадцати. Парень оглянулся, подзывая кого-то ещё, идущего следом.

– Общественники, Матвеич… Активисты… Вот так уже мне эти активисты! — Игорь ударил ребром ладони себе по загривку. — Я просил руководство — избавьте меня от этих общественников! Ведь всё дело стопорят!!! Здесь специалисты нужны, а не общественные деятели!

Вслед за парнем из-за деревьев вышла склонная к полноте женщина с густыми рыжими волосами.

– Пашка, Валя, — ахнула Юля, толкнув брата в бок. — Не узнаёте?

– Ещё бы не узнать, — усмехнулся Павлик.

– Это же Рыжая Люси, — прошептала Валя, оглянувшись на друзей.

– А что за лис, Кондратий Матвеевич? — спросил Дима. — У него белого пятна на лбу не было?

– Было, на лбу и между ушей.

– Значит, это Белая метка… — печально и тихо произнесла Марина. — То-то я смотрю, что он уже три дня не появлялся.

– Что за Белая метка? — оглянулась Алеся.

– Да лис. Мы его так прозвали. Он повадился к нам, таскал остатки еды с кухни. Мы его потом сами стали подкармливать.

– Он ручной совсем стал, даже с рук еду брать начал… Жалко, хороший зверёныш был, — вздохнул Павел.

– Кстати, Кондратий Матвеевич, вы про чужих спрашивали? Я позавчера какого-то мужика видел, — вспомнил Дима. — В полукилометре от лагеря. Знаете, это там, где вход в балку… Он стоял и смотрел в сторону палаток. Комбинезон похож на экспедиционный, но не зелёный… А скорее тёмно-синий или даже чёрный… Сумерки были, я точно не разглядел.

– Может турист какой… — рыжая Люся пожала плечами. — Мало ли тут народа ходит.

– Без рюкзака? И с сигаретой во рту… — усмехнулся Дима. — Странный турист…

– Здесь — заповедник. Туристы только в районе турбаз ходят и по определённым маршрутам. Здесь — не туристический район, — возразил Дед.

– Ну и что? — возразила Люсьена, и в голосе у неё появилось едва заметное раздражение. — Может заблудился.

На обратном пути Валя подъехала ближе к деду.

– Дедуль, это — «Рыжая Люся»!

– Кто, Валя?

– Люсьена Кологривцева! Помнишь, давно, я рассказывала. Я у бабушки Лены была, когда мы в Москву переехали. И там «марсианские жеребята» были. А она их чуть не украла! [2]

– Припоминаю…

– Не к добру она здесь появилась… — мрачно пробормотал Павлик.

Глава 11. Сон Шенне

На кордоне их ждали новости: кто-то пытался пробиться к складам с сеном и солью, но так и не смог разломать высокое ограждение из толстых жердин. Поломанную изгородь обнаружили Жанна и Леонид.

– Интересно… — присвистнул Дед. — Кто же это здесь разбойничал?

Следы на рыхлой почве напоминали оленьи, хотя и были нечёткими.

– Кондратий Матвеевич, — Юля присела на корточки. — А в лагере у экологов похожие следы были.

– Верно, Юля, — согласился Дед.

– Знаешь, Байлак, — Олча осмотрела поломанную изгородь. — Сегодня ночью кто-то ходил около Избушки. Туман был — не разглядишь. Но животное крупное, может с оленя. И ещё какие-то тени, больше похожи на людей. Один или два. Я видела с вышки — пошла посмотреть на этого «оленя». И ходили как раз около сараев.

– А может — это голубая лань приходила? — предположил Павлик.

– Или лесные люди? — добавила Валя. — Если фигуры похожи на человеческие? Так, бабушка?

– Может быть, Айсуу… Но, знаете, мне показалось, что эти люди в тумане выслеживали «оленя».

Вечером Павлик пошёл ставить свои приборы под руководством Леонида, дяди Лёни, как называли его ребята. Леонид показал мальчишке, как правильно проложить кабель периметра, где поставить оптические датчики.

– Ну вот, теперь она от нас не уйдёт, — весело отрапортовал Павлик Юльке и Вале. — Выясним, что за зверь за сеном лазил!

– А ведь там не только «олень», а ещё какие-то люди ходили. И Дима видел чужого, — с тревогой в голосе ответила Юля.

– Вот и выясним — кто это был! — браво ответил ей Павлик.

Юле после сегодняшних происшествий стало как-то тревожно. Чужой человек у лагеря экологов… Странные тени в тумане у сенного сарая… Кто-то, пытавшийся залезть на соляной склад… И вечером, ложась спать, Юля с беспокойством поглядела на видевшийся из окна угол складских построек.

Сон никак не шёл. Валя и Павлик давно сопели, отвернувшись к стенке, а Юля не могла уснуть. Иногда её охватывала дрёма, но какой-нибудь неожиданный звук или шорох вновь заставлял девочку проснуться, и Юля с тревогой всматривалась в темноту на дальнем конце Избушки.

Но постепенно усталость взяла своё, и Юля начала засыпать.

«Что может случиться здесь, в заповеднике, где везде наблюдение, контроль территории (тут, как будто в ответ на Юлькины слова, за окном послышалось гудение моторов патрульного дирижабля). Может быть, это действительно олени пытались до соли добраться. Хотя зачем? Мы же ещё утром с Алесей солонцы наполнили», — подумала Юля. Постепенно мысли девочки начали путаться в липкой сонной паутине, отяжелевшие от дремоты веки смежились, и Юля потихоньку погрузилась в мягкие объятия сна.

Неожиданно послышавшийся звук глухих шагов заставил её встрепенуться. Юля поднялась и осторожно выглянула в окно. В густом предутреннем тумане около сараев показалась расплывчатая тень. Сердце девочки тревожно забилось — тень шагала к жилому домику. Это её шаги глухо звучали в тишине ночи. Туман как будто подсвечивался ярким фонарём, и тень крупного, напоминающего оленя, животного была чётко видна на фоне белой кисеи.

Юля испуганно отпрянула от окна. Кто это? Ей показалось, что кто-то тихонько стукнул в окно около крыльца. Девочка осторожно выглянула в коридор и, стараясь ступать как можно тише, пробралась к входной двери. Выглянув в окно, она ахнула от неожиданности — на дворе возле дома стояло грациозное животное. Ярко-голубая шерсть оленя буквально светилась в свете месяца, большие выразительные глаза были обведены тёмными кругами, и такого же цвета полоса шла от носа к лбу животного. Голову лани венчали маленькие веточки рогов. Животное посмотрело на крыльцо и нетерпеливо топнуло передней ногой, на которой холодным лунным бликом блеснуло копыто.

«Эх, жалко, что Павлик и Валя спят. А пока я их будить буду, лань может убежать».

Юля осторожно, стараясь не спугнуть таинственное животное, вышла на крыльцо. Несмотря на то, что девочка была совсем раздета, она не чувствовала ночного холода. Казалось, что от лани шло нежное тепло, окутавшее Юлю тонким покрывалом.

«Пожалуйста, не убегай. Я — твой друг, я не обижу тебя!» — попросила Юля таинственную гостью.

Лань повернула к ней голову.

– Здравствуй, Горный Пион! — неожиданно услышала Юля тихий нежный голос.

– Ты… Ты разговариваешь!!! — изумилась девочка.

– В такие лунные ночи случаются всякие чудеса, Горный Пион, — ответила ей Лань.

– А откуда ты знаешь, что моё второе имя — Шенне? Ведь так меня называет только бабушка Олча?

– Я многое знаю, девочка. Я знаю, что твой брат ищет меня. И он обязательно добьётся своего. Солнечный Луч — добрый и смелый мальчик, он обязательно найдёт того, кого ищет.

– Он сейчас спит. А он так хочет встретится с тобой!

– Не надо, не буди их. Пусть Солнечный Луч и Лунная Вода спят. У них ещё будет возможность увидеть меня. И с тобой мы ещё встретимся.

– Тогда зачем ты пришла? Ты хочешь что-то попросить у нас, ведь так?

– Ты — умная девочка, Горный Пион. Я хочу попросить у вас помощи. В наш лес пришла беда. Пришли злые и жадные люди. Они несут нам гибель.

– Но чем мы можем помочь вам?

– Вы знаете, кто эти люди. Лунная Вода назвала имя одного из них. Имя другого скоро узнаешь ты, Горный Пион. Вы должны сказать об этом, — Лань повернулась к лесу и, обернувшись, вновь обратилась к девочке: — Я жду вас на изумрудном острове, Горный Пион. Не забудь.

И лань медленно растворилась в тумане, окутавшем лес, из-за зубчатой кромки которого показался красно-оранжевый край солнечного диска. Солнце выкатилось из-за горизонта, ярко осветив горячими лучами лес и поляну. Брызнувшие солнечный свет ослепил Юлю и… Девочка проснулась.

«Какой удивительный сон!» — подумала про себя Юля, и в её голове вновь прозвучали слова таинственной гостьи:

«Не забудь, Горный Пион!»

Глава 12. Новые находки

Сегодня была Валина очередь дежурить на вышке. Девочка не раз бывала у деда в заповеднике, и поэтому красоты природы её не слишком увлекали — всё было давно знакомо. Валя вглядывалась в окуляры и тщательно записывала всё увиденное в блокнот.

Но неожиданно девочка отложила, даже скорее отбросила блокнот в сторону и прильнула к прибору: на дальнем берегу, у протоки, отделявшей Изумруд от основного зеркала воды, в зарослях кустов мелькнула тёмно-серая тень. Какое-то животное (разглядеть мешал остров) с громким плеском плюхнулось в воду и поплыло к Изумруду. Над водой виднелась лишь голова зверя, казавшаяся в потоке солнечных лучей тёмной тенью на сверкающей глади озера.

– Пашка!!! Юлька!!! Смотрите на остров!!!

Но, увы, пока Павлик и Юля сообразили, что от них хочет Валя и куда нужно смотреть, животное уже скрылось за островом.

– Что там!? — на вышку влетел запыхавшийся Павлик.

– Я кого-то видела на дальнем берегу! Там, в кустах, было животное. Оно прыгнуло в воду и поплыло к Изумруду. Я такого зверя ещё не видела!

– Жалко мы не успели разглядеть, — с досадой ответил Павлик.

Сегодня утром Веселов прислал ему обещанные снимки. На трёх фотографиях была видна серо-голубая спина крупного зверя, мелькавшая среди зелени. На одном из снимков виднелась и голова. Но, к сожалению, фотографии были сделаны с большого расстояния, и разглядеть детали не представлялось возможным.

Валя продолжила наблюдения. Некоторое время ничего не происходило. Солнце постепенно приближалось к полудню, и горы за озером погрузились в дрожащее знойное марево. Внезапно Валя вздрогнула, быстро развернув бинокуляр к ближнему берегу. Там, вдоль берега озера, шли заросли орешника и смородины. И девочке показалось, что среди зарослей мелькнула фигура человека. Валя долго всматривалась в зелёный массив кустарника. Никого.

«Показалось», — решила она и вновь направила окуляры прибора на Изумруд, казавшийся голубым в жарком свете полудня. Вдруг таинственный зверь опять покажется на берегу. Но и на острове ничего интересного не происходило. Казалось, что густой полуденный зной выключил всё живое в окрестностях станции. Лишь ветви деревьев вяло шевелились под дуновением лёгкого, но не приносящего прохлады ветерка.

Валя вздохнула и, захлопнув журнал наблюдений, подошла к лестнице — скоро бабушка позовёт обедать. Но уже взявшись за перила, она оглянулась и заметила, как среди ореховых зарослей промелькнула чья-то лохматая голова. Поначалу девочка решила, что кто-то из лесных людей заглянул к ним в гости. Хотя, вообще-то, соплеменники Ху-лу появлялись здесь только в случае крайней необходимости и предпочитали для визитов вечерние сумерки.  Но нет, мелькнувшая среди кустов орешника растрёпанная шевелюра была рыжей, а не бурой.

«Люся!?» — удивилась девочка. И оказалась права — на берег из кустов действительно вышла «общественница» Кологривцева. Женщина, не видя из-за изгиба берега вышки, подошла к самой воде и поднесла к глазам бинокль. Люсьена наблюдала за Изумрудом.

– А зачем она была на берегу? — уже после обеда поинтересовался Павлик. — Экологи здесь не работают — здесь постоянное наблюдение из Избушки.

– Помните, бабушка говорила, что ей показалось, будто люди, которых она видела в тумане ночью, следили за тенью «оленя»? А вдруг она тоже выслеживает лань?

– Экологам делать больше нечего! — фыркнул Павлик.

– Конечно, они, в отличие от тебя, люди взрослые и скучные, и за тайнами не гоняются! — съязвила в ответ Валя. 

– Люся может действовать сама. Недаром Игорь Борисович жаловался, что «общественники» мешают экспедиции, — возразила Юля. Она всё утро обдумывала свой сон. Ведь по нему выходило, что виной странных происшествий на станции были браконьеры. И они знали их имена!

«Неужели экологи?» — подумала Юля. Её вдруг осенило: ведь имя, согласно сну, назвала Валя! А она назвала имя «рыжей Люси»!

– Шенне, чай остынет, — Олча улыбнулась, глядя на задумавшуюся девочку. — О чём задумалась?

Юля вкратце пересказала сон.

– Юлька, ну ты даёшь! Ничего-ничего, а потом, как приснишь себе! Хоть стой, хоть падай! — прокомментировал Павлик её рассказ.

– Значит, ты думаешь, что это — браконьеры? — спросила Валя.

– Я ещё ничего не думаю, — пожала плечами Юля. — Это был сон… Но кто знает?..

В следующее мгновение с улицы послышался конский топот, и во двор избушки влетела Жанна верхом на своём гнедом Канюке. Спешившись, девушка кинулась в лабораторию.

– Кондратий Матвеевич! Ещё нашла. Пять! Пять!!!

– Где? — Дед вышел вслед за обходчицей и быстрыми шагами направился к конюшне. Вслед за ним из лаборатории выбежали и остальные обитатели Избушки.

– Недалеко от того же места, где нашли Белую метку.

– Валя, остаёшься за старшую! — крикнул Дед.

– А можно с вами? — Валя кинулась к деду.

– Только быстро!!!

***

Животных действительно было пять: пара лисиц, подсвинок кабана, росомаха и небольшая кабарга.

– Так… — протянул Леонид. — Совсем рядом с Избушкой.

Валя и ребята обошли полянку, вглядываясь в заросли и землю под ногами.

