Вход через сервисы (после авторизации обновите страницу)

Рубрикатор заявок на публикацию в журналы

Шрам хорошего поступка (Невечерний свет)

Из комнатыдоносился смех. Подруги смеялись, сидя на диване. Марина, которая сегодняотмечала свой день рождения, раскраснелась от чрезмерно выпитого алкоголя, инемного потеряла чувство меры. Родители сделали дочери поблажку нашестнадцатилетие. Её круглое лицо выглядело помятым, как и голубое платье наней. Марина вела себя, как всегда, весёло и жизнерадостно. Гости разошлись,осталась только подруга Таня, скромная девочка, смущённо улыбающаяся исмеющаяся над шутками именинницы. На Тане хорошо сидела тёмная юбка и белаякофточка, выделяя её скромность. Девочки были на втором этаже частного дома,который принадлежал матери Марины, Нине Владимировне. Эта комната специальнопредназначалась для гостей (в основном, для гостей Марины). Марина продолжаласмеяться над очередной шуткой, которую сама же и сказала, и протянула подругестарый семейный альбом.

— Посмотри пока фотографии, а ясхожу за коктейлем, – сказала девочка, вставая с дивана. — Тебе принести?

— Принеси, – сказала Таня, глядяна то, как темнота за окном насыщается густотой. Приближалась ночь.

— Не переживай, – махнула рукойМарина. – Останешься у меня. Куда ты поедешь, на ночь глядя? Тебе коктейль сольдом?

— Да, – скромно сказала Таня иоткрыла альбом с фотографиями. Она быстро его пролистала, не имея привычкиподолгу рассматривать снимки. В начале альбома они были ещё чёрно-белыми, кконцу появлялись цветные. С середины альбома начались снимки Марины. Таняперешла к началу и уже более подробно рассматривала фотографии, беря в рукинезакреплённые. Её внимание привлекла одна особа, периодически повторяющаяся наснимках. На фотографии была запечатлена семья. Посреди снимка мужчина, справа ислева от него две девушки, перед ними трое детей. Мужчина держал руки на плечахдевушек. Всё это на фоне деревьев и травы. Очевидно, был пикник. Но снимокпортила одна женщина, стоявшая сбоку. В длинной чёрной юбке она стояла спиной кфотоаппарату. Сама невысокого роста, с её головы свисала длинная коса, доходящаядо пояса, на конце косы бант. Таня решила, что кто-то попал случайно в кадр, нона следующей фотографии она снова увидела эту женщину. Это было в доме. Шестьчеловек сидели на диване, перед ними двое мужчин лежали на полу, немногоприподняты на локтях. Все улыбались, а сбоку, у стены, спиной к объективу,стояла женщина с косой и бантом на её конце. Затем ещё несколько фотографий сэтой загадочной женщиной, которая прятала своё лицо.

— А вот и я! – весело сказалаМарина, открыв локтем дверь. В её руках блестел поднос с двумя стаканами зелёнойжидкости, из стаканов торчали соломинки. На тарелочке лежали два кусочка торта.

– Я думала брать или не братьторт, – сказала Марина и помолчала. — Иногда очень сложно сделать выбор, ипосле него на сердце могут остаться раны. — Марина улыбнулась. — Так говоритмоя мама. Это не тот случай, когда выбор настолько важен, но всё же…

Марина села на диван и положилаподнос себе на колени.

— Думаю, сегодня можно позволитьсладкое после девяти. Ведь у меня ещё день рождения.

Марина сняла стакан с подноса и протянулаподруге.

— Кто это на фотографии стоит всёвремя спиной? – спросила Таня, держа в руке снимок.

— Это моя двоюродная бабушка, – ответилаМарина и отпила коктейль. – Она была слегка того, – Марина покрутила пальцем увиска.

— Она ещё жива?

