Рубрикатор заявок на публикацию в журналы

aleksandr.fandeev
Автор публикации:

Автостопщик

Это произошло, когда я возвращался домой. Я ехал по тридцать пятому шоссе на своем черном «форде». Моя первая и последняя машина за всю жизнь. «Мустанг» 1965 года с слегка потертым бампером и маленькой трещиной на заднем стекле. Этот автомобиль — олицетворение целой эпохи. Если он когда-нибудь умрет, то точно после меня.

На улице шел ужасный ливень. По краям тридцать пятого шоссе виднелись огромные лужи. Улицы городов в нескольких милях от моего дома затапливало до такой степени, что невозможно было проехать. Я был рад, что выбрал для своего обратного пути именно это шоссе, так как оно находится на возвышенной части региона. Всю ночь метеорологи обещали сильные дожди на юге Шалора. В ту ночь я мог вновь порадоваться, что возвращался на резине и до дома оставалось около двадцати миль.

У поворота на улицу Красной Долины я встретил автостопщика. Это был высокий парень, одетый в желтый плащ. На его спине был большой туристический рюкзак. Он вытянул свою руку, выпрямляя большой палец в верх. В тот момент мне стало его жалко. Думаю, было бы это в более ранний час, я бы махнул рукой и не остановился. Но когда я увидел его, трясущегося от холода, с красным от простуды носом, мокрым лицом и худого, словно призрак, я не мог не остановиться. Ночью по тридцать пятому ездит мало людей, — особенно, в такую погоду. Так что ему сильно повезло, что я остановился.

Я остановил машину, открыв левую дверцу автомобиля и сделал легкое движение рукой, как бы приглашая парня к себе. Незнакомец быстро подошел к машине, и, сняв рюкзак, сел возле меня. Теперь мне удавалось куда лучше разглядеть автостопщика. Это был приятной внешности молодой парень. На вид ему было около двадцати шести. На левой щеке у него был едва заметный шрам. Такой, которые обычно оставляют в детстве от чего-то незначительного. Уже тогда мне показалось что его взгляд чем-то необычен и в то же время страшен, но я быстро отвел эти мысли в сторону.

Этот худой молодой человек ничего бы не сделал мне. На безумца он не был похож, а я шериф южной части Томсвилла, так что шестизарядный револьвер всегда был у меня за ремнем. Однако, что-то меня в этом малом пугало.

Я нажал на педаль газа и повернул к нему свое лицо, — привет, парень. Меня зовут Ли. Я еду домой и жутко устал. Скажи мне, где ты живешь, и если это дальше моего места жительства, я оставлю тебя у ближайшего населенного пункта.

— Мне нужно к лесу мертвых.

В этот момент я чуть в штаны не наложил. Я сидел, приоткрыв рот, словно молодой девственник, увидевший впервые женскую прелесть.

— Прости, куда?

— К лесу Мертвых.

Столь холодный и безэмоциональный тон начал меня напрягать. Я боялся что парень и вправду хочет отправиться в лес. Такие, как он — молодые, самоуверенные и глупые, — они находят свою смерть в своей же молодости. Они уверенны в своей чрезмерной силе и возможностях. Но когда правда всплывает, становится слишком поздно, а в болоте уже не за что хвататься.

— Тебе это нужно? Я могу отвезти тебя к себе, на худой конец. Туда опасно отправляться ночью. Тем более, в одиночестве.

— Просто отвезите меня туда, или высадите прямо тут.

Той ночь у меня не было никакого желания отговаривать парня. Я находил его поступок глупым, но мне казалось, что он погуляет и устанет. Я хотел казаться вежливым, но в глубине души я плевал на его дальнейшую судьбу. Единственное, что меня по-настоящему тревожило, это то, что в моей машине сидит молодой парень, желающий отправиться в опасное для туристических походов место.

Я закрыл глаза, прочел молитву и надавил на педаль газа. До леса Мертвых оставалось около трех миль. Возможно, покажется, что лес Мертвых имеет какие-то ассоциации с чем-то потусторонним, однако, это ложь. Я вспомнил своего сына, который умер в этом лесу ночью, примерно в таких же условиях. Этот человек ничем не был на него похож, однако, схожесть ситуации испугала меня как волк маленького ягненка.

Лес Мертвых — это самый обычный лес, ничем не отличающийся от всех остальных лесов на острове. Единственное, что хоть как-то выделяет его, — это гористая местность. Довольно ужасающее название он носит из-за того, что во времена расцвета хиппи-стиля там гулял разный мусор. Наркоманы, бомжи, проститутки, сбежавшие от закона преступники. Все они собирались там и курили траву, совокуплялись и распевали песенки. «Так мы абстрагировались от общества!» — говорил кто-то из них. Однако, долго их похождения не длились. Кто-то из тусовки убил маленькую дочку фермера, и он, собрав своих друзей, устроил налет. В результате погибло около десяти человек, а выжившие получили сильные ранения.

Спустя годы стали появляться легенды о хиппи, которые все ещё сидят у костра и поют песни о свободе. Эти байки были отклонены, так как никаких хиппи в городе давным-давно нет, а местные фермеры и охотники за последний десяток лет не встречали ни одной души.

Уже пятьдесят лет я живу возле этого леса, и никак не пойму, почему его так все боятся. С детства я собирал там грибы с родителями, а когда было жарко, купался в здешних озерах. Прекрасное место для отдыха, однако, местные любители поколоться все испортили.

Всю дорогу мой попутчик молчал, и я, решившись не задавать вопросов, просто смотрел на дорогу. Не зря меня что-то душило, и я, никак не поняв в чем дело, ехал с лихорадочным ознобом. Что-то в этом парне было.

Когда мы подъехали к лесу, он протянул мне пару купюр, и, пожав мне руку, вышел. Тогда мне все стало ясно. Мой попутчик был настоящим призраком. Когда я подъезжал к нему, он не отбросил тени от света фар.

Посмотрев на купюры, я обнаружил у себя в руках кучу червей. Выбросив их, я устремился подальше от леса Мертвых, не оглядываясь назад.

По сей день я не пойму, что это было. Я стараюсь больше не ездить по тридцать пятому шоссе, а перед тем, как брать попутчиков, всегда проверяю, отбрасывают ли они тень от света фар.

 

01:49
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!