– Смотрите, — Юля показала на рыхлую почву. — Опять следы!

– Это люди… — Алеся присела над следами. — Ботинки… Такие туристы носят.

– А это что такое? — Юля подняла небольшой зелёный цилиндрик из гладкого пластика.

– А вот это, дивчинка, уже интересно, — Леонид взглянул на находку Юли. — Только ты зря его подняла. Ну, да ладно. Матвеич, глянь-ка…

– Батарея от ветеринарного парализатора. Мы батарею не теряли, — огладил бороду Дед. — Остаются… Или экологи. Но у них такого оружия нет. Да и я этих людей давно знаю. Или таинственный «турист» с сигаретой. Не думаю, что Дима будет врать — не такой человек.

– Или «общественники», — добавила Алеся.

Мёртвых зверей погрузили на волокуши и оттащили к лаборатории.

Глава 13. Звонок Яси

Вечером, незадолго до отбоя, Олча позвала Юлю к видеофону. На экране была белокурая девочка лет десяти – одиннадцати с серо-голубыми глазами и короткими косичками с пушистыми кончиками. Лицо девочки уже успело хорошо загореть, а кончик курносого носа облупиться от жгучего южного солнца.

– Яська!!! — Юля подскочила к экрану.

– Привет, Юлька! — Яся Фирсова почесала кончик облупленного носа. — Вы как там?

– Отлично! Помогаем лесникам!

– Здорово! Жалко я с вами не смогла! Но там эксперимент с дельфинами! Может с ними на днях установят контакт! Уже по-настоящему! Мы уже основы их языка изучили! Теперь пытаемся общаться! А ты знаешь, что я без них не могу! Они такие умные, дельфинчики! — Яся говорила быстро, тараторила, будто стреляя словами. Недаром ещё в детском саду Ярослава заслужила от мальчишек прозвище Пулемёт.

– Эй, Пулемёт, привет! И, если можно, помедленнее!

– Яська! Ты как там?

– Все в сборе! Класс! — Яська состроила удивлённую мордашку.

– Так что ты говорила? — переспросила Ясю Валя.

– Я так понял, что дельфины проболтались ей о контакте с людьми, и Яська от удивления свалилась в бассейн, — невозмутимо отрапортовал Павлик.

– Что!? Я сказала!? — Яся сделала большие и удивлённые глаза.

– Яська, не тараторь! А то ведь и правда — не поймёшь ничего! — рассмеялась Юля.

– Ну, про дельфинов мы из новостей слышали. Ты же не для этого на ночь глядя звонишь?

– Конечно нет! У папы с мамой в институте пропал сотрудник! Он срочно нужен в Крыму! Он биофизик! Без него никак! А его нет! На работе нет! Дома нет! Он в Сочи живёт! Он француз! Жан Дювалье!

– Помедленнее, Пулемёт! — взмолился Павлик.

– В общем так! — Яська набрала воздуха, чтобы дать очередную словесную очередь, но передумала и, медленно выдохнув, стала говорить с нормальной скоростью: — В общем так. У папы с мамой в институте работает француз, биофизик Жан Дювалье. Он живёт в Сочи и сейчас в отпуске. Он срочно нужен в Крыму, в Главном дельфинарии. А его не могут найти — он куда-то смыл… гхм… уехал. Выяснили, что он заказывал билеты на Алтай. То есть к вам.

– Алтай большой… — пожала плечами Валя.

— Соседка Жана, тётя Сима, сказала, что он собирался в Золотые горы! Он — заядлый охотник! Рыболов и турист! — пояснила Яся, вновь набирая скорость — её кипучая натура не могла долго выдержать спокойного ритма. — Он ещё хвастался! Что будет участвовать в рискованном биологическом эксперименте! И если он удастся! То его имя навеки будет записано в анналах науки! Вот!

— А мы причём?

— Павлик, если вы его встретите, то передайте! — Яся спохватившись, вновь сделала паузу и опять заговорила спокойно, — чтобы срочно летел в Севастополь. Его ждут.

– А как…

– Фотографию я вам переслала по электронной почте. А вообще, он ещё тот тип, — Яся брезгливо поморщилась. — Хвастун, думает только о деньгах и славе. Вроде Сивакова. Так мама говорит.

Видеофон отключился. Олча принесла присланные Ясей фото. На фотографии был изображён невысокий, кудрявый и темноволосый человек с южным загаром. Глубоко посаженные карие глаза француза смотрели самоуверенно и плутовато.

– Да… — Павлик повертел фотографию. — Похож на жулика.

– Хм… Кто его знает? Может он и ничего человек, нормальный.

А Юля задумалась.

«Имя другого скоро узнаешь ты, Горный Пион. Не забудь», — вспомнила Юля слова Лани.

Глава 14. Юные детективы

Утром, за завтраком, лесники обсуждали вчерашнюю находку.

– Матвеич, мы уже второй раз находим следы около павших зверей, — Леонид со стуком поставил на стол чашку с недопитым чаем.

– В первый раз это были следы экологов, — возразил Дед.

– Кондратий Матвеевич, там было много следов. Может быть, среди следов экологов были и следы браконьеров!

– Слишком быстрые выводы, Жанна, — покачал головой Дед. — Следы там были, согласен. Но можем ли мы с точностью утверждать, что эти следы связаны с падежом зверья?

Жанна покачал головой.

– Так-то, девочка. Спешить нельзя. Но, тем не менее, примем эту версию. На всякий случай. Сегодня мы с Олчой отправимся в Управление заповедника — Веселов собирает срочное совещание. Там проанализируем всё, что удалось узнать. Заодно доставим в лабораторию и вчерашние находки.

Вскоре после завтрака Жанна и Алеся отправились в большой обход, а Леонид, Олча и Кондратий Матвеевич собрались на Центральную станцию.

– Так, ребята, — Дед подошёл к флайеру и подозвал ребят. — Мы с Олчой вернёмся завтра. Жанна и Олеся заночуют на второй заимке. Вечером к вам постарается вернуться Леонид. Пока останетесь одни. За старшую — Валя.

– Не беспокойтесь, Кондратий Матвеевич, всё нормально будет, — бодро отрапортовал Павлик.

– Я тоже так думаю, — улыбнулся Дед. — Но, если что, — запритесь в Избушке и звоните в посёлок. Вот код радиовызова Игоря. С территории станции — ни шагу!

Вскоре лесники улетели. Ребята разбрелись по своим делам: Павлик отправился проверять датчики, Валя пошла в конюшню, а Юлька забралась на смотровую площадку — была её очередь дежурить.

День выдался жаркий, солнечный (ребята даже сняли майки, чтобы немного позагорать), и возникшая было тревога (остаться на станции одним было немного беспокойно) постепенно куда-то улетучилась.

Вид с вышки заворожил Юлю. Лес и горы, казавшиеся в свете дня прозрачно-голубыми… сверкающее солнечной рябью озеро… Такой красоты она ещё не видела.

– Красиво, да? — на вышку забралась Валя.

– Очень! А Павлик где?

– Там что-то с датчиками… Вроде сигнала нет. Он пошёл проверить.

Юля вновь прильнула к бинокуляру. Увидев озеро, она вдруг поняла, что очень (просто ужасно!) хочет искупаться, тем более время приближалось к полудню, и солнце здорово припекало.

«Нет, сначала надо выполнить задание Кондратия Матвеевича, а потом можно и окунуться».

Но у солонцов было пусто, к водопою никто не выходил, а сверкающая под солнцем озёрная вода так манила… Девочка честно боролась с собой, но… Как говорила её бабушка, не выдержала душа поэта.

– Валь, давай искупаемся! — взмолилась Юля.

– Ладно, пошли!

Девочки стрелой слетели вниз, на ходу скидывая одежду, и уже через минуту весело плескались в озере. Вода оказалась очень даже тёплая, и Юлька с Валей купались с большим удовольствием. В этот момент на берегу появился Павлик. Вид у мальчика был крайне расстроенный.

– Павлик, ныряй, вода — просто класс! — весело крикнула ему Юля.

Павлик нехотя подошёл к воде, разулся и потрогал её ногой.

– А она не холодная?

– Павлик, сейчас, между прочим, лето! Давай к нам, — ответила Валя.

– Не пойдёшь по-хорошему, мы тебя силой затащим! — шутливо пригрозила Юля.

– Конечно, двое на одного — это сила! — рассмеялся, раздеваясь, Павлик и вскоре уже бултыхался в озере вместе с девочками. Наконец, вдоволь накупавшись, ребята выбрались на небольшой песчаный пляжик, чтобы обсохнуть и немного позагорать.

– Павлик, ты что такой расстроенный вернулся? — Юля лежала на песке и разглядывала божью коровку, совершавшую смелое восхождение на большой булыжник. «Наверно, он для неё, как для нас Эверест», — подумала девочка.

– Кто-то сломал один треккер.

– Может зверь? — повернулась к нему Валя, подхватив упавшую с головы панамку.

– Там следы ботинок… — угрюмо ответил мальчик.

– Ты уверен? — Юля с беспокойством посмотрела на брата.

– Да, я датчики переставил и замаскировал получше. Юль, Валь, как думаете, это всё-таки браконьеры?

– А ты думаешь, что это браконьеры?

– Конечно, Валя. Подумай сама.

– Я тоже так думаю, — ответила Юля. Ей вдруг снова вспомнился вчерашний сон. — Лань во сне сказала мне, что виноваты жадные люди. И мы знаем имена браконьеров. Одно назвала Валя, другое вскоре узнаю я.

– Угу, — отозвалась Валя. — Я назвала «рыжую Люсю», то есть Люсьену Кологривцеву.

– А я узнала вчера от Яси имя Жана Дювалье, — согласилась Юля.

– А при чём тут он? Мало ли что во сне приснится! — Павлик встал и стал смотреть на мерцавшую солнечными бликами воду, прикрыв ладошкой глаза.

Юля вспомнила вечерний звонок Яси. Неожиданно она резко села и тревожно посмотрела на друзей.

– Ребята, помните, Яська сказала, что француз хочет участвовать в каком-то рискованном биологическом эксперименте? Здесь, в Золотых горах!

– Ну и что? — пожал плечами Павлик.

– Ху-лу сказал, что у павших животных украли жизненную силу, — Валя, отряхивая песок, подошла к ребятам.

– Ну и что?

– У меня эти звери из головы не выходят, — вздохнула Валя.

– Как вы думаете, что с ними произошло? Их как будто высосали или высушили, — Юля вопросительно посмотрела на друзей.

– Не знаю… Я такого ни разу не видела…

– Я знаю! — воскликнул Павлик. — Они крадут биоэнергию!

– Ты что, Павлик? На солнце перегрелся? — удивилась Юля.

– Чего крадут?! — Валя недоуменно посмотрела на мальчишку.

– Биоэнергию… — не очень уверенно ответил Павлик. — Ху-лу же сказал про жизненную силу…

– Где ты такой чуши начитался? — покачала головой Валя.

– И кто мог красть биоэнергию? А главное — как!?

– Как вампиры!

– Павлик, надень кепку! Ты перегрелся! Какие ещё вампиры?!!! — Юля выразительно покрутила пальцем у виска. — Не зря тебя все фантазёром считают!

– Не скажи, Юлька! Есть и энергетические вампиры. Их особенно много было в конце двадцатого века.

– Пашка, где ты такой ерунды начитался!?

Валя лишь молча наблюдала за перепалкой, обдумывая что-то своё.

– Книжку нашёл старую. Называется «Биоэнергетика: миф или правда?» Интересно. Хотя, в основном, — выдумки автора.

– Пашка, я её тоже читала. Но даже, если написанное там правда, то: во-первых, энергетические вампиры не высасывают и не убивают свою жертву, во всяком случае сразу; во-вторых, в конце двадцатого века энерговампиров было не больше, чем сейчас…

– То есть совсем не было? — улыбнулся Павлик.

– Может и не было, — осторожно согласилась Юля.

– Всё-таки ты сомневаешься, Юлька?

– Сомневаюсь потому, что теоретически можно уловить энергию электромагнитного поля живого существа, как например утилизируют энергию радиоволн, рассеянных в атмосфере. А потом… в конце двадцатого века в газетах чего только не писали! Иногда такую чушь выдумывали! Как про чупакабру… Ой, я тоже выговорила! Вот они и писали про ведьм, вампиров, предсказателей…

– Магов, чёрных и белых, — подхватил Павлик.

– Ага, а также зелёных, синих и серо-буро-малиновых в крапинку, — добавила Валя с совершенно серьёзным видом.

– Каких магов? — недоуменно переспросил Павлик.

– Мухоморообразных, — ухмыльнулась Юлька, вызвав смех друзей. — Смех смехом, — добавила она, отсмеявшись. — Но здесь-то всё серьёзно!

– Кстати, о серьёзном, — ответила Валя. — У всех найденных мёртвых животных была извлечена кровь, лимфа и часть межтканевой жидкости.

– Говоря проще, их высушили, — подхватила Юля.

– Или высосали, — Павлик вставил свои «пять копеек».

– Кто?! — разом спросили Юлька и Валя.

– Ну… не знаю. Вампиры, браконьеры, инопланетные звери с «Рубина»…

– Ага! Пришельцы с Альфы Центавра… Оборотни из параллельного мира… Мутанты из секретной лаборатории…— скептически продолжила Юля. — Животные с «Рубина» погибли, браконьеров уже лет 50 никто не видел, а насчёт вампиров, это ты загнул. Они давно вымерли.

– Если вообще были, — усмехнулась Валя. И вдруг замерла с открытым ртом.

– Ты что? — Павлик с удивлением оглянулся на подругу.

– Жан Дювалье — биофизик!

– Ну и…

– А если… — Валя с таинственным видом посмотрела на друзей. — Этот эксперимент… А если этот Дювалье придумал способ извлекать, высасывать жидкую среду из тел животных?

– Прямо в лесу? — недоверчиво ответила Юля.

– Зачем в лесу? — подхватил Павлик. — Может быть, это делали где-то рядом. Например, оборудовав полевую лабораторию и замаскировав её! Что здесь, пещер в горах нет? Или каких-нибудь старых заимок, или охотничьих избушек не осталось?

– Остались. Здесь недалеко старый кордон есть, — согласилась Валя.

– Ну вот, это делали, предварительно убив или парализовав животное. Помните, Юлька нашла батарею от парализатора? А потом подкидывали назад, туда где поймали. Поэтому и следы вокруг!

– И сегодня они были совсем рядом с Избушкой… — тревожно сказала Юля.