— Нет. – Марина помолчала, будтоотдавая дань памяти пожилой женщине. Её лицо вдруг стало мрачным, словно вся еёрадость, которую она испускала весь день, исчезла. Осталось лишь лицо безэмоций, пустое, как опрокинутая ваза.

— Её тело нашли в сундуке, начердаке. Нас с родителями неделю не было дома. В то время умерла моя тётя, мыуезжали на похороны. А когда мы приехали… мы не сразу её обнаружили. Прошло двенедели, прежде чем мы проверили сундук на чердаке. Я до сих пор помню этотзапах, который исходил от открытой двери. Это был ужасный запах. Сундук был закрыт, онзахлопнулся. На замке старый, ржавый механизм, ставший причиной смерти бабушки.Я так и не понимаю, почему она туда полезла. С тех пор мы запираем его назамок.

Таня взяла одну из фотографий сзагадочной женщиной. На ней три девушки обнимались и радовались, а сбоку стояланезнакомка спиной к камере. С головы свисала коса. В одной из обнимавшихсядевушек Таня узнала Нину Владимировну, ещё совсем молодую. Таня перевернулафотографию, и увидела надпись с её противоположной стороны.

Не смотри в лицо тому, кто не хочет его показывать.

— Мать не могла подняться ипосмотреть, – продолжила рассказ Марина. – Это сделал отец. Он и обнаружилтело. Позже мать даже не присутствовала на похоронах. Не знаю почему, но онасказала, что не смогла бы это перенести.

Марина помолчала, и решилаперевести тему.

— Ты будешь тут спать или в моейкомнате?

— Тут, – сказала Таня. — Не хочутебя ущемлять.

— Да уж, – сказала Марина ивстала с кровати. — Иногда очень сложно сделать выбор.

Девочки улыбнулись.

Тане постелили на ночь в комнатедля гостей, разложив диван. Всё было замечательно, и даже работал кондиционер.Но Таня не могла уснуть. Её пугала близость чердака, дверь к которомунаходилась дальше по коридору. Когда старый дом издавал скрипы чердачныхполовиц, или скреблась мышь, по нежной коже девушки пробегал холодок. Она неспала, когда услышала за дверью шаги. Спокойные, медленные шаги, словно кто-токрался по коридору.

Или идущий был стар и хромал.

Дверь в спальню со скрипомприоткрылась, и в этот момент сердце девушки застучало быстрее. Нопо-настоящему Таня испугалась, когда увидела, как в комнату просунулась рука,держащая трость. Старая рука с кожей, настолько сухой, что не просматривалисьвены. Рука опиралась на трость, и через мгновение в помещение вошла самаобладательница руки. Таня зажмурилась, не дожидаясь этого. Она вспомнила слова,на обороте фотографии, и испугалась, боясь глядеть в лицо тому, кто не хочетэтого. Таня не двигалась, и слушала, как по комнате ступают босые ноги.Неприятные минуты продолжались слишком долго. Казалось, что прошла вечность,прежде чем Таня услышала голос возле своего уха.

Не бойся, – сказал сухой голос. – Я не причиню тебе вреда. Я только прошу помочь мне. Освободи меня отэтого кошмара. Иди наверх и освободи меня.

Наступила тишина. Таня сиделатихо, немного накрывшись одеялом, будто щитом. Через две минуты она осторожнооткрыла один глаз, и оглядела уже пустую комнату. Затем она открыла оба глаза ипривстала. Дверь в коридор открыта, в коридоре горел свет, бросая лучи от лампына ковёр. Таня встала с кровати и осторожно пошла в направлении коридора. Онавыглянула из комнаты, будто опасаясь увидеть за поворотом старуху с костянойрукой. Коридор пуст, справа все двери закрыты. Однако слева, в конце коридора, былаоткрыта дверь на чердак. С чердака льётся свет. Таня подошла к лестнице ипоглядела наверх, где на внутренней поверхности крыши отразилась тень пожилогочеловека. Тень на стене показывала сутулую старушку, держащую трость, исгорбленную, будто её держали долго в неудобной позе. Через секунду теньсползла к полу и направилась вглубь чердака. Таня стояла на месте, не решаясьпошевелиться. Ночная рубашка, прикрывающая её худое тело, болталась насквозняке, как парус корабля. Тане стало жарко, несмотря на ветер, но оначувствовала, что нужно пойти наверх.

