Рубрикатор заявок на публикацию в журналы

Александр Тимофеичев
Автор публикации:

Анализ стихотворения Осипа Мандельштама «Я скажу это начерно, шопотом...» (Невечерний свет)


Анализстихотворения О. Мандельштама проведёнс использованием идей, высказанных в моей статье «Читаю стихи, или Как читатьстихи».


Яскажу это начерно, шопотом,

Потомучто ещё не пора:

Достигаетсяпотом и опытом

Безотчётногонеба игра.


Ипод временным небом чистилища

Забываеммы часто о том,

Чтосчастливое небохранилище —

Раздвижнойи прижизненный дом.

 


Этостихотворение неоднократно анализировали,как правило, помещая его в контекст каквсего творчества поэта, так и стиховпоследних лет жизни. Делались выводы,которые я не буду повторять со всемиподробностями, так как они бывалипротивоположны друг другу по сути. Тами творчество-труд («потом и опытом»), иустроенный быт («прижизненный дом»), иреалии 1937 года («скажу… шопотом»), имоцартианство-сальеризм, и недовериек полёту воображения («достигаетсяпотом и опытом безотчетного неба игра»),и недоверие к небу («под временнымнебом»), и, наоборот, небо как вечноеубежище поэта («счастливое небохранилище»),и проявление «пушкинского закона приятиясущего», и возрождение духа Данте с егонебом-раем, и т. д. и т. п. Характерно,что для доказателства своих выводоввсе комментаторы привлекают массудругих текстов О. Мандельштама,забывая о собственно стихотворении.

Ночитатель не обязан знать другие стихиавтора, читая конкретное стихотворение.Оно само по себе, своим существованиемв пространстве и времени уже образуетсвой космос, своим словником описываяего полностью, не отсылая читателя кдругим стихам («там, мол, я об этом тоженаписал, но подробнее — или по-другому,или имея в виду совершенно другое, илиищите разгадку там...»). Иначе получаетсякакая-то ерунда: поэт мыслит о себе како книге, где собраны все его творения.

Поэтомуобратимся непосредственно к тексту,забыв, что мы ещё что-то такое читали уО. Мандельштама.

МеталогичностьО. Мандельштама отличается отметалогичности поэтов-современников.Для многих из них металогичность быласредством выразительности в пределахстроки или строфы и очень редко — вконтексте всего стихотворения. УО. Мандельштама металогичность, какправило, служила замыслу всего стихотворения. Я бы сказал, что многиестихотворения О. Мандельштама,особенно в последний год жизни,представляли собой как бы мега-метафоры,т. е. понятные лишь в смысле всегопроизведения. (Термин «мега-метафора»не новый, в другом контексте он встречаетсяв киноведении.) Поэтому если не понятьосновной поэтический образ всегостихотворения, его мега-метафору, оноостанется тайной за семью замками. Какаяже тайна скрывается за словами, изкоторых состоит стихотворение?

Согласноглавному Закону поэзии (см. раздел 9 моей статьи), анализ стихотворения начинаемс анализа его словаря. Сразу бросаетсяв глаза три упоминания слова (или корня)«небо». Могут ли они означать одно и тоже при такой краткости стиха? Конечноже, нет. Если бы «небо» нужно былоупомянуть в его прямом значении, поэтнашёл бы синонимы.

«Безотчётного неба игра». Поэтический троп, которыйимеет несколько глубинных смыслов. Наповерхности — тот, о котором любительпоэзии (не литературовед), не задумываясь,скажет, что речь идёт о вдохновении исвязанном с ним воображении (фантазии).Это подсказывает ему не только ассоциациис похожими строчками в русской поэзии,но и устойчивое выражение «игравоображения», незримо присутствующаяв строке. А сочетание «безотчётное небо»словно говорит о прихотливой жизниоблаков в небе, с которым действительноможно сравнить фантазию поэта.

Носуществуют более глубокие смыслысловосочетания «безотчётное небо» иони более важны, чем лежащее на поверхноститрактовка. Какое небо никому не даётотчёта? Только если под этим поэтическимтропом понимается Бог. Дорога к Богу и«достигается потом и опытом» всей жизни.А для поэта «безотчётного неба игра» —это то вдохновение, те строки, которыеему посылает Бог в награду за «пот иопыт» его труда.

«Подвременным небом чистилища». Небоне бывает временным. Но в чистилище…Христианскую наполненность поэзииО. Мандельштама не сковывали никакиерамки ортодоксального христианства.Но ассоциация с Данте здесь очень слаба,потому что временность у двух поэтов вэтом контексте понимается совершеннопо-разному. Взглянув на это сочетаниекак на сложную метафору, как на поэтическийобраз, мы неизбежно придём к выводу, чторечь идет о человеческой жизни на земле.Не она ли определяет вечную жизнь нашейдуши после смерти? Поэтому поэт и называетеё «чистилищем». И тогда становитсяпонятным сочетание «временное небо».