– А в старину считали, что сила жизни заключена в крови. Вот вам и украденная жизненная сила, про которую говорил Ху-лу, — задумчиво произнесла Валя.

Ребята замолчали. В воздухе опять появилась какая-то смутная тревога. Солнце забежало за облако, подул ветерок, и на берегу озера стало сумрачно и неуютно. Лес уже не казался весёлым и светлым, а стал мрачным и тревожным.

– Пошли в Избушку, — предложила Валя.

– Пошли, — согласился Павлик, собирая одежду. – А вы так голышом и пойдёте? Не замёрзнете? — улыбнулся он, глядя на девочек.

– Мы одежду у вышки оставили, — потупилась, смутившись Валя. — Очень торопились искупаться.

– Ладно, подберём по дороге.

Глава 15. Одни на кордоне

До вечера ребята просидели на площадке для наблюдений. Звонил Дед — интересовался, как дела. Сказал, что утром вернётся. Снова стало жарко, вот только к озеру спускаться уже не хотелось. В небе несколько раз показался патрульный дирижабль… Пролетел флайер, только не зелёный — Лесного патруля, а бело-синий, полицейский.

«Что здесь полиции делать?» — подумала Юля.

– Наверное, этого Дювалье разыскивают, — рассудил Павлик. — Кстати, а почему вы решили, что Дювалье и Кологривцева связаны с браконьерами? Только потому, что Лань Юльке во сне это сказала?

– Яся говорила, что Дювалье — тот ещё тип. Гоняется за славой и деньгами, — ответила Юля.

– Пулемёт-то откуда знает? — пожал плечами Павлик.

– Её родители с ним вместе работают. Наверняка дома обсуждали, а Яська слышала. Ты же сам знаешь — у неё всегда ушки на макушке, — возразила ему Валя.

– А Кологривцева?

– А ты «рыжую Люси» не знаешь! — фыркнула в ответ на Пашкину реплику Юля.

– Может она исправилась! — Павлик видимо решил выяснить до конца все спорные вопросы.

– Исправилась лиса, да на курятник пошла работать! — Юлька начала раззадориваться.

– Вы ещё подеритесь, горячие финские парни! — осадила их Валя, повторив слышанную от деда ироничную фразу: Кондратий Матвеевич всегда так говорил, когда Алеся и Жанна затевали спор за общим столом. — Павлик, помнишь мы были у экологов, у Игоря Борисовича?

– Когда Белую метку нашли? Помню. И что?

– А ты не заметил, как вела себя Кологривцева, когда дедушка спросил Диму о чужих?

– Он Павла спросил.

– Какая разница! — Юлька продолжала горячиться. — Дед всех экологов знает, даже Диму. А Кологривцеву и её приятеля нет! И Игорь Борисыч жаловался, что общественники ему мешают! Вот так достали! — Юлька постучала себя по шее.

– Юль, попей водички, — укорила её Валя. — Или подыши глубоко.

– Извините, ребята, — поостыла, смутившись, Юля. — Я просто переживаю. Мы тут одни, а там эти…

– Ладно, проехали, Чебурашка. Валь, продолжай!

Юля облегчённо вздохнула: если Павлик назвал её весёлым прозвищем Чебурашка — значит, он не обиделся. И чего она так разгорячилась? «Это нервное», — вздохнула про себя девочка: обычно так всегда объяснялась мама, когда, расстроившись или разгорячившись, говорила что-то невпопад.

– Ну так вот, — продолжила Валя. — Когда Дима сказал про дядьку с сигаретой, Люсьена насторожилась. И когда Дима ей возразил — после фразы о заблудившихся туристах — она стала раздражаться. Как сейчас Юлька.

– Значит, её беспокоит, что кто-то знает про этого «туриста», — согласилась Юля.

– Может быть, она даже знает этого чужого… — рассудил Павлик.

– И потом, — победно прищурилась Валя, — зачем «рыжая Люси» была на берегу и наблюдала за Изумрудом?

– А если она тоже ищет лань? — Павлик вопросительно посмотрел на девочек.

– При чём тут твоя лань? — возразила было Юля, но Валя перебила её, соглашаясь с Павликом:

– Не горячись, Юля. Посуди сама. Кологривцева связалась с дядей Юрой Криницыным потому, что он обещал ей сенсацию, связанную с Марсом и жеребятами — его потомками. И сейчас она, может быть, тоже связалась с браконьерами по этой же причине — она хочет найти лань и устроить сенсацию. Слава ей нужна, понимаешь? Такой она человек!

– Тётя Олча видела каких-то людей, выслеживавших в тумане «оленя».

– Это мог быть и простой олень, — не сдавалась Юля.

– Мог быть, — согласился Павлик. — А мог и не быть. Тебе, Чебурашка, и сон мог приснится потому, что ты думала про лань в связи с этим «оленем».

– Лань приглашала меня во сне на Изумруд… — вдруг вспомнила Юля. — Валя видела какое-то животное, плывшее к острову… И «рыжая Люси» наблюдала за островом… Может она и вправду выслеживала лань? Которая живёт или бывает на острове?

– А я про что говорю! — с победным видом заключил Павлик, сгоряча не заметив фразу Юли о лани и острове. — Кстати! — вспомнил мальчик. — Я ведь видел в кустах что-то голубое. А лань хоть и называют голубой, но она на самом деле серо-голубая!

– А откуда ты знаешь? Лань ещё никто не нашёл.

– Подожди, Юлька! Я не знаю, я предполагаю. Никита Юрьевич говорил, что летнабы[3] были уверены в том, что видели именно голубую лань. Поэтому и сфотографировали её. А на снимке — серо-голубое животное. И я нашёл серо-голубую шерсть! И серо-голубую тень видела Валя, когда кто-то нырнул в озеро и поплыл к острову.

– Тёмно-серую, — поправила Валя.

– Ты смотрела против солнца и могла ошибиться с цветом. Дело не в этом, а в том, что я видел в кустах не лань — там было что-то ярко-голубое. И Дима говорил, что в сумерках комбинезон того мужика с сигаретой был тёмно-синим. И мы нашли в тех кустах дохл… гм… мёртвого лиса! А если я видел не лань, а браконьера в голубом комбинезоне?

– Который подбросил Белую метку… — подхватила Валя.

– И которого видел Дима. И, возможно, знает Кологривцева! — закончила Юля.

– Надо дедушке сказать!

Валя кинулась было в Избушку, но Павлик её остановил:

– Он, может быть, сейчас занят. Наверняка, он нам позвонит вечером. Тогда и скажешь.

Внезапно Павлик остановился и, обернувшись к Юле, спросил:

– Что ты про остров сказала?

– Что лань или живёт, или бывает на Изумруде, — растерянно ответила Юля. — Она меня во сне туда приглашала.

– И я похожего зверя видела. Который плыл к острову…

– Точно! — Павлик оглядел девочек радостным взглядом. — Она — на острове!

***

Вечером Павлик решил ещё раз проверить свои датчики.

– Пашка, ты что, с ума сошёл? Уже темнеет. А вдруг там кто-нибудь есть? — Юле затея брата показалась не очень хорошей идеей.

– Надо проверить! А ты, если боишься — сиди в Избушке!

– Это я боюсь!? — возмутилась Юлька, хотя, если честно, она действительно побаивалась, но признаться в этом Пашке? Никогда! И Юлька пошла в лес вслед за братом.

– Идите вдвоём, если страшно. Здесь есть ещё один периметр, на внешней границе станции. Я его включила, — заверила друзей Валя.

В лесу было тихо, даже странно. Ни птиц, ни других звуков. Всё замерло будто в каком-то тревожном ожидании. Все датчики оказались на месте. Павлик их надёжно укрыл. И если бы не показал, Юлька сама никогда бы их не увидела.

Глава 16. Тревожная ночь

Рыжий шар солнца опустился за зубчатую кромку леса, осветив напоследок лесистые склоны гор. С озера потянуло прохладной сыростью, а из подступившего к Избушке леса, из его темных укромных уголков, вылезла ночная темнота, делая очертания привычных предметов незнакомыми и странными, и пробуждая первобытные страхи, прятавшиеся днём где-то в потаённых глубинах души. На быстро темнеющем небе зажглись звёзды. Наступила ночь.

Ребята наскоро поужинали и, проверив двери, улеглись спать. Но сон не шёл. И Юле, и Вале всё время казалось, что кто-то ходит рядом с домом. Они даже несколько раз вскакивали и выглядывали в окно.

– Что вы всё бродите? — недовольно пробурчал Павлик. — Сами же говорите, что всё под контролем.

– А вдруг здесь вовсе не браконьеры? Может это какие-нибудь звери с «Рубина? — Юлька поёжилась от страха.

– Звери на «Рубине» погибли, это точно установлено, — возразила Валя, тоже поёживаясь, то ли от холода (девочки вышли на террасу жилого дома Избушки), то ли от страха. Но в лесу, залитом серебристым лунным светом, было тихо и мирно. Где рядом гавкнул Мух, как будто рапортуя ребятам: «Всё спокойно, я на посту!» Вообще-то этого лохматого и добродушного серого пса звали Мухтаром, но он давно уже привык, что обитатели станции называют его просто — Мух. Днём он обычно отлёживался в теньке за сенным сараем, иногда лениво ворча на пасшихся неподалёку лошадей или полаивая для острастки на пытавшуюся заигрывать с ним Мурку — грациозную чёрную кошку с изящной белой манишкой и белыми носочками на тонких лапках. А вечером, когда наступала прохлада, «заступал на службу», обходя вверенную территорию.

– Пойдём спать, а то совсем замёрзнем, — Валя потёрла озябшие плечи. — Если кто-то и появится — Мух сразу лай поднимет. И дядя Лёня скоро должен вернуться.

– Пойдём, — согласилась Юля.

Павлик тоже долго ворочался, но в конце концов усталость взяла верх, и дети всё же уснули… И почти сразу же (во всяком случае, так показалось Юле) заверещал поставленный Павликом периметр. Одновременно раздался лай Муха, а в конюшне тревожно заржали лошади. Ребята тут же вскочили, как ошпаренные. Юльке даже показалось, может быть спросонья, что в окне мелькнул кто-то мохнатый.

– Она здесь, Юлька!

– Кто!?

– Лань!!!

– Какая ещё лань в два часа ночи!!!

– Стойте! А если это браконьеры!? — крикнула было Валя, но остановить Павлика было уже невозможно.

Павлик и Юлька, как были в одних трусах, так и выскочили на улицу, забыв про все свои опасения. Павлик стремглав полетел в заросли позади дома, а Юлька помчалась за ним, потому что боялась, что брат в темноте заблудится или влетит в какую-нибудь яму. Но куда там! Мальчишка полетел в заросли с такой скоростью, будто у него за спиной был реактивный ранец.

Юля остановилась на краю поляны в нерешительности. В лесу, несмотря на лунный свет, было хоть глаз коли. Откуда-то издалека вновь послышался лай Муха. Некоторое время Юля видела фонарик Павлика, мелькавший между кустами, но вскоре потеряла его из вида.

Она вернулась к дому, время от времени оглядываясь — вдруг Павлик всё-таки выйдет обратно, но мальчика и след простыл. Внезапно по стене дома скользнула тень и с мягким шлепком приземлилась рядом с девочкой. Юлька взвизгнула, а тень, подпрыгнула, отскочив в сторону, и выгнулась мохнатой дугой.

– Мурка! И тебя разбудили! — Юля протянула руку, и кошка, успокоившись, подошла к девочке, потеревшись тёплой пушистой щекой о подставленную ладошку.

– Юлька, вы что, с ума сошли!!! — Валя, успевшая накинуть куртку, подбежала к Юле. — Где Пашка?

– Пашка-а-а! – позвала Юля. – Пашка-а-а, ты где?

Павлик не отзывался.

– Немедленно возвращайся, слышишь? Пашка!!! – окликнула его Валя.

Кто-то зашуршал впереди, и Юля пошла на шум. В темноте запнулась за корень, упала, налетела на какие-то кусты… Кто-то опять зашелестел и затрещал кустами совсем рядом. Перепуганная Юлька выскочила обратно на поляну. Вслед за ней из кустов выбежала тёмная лохматая тень.

– Мама! Волк!

– Какой волк, Юлька! Это — Мухтар! Всех перепугали! — Валя потрепала пса по загривку. — Мух, быстро беги за Павликом и тащи его сюда, понял?

Мух коротко гавкнул: «Понял!» и нырнул в темноту…

– Пашка! — завопила Юля во весь голос. — Ты где? Выходи сейчас же!

– Не бойся, Павлик теперь не пропадёт — с ним Мух!

Юля только вздохнула в ответ.

***

Павлик, между тем, ухитрился в кромешной тьме добраться до своих датчиков. Провод периметра оказался порван и заброшен на нижние ветки растущей рядом пихты. Мальчик посмотрел под ноги: на плотной почве в голубом луче фонарика чётко виднелись следы раздвоенных копыт. Но следы не походили на оленьи: между пальцами копыта был хорошо виден след натянутой кожи.

Павлик посмотрел по сторонам и только теперь почувствовал страх перед ночным лесом. Тьма была плотной и казалось, что её можно схватить рукой и сжать в кулаке, как кусок плотной чёрной ткани. Мальчик поёжился.

Внезапно, совсем рядом с ним, кто-то громко захрустел ветками. Павлик дрожащей рукой направил в кусты свет фонаря… Кто-то мохнатый ткнулся ему в ногу. Павлик уже приготовился закричать с перепугу, но в луче фонаря показалась серая собачья морда.

– Мух! Ну и напугал ты меня! – Павлик почесал пса за ухом. Мух в ответ коротко тявкнул — мол, пошли домой, хватит впотьмах бродить.

– Нет, Мух, здесь кто-то есть! А вдруг это она? — и Павлик, в сопровождении пса, углубился в заросли.

***

– Где его носит?! — возмутилась Валя. — С этими мальчишками всегда так!

В ответ — ни звука. Юлька и Валя испуганно озиралась по сторонам. Одним в лесу, да ещё ночью, где неизвестно что происходит… девочкам было страшновато. Сейчас — ночью — лес казался жутким, наполненным всяческими тварями, лесной нечистью из страшных сказок. Тут ещё кто-то громко ухнул, как показалось Юльке, над самой головой. Она даже присела от неожиданности.

– Это же филин, трусиха! — засмеялась Валя, но смех получился какой-то нервный. К тому же, несмотря на разгар лета, ночи в горах были холодные, и Юлька с Валей босиком (Павлик-то успел сунуть ноги в ботинки) и в одних трусиках стали мёрзнуть. Правда, у Вали была накинута на плечи лёгкая летняя курточка, но толку от неё оказалось немного.