В любом кинофильме, когда ты сидишь перед телевизором, и от страхаприкрываешься, ты советуешь не ходить на чердак, тем более одному. Что жесейчас ты делаешь, дура? Может, лучше убежать?

Таня поспорила сама с собой исделала шаг на ступеньку, которая противно скрипнула. Затем ещё один шаг, сноваскрип. Ещё несколько шагов и стали видны старые пыльные коробки, увешанныепаутиной, будто ёлка гирляндами. Чердак набит мелким хламом. Габаритной мебелинет, и на фоне пустоты выделялся громадный сундук в центре помещения. Танямогла бы сама в нём поместиться. Она сделала шаг по деревянному полу, слушаяскрежет досок под ногами и стук сердца, которое не уступало по громкостисалютным залпам. Она оглядывалась, в любой момент готовая к удару, ожидая, чтона неё выскочит воплощение собственного страха. Сундук неожиданно дёрнулся, каккартонная коробка, в которую закрыли кота. Таня вскрикнула и схватилась засердце. Она постояла несколько секунд, тяжело дыша. Через минуту онауспокоилась и подошла вплотную к сундуку.

Иногда сделать выбор сложно…

Таня решила, что сундук нужноразбить. Спасти не нашедшую покой душу, которая нуждается в помощи. Девушказаметила на полу металлические трубы, которые часто служат водопроводными, иподняла одну из них, полутораметровую. Таня размахнулась.

… и после него на сердце останутся раны.

Она ударила металлической трубойпо сундуку. Раздался треск, и звонкий звук. Таня замахнулась снова. Удар, трески звон. Таня дубасила сундук, замахиваясь куском ржавой трубы. От сундукаотлетали щепки, он трещал, как масло на раскалённой сковородке. Таня будтослилась воедино с этим куском металла, труба стала продолжением её тела. Ейвспомнилась детская сказка про трёх поросят, про домик второго поросёнка, откоторого отлетали ветки, при очередном дуновении волка. Что было бы, если быволк ломал домик трубой? При этой мысли девушка улыбнулась. Она нанесла ещёодин удар, затем другой. Адреналин подскочил до предельной отметки, онаперестала чувствовать усталость в руках. Сундук подпрыгивал и извивался,издавая свои последние трескающие звуки. При каждом ударе от него что-тоотлетало. Таня перестала замечать всё вокруг, была словно в тумане, видя толькокуски щепок, разлетающиеся в сторону, в глазах виднелось безумие.

— Таня, перестань! – крикнул ейкто-то из реального мира, где трубы используют для воды, а сундуки не ломают,стукая по ним. Таня оглянулась и увидела Марину с родителями. Все стояли вночном белье, наблюдая за действиями своей гостьи. Труба выпала из рук девушкии с грохотом упала на пол. Воцарилась тишина, которую никто не хотел прерывать.Резко распахнулось дальнее окошко чердака и сквозняком потянуло чёрный пепел иопилки со дна сундука. Всё смешалось и перепуталось. Марина, её родители и ихгостья, все смотрели на остатки сундука и его содержимое. Тёмный пепел,подхваченный ветром, улетал в окно, закручиваясь в спираль.

— Там же лежал прах моей тётки, –сказала, прикрыв рот рукой, Нина Владимировна. Все четверо, как заколдованныесмотрели, как пепел вылетел в окно, и оно захлопнулось, будто его закрылагрубая рука.

 

— Я не понимаю, почему она пришлак тебе, – говорила Марина. Они с Таней сидели на скамейке в парке. Выходныепрошли, и девочки болтали на свежем воздухе, возле школы. Уроки ужезакончились, ученики разошлись. Подруги устало наблюдали за этим.

