Рубрики мастер-классов

5. Герои сказки (начало)

В предыдущем материале мы выяснили, что герои народных сказок представляют собой типы (архетипы), а герои сказок авторских наделены более сложной психологией, но и здесь мы чувствуем власть архетипов: мы в них нуждаемся на очень глубоком, даже глубинном уровне. Это наше коллективное бессознательное (по определению Карла Густава Юнга) и оно обладает колоссальной силой.

Одной из целей народной сказки было обобщение этих архетипов, систематизация типов. Фольклорная сказка вообще тяготеет к обобщениям, так как она изначально является устной и требует определенной ёмкости (чтобы уместить много смысла в небольшом объеме).

А вот в литературной сказке мы берем архетипы и делаем их более реальными, более живыми, более близкими нам. Индивидуализируем их.

Герои-дети. Обычно дети в сказках — это либо жертвы социальной несправедливости, либо нарушители запрета взрослых. Реже — искатели (к искательству чаще привлекают взрослых героев).

Известно, что в древности в различных культурах подросток должен был пройти обряд инициации. Так он символически умирал для детства и рождался для взрослой жизни. Разрыв с детством зачастую был очень болезненным. Подростку наносили физические раны, старшие всячески издевались над ним, поносили, грубили, смеялись. Но одновременно ему открывали священные знания, рассказывали племенные мифы, вводили в курс обрядов и ритуалов. Очень часто испытуемый должен был покинуть племя на довольно продолжительный срок (иногда на целый год) и прожить один в лесу. Отзвуком такого обычая в народных сказках стал увод родителями своих детей в дремучий лес. Лес для наших предков — это порог чужого мира, поэтому он имеет символическое значение.

Инициации подростков посвящено довольно много исследований, поэтому не буду останавливаться на этом подробно. Я лишь хочу показать, что стереотипный литературный герой-сирота — это наш инициируемый. Сирота — потому что с детством и матерью он уже распрощался, но взрослым пока не стал, так как еще не получил места в мире взрослых мужчин. Сирота, страдающий от несправедливости, нелюбимый взрослыми — самый популярный герой сказок, и не имеет смысла приводить тут примеры (вы и сами с ходу сможете назвать с десяток). Я сфокусирую ваше внимание не менее очевидных вещах.

1. Если вы пишите волшебную историю, сказку, то определитесь прежде всего с вашей аудиторией. Дети от 6 до 10 лет (максимум, 12) — это еще не подростки, им рано проходить инициацию. В этом возрасте они осторожно пытаются сепарироваться от взрослых, аккуратно пробуют рамки дозволенного и часто нарушают запреты. Для детей в этом возрасте все еще важна семья, её авторитет пока довольно силён. Если вы считаете, что это ваша аудитория, то постарайтесь не разлучать надолго ваших героев с семьёй. В качестве примера могу привести повесть Дианы Уинн Джонс «Тёмный властелин Деркхольма» (в других изданиях — «Волшебство на продажу»). Сюжет этой истории вертится вокруг волшебника Дерка и его необычной семьи, где наряду с обыкновенными детьми живут дети-грифоны и дети-пегасы. Все вместе они выручают своего незадачливого папашу, который в разгар туристического сезона (один находчивый делец наладил бизнес, отправляя обычных людей в волшебную страну) заболел и не смог сыграть для туристов роль Темного властелина.

Другие примеры: «Мэри Поппинс с Вишневой улицы» Памелы Трэверс, «Удивительный волшебник из страны Оз» Лаймена Фрэнка Баума, «Питер Пэн» Джеймса Барри, многие сказки английской писательницы Эдит Несбит.

2. Если ваша аудитория — подростки от 10 (12) до 16 (18) лет, тогда смело разлучайте их с семьёй. У вас есть два пути: традиционный и новаторский. Традиционный путь — это использование штампа «сирота» (вариант — пасынок или падчерица). Тем самым вы навсегда решите проблему невмешательства родителей, однако рискуете нарваться на критику читателей. Впрочем, выход всё же есть: читателю абсолютно всё-равно, какой штамп вы использовали, если ему будет интересно читать. Соответственно, вам просто необходимо придумать интересное, захватывающее начало, чтобы компенсировать использование этого штампа. Новаторский же путь состоит в том, чтобы изобрести собственный способ исключить влияние семьи на героя-подростка во время его приключений.