***

Павлик обшаривал фонарём кусты… Хруст раздавался где-то рядом, но таинственный зверь всё время уходил от голубого луча, рассекавшего темноту. К хрусту прибавились осторожные шаги. Неожиданно Павлик, уже готовый броситься бежать в Избушку, услышал странные звуки: казалось, кто-то невидимый пробует свистеть губами, но получается только шипение. Внезапно шипение прекратилось, и раздался новый звук, напоминавший тихое мелодичное бормотание. Таинственный Кто-то пробормотал непонятную мелодичную фразу и, чмокнув губами, тихо свистнул. В ответ, издалека раздался такой же тихий свист, потом ещё один. Мух лишь тихо заворчал, глядя в темноту.

– Окружают, — подумал мальчик.

Впереди, в луче фонаря показалось что-то мохнатое и бурое. Павлик почувствовал, как от страха зашевелились волосы. Но Мух, совершенно неожиданно для мальчика, завилял хвостом и коротко визгливо гавкнул, будто приветствуя старого знакомого. Бурое существо, услышав пса, обернулось, и Павлик увидел знакомое лицо лесного человека с полосой седой шерсти на покатом низком лбу.

– Ху-лу, — облегчённо вздохнул Павлик.

Ху-лу улыбнулся мальчишке и хрипло промычав, показал рукой в сторону.

– Я тебя не понимаю, Ху-лу!

Ху-лу, вновь растянув губы в улыбке, дотронулся мохнатой лапой до плеча мальчика и подтолкнул Павлика, разворачивая в сторону озера. Туда, где мелодично пересвистывались таинственные ночные существа. Павлик направил свет в указанным лесным человеком направлении и увидел…

В густых кустах, спускавшихся к озеру, стояла Лань. Крупная, похожая на оленью голова с большими глазами, светившимися в свете фонаря розовыми бликами, и увенчанная веточками рогов. В луче света шерсть существа казалась ярко-голубой и как будто светилась.

Это видение длилось лишь какое-то мгновение. Всё испортил Мухтар. Пёс громко залаял, и Лань, коротко свистнув, кинулась в сторону озера. Павлик бросился было за ней, но Ху-лу крепко ухватил его плечо сильными пальцами и, промычав, помотал головой. А затем показал мальчику на небо и видневшиеся в стороне огни Избушки. В этот момент Павлик и услышал, как его зовут Валя и Юлька.

– Она есть, Ху-лу!!! Есть!!! — радостно крикнул мальчик лесному человеку. Ху-лу вновь улыбнулся, одобрительно крякнув, и скрылся в лесу.

Павлик, ведомый Мухтаром, выбрался из леса и увидел стоявших на опушке девочек. Настроение у мальчишки было весёлым, и он решил немного созорничать…

***

 Юля опять подошла к опушке.

– Пашка, где ты там?! Мы сейчас закоченеем!

Неожиданно сзади послышались осторожные шаги, и кто-то схватил её за бока, тихо рыкнув над ухом. В следующее мгновение лес огласил пронзительный визг, и Юлька сама не заметила, как оказалась у лаборатории. Сзади раздался Пашкин смех и весёлый лай Муха.

– Юлька, ты куда? Испугалась?

Возмущению Юльки не было предела — это же надо было додуматься напугать её!

– Пашка! Я из-за тебя чуть… — Юлька запнулась и покраснела. — Чуть заикой не стала!

– Пашк, ну ты правда… Долго думал? — укорила его Валя.

– Я её видел!

– Кого!? — Юлька всё ещё злилась на брата.

– Голубую лань! Она там, в зарослях! Она на меня смотрела, а я на неё!

– Пашка, если ты хочешь воспаление лёгких заработать, то иди ищи свою лань! А мы и так замёрзли!

Павлик уныло поплёлся в Избушку. Вообще-то он тоже замёрз, но не хотел признаваться Юле. В Избушке ребята завернулись в одеяла, чтобы согреться, на всякий случай проглотив таблетки от простуды, а Юля включила чайник.

– Юлька, Валя, я честно её видел! Вот смотрите! — Павлик показал клок серо-голубой шерсти. — Она за куст зацепилась. Такая же шерсть! Как тогда, на тропе!

Девочки с интересом посмотрели на Пашкину находку.

– И правда, такая же, — согласилась Валя.

– Юль, извини, что я тебя напугал.

– Да ладно, — Юля уже не сердилась на него. Ей, наоборот, стало смешно от выходки братишки и своей реакции на неё.

– Ты так рванула, что я подумал, как бы ты стену в лаборатории не протаранила. У меня до сих пор в ушах звенит, — Павлик с подозрением покосился на смеющихся Валю и Юлю… — Вам правда смешно или это у вас истерическое?

– Пашка! Я тебя сейчас… — смеясь, Юлька схватила Пашкину кепку и хотела было шлёпнуть ей брата по макушке, чтобы не смеялся, но Павлик ловко нырнул под стол.

– Ладно, Паш, выходи.

– А ты драться не будешь? — раздался из-под стола Пашкин голос.

– Не будет, я гарантирую, — успокоила его Валя.

Павлик уселся на место.

– А вообще, если честно, я здорово перепугалась. К тому же я ещё и щекотки боюсь, — объяснила Юлька Вале.

– Юль, ты правда не обижаешься?

– Правда.

– Давайте чаю попьём горячего, а то мы с Юлей замёрзли, пока тебя ждали.

– С удовольствием, я тоже замёрз.

Но едва ребята успели поднести чашки ко рту, как снова сработала сигнализация, но на этот раз это был дальний периметр станции.

– Павлик, кто это? — испуганно прошептала Валя.

– Не знаю. Может это Ху-лу? Я его видел в зарослях — он мне лань показал.

– Это кто-то чужой, — Валя показала на пульт, висевший у двери дома. — С Ху-лу ты встретился внутри станции. А это кто-то вошёл в охранную зону снаружи…

Валя показала на две красные точки, двигавшиеся от нарисованной зелёной линией границы лесного участка к жёлтым кубикам станции.

– Их — двое. Они там, в кустах, — Павлик смотрел на огоньки датчиков на экране. — Они как будто что-то или кого-то ищут.

– Может лань?

– Нет, она у оврага и убежала к озеру, а они идут в другую сторону, к прогалине.

– Паша-а, — тихонько позвала Валя. — А ты дверь закрыл?

– Да! — Пашка пошарил по столу и найдя, наконец, ключ под своей кепкой, показал его Вале. Они погасили свет и осторожно подобрались к окну.

– Остановились… — Валя оглянулась на экран.

– Где?

– Вон там.

Краем уха Юля различила еле слышное короткое гудение. В зарослях, на которые показала Валя, что-то коротко сверкнуло фиолетово-голубым светом.

– Как луч парализатора… — прошептала Юля.

Она выглянула в окно и чуть не свалилась под стол с перепугу, увидев за окном мохнатую рожу, а потом вдруг расплылась в улыбке:

– Ху-лу!

Валя тоже осторожно глянула в окно и тут же выбежала на крыльцо:

 – Дядя Лёня! Вы с Ху-лу нас перепугали до смерти! Можно было в дверь постучать?!

В дом вошли Леонид и Игорь Борисович.

– Привет, малыши! А вы разве флайер не слышали?

– Нет… — растерянно ответила Валя.

– А где Ху-лу? — удивился Павлик.

– Он в сарае заночует.

– Дядя Лёня, у нас чужие на станции, — Валя показала на экран, где по-прежнему двигались красные точки. Только теперь они двигались от станции в сторону леса.

– Уходят… Но мы никого не видели! — ответил Игорь Борисович.

– Ладно, утром разберёмся.

Минуты через две ребята и взрослые уже сидели в общей комнате и пили чай.

– Дядя Лёнь, я её видел!

– Лань?

– Ага, мне Ху-лу показал. Она ещё, оказывается, свистит!

– Мелодично и протяжно? Можно принять за птицу. Вот так? — уточнил Игорь, пытаясь повторить свист лани.

– Ага, похоже.

– Мы не раз такой свист в стороне озера слышали. Хм, значит это она…

– Тихо! — Юля показала на экран. Красные точки на нём двинулись обратно к станции. Павлик схватил свой планшет.

– Они здесь! Их мои датчики засекли!

– Они ищут кого-то… — предположил Леонид.

– Может, лань? — осторожно предположил Павлик.

В прогалине у сараев, где висел фонарь, мелькнула чья-то тень, и на секунду Вале показалось, что тень ей знакома.

– По-моему, это тот «общественник». Что с «рыжей Люси» был. И ещё кто-то в голубом комбинезоне мелькнул.

– Уверена? — спросил Леонид.

– Не очень… — честно призналась Валя.

– Уходят… — Игорь показал на огоньки — они уже пересекли границу станции, перемещаясь в лес.

– Кто они? — сказала Юля дрогнувшим голосом. — Браконьеры?

– Не знаю, — голос Павлика тоже дрогнул. Надо сказать, что ребята здорово перетрусили. Одно дело, когда знаешь, чего следует бояться, и совсем другое, когда неизвестно чего. Ведь больше всего пугает именно неизвестность.

– Браконьеры? — переспросил Игорь. — Можно подробнее, ребятишки?

Глава 17. Новости

Ребята проснулись поздно, когда Кондратий Матвеевич и Олча уже вернулись. За завтраком Игорь Борисович рассказал о последних событиях в экспедиции экологов.

– Я тогда тоже заметил, что Люся раздражена разговорами о «туристе», но не обратил внимания. Вечером, после ужина, мы обсуждали последние происшествия, и Люся разворчалась по поводу сообщения Димы. Стас — это второй общественник — пытался её урезонить, но… Вот тут-то я и заподозрил неладное. Следующим вечером Павел увидел, как Стас встречался в лесу с каким-то мужчиной в голубом комбинезоне. Люся, игнорируя свои обязанности в экспедиции, стала часто уходить к озеру, наблюдая за островом. Я вызвал обоих «общественников» на откровенный разговор, пригрозив отчислить из экспедиции. А позавчера кто-то пытался напасть в лесу на Павла, следившего за Люсей.

– И что с Павлом? — тревожно спросил Павлик.

– Твой тёзка — крепкий мужик. Поставил личную печать на физиономию того, в голубом. «Голубой» скрылся. И позавчера исчезли, не вернувшись вечером в лагерь, «общественники». Как-то так… Вчера экспедицию из-за этих происшествий свернули, а я отправился к вам. Думаю, наши общественные деятели связаны со всем этим.

Как только Старков закончил рассказ, Павлик и девочки кратко поведали о своих догадках.

– Молодцы, ребята, — похвалил их Дед. — Не зря я позвал вас на станцию. Мы тоже стали подозревать людей в этих происшествиях, но не догадались связать воедино общественников, таинственную лань и этого француза.

– Кстати о Дювалье, — Олча обернулась и взяла планшет, лежавший на тумбочке возле стола. — Интересный человек. Работал в проекте по получению биологически активных веществ из тканевой культуры. В частности — разрабатывал способы отделения клеток культуры от межтканевой жидкости без повреждения клеточных структур…

– Вот! Я же говорила! — вскинулась Валя.

– Подожди, Айсуу, — остановила внучку Олча. —Дювалье, помимо этого, — заядлый охотник, в том числе участвовал в подпольном сафари в Африке. Помните дело Джона Хадсона?

– Да, я читала, — ответила Алеся, — журналисты назвали Хадсона «последним браконьером».

– Поторопились, — мрачно прокомментировал Старков.

– Ещё одна интересная вещь, я узнала её от Порошина. Майор слышал наш вчерашний разговор с Айсуу. Дювалье за год до отъезда на Алтай встречался с Антоном Гаврюковым…

– С Гавриком?! — Леонид пристально посмотрел на Олчу. — Он так и не успокоился, гадёныш!

– Да, с тем самым Гаврюковым, которого дважды ловили на браконьерстве в нашем заповеднике. Во второй раз штрафом не обошёлся — получил срок. Он вышел два года назад. Но, похоже, вновь взялся за старое. Жил в Краснодаре. Несколько месяцев назад Гаврюков вернулся в Барнаул. Ещё одно соображение, подтверждающее версию ребят и слова Игоря, — Гаврюков и Люсьена Кологривцева имели общего знакомого — писателя и общественного деятеля Василия Пересветова с которым Кологривцеву познакомил Юрий Криницын…

– А, Сигизмунд Брешилов, как же наслышаны! — усмехнулась Жанка.

– Так это же журналист из книжки, придуманный, — усмехнулся Павлик.

– Да, Сигизмунд Брешилов — герой сатирической повести «Похождения журналиста» Пересветова. Его прототипом стал Криницын, у которого в карьере было немало казусов и комичных случаев, — согласилась Олча. — Сын Пересветова — Станислав — это и есть тот второй общественник, который участвует вместе с Люсьеной в экспедиции Игоря. Пересветов-младший хорошо знаком и с Дювалье. Порошин считает, что организатором мог стать студент биофака Станислав Пересветов, переписывавшийся с Дювалье во время работы последнего над проблемами тканевых культур.

– А насчёт острова… Это интересно! — Дед улыбнулся Павлику и Юле. — Сегодня посмотрим, что чужие делали на территории станции, а после обхода посетим остров.

После завтрака Леонид и Игорь улетели в посёлок, а лесники и ребята ушли в обход. Ху-лу так же присоединился к маленькому отряду.

По дороге, Ху-Лу, шедший рядом с ребятами, показывал им различные интересные или необычные, по его мнению, вещи. Павлик и девочки уже немного научились языку жестов и общение с лесным человеком оказалось для них очень интересным и познавательным.

– Похоже, здесь вы и видели вспышку, — Дед вышел на небольшую прогалину.

– Ты уверен, дедуль? — засомневалась Валя.

– Уверен, — Кондратий Матвеевич поднял с земли мёртвую белку. — Её усыпили парализатором. А вот и след «укуса», — Дед показал на две маленькие дырочки на спине белки, напоминавшие укус змеи.

– Нет, не такой, — помотал головой Павлик. — Там же один след был — на шее.

– Я имею в виду другой «укус», которым они умерщвляют животное. Только почему бросили добычу?

– Наверное, испугались. Ведь сигнализация сработала, — предположила Юля.

Глава 18. На острове

После обхода ребята, Дед и Жанка (Алеся осталась помогать Олче) отправились на остров, как и обещали лесники.

