Лариса, рассказ. (3673 зн.)

Лариса, рассказ. (3673 зн.)

 

Угасал еще один чудесный летний день. Ночь уж приближалась. При таком свете невозможно было работать. Антон Георгиевич отодвинул мольберт, почистил и убрал кисти, закурил трубку. Откинувшись в плетеном кресле, стал смотреть вдаль, чтобы дать отдых глазам. Отсюда, с террасы, с высоты второго этажа дачи, открывался на редкость великолепный вид.

В ближнем городке на той стороне реки зажглись огни. Казалось, их можно было собрать в пригоршню. Исчезли расстояния. Речная ширь отливала перламутром. Антону Георгиевичу приходили на память такие же блаженные вечера, когда-то, в давно ушедшую эпоху. Странная девушка Лариса о чем-то азартно рассказывала. А он смотрел на нее и думал, что же мне с тобой делать? Ведь это глупо, право...

Они ходили с Ларисой гулять – через поле, обрамленное сосновым лесом, на дальний берег. Лариса долго не выдерживала мерного шага и вдруг пускалась бежать вперед какими-то странными прыжками. А он шел по песчаной тропе степенно, как и подобает серьезному художнику, взрослому человеку тридцати двух лет. Она, в сущности, еще дитя, думал он, пятнадцать лет разницы. Это, пожалуй, многовато.

Потом, вернувшись на дачу, они сидели на деревянном крыльце, обросшем зеленой муравой. Мир постепенно погружался в теплые синие глубины июльской ночи. На небе уже играл острыми гранями крупнейший звездный алмаз – Венера. Они вели умные разговоры, которые любила Лариса, но к главной теме подступиться не знали как.

Он смотрел на её тонкие загорелые руки с белыми полосками заживших шрамов. Однажды он спросил о них Ларису, но она замкнулась, не ответила. Тогда он спросил об этом своего отца, старик гораздо лучше знал семью девушки. Отец, почему-то недолюбливавший Ларису, раздраженно ответил, что она просто дура, мазохистка несчастная...

Почему именно мазохистка, насупился Антон. Просто она очень... правильная... а люди такие сволочи...

С тех пор он часто отгонял кошмарное видение: Лариса, в безумном одиночестве, режет бритвой свои тонкие руки и, утирая слезы, слизывает кровь, как побитая собака...

А ведь она красивая, думал Антон, и глаза у нее голубые… но чего-то в её красоте не хватало. Слишком она тихая, вульгарности ей немного не достает, уверенности в себе. Этакого магнита, что притягивает железные мужские сердца.

Стало совсем темно. И разговор как-то вдруг замер. И тут на нижнюю губу Ларисы сел комар. Она смахнула его, быстро глянув на Антона. Они засмеялись. Оба подумали одно и то же. Сама Природа дает прозрачный намек нерешительному ухажеру – займись её губами. Но он так и не осмелился сделать решающий шаг – связать свою жизнь с домашним цветком.

На следующий вечер, он по привычке ждал её, чтобы опять отправиться на ежевечернюю прогулку. Но Лариса не пришла. Её искали всем поселком, и нашли на берегу реки, в каком-то тайном уголку, заросшим камышом. Она там сидела почти в воде и плакала.

Поначалу он недоумевал: что случилось? Ведь вчера она была такая веселая. В чем же причина столь внезапной перемены? Потом он понял, что она загадала, прошлая ночь была решающей. Но все сорвалось. Из-за него.

Он чувствовал себя подлецом, терпеливо сносил острые уколы совести, но покорное и близкое не вдохновляло его. Он любил далекое и недоступное.

 

*  *  *

 

Лариса вышла замуж, родила мальчика. Муж её вскоре бросил и уехал на свою родину, обозвав мечтательной идиоткой.

Однажды зимой Антон написал картину, которая вышла у него особенно хорошо. Хотелось немедленно кому-то показать свой шедевр. Он позвонил Ларисе. Она сказала, что сейчас придет посмотреть. Через двадцать минут она уже была у него, несмотря на то, что жила на другом конце района. Она привела с собой мальчика лет десяти. Звала его Костик.

Лариса и Антон, стоя перед мольбертом, разговаривали, а пацан бегал по квартире и через каждые 15 минут названивал бабушке, докладывая обстановку.

Потом они ушли.

Антон подумал, вот, значит, как… Стоит ему только снять трубку, и Лариса примчится к нему…

Но так и не позвонил.

Лариса одна вырастила сына. Встречаясь ненароком с постаревшим Антоном, Костик, ставший высоким красивым юношей, здоровался со старательной почтительностью. Антон интересовался, нашел ли парень работу, парень отвечал, что нашел и еще учится на программиста. Молодец, говорил старый художник. Передавай маме привет.

 

 

      

      

       

 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!