Вход через сервисы (после авторизации обновите страницу)

Приказ №227

Поэтическая группа №6 "Путь в неведомое"

Пролог, экспозиция: Июль 1942 года. Отступление. На Южном фронте без сопротивления, без приказа части сдали Воронеж, Ростов, Новочеркасск.  Терялась вера. Уже были такие, кто рассуждал о том, что страна большая и в Сибири можно жить.

Центральная часть:28 июля 1942 года вышел приказ Верховного главнокомандующего Сталина бойцам и командирам Красной армии за номером 227. «Пора кончать отступление, - говорилось в нем. - Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв…» Приказ исключал любую возможность учёта конкретных ситуаций, когда войска попадали в безвыходное положение. Те, кто отступал с боевых позиций без приказа, считались отныне предателями и расстреливались на месте. Началось формирование штрафных батальонов, которые направлялись на самые трудные участки фронта. Одновременно создавались хорошо вооружённые заградительные отряды, которые ставили в тылу неустойчивых дивизий и обязывали в случае паники и беспорядочного отхода частей расстреливать своих же отступающих братьев по оружию.

Эпилог: не приказ остановил отступающие части тогда под Сталинградом и не заградотряды ( по материалам и документам заградотрядами расстреляно было менее 1%). Уже совершили свой подвиг Панфилов с бойцами в ноябре 1941 года, уже в сердце многих звучало: «Велика Россия, а отступать некуда». Это был предел, это была черта, за которой Родина перестала бы существовать. Приказ вышел тогда, когда перед советскими людьми уже не стоял вопрос выживания, а главными вопросом было будущее и судьба Родины.

 ***

Сорок второе лето - в Отечестве пожар

Припадочного века - удар, ещё удар,

Цунами революций  волна уже прошла.

Лишь только отпустило - в огне опять страна.

В то лето враг зубами грыз нашу землю вновь.

Она звала, рыдала,

Руками прикрывала

Сочащуюся кровь.

Но отступали части, сдавали города.

В Новочеркасск, Воронеж,

В Ростов

Уже вползала железная Орда.

Крушила и молола людей, дома, сады,

Леса, поля и реки,

Рвала куски, топтала

Лицо родной Земли.

Уж ржа распространилась в сердцах бегущих прочь,

Уж крался трусовато в надежде выжить бред:

«Земля и за Уралом, земля в Сибири есть».

Как молнией вспороло,

И кровь плеснула в мозг,

Июль двадцать восьмого,

Приказ: «Пора кончать.

Не отступать,

Ни шагу,

Заградотряд поставить,

А трусов расстрелять».

Но не приказ бегущих тогда остановил.

Ничуть.

Земля губами

Приникла к сапогам,

И воины врастали

Все глубже в её твердь.

Спокойно принимали

В свой строй подругу-смерть.

Нет, не приказом – верой измученной души

Они готовы были свой подвиг совершить:

«Быть Родине…

Пусть без меня, но все-таки ей быть…»

10:15
RSS
Олеся, можно ли «крушить и молоть» поля и реки? Как это?
Наверное: «Рвала в куски»?
«Уж ржа...» — невозможное сочетание звуков. Произнесите это вслух.
Как это: «Уж крался трусовато в надежде выжить бред»?
Но есть и достижения. О них в «Итогах».
Загрузка...