Изумруд оказался довольно большим. В центре острова разрослась небольшая рощица из молодых осинок и тополей. А берега густо заросли смородиной. Лишь с одной стороны (не видимой из Избушки) деревьев не было: широкая лужайка полого спускалась к воде, сменяясь пляжем с мелким песком.

– Кондратий Матвеевич, смотрите, — подозвала его Жанка, — похоже, что здесь лодку на берег вытаскивали, — девушка показала на широкий след, оставшийся на песке. — А мы на остров последний раз осенью плавали. Так что, лодка — не наша!

– Да здесь и следов людей много! — Юлька и Валя нагнулись над песком.

– Мы такие ботинки не носим… — Дед огладил бороду. — Смотрите-ка, вот интересные следы!

– Так это её следы! — Павлик обрадованно посмотрел на лесника. — Точно такие же я у своих датчиков видел!

– Их много… — Валя потрогала пальцем след.

– Я двух или трёх ланей ночью слышал — они пересвистывались, — заметил Павлик.

– Да, похоже, что они здесь кормятся, — Дед показал на обглоданные ветки кустов.

– Жан, а где этот корабль разбился? — спросил Павлик.

– «Рубин»? Вон там, за горой, — Жанна показала на лесистый склон, полого спускавшийся к воде.

Время уже подходило к полудню, и на лес и озеро опустилось жаркое душное марево. Даже небо стало не синим, а блёкло-голубым, как будто подёрнувшись прозрачной пеленой.

– Дедуль, гроза, наверное, будет — парит как! — Валя вытерла пот со лба.

– Может и будет, — Дед посмотрел на горизонт, где уже скапливались темно-сизые облака. Края облаков, подсвеченные солнцем в розово-оранжевый цвет, размывались в густом сизом мареве.

– Кто же здесь был?.. — спросила сама себя Жанка, осматривая дальний берег.

– Смотри, Жан, — Юля показала на небольшую песчаную полосу на дальнем берегу. — Может оттуда кто-то плыл?

– Там старый кордон. Он уж, наверное, сгнил и развалился, — Жанна направила бинокль на указанный Юлькой берег.

– Дай мне, — попросила Юля.

– Держи, — Жанна передала бинокль девочке.

Юля осмотрела береговую полосу. Ничего подозрительного на берегу не было. Небольшой пляжик, камыши, в которых оглушительно орали лягушки… Стоп! Юля снова осмотрела камыши: за стеблями блеснули стекла бинокля.

– Они там! За островом наблюдают!

– Дай-ка глянуть, Юляша, — Дед взял у Юли бинокль. — Рыжее и голубое. Заметили нас…

– Угу. Смылись, — подтвердила Жанка.

После обеда Павлик полез на вышку — была его очередь дежурить, а Валя и Юлька остались в общей комнате. Девочки расставили шахматы, намереваясь сыграть партию.

Внезапно Юля залилась звонким смехом и чуть не опрокинулась вместе со стулом.

Вошедшая Олча с удивлением посмотрела на хохочущую девочку.

– Шенне?

– Юлька, правда, ты что так заливаешься?

– Да я вспомнила эту повесть, «Похождение журналиста». Она у нас дома есть. Мы с Павликом тоже полистали.

– И совсем не смешно! — пожал плечами забежавший попить Павлик. — Глупый юмор, если честно.

– Ну, Херел… Во-первых, эта повесть не для детей, а для взрослых, — ответила Олча. — А взрослые видят здесь много аллегорий и намёков. Как говорится, в этом сундуке и потайное дно — двойное. А во-вторых, это памфлет. Жанр, в котором всё намеренно и гротескно преувеличено.

– Я вспомнила отрывок, где этого журналиста, Сигизмунда Венедиктовича, соседская девочка, Нина Миловидова напугала плюшевым динозавром. Ну, это когда он писал фельетон про оживших велоцирапторов, которые преследовали «чёрных археологов». Вот я и рассмеялась, когда этого плюшевого ящера вспомнила!

– Ага! У нас в детской тоже плюшевый ящер есть — бронтозавр…

– Диплодок!

– Ну, диплодок… Юлька его вместо подушки использует, когда книжки лёжа на полу читает…

– Ну вот! Все мои секреты разболтал!

– А всё-таки, что тебя так развеселило? — поинтересовалась Валя.

– Да я ту историю с этим диплодоком вспомнила! Помнишь, Павлик?

– Ещё бы!  – фыркнул Павлик. — Вот только откуда этот Василий Пересветов её узнал? Если прототипом Брешилова был дядя Юра Криницын…

Юля в ответ развела руками: мол, откуда я знаю.

– Интересно, а почему все решили, что прототипом этого журналиста был Криницын?

– А ты Юрия Тимофеевича не знаешь?

– Знаю. Он сам про разные курьёзы, которые с ним происходили рассказывал. Действительно, похождения журналиста.

– И скажешь, что он не похож на Брешилова?

– Ну, почему… Чем-то и похож, — пожал плечами Павлик и вернулся на вышку.

– А что за история с плюшевым динозавром? — улыбнулась Олча.

– Да я на самом деле дядю Юру этим диплодоком напугала, — рассмеялась Юлька. — Он к нам в гости на дачу пришёл. А тут свет выключился. А я полезла на полку и спихнула этого динозавра. Он и упал как раз на дядю Юру всеми четырьмя лапами. А дядя Юра в этот момент рассказывал, как он был у палеонтологов в Монголии и ему приснилось, что за ним гонялся оживший динозавр. Смеху было! Вот и получается, что автор этой книжки откуда-то узнал про этот случай.

– Ну, я так думаю, сам Юрий Тимофеевич ему это и рассказал, — ответила Валя.

– Я вот о другом сейчас подумала… Если они ищут лань и тоже бывают на острове… Как бы их там поймать?

– И как?

– Я вот что придумала. А если сделать такого робота или куклу, которая бы изображала лань… Поставить её на острове… Они пойдут за ней, и мы их — хвать!

– Шенне, я думаю браконьеры не так глупы, чтобы купиться на куклу. Даже если ты сделаешь точную копию лани и поставишь её на острове. Браконьеры знают, что животное очень пугливо. А тут она, как нарочно, стоит на виду и даже не пытается убежать…

– Явная засада! — подхватила Валя.

– А как же тогда? — спросила Юля.

– Устроить плотное наблюдение за островом. И вот тут помогут датчики Павлика. Здесь они уже не нужны. А если их установить на острове, и подключить к ним автоматическую фотокамеру, — Дед, в сопровождении Павлика, вошёл в комнату, держа в руках аппарат. — Вот тут их можно поймать с поличным. Согласны?

– Конечно!

– Ну, тогда составишь мне компанию? — обратился лесник к мальчику. — Снимем твою аппаратуру и, пока не начало вечереть, и не испортилась погода, поставим её на острове, — предложил Дед.

– Я сейчас, Кондратий Матвеевич, — Павлик выбежал из комнаты.

– Я тебя жду у склада. Ох, не нравится мне небо, как бы ночью гроза со шквалом не налетела… — Дед озабоченно посмотрел на небо, которое затягивали серо-сиреневые тучи.

Пока Павлик и Дед были на острове, Юля поднялась на вышку. Начало темнеть — солнце утонуло в мрачных грозовых облаках, затянувших уже половину неба. Ветер посвежел и гнал по глади озера небольшие волны. Вдали лениво заворчал гром.

– Гроза будет — ого-го! — с видом знатока сообщила Валя.

Юля с тревогой посмотрела на озеро. Свинцово-серые волны тяжело накатывали на берег, а по небу неслись рваные тёмные тучи, иногда подсвечиваясь вспыхивавшими внутри облачного фронта зарницами. 

«Скорее бы Кондратий Матвеевич с Павликом вернулись!» — подумала девочка и тут же облегчённо вздохнула — лодка с Павликом и Дедом уже подплывала к Избушке.

– Смотри, Юлька! Вот гады, они следят за островом! — услышала она голос брата.

Юля посмотрела в окуляры прибора: на дальнем берегу можно было различить фигуры браконьеров, спрятавшихся в прибрежных кустах. Рыжая шевелюра Кологривцевой была видна даже отсюда, а рядом был некто в голубом комбинезоне и с биноклем в руках. Люсьена и неизвестный («Наверно, это тот, Гаврюков», — шепнула Юльке Валя) о чём-то переговорили и направились к балке, которая начиналась за виденным с острова пляжем.

– Уходят в балку, ту самую, по которой, наверное, лодку на озеро притащили.

– Слушай, Юль, а ведь они, наверное, на старом кордоне прячутся, — Валя сменила Юльку у прибора. — Больше негде.

Ветер, между тем, резко усилился, а тучи опустились ещё ниже к земле, швырнув на лес первые, крупные и холодные капли дождя.  Сверкнуло несколько ярких молний, и до девочек донеслись гулкие раскаты грома.

– Шенне, Айсуу, немедленно вниз! — крикнула Олча. — Гроза начинается!

Глава 19. Гроза

Гроза разыгралась не на шутку. Молнии сверкали одна за другой, раскаты грома почти без перерыва сменяли друг друга. Ветер стал ещё сильнее и к ночи перешёл в настоящий ураган. Все обитатели станции собрались в общей комнате.

– Как грохочет… — прошептала Валя после очередного удара грома, прижимаясь к деду.

– Ничего, ребятишки. У нас громоотвод, лодку выволокли на берег. Дома Избушки крепкие. Но гроза и впрямь выдающаяся, давно такой не было.

И в этот момент, как будто в ответ на слова Деда, громыхнуло так, что мигнул свет.

– Ой, мама! — невольно вскрикнула Юлька.

– Вот, — поднял палец Леонид, — молния наконец-то нашла наш громоотвод. А то всё мазала.

– Помолчал бы, шутник… — укорила его Олча.

Снаружи шумел неистовый ветер. Слышно было, как скрипят под его злым напором вековые деревья. Раздался треск, и что-то с шумом упало слева от дома.

– Кондратий Матвеевич… — Павлик испуганно поднялся со стула.

– Дерево упало, Павлик, — улыбнулся Дед. — Наверное, старый тополь за ангаром.

Гроза утихла только к полуночи. Лесники потихоньку, чтобы не разбудить ребят, уснувших тревожным сном прямо за столом, подняли ставни, осторожно перенесли детей в кровати…

– Сейчас суетится не будем, подождём до утра, — Дед посмотрел в окно на ливший сплошной стеной ливень. — Уж очень льёт!

***

Утром Избушку накрыл густой туман. Проснувшиеся ребята молча смотрели на непроглядную молочную кисею за окном.

– А когда пойдём в обход? — спросил Павлик Деда.

– Когда туман рассеется, — пожал плечами Дед. — Часа через два.

Дед был прав. Через пару часов согретый солнцем туман поднялся, открыв взору последствия пронёсшейся над озером бурной грозы. Несколько деревьев оказались повалены, одно из которых рухнуло на крышу ангара. К счастью, металлопласт крыши был крепким и выдержал удар толстого ствола старого тополя. Одну из двух лодок, сорвало с подставки, смыло в озеро и затем швырнуло на причал. С крыши лаборатории сорвало антенную стойку. А лесные дороги ночной ливень превратил в непролазную грязь.

– За день поправим, — махнул рукой Дед. — А тропинки к вечеру просохнут. Вон солнце как шпарит сегодня.

– А как же вы обход будете делать? — спросила Юля.

– Роботы за нас сделают. А мы поглядим там, где что похуже будет, — Леонид и девушки-обходчицы вынесли из ангара три небольших квадрокоптера[4] с прикреплёнными камерами. — Не хотите помочь?

– Конечно хотим!

– Павлик как раз умеет такой штукой управлять, — похвалила друга Валя.

– Вот и отлично. Павел, продемонстрируешь искусство?

Павлик довольно умело провёл робота над кордоном, и Дед попросил ребят провести мини-вертолёт в сторону балки, где располагался старый кордон, закрытый ещё полвека назад.

– Кондратий Матвеевич, а может браконьеры там и прячутся?

– С чего ты так решила, Юля?

– А там широкая балка — как раз можно лодку к озеру протащить. И вчера Люсьена с каким-то дядькой в ту сторону ушли.

– Знаешь, Юля, Ху-Лу тоже говорил мне, что видел чужаков у старого кордона. Вполне возможно, что ты права. Так что, смотрите внимательно.

Павлик надел видеоочки и довольно умело повёл маленький аппарат вдоль берега озера. Валя и Юля внимательно всматривались в экран. Ночной ураган гулял здесь особенно сильно: много деревьев было повалено, а в одном месте толстый ствол старой берёзы был скручен так, что древесина расщепилась на тонкие ленты.

– Ого! Вот это силища! — воскликнул Павлик, на минуту задержав аппарат над поломанным деревом. — Прямо торнадо!

Дальше от берега разрушений было меньше. Павлик, найдя вход в балку, повёл коптер вглубь леса. Балка в двух местах была перекрыта упавшими лиственницами, упёршимися растопыренными ветвями в несущийся по дну оврага грязно-бурый ручей и закончилась пологим подъёмом, внизу которого лежала разбитая пластиковая туристическая лодка.

– Вот и он, больной зуб, — констатировала Валя, указывая на находку. — Деда, мы лодку нашли.

– Значит они, скорее всего, на кордоне, — послышался из коммуникатора голос Деда.

Павлик первым заметил появившейся в поле зрения вертолёта полуразвалившийся сарай. За ним виднелся и старый, но ещё крепко стоящий дом. Стёкол в рамах давно не было, но ребята заметили, что проёмы окон закрыты серыми листами пластика. Материал ещё не успел потускнеть от солнца.

– Смотрите, а здесь и правда кто-то живёт, — Юля показала на обрывок жёлтого тента, висящего на дереве. — И пластик в окнах новый.

– И листы непрозрачные, чтобы никто свет в окнах не видел… — добавила Валя.

Павлик осторожно провёл аппарат вдоль дома, заметив рухнувшее позади постройки дерево. Ствол старого тополя упал на низкую пристройку к дому и проломил полусгнившую стену. В проломе что-то блеснуло. Мальчик, поправив очки, подвёл аппарат ближе. В постройке виднелись цилиндрические металлопластовые баки с плотно закрытыми крышками и шаровидный блестящий аппарат с отходящими от него серыми пластиковыми шлангами.

– А это что-то интересное, — пробормотал мальчик, подводя аппарат ещё ближе.