— Почему она не обратилась комне? Ведь я её двоюродная внучка. Я никогда не слышала никаких звуков начердаке, никаких блужданий по коридорам, ничего подобного.

— Я думала об этом на выходных, –сказала Таня. – Я знаю, почему она обратилась ко мне. Она любила вас, и нехотела беспокоить, пугая по ночам. Ты сказала, что она была ненормальной, этовидно по фотографиям. Я не знаю точно, но думаю, твоя мать убила её. Зачем ейтерпеть умалишенного человека, если за один раз она может и отделаться от старухии приобрести недвижимость? Ты говорила, в то время умерла твоя тётка, и твоямать решила стать единственным живым родственником, претендующим на дом. Чтоспросят с сумасшедшей? Но пока она была жива, Нина Владимировна ничего неполучала. И бабушку убрали. Твоя мать не подумала только об одном. Умалишенныйтоже может любить. Искренне и бескорыстно. Старушка показывала это. Думаю, онасама залезла в сундук, по просьбе твоей матери. Её захлопнули, и она осталасьтам на три недели, пока её тело не начало вонять. Безумная смерть для безумногочеловека. Помнишь слова, что говорит твоя мать?

Иногда очень сложно сделать выбор, и после него на сердце остаютсяраны.

Эта фраза у неё появилась в тотроковой день, я так думаю. Я не виню тебя ни в чём, и верю, ты не виновата вэтом. Когда я поняла, что дом пропитан убийством, мне тоже предстояло сделатьвыбор. Рассказать всё или утаить, продолжая жить с этим. Я сделала его в твоюпользу, Марина. Я никому ничего не скажу, и эта тайна останется со мной, пока яне лягу в могилу. Одна из моих ран на сердце будет связана с нашим секретом.

Марина слушала всё с открытымртом и округлившимися глазами. Она была в шоке, её лицо явно показывало это.

— Я об этом никогда незадумывалась, – сказала Марина. — Спасибо тебе.

— Только не говори матери, что мывсё знаем, – сказала Таня. — Не нужно заставлять её страдать ещё больше.

Девочки помолчали, они обе думалио своём, теперь уже общем, секрете.

— Иногда дружба не может обойтисьбез ран, которые остаются до конца жизни, – сказала Таня, и девочки обнялись. Вэтот момент они почувствовали духовную близость.

 

Таня выросла ивышла замуж. С Мариной они оставались лучшими подругами и часто общались. Ноникогда, ни одна из них, не упоминала общую маленькую тайну.

Иногда поночам, когда Тане было грустно, а муж был на работе, она доставала фотографиюстарушки. Она нашла фотографию в ящике своего стола в те выходные, когда разломаласундук на чердаке дома подруги.

Таня не знала,как снимок попал к ней домой, но увидев изображение, всё поняла. На фотографиистояла пожилая женщина в тёмном платье. Руки её опирались на трость. Круглое морщинистоелицо немного склонилось на бок и улыбалось с фотографии. В объектив гляделияркие голубые глаза. Стояла старушка на фоне леса, возможно, того самого, кудаулетел через чердачное окно её прах. Таня смотрела на снимок и улыбалась. Этобыл единственный снимок старушки, запечатлевший её лицо. Этот снимок напоминал Танео доброте, которую так легко дарить, и от которой мысли наполняет теплом. Таняжила с радостью в сердце и старалась никогда не давать воли своей тёмной половине,живущей в глубине каждого человека. Она всегда поддерживала себя и своего мужасильными, воодушевляющими словами. Словами, которые она прочла на оборотефотографии, загадочным образом у неё оказавшейся. Словами, которые добраястарушка вогнала в мозг девушки и оставила их там навсегда.

 

Никогда не держи зла на своих близких...

 

Август 2015

20:15
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...