3. Герои-дети (подростки) не должны меняться от плохого к хорошему за время приключений, ибо это неизбежно приведет к нравоучительству. А любая мораль, поданная в прямо в лоб, убийственна для детской и уж тем более подростковой литературы. Вообще, морализаторством детей ничему не научишь, и делать этого не стоит даже в жизни. Ведь у детей и подростков еще мало опыта, а значит и характер пока не сформировался, зато личность уже есть (личность формируется к шести годам). Поэтому, описывая приключения и злоключения юного героя, важно показать становление, раскрытие его характера под влиянием личности, а не то, как из плохиша он становится хорошим.

А вот у взрослого героя, наоборот, уже есть характер, а личность погребена под слоем комплексов, нажитых привычек, манер, ролей, которые он играет. Поэтому важно показать, как меняется его характер, как проявляется его личность сквозь толщу привычек и масок. Собственно, это и есть та самая пресловутая арка героя.

Важно: у подростка арка героя — от личности к характеру. У взрослого: от характеру к личности.

Продолжение темы героев волшебной сказки - в четерг, 17 декабря.

Задание для самостоятельной работы:

1. Если вы еще не определились с возрастом вашей аудитории, напишите две миниатюры, маленьких эпизода на одну и ту же тему, но с разновозрастными героями: первый герой от 6 до 10 лет, второй - от 12 до 16. Посмотрите, для какого возраста писать для вас проще, естественней и интересней.

2. Вспомните ваши любимые произведения и проанализируйте, как меняются характеры разных героев - детей и взрослых.

RSS
16:36
Как всегда, огромное спасибо!)) Сразу к своему сюжету пытаюсь применить.)
Здорово! Я старалась, чтобы было не только интересно, но и практично:)
18:53
+1
Спасибо за увлекательную статью. Я уже с нетерпением жду понедельников и четвергов, чтобы вместе с вами окунуться в мир сказки!
Наконец-то я поняла градацию между книгами для детей и подростков. До этого были лишь интуитивные восприятия.
Я уже пыталась экспериментировать и писать сказки для разной аудитории, но в итоге поняла, что мне по душе вариант от 12 до 16. Наверное, потому что в какой-то степени ассоциирую себя со своими героями, вспоминаю себя в их возрасте. Впрочем, сейчас такая эмансипация, что установившаяся грань потихоньку стирается. Некоторые дети в 8-9 лет уже готовы для подростковой литературы.
Что касается любимых произведений, приведу пример книги Эдуарда Веркина «Место Снов». Главный герой Зимин вначале ведёт себя, как хулиган. Он безразличен ко всему окружающему, в том числе и к животным. Но, пройдя трудный путь в мире компьютерной игры, Зимин превращается в нормального подростка, способного к состраданию. Следовательно, в этой книге присутствует морализация, и герой меняется от характера к личности. Ну, как-то так.

Я начинала читать «Место Снов», но у меня не пошло с первой попытки. Попробую еще раз. Для меня пример ненужного дидактизма — это «Город лифтов» Андрея Фролова. К счастью, после первой книги дидактизм начал убывать. Хотя в целом этот цикл мне очень понравился. Но без нравоучений он был бы еще лучше!
23:36
Из цикла «Город Лифтов» прочла пока что первую книгу «Путь наверх». Действительно, нравоучений там хватает, но захватывающий сюжет и стимпанковская атмосфера спасают ситуацию. Так что я планирую прочесть всю серию.

Если говорить о нравоучениях в целом, на мой взгляд, некоторые современные авторы пытаются сделать из героев подростков – мучеников, которые жертвуют всем ради других, и даже готовы отдать свою жизнь. Это смахивает на «кукловодство», ведь далеко не каждый способен на роковой поступок. Хотелось бы, чтобы характеры соответствовали заданной цели. В таком персонаже должна присутствовать некая искра, ведущая его по жизни.
Не знаю, может, я слишком критично смотрю на эти вещи, но фальшь всё-таки чувствуется.
Последующие книги цикла ещё интересней! И маленькая поправочка — там не стимпанк, а киберпанк :)
А насчет фальши вы совершенно правы, она всегда чувствуется. Бывает, что герою приходится жертвовать собой, но чем меньше пафоса вкладывает в это автор, тем больше ему верит читатель. Хотя я люблю всё же, когда герой остаётся таки жив-здоров :)
19:29
+1
НА МОЙ ВКУС, ГЕРОИ ЕЩЁ МАЛОВАТЫ
Продолжение будет про взрослых:)