– Смотрите! — Валя показала пальцем на экран. Сорванный ветром тент открыл лежащую у стены мёртвую кабаргу. Зверь казался высохшей мумией…

В этот момент изображение на экране сбилось. Павлик рванул рукоятку пульта, и аппарат взмыл ввысь.

– Ты что? — испугалась Валя.

– Камнем кинули!

Глава 20. Старый кордон

К полудню в Избушку прибыл майор Порошин с двумя помощниками.

– Ну, и где ваша гостья?

– В сарае сидит, — усмехнулся Павлик.

– Она бежать кинулась. Да троп в лесу не знает. Лёня с Ху-Лу её перехватили у урочища, — сообщила Алеся.

Леонид и Дед вывели из сарая взлохмаченную «общественницу» Кологривцеву.

– Итак, Люсьена… Как вас по батюшке-то?

«Рыжая Люси» лишь гордо вскинула голову в ответ.

– Ну, прямо партизан в гестапо! — ухмыльнулся Порошин. — Что вы делали на кордоне и зачем швырнули камнем в аппарат наблюдения? Молчите, Кологривцева? Ну так вот, расклад такой. Вы занимались браконьерством в заповеднике, повредили имущество биологической станции, саботировали работу экспедиции экологов, пытались скрыться и оказали сопротивление лесникам, которые имеют полномочия задерживать до выяснения подозрительных лиц в охраняемой природной зоне… Это уже тянет на серьёзное наказание. Плюс рецидив. Вы ведь уже отбывали наказание за проникновение на Селекционную станцию № 14 и организованное вами нападение на её сотрудников вместе с вашим другом? Вы напали на участника экспедиции… 

– Я нападение не организовывала! — взвизгнула Люся. — Это всё Матюхин, гад! А Криницын выкрутился! И сейчас — это всё Дювалье! И он всё организовал! Я только хотела лань найти! А на Воронцова напал Гаврюков! — Кологривцева осеклась.

– Ну, что же вы? Раз «а» сказали, давайте и следующую букву. Итак, я слушаю… Отвечать за всё вам. В прошлый раз вы с вашим приятелем пытались свалить всё на Криницына. Хотя похищение жеребят организовал Гаврюков, а Криницын просто оказался не в том месте и не в то время. И вы Гаврюкова покрывали, поэтому он и ушёл от ответственности, подставив вас и своего подельника, Матюхина. И сейчас тоже самое — Гаврюков уйдёт, подставив вас. Гаврюкова мы проверили — у него алиби. Он был у двоюродной сестры в Горноалтайске. Так что, за всё содеянное отвечать только вам!

– Что!? Да Гаврюков уже месяц здесь живёт, на кордоне! Он два дня назад специально к Зойке летал, чтобы его не заподозрили! И сегодня только вернулся. И этот лягушатник!!! Да если бы Гаврюков меня не зазвал эту лань искать!.. Ты сенсацию сделаешь! Денег заработаешь! Такое даже Сигизмунду не снилось!!! Да я бы в жизнь в эту дыру не полезла!!! Гаврюков и Стаса также завлёк! И Жану славу и деньги обещал!

– Сигизмунд!?                                             

– Это прозвище Криницына, Жанка, — усмехнулся Павлик.

– Итак, выяснили следующее, — Порошин, отправив задержанную «общественницу» в посёлок, подвёл итог. — Стас Пересветов, Антон Гаврюков и Жан Дювалье отправили первую партию материала…

– А что за материал?

– Некий биологический концентрат. Над ним работал Дювалье. Кологривцеву туда не допускали. Планировали работать дольше, но происшествие с экологами заставило их свернуть деятельность. Вторую половину должны отправить завтра. На лодке доставить к старой просеке, а там их будет ждать старый знакомый Гаврюкова. Как они вывезли канистры, Кологривцева не знает, как и имя знакомого. Но у меня подозрение, что это приятель Пересветова-младшего, Давид Зиберман. Они вместе занимаются воздухоплавательным спортом. Зиберман тоже попадался на не совсем законных делах. Возможно, к делу причастна и Зоя Петракова, двоюродная сестра Гаврюкова и также — спортсмен-воздухоплаватель.

– Ты говоришь — они воздухоплаватели? У нас заявки есть на проход над территорией заповедника аэростатов и спортивных дирижаблей. Сейчас этап чемпионата начинается.  Вчера два аппарата прошли примерно в том районе… Часа за четыре до грозы. Один снижался над болотиной у старой просеки. И в заявках стоят фамилии Зибермана и Петраковой.

– Оп! — щёлкнул пальцами Порошин. — Вот и возможный путь вывоза груза. Так, что ещё… Вернутся вечером, чтобы не попасться лесникам. Я думаю, нам надо посетить эту лесную избушку… Кстати, юннаты твои молодцы, глазастые ребята! Пусть помогут нам ещё — следят за лесом. Если что — сигналят.

***

Порошин присвистнул, осмотрев разрушенную ураганом пристройку.

– Неплохо оборудовано. Видимо, долго готовились. У вас «воздухари» давно тренируются?

– Да круглый год. Здесь ветра постоянные, заповеднику шары не мешают. А некоторые и подрабатывают у нас, наблюдая с воздуха, — ответил Дед.

– Доверчивы вы слишком, лесные люди, — вздохнул Порошин.

Порошин открыл замок и откинул крышку бака. Внутри была темно-красная густая жидкость с кисловатым запахом.

– Что это? — Алеся взглянула на Деда.

– Судя по профессии Дювалье, рассказу Люсьены и состоянию жертв — это концентрат из крови, лимфы и тканевой жидкости убитых животных… — пояснил Дед.

– Он самый. Во всяком случае, кровь в составе присутствует, — Порошин окунул в концентрат индикаторную полоску и сунул ей в карманный рефлотрон[5]. — Да, реакция на гемоглобин положительная…

Лесники и полицейские прошли в соседнее помещение. Здесь была оборудована настоящая лаборатория. Большой горизонтальный цилиндр, опутанный шлангами. Аппарат, напоминающий дистиллятор. Вакуумный насос, ультразвуковой генератор. Какие-то ещё приборы из пластика, стекла и хромированного металла. Центрифуги, криоаппарат, «качалка», сосуд Дьюара…

Майор подошёл к столу и полистал блокнот из плотной бумаги.

– Лабораторный журнал и учётная книга. На бумаге вели, чтобы сразу в печку, если что…

– А вот и змея-мутант, — Дед показал на лежащий на столе аппарат, напоминавший длинный фонарь-тубус. На конце аппарата, там, где у фонаря располагался рефлектор, имелась головка с двумя тонкими выдвижными иглами. — Этим они умерщвляли животных, имитируя укус ядовитой змеи.

– Вечером устроим нашим гаврикам засаду, — резюмировал Порошин.

– Кондратий Матвеевич, а зачем они это делают? — спросил Павлик Деда, когда лесники вернулись.

– Понимаешь, Павлик, в этой жидкости, которая непосредственно омывает клетки тела содержится много биологически активных веществ. Из них можно приготовить препараты, которые очень ценятся, особенно в мирах «новых цивилизаций». За них там хорошо платят. Вот браконьеры и стараются.

К вечеру прибыли полицейские, и лесники вместе с Порошиным отправились на старый кордон.

– Сидите в доме. И сидите тихо. Мало ли что… С вами останется Ху-Лу. Присмотрит за вами.

– А может нам опять наблюдать?

– Не стоит, Павлик, — ответил майор. — Они могут услышать аппарат и заподозрить неладное.

Ребята, проводив лесников, прошли в дом, позвав с собой и лесного человека, но Ху-Лу замотал мохнатой головой и, показав на озеро, полез на вышку.

– Интересно, что там сейчас происходит? — подумал вслух Павлик.

– Наверное, все сидят в засаде. Ждут этих браконьеров, — пожала плечами Юля.

Ребята сгрудились у окна, выходящего на озеро. Ничего интересного не происходило, вечернее солнце освещало склоны гор и дальний берег Изумруда. Ху-Лу по-прежнему высматривал что-то в озере. Только теперь он спустился вниз и залёг в кустах на берегу.

– Смотрите, там, по-моему, лодка отчалила от берега! — воскликнула Юля.

– Не вижу… Нет там ничего!

– Павлик, я тоже заметила. Наши лодки здесь, все отправились пешком…

Внезапно раздался лёгкий стук в стену возле окна.

– Это, наверное, Ху-Лу. Дедушка говорит, что он всегда в стену пальцами стучит, — заявила Валя.

За окном действительно показался лесной человек. Ху-Лу махнул рукой и что-то промычал.

– Ху-Лу, дедушка велел сидеть дома! — ответила ему Валя.

Но Ху-Лу вновь повторил жест.

– Пошли, — скомандовала Валя. — Ху-Лу просто так звать не будет!

Во дворе Ху-Лу подтолкнул ребят к складу с припасами.

– Ху-лу, зачем нам туда? — недоуменно спросила его Валя.

Ху-лу лишь промычал что-то, указывая на лестницу, мол «давай лезь и не спрашивай». Ребята послушались.

Склад представлял собой двух-, а точнее, полутораэтажную постройку, наподобие лабаза. На верхний — основной — этаж вела крутая лестница, а внизу был расположен подвал (или подклет — ребята не помнили точно, как это называется). Ху-Лу, убедившись, что дети скрылись за дверью, обошёл склад и, оглянувшись на озеро, залез через небольшой люк в подклет.

– Зачем он туда полез? — спросил Павлик.

– Откуда я знаю? Ху-лу — умный и хитрый. Значит, так надо! — ответила Валя, прикрыв дверь.

Глава 21. Трое

Вдоль берега озера тихо скользила длинная узкая лодка. В ней сидели трое мужчин: невысокий, смуглый и горбоносый, с чёрной кудрявой шевелюрой грёб, уставившись в воду; высокий и худощавый конопатый парень в экспедиционном комбинезоне держал руль, тревожно озираясь по сторонам; второй гребец, усатый, среднего роста, одетый в голубой потёртый комбинезон (такой же, как у чернявого), хмуро смотрел вперёд…

– Стас, держи ровнее, — крикнул усатый конопатому парню. — За озером могут присматривать.

– Не нравится мне всё это, — чернявый говорил с заметным акцентом.

– Чем не нравится, лягушатник?

– Люси не отзвонилась. Не к добру.

– А верно! Я-то и забыл. Контрольный звонок должен был быть минуты три назад, — усатый посмотрел на часы. — Одно из двух: или лабораторию засекли, или…

– Во время грозы её дерево прихлопнуло! — усмехнулся конопатый Стас.

– Цыц! Мог и коммуникатор сесть.

– Люси очень аккуратна. Не думаю, что она упустила заряд или забыла про звонок.

– Верно, Жан, — согласился Стас. — Наверняка, лесники обход делали и наткнулись. И повязали нашу Люсю.

– Не каркай! — огрызнулся усатый. — Сомневаюсь, что у них ума хватит на кордон заглянуть!

– А если хватит? — спросил Стас.

– Если бы вы с Люськой к озеру не бегали, можно было бы и дальше работать. А из-за вас пришлось останавливать работу. Эти олухи долго бы ещё змею-мутанта искали… — усмехнулся усатый.

– Если бы ты на Воронцова не налетел…

– Смотри в воду не свались, золотой пацан… — усатый качнул лодку.

– А если они всё же заглянули на кордон? — заметил Жан. — Я бы не стал рисковать, Антон.

– Ладно, гребём к берегу, — приказал Антон.

Выйдя на берег, Гаврюков набрал на коммуникаторе код Кологривцевой. Коммуникатор молчал.

– Так… Это уже слишком, — Гаврюков задумался. — Сделаем так. Мы с Жаном идём к лаборатории. Если засекли, то лесники наверняка засаду устроили. Или там, или в балке. Мы пойдём по дальней тропе. Нас ждут со стороны озера. А если устроили засаду в лаборатории, то мы старый кордон издалека увидим. Осмотримся, поглядим… Уйти успеем.

– Так если засада, может не ходить? — предложил Пересветов.

– Можешь не ходить, если поджилки трясутся! — отрезал Гаврюков. — Там половина груза осталась. Я за эти деньги…

– Что ты предложишь? — усмехнулся француз.

– Я уже сказал — мы идём к лаборатории. А ты, — обратился Гаврюков к Стасу, — поплывёшь к острову, обойдёшь его с противоположной от лаборатории стороны и подойдёшь к станции.

– Зачем?

– Не трясись. За островом тебя от балки не видно. А другую часть озера они не просматривают — нас там не ждут. Пушка при тебе?

– При мне, — Стас показал бластер.

– Батарея заряжена?

– Полная.

– Добро. Люська сказала, что там детсад. Если лесники в засаде, то мелких оставили на кордоне. Вот ты к ним в гости и заглянешь. Посмотришь, что да как, нам сигнализируешь. Если лесники там — вернёшься к нам, вдоль ближнего берега… Сбежишь — и на Пангее достану.

– Если лесники там — меня засекут!

– Ты издалека увидишь, с острова — есть там люди или нет. Если нет, значит одни мелкие, со страху в избе прячутся. А если там одни мелкие, то сделаешь так…

***

На складе было тихо. Где-то зудел комар, внизу изредка ворочался Ху-Лу. Валя и Юлька встали и направились к двери.

– Вы куда? — встревоженно спросил Павлик.

– В кусты, сейчас придём, — ответила Юля, выглядывая в дверь.

***

Стас подгрёб к острову. Откровенно говоря, Стас оказался порядочным трусом. И сейчас его трясло от страха. Но Гаврюков был скор на расправу и слов на ветер не бросал, поэтому пришлось подчиниться. Стас вылез на берег и, спрятавшись в кустах, поднёс к глазам бинокль.

***

В лесу уже стемнело и было тихо: дневные обитатели готовились ко сну, а ночные ещё только просыпались в своих норах. Дювалье и Гаврюков надели «ночные» очки. Лес вокруг озарился серо-голубоватым сиянием.

– Вон они, — Антон показал рукой на балку. — Не зря я старую лодку там бросил. Ждут нас оттуда, с озера.

– Ты уверен? А если они разделились?

– Не дрейфь, лягушатник… Все они там. Люська всех расписала. Две девки, сам дед и его узкоглазая. Бородатого только не видно…

– Вон он.

– Вижу… Прикорнул в уголке. Так что, пошли. Стас! — Гаврюков нажал вызов на коммуникаторе.

***

Стас выбрался на берег. На кордоне никого… Ни огонька, ни человека.

– Стас! — послышалось в коммуникаторе.

– Тихо всё. Никого!

– Что, даже мелких нет?

– Я тебе говорю — никого.

