Рубрики литературного факультатива

Андрей Басов
Автор публикации:

11. Закон

11. Закон

Описанные выше странности с трудом не могут обходиться без участия в этом законов. Законы – это организационная основа государства. Основа так основа. Она была всегда. Или почти всегда. Только вот в народе закон почему-то именуют каким-то дышлом, которое можно по желанию как-то повернуть, чтобы оно куда-то вышло. А рулевых этим дышлом часто любовно именуют ярыжками, крючкотворами, казуистами, но иногда и оскорбительно – юристами.

В обществе есть три формы самоорганизации: принципы, правила и законы. Всё вместе – это право. Иными словами, право – это система всех правовых норм (включая и законы) государства, общества. Закон же регулирует отдельную группу общественных отношений или важнейшие из них.

"Не убий" и "Не укради" – это принципы. Договорённости об отношениях – это правила. Правила, которые под угрозой наказания за их нарушение обязательны для исполнения – это законы. То есть правила, законы, на основе принципов – это организационная основа общества. Важно понимать, что нет в общественных отношениях событий, не вызванных законами или их отсутствием.

Нет никаких законов природы, создающих что-то в отношениях людей между собой. Нет никаких менталитетов, не находящихся под контролем разума и закона. Есть стремление некоторых по болезни, глупости или ради корысти законы и правила нарушать. В том числе некоторым доступно и устанавливать законы, противоречащие главным принципам общества "Не убий" и "Не укради". Но для таких людей существуют специальные больницы и тюрьмы. Всегда ли они туда попадают и почему не попадают – другой вопрос. В обществе сейчас такие законы, по которым очевидный преступник или  болван может оказаться на вершине власти.

То есть естественная функция закона – это ограждать людей от произвола себе подобных и ничего более. Сейчас довольно популярна в обществе гипотеза о менталитете. Он, де, сильнее законов во всём виноват и с этим ничего поделать нельзя, ибо это природное свойство, а против природы не попрёшь. Посмотрим так ли это на самом деле, через придуманную ситуацию.

Допустим, идёт по улице внешне совсем неотличимый от других гражданин. Никто и не подозревает, какой неуёмный менталитет внутри него буйствует и рвётся на свободу. Вдруг этот носитель менталитета видит, что прямо по его пути стоит на улице мильтон. Подходит, значит, обладатель менталитета к менту этакой развязной походочкой и говорит с этаким юморком: "Слушай, мильтон, у меня такой игривый менталитет, что так и хочется вмазать тебе по фейсу. Прямо-таки терпежа никакого нету". И бац совершенно невинного мильтона кулаком в рыло. А мильтон же не виноват, что он мильтон. Догадываетесь, что дальше произошло? Совершенно верно. Набежали и другие мильтоны, затащили менталитетчика в ближайшую парадную и отделали как Бог черепаху. Потом отволокли в суд, и воля проявления менталитета закончилась в тюрьме.

Что это значит? Закон предназначен и может пресекать порочные стремления и если происходит какая-то беда, имеющая виновника, то виноват не только его менталитет, а и закон, который недопустимое проявление менталитета не пресёк или не наказал за него.

В связи с этим вспоминаются яростные дискуссии против смертной казни. Сторонники её отмены мотивируют свою позицию тем, что смертная казнь – это нарушения принципа "Не убий". А также, что наказание смертью не может являться воспитательной мерой, ибо труп назидания уже не приемлет. Спорить можно об этом сколько угодно, но следует упомянуть, что смертная казнь – это не форма наказания, а вынужденная защитная реакция общества от угрозы рецидива. Как это существует при защите от врага, несущего смерть. Так что в данном случае принцип "Не убий" вряд ли нарушается. Принципы без исключений что-то на ум не приходят, а в данном вопросе все спекуляции имеют лишь терминологический характер того, что считать убийством.

Пару слов о беззаконии как явлении. "Беззаконие" нельзя воспринимать буквально. Нет никакого беззакония, если нарушаются права граждан. Это всегда в обществе делается по закону. То есть налицо не беззаконие, а бесчеловечность законов. Если война или кризис, то они да, спровоцированы корыстными наклонностями (если хотите – менталитетом), но допущены до реализации и исполнены законами. Если произвол, то он обязательно прописан в законах.

Дело в том, что юридическая казуистика очень хитрая штука. С помощью её в законе можно прописать внешне вполне правильное и естественное положение, но вот практическое действие закона будет совершенно противоположным. Существует, прямо скажем, вековечное поверие, что источник всех бед лица власти как личности. Нет, дело не в личностях как таковых, а в законе, который скрытно диктует, определяет, дозволяет лицам власти любое порочное поведение.

Ещё в 17 веке философ Бенедикт де Спиноза пришёл к мысли, что единственная и естественная функция власти – это защита граждан от нападения извне и произвола в отношении друг друга. Больше ничего от власти не требуется. Как видим, время ничего не изменило в отсутствии нужной защиты граждан. Правовая база общества дырявая. Честного человека не защищает, а прохиндейство допускает, если не поощряет.

 

Предыдущая/следующая статья этой рубрики:
05:42
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...