«Счастливое небохранилище». Эта строка вместесо следующей, мне кажется, поставила втупик критиков. Зададимся вопросом: чтопоэт имеет ввиду под «небохранилищем»?И вот она, мега-метафора, которую намподсказывает следующая строка: «Раздвижнойи прижизненный дом». Комментаторыстыдливо (от непонимания образа) первоеслово старались обходить стороной, иобычно рассуждали на тему «прижизненныйдом» — как о жизни на земле, пусть ив философском смысле, об уютном домике…Это у Мандельштама-то! С его склонностьюк безбытности (отсутствию всякого быта)!А слово «раздвижной»-то почему? Он что —японец?

Только ГЛАЗА в контексте образа последнихдвух строк можно назвать «раздвижными прижизненным домом». В глазах поэтаотражается небо: и как посыл для еговоображения и вдохновения, и как самопо себе, и как место вечной жизни егодуши после смерти.

Послеразгадки этой мега-метафоры сразустановятся понятными все строкистихотворения.

«Начерно» —потому что жизнь человека на земле лишьчерновик будущей вечной жизни.

«Шопотом» —не потому, что на дворе 1937-й, а потому,что о будущей вечной жизни не кричат, ашёпотом молятся, и «потому что ещё непора», ещё не пришёл последний час, ивдохновение ещё не покинуло поэта, хотятакая сложная металогичность его поэзии«достигается потом и опытом». Известно,как О. Мандельштам сочинял стихи:после первого наброска — это дни инедели погружения в метафорикустихотворения, его звуковую стихию,постоянное проговаривание стихов вслухи вполголоса, где бы ни был поэт.

Нокак «забываем мы часто о том», что нашабудущая вечная жизнь в наших руках,только пока мы живы («прижизненный»).

Дополняяанализ стихотворения, скажем, что теперьстановятся понятны некоторые поэтическиетропы «Стихов о неизвестном солдате»(написанных в эти же дни), где глаза ужемертвых людей и мёртвого поэта называютсяиначе, а для глаз живого, но уже умирающегочеловека также используется образ«своего дома» («глаза» в этом стихотворениитакже основная мега-метафора):


Дочего эти звёзды изветливы!

Всёим нужно глядеть — для чего?

Восужденье судьи и свидетеля,

Вокеан без окна, вещество.

...


Аравийскоемесиво, крошево,

Светразмолотых в луч скоростей,

Исвоими косыми подошвами

Лучстоит на сетчатке моей.

...


Дотого ль должен череп развиться

Вовесь лоб — от виска до виска, —

Чтоб в его дорогие глазницы

Немогли не вливаться войска?

...


Ясностьясеневая, зоркость яворовая

Чуть-чутькрасная мчится в свой дом,

Словнообмороками затоваривая

Обанеба с их тусклым огнём.

...


Длятого ль заготовлена тара

Обаяньяв пространстве пустом,

Чтобыбелые звёзды обратно

Чуть-чутькрасные мчались в свой дом?

...

 


Когдавозникает необходимость искать в стихахмега-метафору? До О. Мандельштамаэтот приём практически отсутствовал врусской поэзии, потому что все слова,все поэтические тропы, все затейливыеразвития сюжета в стихах можно былопонять и объяснить. Но когда у поэта,про которого уж точно знаешь, что онпросто так ни одного слова не напишети не поставит лишней запятой (и, какследует из моей статьи, так вначаленужно думать о любом авторе стихотворноготекста), вдруг обнаруживаются в текстеслова, появление которых трудно объяснить,даже обратившись ко всей его поэзии ик фактам из его жизни (что в принципечитателю делать не пристало), тогдавремя задуматься о присутствиимега-метафоры. То же самое, когда авторнезнакомый, когда всё в порядке и вродепо правилам, а текст совершенно непонятный.И попытаться найти эту мега-метафору,исходя из всего своего читательскогоопыта. Потому что чтение стихов — непростое удовольствие, это — труддуши и ума.






13:25
RSS
Кого заинтересует моя статья «Читаю стихи, или Как читать стихи», на которую я ссылаюсь, пишите в личку.
21:32
Я скажу это начерно, шепотом,
Потому, что еще не пора:
Достигается потом и опытом
Безотчетного неба игра.
И под временным небом чистилища
Забываем мы часто о том,
Что счастливое небохранилище
Раздвижной и прижизненный дом.