– Осмотрись, как следует.

Стас, трясясь, будто осиновый лист, прошмыгнул под стеной дома, заглянул в окно лаборатории. Неожиданно раздались голоса. Стас замер, прижавшись к стене ангара…

Две девочки вышли из-за высокой постройки, что стояла недалеко от него. Поднялись по лестнице. Светленькая, с двумя хвостиками, шмыгнула в дверь первой. Вторая — черноволосая и узкоглазая, похожая на алтайку, оглянулась и, осмотревшись, тоже вошла внутрь, прикрыв дверь.

– Детсад здесь! Больше никого! Лошади в конюшне, флайер и шагоход на месте. Лодки тоже.

– Они здесь, вся компания. Включая и псину. Если через пять минут не дам отбой — действуй, как договорились. И смотри у меня!

– Не боись, — развязно ответил Пересветов. Как только Стас убеждался, что противник много слабее его, в нём всегда просыпался отважный тигр…

***

Гаврюков внимательно осмотрел постройки кордона. Ничего подозрительного. Ни звука, ни движения…

– Похоже, что никого нет, — шепнул Жан.

– Похоже… И Люськи тоже нет. Так что — быть на чеку. Если что, — беги в лес, к землянке. Понял?

– Не дурак…

– Хороший ты парень, лягушатник. Надёжный…

Браконьеры крадучись подошли к дому.

– А, что б тебя! Склад накрыло!

– Фляги целы…

– Вижу! — Гаврюков вошёл в пристройку. Осмотрел фляги и бак-накопитель. — А они здесь были, — Антон показал на следы, отпечатавшиеся на рассыпанном на полу меловом порошке.

Осторожно обходя дом, Жан и Гаврюков направились ко входу в лабораторию. Они не заметили, как от погружённой в темноту стены за углом пристройки беззвучно отделились две тени — высокий бородатый мужчина и спортивного сложения девушка, и, неслышно ступая мягкими сапогами-тормашами, направились вслед за браконьерами.

– Где эту Люську носит? — Гаврюков, окончательно успокоившись, вошёл в лабораторию и включил свет. В лаборатории всё осталось на тех же местах, что и вчера.

– Так, пока эти олухи нас ждут, перетащим фляги в яму и укроем. Как начнёт светать — оттащим к лодке. Если этот, конопатый, не сдрыснет. А послезавтра, — Гаврюков подошёл к углу лаборатории и, отодвинув пластиковый щиток, проверил провода, идущие от двух тёмных бутылей к небольшой чёрной коробочке, — наша изба погорит синем пламенем…

– Лес погорит вместе с ней…

– Наплюй, лягушатник. Леса много — не убудет. А мы уже далеко отсюда окажемся. А, чёрт, учётной тетради нет!

– Она у Люси…

– Хорошо бы. Впрочем, всё равно ничего не поймут.

Гаврюков проверил бутыли в других углах. Удовлетворённо хмыкнув, взял со стола дневник и вынул из кармана зажигалку.

– Погоди, мне он пригодится.

– Зачем? Лишняя улика.

– Без этого, — Дювалье вырвал тетрадь из рук Антона, — и без этого, — француз похлопал тетрадью себя по голове, — кто бы ты сейчас был? — в голосе Жана прозвучало плохо скрываемое презрение.

– Ладно – ладно, — примирительно сказал Гаврюков. — Можешь забрать, я не жадный!

– Отбой дай Стасу, — Жан засунул тетрадь за ремень комбинезона. — Аппаратуру жаль…

– Успеется. Как яму прикроем и к землянке уйдём, так и дам… А аппаратуру не жалей — институт тебе новую даст, вместе с Нобелевской премией! Теперь пошли — работы ещё много…

Гаврюков потянул ручку двери… Откуда на них прыгнули четыре цепкие, сильные тени, подельники так и не смогли понять…

Глава 22. Заложники

Долгое время ничего не происходило. Окон, как таковых, на складе не было, только небольшие световые люки под самой крышей. Внезапно свет в помещении погас.

– Что это?! — испугалась Юля.

– Не знаю, — Валя тревожно озиралась по сторонам. — Наверное, вчера грозой щит повредило. Он пока держался, а теперь — ёк!

Ребята включили аккумуляторный фонарь, и в этот момент дверь распахнулась. В помещение склада вошёл «общественник» Стас. Глядя на кривую и наглую усмешку парня, ребята почуяли недоброе.

– Где Дед? — угрюмо спросил парень.

– А никого нет, — пожала плечами Валя. — Все в обходе.

– Это хорошо! — ухмыльнулся Стас.

– А вы к кому? — спросил Павлик.

– К тебе! И к твоим подружкам, — Стас пододвинул табурет и уселся, вынув из висящей на плече сумки бластер. — Сидите тихо, мелочь, и всё будет хорошо.

Павлик похолодел — в руках Стаса был не парализатор, а настоящий боевой бластер, каким вооружается орбитальный десант. Конечно, сейчас на рубеже XXI и XXII веков убить человека очень трудно — есть ведь реаниматоры, где можно оживить человека, погибшего от самых жутких травм… Но ведь это, как убить...

– Правильно мыслишь, пацан, — одобрил Стас. — Будете рыпаться — рыбки в озере получат вкусный обед из трёх блюд, нарезку ломтиками! И в реаниматор засовывать будет нечего! — хохотнул «общественник», довольный собственной шуткой.

Ребята медленно сели на место. Стас удовлетворённо оглядел испуганных детей. Всё шло по плану…

***

Гаврюкова и Дювалье завели в помещение лаборатории. Порошин усмехнулся, оглядев задержанных — на лице Гаврюкова виднелись следы «автографа», оставленного биохимиком Воронцовым.

– Ну, Гаврик, опять мы с тобой встретились. Боюсь, что на этот раз придётся подвергнуть тебя полной очистке памяти, ибо ты неисправим…

Гаврюков хмыкнул, нагло ухмыльнувшись:

– Это, майор, мы ещё посмотрим. Люську, значит, повязали?

– Повязали… — Порошин пристально посмотрел на браконьера. — Язык у неё подвешен очень хорошо, аккурат по серединке, и оба конца отлично разработаны…

– Чего? — не понял шутки полицейского Гаврюков.

– Сдала нас Люси с потрохами, — ответил ему Жан.

– Верно, Дювалье. Где четвёртый? — жёстко спросил Порошин. — Станислав Пересветов?

– А это ты у лесников спроси! — осклабившись, ответил Антон.

– Каких лесников?

– А вот этих, что у тебя за спиной стоят, — Гаврюков с наглой ухмылкой глядел в глаза майору. — Пускай мелким позвонят, поинтересуются, как дела на кордоне. Может тогда по-другому заговорите. Но договориться мы всегда можем...

Побледневшая Олча стала набирать код внучки на коммуникаторе.

– Не говори «гоп», пока не перепрыгнул, — майор присел на стул.

– Помолчи, майор, свои условия я позже скажу, — нагло ответил Гаврюков.

***

На складе было по-прежнему тихо. Стас сидел, закинув ногу за ногу, и зевал, ожидая звонка Гаврюкова.

Внезапно раздался тихий скрип — за спиной Стаса приоткрылся люк, ведущий в подклет. В следующее мгновение люк отлетел, ударив кольцом-ручкой об пол, а из тёмного пространства вылетело что-то буро-мохнатое и рычащее.

– Какого чёрта! — обернулся Стас.

Позже, вспоминая тот момент, Павлик так и не смог понять, как он ухитрился сообразить и уложиться в то короткое мгновение, когда Стас обернулся, вскидывая бластер… Он резко оттолкнулся ногами от стола и, опрокинув стул, кувыркнулся с него, отлетев к полкам с охотничьими припасами. Схватив стоящую на нижней полке тяжёлую банку с охотничьим порохом, мальчишка изо всех сил метнул её в голову «общественника».  Выстрелить Стас не успел…

Ху-Лу одобрительно рыкнув, оскалился в ухмылке, и, схватив бездыханного Стаса за ноги, потащил браконьера в люк…

– Ой, у нас весь пол порохом засыпан! — ахнула Юля. — Взорвёмся ведь!!! Мама!!!

– Не ори, Юлька! Самое страшное — пол сгорит! — успокоила её Валя. — Вы, надеюсь, его поджечь не хотите? Если нет — то ничего страшного. Павлик, сядь, — Валя подняла стул и усадила мальчишку. — Всё хорошо!

Павлика колотило мелкой дрожью.

– Павлик? Может тебе мятных капель накапать? — обеспокоено спросила Валя.

– Ничего, сейчас пройдёт, — ответила Юля. — Он просто сильно испугался. Я своего брата знаю. Всё хорошо, Павлик. Ты — молодец, спасибо! — Юля обняла и поцеловала братишку. — А нам лучше сидеть здесь — Ху-лу рядом, если что.

Как-будто в ответ на слова девочки, внизу раздалось ворчание и визгливый, полный ужаса вопль пришедшего в себя Стаса. Послышался глухой удар, и вопли прекратились.

– Он его не прибьёт? — спросил пришедший в себя Павлик.

– Не-а. Может помнёт немного для острастки, а так… Сдаст тёпленьким. Стас не первый браконьер, которого Ху-Лу отловил, — беззаботно отозвалась Валя. В этот момент на Валином браслете прозвучал сигнал вызова.

***

– Айсуу, ответь! — Олча вызывала внучку по коммуникатору. Гаврюков лишь нагло и самодовольно улыбался, глядя на лесников.

Наконец, на браслете вспыхнул зелёный огонёк.

– Да, бабуль! — послышался весёлый, с тщательно, но неумело скрываемыми нотками озорства, голос Вали.

Олча облегчённо вздохнула, услышав голос внучки — она хорошо знала, что значат эти хитрые интонации:

– Айсуу, что там у вас? Всё нормально? Что ты хихикаешь, нашкодили опять?

На лице Гаврюкова надменность сменилась растерянностью — Олча слышала явно не то, на что рассчитывал браконьер.

– Всё нормально, бабушка! Просто на складе темно, и Пашка нас тут пугает!

– На каком складе?! И почему темно?!

– Да мы свет боимся зажигать! У нас весь пол порохом засыпан!

– Каким порохом?! Вы чем там занимаетесь?!

Гаврюков вертел головой, не понимая, что происходит, а Порошин уже не сдерживал хохота.

– Ну что, Гаврик? Говорил я тебе — не говори «гоп»!

Вале бы конечно остановиться и объяснить всё бабушке, но она была так рада, что это короткое и страшное приключение закончилось благополучно, что её уже было не остановить — девочку, что называется, понесло…

– Да это Пашка, балда! Я говорю — осторожнее, там стул стоит! А он ногой за него загрёб и упал на полку с припасами. А оттуда банка с порохом упала, и порох высыпался!

– А зачем вы её открыли?!

– Да мы не открывали! Она сама открылась, когда в голову этому гаду попала, который провода обрезал!

– Какие провода?! Айсуу, что у вас там происходит?! Выпорю, ей-богу!!

– Да этот, который в подвале сидит, он провода обрезал электрические! И света нет! Аккумулятор скис. Мы, правда, старую керосиновую лампу нашли, но боимся зажигать — на полу порох! Взлетим, к лесной бабушке!!! А, кстати, у нас керосин-то есть?

– Какой керосин?! Я тебе зажгу, пироманка юная!!! Где вы этот хлам откопали только!!! Вернусь — выброшу! И ещё! Будешь ругаться — выпорю… к лесной бабушке! Вместе с Херелом и Шенне! Совсем за неделю одичали, родители вас не узнают! — последние фразы Олча говорила уже в шутку, сквозь смех.

– Ну, что, Гаврюков, доигрался? Теперь ты по полной огребёшь! За взятие в заложники несовершеннолетних. Увести, — Порошин сделал знак полицейским увести задержанных. — Хотя нет — пусть дослушает. Олча Шолбановна, позвольте? — Порошин взял коммуникатор. — Валя, объясни толком, кого вы там в подвале держите?

– Да не мы держим! А Ху-Лу! — в коммуникаторе послышался стук люка. — Не знаю… Что-то человекообразное… Ху-Лу его помял немного, когда ловил — не разберёшь теперь. Но вроде дышит… А бластер он нам отдал.

– Кто отдал?

– Ху-Лу нам отдал бластер этого человекообразного. Лесные люди же с ним обращаться не умеют, а он — боевой!

– Ладно. Передай Ху-Лу, чтобы случайно не съел его! — усмехнулся майор. — Мы летим в Избушку, — Порошин вернул коммуникатор Олче и посмотрел на побледневших браконьеров. Гаврюков потерял всю спесь и, сжавшись, затравленно глядел на майора. А во взгляде Дювалье появились заискивающие ноты. — Увести. И кстати, Гаврюков, на пожар здесь не рассчитывай — твои реактивы в бутылях ещё днём озёрной водой заменили!

Глава 23. Лань вышла к людям

Остров от урагана почти не пострадал. Упало лишь два старых тополя, росшие в самом центре Изумруда. Пока Дед и Леонид пилили толстые стволы, Павлик и девочки обходили берег.

– Жалко, лань так и не нашли… — вздохнула Юля. — А завтра уже домой…

– Зато браконьеров поймали! — ответила ей Валя. — Люся теперь получит! Это не на конюшню залезть!

– А почему не нашли? — возразил Павлик. — Я же её следы заснял и шерсть нашёл. И саму видел!

Внезапно Павлик замолчал — недалеко от того места, где стояли ребята послышался хруст веток. Кто-то крупный ходил в зарослях. До слуха детей донёсся тихий мелодичный свист.

– Это она! Это она так свистит!!! — Павлик оглянулся на заросли и осторожно подошёл к ним. Юля, подошедшая к брату, лишь открыла рот, тихо ахнув.

– Валя… Быстрей сюда… — Юля говорила тихо, чтобы не спугнуть…

На небольшой полянке стояли четыре больших грациозных зверя. Похожие статью на что-то среднее между лошадью и оленем, с короткой и шелковистой серо-голубой шерстью и большими внимательными чёрными глазами, обведёнными светло-голубой полоской. Большие головы животных венчали тонкие веточки рогов. Самый крупный из них, видимо, вожак, внимательно смотрел на детей.

– Не бойся нас, — прошептала Юля, — мы тебя не обидим.

– Мы только сфотографируем вас, ладно? — попросила ланей Валя. — Не убегай, пожалуйста!

– Мы с тобой одной крови, ты и я! — неожиданно сказал Павлик, выходя на полянку.

И… Может быть, подействовали слова, прочитанные Павликом в книге про Маугли, а может, животные просто почувствовали, что дети действительно не причинят им вреда… Но грациозные голубые лани на этот раз не убежали. Вожак подошёл ближе к Павлику и доверчиво ткнулся тёплыми губами в протянутую ладошку мальчика…

***

Ребята не поверили своим глазам, когда в общую комнату Избушки вошёл сам Адыбай Борджигин, знаменитый биолог, руководитель первой экспедиции на Аркадию и директор Института Экзобиологии АН.

– Ну, здравствуйте, коллеги, — улыбнулся учёный, пожав руки смущённым ребятам. — Я не шучу. Я действительно считаю вас своими коллегами, юными учёными. Найти неизвестное животное, поверив в легенды и байки, и не испугавшись насмешек… На это нужно немалая смелость и может даже мужество… Молодцы! А знаете, откуда взялась эта таинственная голубая лань?

– Нет… — растерянно ответил Павлик.

– Нам очень помогли шерсть и другие материалы, которые ты, Павлик, отправил в Академию наук. Голубая лань родом с планеты Земля-2. Это единственное животное, уцелевшее во время катастрофы корабля «Рубин» семь лет назад. И не только выжившее, но и прижившееся на нашей планете, успешно вписавшись в экосистему Земли.

– Вот это да!.. — не сдержала удивления Валя.

– Вот так-то… — Адыбай, улыбнувшись, щёлкнул Валю по курносому носу. — Вы, кажется, сегодня летите домой, в Москву?

– Ага!

– Тогда я вас могу подбросить! 

– Спасибо, Адыбай Богдырович! — обрадовались ребята.

– Ху-Лу, спасибо тебе, — дети по очереди обняли мохнатую шею лесного человека.

– Мы обязательно ещё приедем сюда! — Юля и Павлик помахали рукой Олче, Деду и остальным лесникам, забираясь в вертолёт. — До свидания!

Эпилог

Павлик вошёл в живой уголок. Никого не было видно. Слышно только, как булькали пузырьки аэратора в аквариуме, и кричали дурными голосами два глупых попугая, сидевшие в вольере у самого входа. Мальчик тихонько прошёл к аквариумам и только тут заметил Альку, сидевшую за столом. Алька не видела его, увлечённо рисуя в альбоме.

«Наверно, какую-нибудь редкостную гадюку зарисовывает», — ухмыльнулся Павлик и, воспользовавшись тем, что Алька его не видит, увлечённая рисунком, подошёл ближе. К его удивлению, Алька рисовала… море. Синее-синее море, и плывущий по лазурным волнам кораблик с белоснежными, надутыми попутным ветром парусами. А за кормой кораблика вынырнул из волн любопытный дельфин… И смотрел на стоящую за штурвалом девочку в тельняшке и белой юбочке, такой же, как у девчонок из Морского клуба. Девочка смело смотрела вперёд синими, как море глазами, и ветер играл с большими белыми бантами, такими же, как у самой Альки…

«Это она себя нарисовала, что ли? — удивился Павлик. — Алька любит море? И паруса?»

Алька вздрогнула и, захлопнув альбом, обернулась к мальчишке.

– Чего тебе? — в голосе Альке был странная смесь испуга и досады, как будто Павлик застал девочку за чем-то очень личным, что не предназначалось для чужих глаз и ушей.

– Привет. Я её всё-таки нашёл. Голубую лань, — улыбнулся мальчик.

– Поздравляю, — рассеянно и с какой-то грустью в голосе ответила Алька.

Улыбка исчезла с губ мальчика.

– Что же ты не рад? Не улыбаешься? — Алька пыталась изобразить ехидство, но фраза получилась лишь колючей.

Павлик промолчал.

– Ты выиграл спор. Какие будут желания? — на этот раз ехидство получилось, и Алька ухмыльнулась.

«А ведь у Альки глаза никогда не смеются, как у других девчонок, — неожиданно отметил про себя Павлик. — Даже когда она смеётся, её глаза всё равно грустные. Почему?»

– Ну? — нетерпеливо спросила Алька.

– Ты так ничего и не поняла…

– А что я должна была понять? То, что ты решил доказать этому Сивакову, что ты настоящий исследователь, да? А зачем? Что Глеб из вашего Космического клуба, что Сергей… Это такие люди. Понимаешь? Ты им ничего не докажешь… Хоть вывернешься наизнанку! Это — дураки набитые! И надутые! И если ты решил им что-то доказывать, то ты такой же дурак!

– Я хотел доказать себе… Но тебе, как видно, этого не понять… — Павлик положил на стол журнал «Вестник биологии» и повернулся к выходу. Алька с недоумением посмотрела ему вслед:

«Он что, обиделся? Но ведь это он начал спор, а не я!»

Но выйти Павлик не успел. В зооуголок влетели весёлые юннаты во главе с восьмиклассником Сергеем Сиваковым, председателем кружка.

– Ну что, трепло, нашёл свою синюю олениху или как там правильно? А! Вспомнил — голубую лань? — ехидно-весело, с ноткой превосходства, спросил он Павлика и оглянулся на остальных юннатов, ожидая реакции на свою «гениальную» шутку. Павлик успел заметить, как Алька спрятала альбом под книжную полку.

– Нашёл, — ответил Павлик, глядя в глаза насмешнику и улыбнулся. — А что, завидно?

– Было бы чему завидовать, — буркнул Сергей — насмешка не удалась.

– Правда, Павлик? — с интересом и, в то же время, сомнением (и это не укрылось от внимания мальчишки) спросила Нина Оркина, высокая, спортивная семиклассница, ставшая в этом году лучшим юннатом Москвы и с гордостью носившая значок.

– Вон, смотрите, — равнодушно ответил Павлик, кивнув на увлечённо читавшую журнал Альку. — Это единственное животное с «Рубина», выжившее после катастрофы.

– Все животные с «Рубина» погибли. Это достоверно установлено Академией наук, — скептически хмыкнул Вовка Вольнов из параллельного класса.

– А она не погибла! — упрямо ответил Павлик.

– Академик Знаменский уже давно писал, что криптозоология — это лженаука. Земля давно изучена…

– А снежный человек? — усмехнулся Павлик. — Знаменский писал, что это бред пьяных туристов. А я с Ху-Лу, снежным человеком, за одним столом сидел и разговаривал, как с тобой!

– А на каком языке, если не секрет? — в голосе Нинки прозвучало ехидство.

– На тунгусском! — усмехнулся Вовка.

– Валька их, наверное, научила! — с издёвкой произнёс Сиваков. — Вы же в Золотые горы летали, Алька проболталась. Дай угадаю, — обратился он к Павлику, — доктор биологических наук Заворыкин — Валькин дед вам показал, где она живёт. Тут бы и слепой нашёл! Отдохнули в заповеднике, в озере накупались, в гости к вашей лани сходили… А ты бы попробовал, как Адыбай Борджигин, который олгой-хорхоя нашёл, полтора года по монгольским степям за ним проходив. Слабо? Вот тогда я тебе пожму руку, как учёный учёному. А так… Трепло ты! И хвастун!

– Адыбай Багдырович мне лично руку пожал, как учёный учёному, — улыбнулся Павлик. — Он сам прилетел к нам, на станцию Шестого участка, чтобы на лань посмотреть…

– Не трепись, — осадил его Сиваков. — Чтобы сам Борджигин к вам в лесничество приехал? У него и других дел полно.

Павлику в тот момент очень захотелось сказать какую-нибудь гадость надменному подростку, но мальчишка сдержался, лишь сжав кулаки.

– Дурак ты, — спокойно (хотя в душе всё кипело) ответил ему Павлик.

– Что ты сказал? — глаза Сергея сузились в злые щёлочки.

– Что ты — надутый дурак, — спокойно повторил Павлик.

– Вот что, Воробьёв, — к Павлику подошла Зойка Куракина, Нинкина подруга, — Мало того, что ты — трус, трепло и хвастун, ты ещё и забияка. Нам такие, как ты — не нужны! Иди отсюда! Как только тебя в Космический клуб и кружок юных техников приняли, не понимаю!

– Да вы сами! — не сдержался Павлик. — Да вы!.. — Павлик выбежал из зооуголка и, обернувшись, крикнул: — Да вы сами мне нужны, как ежу — футболка!

Павлик обернулся быстро, но Алька успела заметить блеснувшие в глазах мальчика слёзы.

– Зачем вы так! — Алька вскочила с места и, посмотрев вслед мальчишке, обернулась к кружковцам. — И при чём тут Валькин дед?

– А притом, причём и твой, сопля! — усмехнулся Сергей. — Ваши дедушки вам любую экспедицию, вместе с экскурсией устроят! Хоть в Антарктиду! Хоть на Землю-2! От тебя тоже толку в кружке, как от рыбы шерсти!

Алька вспыхнула и, всхлипнув, выбежала вслед за Павликом.

Вошедший в зооуголок Борис Сергеевич с удивлением посмотрел вслед девочке.

– Что случилось? Где Павлик?

Нинка, читавшая журнал, вдруг подошла к Сергею и отвесила мальчишке звонкий подзатыльник.

– Ты что, спятила! — взвился подросток.

– Тебе не стыдно? Алька самая маленькая из нас, ей всего десять! А тебе, здоровому лосю — четырнадцать! Завтра у нас выборы нового председателя! — объявила Нинка. — А ты, Сиваков… Ещё одна такая выходка — и мы тебя выгоним из кружка! Хоть ты и лучший юннат!

– Ты что, тоже решила за этого хвастуна заступиться?

– На! — Нинка кинула ему журнал.

На фотографии, на центральном развороте журнала, знаменитый биолог-исследователь и руководитель экспедиции на Аркадию Адыбай Борджигин поздравлял смущённых ребят: Павлика, Юлю и Валю. Среди лесников спрятался от взгляда фотокамеры Ху-Лу… А на второй фотографии была запечатлена и таинственная лань…

– И ещё вот это почитайте, — Борис Сергеевич протянул Сивакову газету со вчерашним выпуском новостей. — Читай-читай, вслух.

Вчера, в заповеднике Золотые горы Горного Алтая была задержана группа браконьеров. В состав группы входили известный биофизик Жан Дювалье, активисты общественного экологического движения Люсьена Кологривцева, уже имевшая проблемы с полицией по делу «марсианских жеребят», и Станислав Пересветов, студент биофака МГУ и сын известного писателя и общественного деятеля Василия Пересветова. Руководил группой бывший охотинспектор Антон Гаврюков, уже не раз привлекавшийся к ответственности за незаконную охоту и лов зверей.

Прикрываясь именем общественных активистов экологической экспедиции, браконьеры заготавливали биологическое сырьё, намереваясь продать его на планетах «новых цивилизаций». Вывоз заготовленного сырья осуществляли известные спортсмены-воздухоплаватели Давид Зиберман и Зоя Петракова, в прошлом году ставшие чемпионами Восточно-Европейской лиги воздухоплавательного спорта.

Группа нанесла серьёзный урон биосфере заповедника и оказала сопротивление полиции и егерям при задержании. Стремясь избежать ответственности, преступная группа Гаврюкова пыталась взять в заложники работавших в заповеднике юных натуралистов — московских школьников Павла и Юлию Воробьёвых и Валентину Полосухину. Благодаря смелым действиям ребят, полиции удалось благополучно задержать и изолировать преступников.

– Жан Дювалье! — ахнула Зойка. — Он же известный учёный, он даже к нам в кружок приезжал!

– А Давид Зиберман и Зоя в прошлом году у нас в секции мастер-класс проводили, — удивлённо ответила Нина и добавила виноватым голосом: — Да, если бы Воробьёв решил хвастаться, то наверняка сказал бы про браконьеров…

– Прогнали хороших ребят? — покачал головой Борис Сергеевич. — Пионеры, всем детям примеры! — в сердцах сказал он и кинул на стол журнал.

– Мы их сейчас догоним и всё объясним! — Вовка кинулся было к двери, но остановился, услышав слова учителя.

– Сомневаюсь, что Алина и Павлик захотят выслушать ваши объяснения, — сказал Борис Сергеевич и вышел из живого уголка.

***

Павлик молча шёл по коридору, когда увидел стоящую у окна Альку. Девочка всхлипывала, вытирая слёзы.

– Алька, ты что?

Девочка промолчала.

– Извини, я не хотел тебя обидеть!

Алька оглянулась на него.

– Тебе не за что извиняться… Ты тут не причём.

– Всё равно, извини. Они ведь перед тобой не извинятся… А ты в тысячу раз лучше них, — Павлик присел на подоконник и склонил голову, глядя в пол. — Я видел рисунок… Ты мечтаешь о море, да?

– Не твоё дело… — ответила Алька, но её голос не был злым, в нём, скорее, звучала глубокая обида.

– Извини, я просто спросил… — Павлик пожал плечами и пошёл к выходу.

«Павлик, постой! — хотела было крикнуть ему Алька, но Павлик уже вышел.

«Зачем ты так? — спросила она сама себя, грустно глядя вслед мальчику. — Он ведь просто спросил, а ты… Поэтому у тебя и нет друзей — ты сама отталкиваешь их от себя!»

«Я докажу им! Докажу! — запальчиво крикнула девочка и вдруг замолчала. — Ты так ничего и не поняла… — вспомнила она слова мальчика. — Я теперь поняла, Павлик. Поняла… Прости меня, пожалуйста». И Алька, вытерев слёзы, вышла вслед за Павликом.

Конец

 

[1] Повесть «Загадка “пирамидок”»

[2] Рассказ «Алый жеребёнок»

[3] Лётчики-наблюдатели.

[4] Небольшой летательный аппарат типа вертолёта с четырьмя несущими винтами.

[5] Прибор для химического анализа. Работа прибора основана на измерении спектра луча света, отражённого от цветной индикаторной полоске, взаимодействующей с исследуемым веществом.

14:55
RSS
12:48
Здравствуйте, уважаемый Михаил! Спасибо за присланную повесть. Это законченное, увлекательное, профессионально сделанное произведение. Прекрасная фантастическая и приключенческая повесть для детей. Я опубликую её на сайте журнала «Искорка» и дам ссылку-рекламку на неё в пяти наших группах в интернете.
Всего Вам самого доброго! С наступающим Днём трудящихся!
14:40
Здравствуйте, Юрий! Спасибо за отзыв! Эта повесть одна из первых в цикле «Павлик и Юля» о приключениях неразлучных друзей: Юльки, Павлика, Яси, Вали, Альки и Димы.
Загрузка...