Я ни разу не знаток О.Мандельштама, да и поэзии в целом. Поэтому многозначительно хмурить брови и морщить лоб не буду. Просто выскажу своё непрофессиональное мнение об этих столь подробно разбираемых здесь строках. Как обычный и, прямо скажем, не очень поэтически развитый читатель, слово «достигается» я здесь воспринимаю как «постигается». То есть, понимаю так: лишь со временем человек понимает куда и зачем его вела судьба (Рок, Небеса, Бог), зачем и почему он проходил все выпавшие на его долю жизненные испытания (Постигается потом и опытом).
А выражение "раздвижной дом" я понимаю как ограничиваемый количеством людей (или душ), но при этом «безграничный», поскольку на всех места хватит, сколько бы этих душ в итоге не было. Будет вечное и бесконечное пополнение — до бесконечности раздвинется и этот «дом».
Спасибо за внимание к моей заявке.
Возражение на первое замечание. Мандельштам был очень требователен и щепетилен к словам. Если он выбрал «достигается», то следует его и рассматривать. «Постигается» — слово совершенно другого значения в контексте даже одной строки.
Возражение на второе замечание: А куда Вы денете слово «прижизненный», которое противоречит Вашей интерпретации?
23:06
Мандельштам был очень требователен и щепетилен к словам. Если он выбрал «достигается», то следует его и рассматривать.


Да, разумеется, спорить с этим глупо.
Проблема только в том, что, зачастую, читатели, критики, литературоведы приписывают выражениям выдающегося автора столько смыслов и глубинных планов, о которых он, возможно, и не задумывался вообще! На самом деле это просто указывает на многоплановость и глубину, на восприятие и реакцию каждого отдельного читателя и его последующую интерпретацию. В этом и проявляется талант или гений автора — каждый читатель видит что-то своё, при этом все оценки ни в коем случае не противоречат друг другу, отличаясь лишь в нюансах.
Например, простое слово «Смеркалось» можно расценивать как намёк на закат жизни, или на окончание неких процессов в жизни главного героя, на оценку политической обстановки, на отсутствие перспектив развития, или же, наоборот, на то, что совсем скоро взойдёт солнце и всё поменяется к лучшему… И т.д. А на самом деле автор, может быть, имел в виду лишь время суток.
23:19
Одно маленькое дополнение:
Слова «достигается» и «постигается», на мой взгляд, отличаются одним принципиальным качеством — достичь чего-то можно, постичь что-то до конца — никогда. Точно так же как постигать можно вечно, а вот вечно достигать — это абсурд.
Вот он и написал здесь:
«Достигается потом и опытом» — то есть приходит к полному пониманию «что, зачем и почему».
Но это лишь моё личное впечатление и понимание этих строк.
Своим анализом я просто хотел показать, что Мандельштам очень понятен, когда поймёшь, о чём его стихотворение и какими средствами он это выразил. А вот после этого уже можно и поговорить, что там у него на самом деле было в голове и подсознании. К сожалению, вот с этого последнего почему-то многие и начинают. Почитайте книги мандельштамоведов — и Вы поймёте меня. А то, что каждый читатель видит и чувствует что-то своё — так кто ж с этим спорит!
Но Мандельштам выбрал «достигается». В этом он хотел быть ТОЧНЫМ.
23:50
В этом он хотел быть ТОЧНЫМ.

Абсолютно верно! Именно поэтому он и выбрал точное, конкретное и законченное, или имеющее видимые, осязаемые (или осознаваемые) границы, понятие «достигается», а не аморфно-размытое, безграничное слово «постигается».
Одна из основных ошибок большинства толкователей «тёмных» непонятных мест в поэзии Мандельштама — это выхватывание этих мест из контекста всего стихотворения и попытка интерпретировать их независимо от текста всего стихотворения. Практически Вы сделали то же самое: попытались объяснить, как понимаете два слова в восьмистишии, выхватив их из всего стихотворения как единого существа. Это как три слепых мудреца щупали слона за разные части его тела (хобот, хвост и ногу) и каждый говорил потом, что такое слон.
23:09
Простите, Александр, вы считаете себя носителем истины?
Тогда я, пожалуй, благоразумно удалюсь.
В данном случае я могу только предложить Вам сделать свой анализ этого не всем понятного восьмистишия. Или любого другого стихотворения, считающегося «непонятным» (их у Мандельштама хватает). И Вы станете «носителем своей истины» — если получится убедительно.
Жаль, что мой анализ был для Вас неубедителен. Но я ведь написал, что чтение стихов — это труд не только души, но и ума.
23:44
Но я ведь написал, что чтение стихов — это труд не только души, но и ума.

Я оценил эту вашу фразу и заключённый в ней весьма изящный намёк. Оставим мои умственные способности на препарирование потомкам, хорошо?
Я лишь скажу, что перечитав это же стихотворение спустя час, я пришёл к совершенно иным умозаключениям, практически противоположным. Замечу для начала, что я вообще скептически, даже неприязненно отношусь к поэтическим произведениям, содержащим слово «Бог». И вовсе не потому, что я противник веры, или, наоборот, абсолютный адепт, считающий, что всуе имя Господне произносить не стоит. Просто тема эта настолько тонкая и деликатная, что об этом надо писать либо очень хорошо, либо не трогать ее совсем! Кстати, Осип Мандельштам его здесь тоже ни разу не применил, ограничившись «небесами» с маленькой буквы. Но это так, лирическое отступление. А теперь о строках великого поэта, в которых он говорит однозначно:
«Чистилище» — это временное место пребывания. А вот «настоящее вечное» — это Земля — «раздвижной дом», где места хватало, хватает и всегда хватит на всех. И жить надо не «завтрашним сомнительным будущим» где-то на небесах, а здесь и сейчас. И земная жизнь — это вовсе не черновик и не тренировка перед «вечной жизнью», как вы здесь написали, а самая настоящая и самая главная, поскольку «оттуда» уже ничего невозможно будет исправить.
А Небо пусть себе продолжает играть в свои «безотчетные игры». Оно ведь никому не подотчетно, в отличие от нас, живущих здесь, где мы отвечаем не только перед Небесами, но и перед собой, перед близкими, перед ровесниками, потомками, памятью о себе…
Что ж Вы сразу на себя примериваете? Я себя имел в виду: мне не хватило ума, чтобы мой анализ убедил самых-самых… умных, скажем так.
А по сути Вашего ответа: каждый комментатор этого стихотворения (а их не меньше дюжины, этих анализов) уверен в своей правоте. Каждый считает себя «носителем истины». Вот и напишите свой анализ, как я уже предложил, Ваше понимание этого стихотворения имеет право на существование. Тогда бы не было нашей «перепалки». А уж читатель сам оценит, остаются ли после моего или Вашего анализа непонятные места в восьмистишии. Как по мне: после Вашего нынешнего ответа остаются. Вот и напишите анализ.
09:29
их не меньше дюжины, этих анализов

На мой взгляд это говорит лишь об одном: работы выдающихся мастеров столь многогранны и глубоки, что ни один даже самый проницательный и широкоформатный взгляд не может охватить их произведение полностью. И каждый из читателей, литературоведов, аналитиков видит что-то свое, настаивая при этом на своей правоте. Или не настаивая, а просто делясь этим своим пониманием и открытием. Банально, но в итоге никто из них не является носителем истины, поскольку ею не владеет и сам автор. И слава богу!
Кстати, подумалось вдруг, «раздвижной дом» может быть и Вселенной. Ведь известно, что она постоянно расширяется уже на протяжении 12 млрд лет, если следовать теории Большого взрыва. В таком случае О.Мандельштам выступает здесь вообще как атеист. Ну или как агностик.
1. Чувствую, что постепенно что-то в Ваших взглядах на стихотворение меняется, взять трансформацию Вашей интерпретации слова «достигается». Теперь задумайтесь над тем, что первая строфа, особенно первые две строки, в рамках Вашей интерпретации слова «чистилище» и всей второй строфы совершенно необъяснимы. Ваша трактовка — наглядный пример выхватывания текста для комментария из целого стихотворения.
2. Мандельштам был верующим человеком, покрестился в зрелом возрасте, и в его произведениях слова «Бог» и «Господь» (с большой буквы) упоминаются нередко, как в прозе, так и в поэзии, хотя по канонам иудаизма, в среде которого прошло его детство, эти слова не должны произноситься.
3. Теория Большого Взрыва не только не противоречит вере в Бога, но даже наоборот, напрямую свидетельствует о его существовании. Так что атеизмом и агностицизмом тут и не пахнет.
4. Ни один из «дюжины анализов» меня не удовлетворил именно потому, что остались непонятные места. Было заметно, что их концепции просто «притянуты за уши». И это касается не только данного восьмистишия.
15:40
Чувствую, что постепенно что-то в Ваших взглядах на стихотворение меняется, взять трансформацию Вашей интерпретации слова «достигается»

Теория Большого Взрыва… напрямую свидетельствует о его существовании.


У меня к вам две просьбы: не домысливайте за меня, пожалуйста. Моё мнение о трактовке выражения «достигает» в данном контексте осталось неизменным.
И второе: пожалуйста, без проповедей. Для этого есть другие, более подходящие места.
Тогда — успехов Вам в освоении мировой культуры.
Александр, добрый день!
Где можно прочитать Вашу статью «Читаю стихи, или Как читать стихи»?
Пришлите, пожалуйста. ссылку.
С уважением,
Благодарю.
И еще одна просьба: напишите мне на Hohlev@list.ru