Рубрики мастер-классов

6. Герои сказки (окончание)

Герои-взрослые

Взрослый герой народной сказки — это, как правило, искатель. Человек, который ищет либо диковину (молодильные яблоки, например), либо невесту (сбежавшую царевну, лишившуюся лягушачьей шкурки), либо волшебный артефакт (меч-кладенец). Иными словами, тот, кто выполняет квесты, по ходу проходя «прокачку». При этом по ходу он борется со злом, вызволяет из беды каких-нибудь жертв, добывает могущественное оружие, знакомится с уймой волшебных людей и существ. Всё это помогает ему достичь конечной цели, но самой целью героя не является. Мы уже говорили о том, что в сказке цель героя — повысить свой социальный статус, добиться лучшей жизни.

В литературной сказке, из-за особенностей жанра, — чаще всего сказки предназначены всё таки для детей, — главными героями выступают дети или подростки, а взрослые — герои второго плана. А вот в эпик-фэнтези — всё, как правило, наоборот. Впрочем, во «Властелине колец» хоббит Фродо вполне ассоциируется с ребенком: мал ростом, обладает детской непосредственностью, мало что повидал в жизни, кроме хоббичьей норки, сражаться не умеет, потенциальными невестами не интересуется. Иными словами, приключения Фродо и Сэма вполне можно расценивать как приключения двух подростков. Но обычно, даже если фэнтези-сага начинается с детства героя, она обязательно показывает взросление героя, становление его как воина или мага (например, как в цикле Урсулы Ле Гуин про Земноморье). Путь взрослого героя описал американский культуролог и исследователь мифов Джозеф Кэмпбелл в культовой книге «Герой с тысячью лиц». В этой статье привести все этапы этого пути просто невозможно, поэтому отправляю вас прямиком к вышеозначенной книге (кто её еще не читал).

Хотя уверена, что большинство из вас кэмпбелловского тысячеликого героя хорошо знают. А вот что делать, если ваш протагонист — женщина, а не мужчина? Каков её путь? Ведь женский архетип значительно отличается от мужского. Если вы хотите глубже разобраться в этой теме, то есть две книги, обязательные к прочтению:

«Бегущая с волками», автор Кларисса Пинкола Эстес

«Путешествие героини», автор Морин Мёрдок

Первая книга — «Бегущая с волками» — изобилует примерами из сказок и мифов обоих полушарий нашей планеты. Встречаются там и русские народные сказки, и европейские, и южноамериканские, и североамериканские, и сказки и мифы народов Севера. Более полного собрания различных женских архетипов и их проявлений в мировой мифологии трудно найти. Однако в этой книге вы не увидите четкую структуру пути героини, от этапа к этапу, от фазы к фазе, как у Кэмпбелла. Впрочем, книга Клариссы Эстес для этого и не предназначена. Её цель — философия и психология женского архетипа. А вот вторая книга «Путешествие героини» Морин Мёрдок — как раз содержит женский вариант кэмпбелловского пути героя. К сожалению, книгу Мёрдок пока у нас не перевели, хотя вышла она еще в 1990 году. Но в интернете есть перевод пути героини и его стадий (всего их 10). Вот, например, по этой ссылке можно почитать перевод пути героини с примерами.

Но вернемся к литературной сказке. Мы уже выяснили, что главными героями в ней в подавляющем большинстве случаев являются дети и подростки, а также юные влюбленные. Например, как в повести «Звездная пыль» Нила Геймана. В этой сказочной истории юноша Тристан, влюбленный в красавицу Викторию, отправляется за звездой для неё. Здесь мы видим героя брачного возраста в поисках невесты.

Юных героев окружают взрослые, с которыми у них могут быть либо дружественные отношения, либо враждебные. Рассмотрим их подробнее:

Взрослые — советчики (помощники, союзники). Вспомним «Гарри Поттера». Здесь советчиком и помощником главного героя выступает профессор Дамблдор. В сказке «Золушка» помощницей является крестная-фея.

Взрослые — друзья. В качестве примера можно привести сказку Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч». Хотя Хоттабыч — не человек, а джинн, читателями он воспринимается как старик, наделенный магическими способностями. На роль советчика Хоттабыч не тянет, ибо его знания сильно устарели. Зато сильно смахивает на ребенка, который то и дело попадает в переделки, и Вольке с приятелем приходится его выручать.

Взрослые — критики. Под эту категорию попадают все взрослые в окружении героя, которые не проявляют к нему враждебности и не чинят препятствий, но так или иначе мешают ему. Иными словами, критикуют, не верят в его способности, проявляют равнодушие, избегают потребностей героя и т. д.т. п Например, вечно занятые родители в повести Дианы Уинн Джонс «Девять жизней Кристофера Чанта».

Взрослые — враги. Сюда можно отнести как вредителей, так и антагонистов. Вредители, в отличие от антагониста, не вступают с главным героем в главный конфликт, но они вредят ему на его пути. Например, дядя и тетя Гарри Поттера не являются антагонистами главного героя (имя является Волан-де-Морт), но чинят ему всяческие препятствия и постоянно вредят.

Отдельно следует разобрать архетипичные образы, которые из сказок народных попали в литературные. Например, Баба-Яга в литературной сказке прошла довольно сильную трансформацию: это и всевозможные ведьмы самого широкого спектра — от добрых до злобных. В авторской сказке эта героиня может совершенно утратить свой типичный сказочный облик (нос-крючком, костяная нога, полет в ступе), но мы все равно ее узнаём. Существует два самых распространенных пути использования типично сказочных героев в литературной сказке. Давайте рассмотрим их на примере всё той же Бабы-Яги.

Первый способ:

— Перечисляем основные характеристики: костяная нога - живет наполовину в царстве мёртвых, наполовину - в царстве живых; старая и уродливая; ест людей; летает на ступе с метлой; владеет волшебными предметами; чует человеческий дух; злая или вредная.

— Переосмысливаем эти характеристики на иной лад: связь с царством мёртвых можно изобразить, будто она - зомби, потусторонняя сущность, дух, восставший мертвец и т.д.; поедание людей можно заменить на «поедание» человеческих мыслей, чувств, воспоминаний и т.д.; старая и уродливая - старуха с пластической операцией; волшебное средство - что-угодно; летает на ступе — владеет частным самолётом или иным реальным или волшебным средством или является главой частного аэродрома, где в заколдованном виде стоят ступы или что-то другое; чует чел. Дух — видит, какой человек - злой, хороший, жадный тп; злая — критичная.

Второй способ:

Берем любого персонажа и даём ему что-то, связанное с Бабой-Ягой. Например, протез на ноге, ссохшуюся ногу или пальцы на ноге, или крючковатый нос, или любовь к полётам, или любовь к сырому мясу. Но только один или максимум - два.

И в завершение напомню вам самые распространенные архетипы сказочных героев.

Баба-Яга. Сложный образ, связанный с эпохой матриархата, а значит очень древний. Символ женского предка-охранителя дома, очага — отсюда связь с печью и утварью (ступа, кочерга). Яга — не живая, лежит на полке (печке, кровати) либо летает; человека видеть не может, только чует его дух. Костяная нога — еще один символ загробного мира. Избушка на курьих ножках — домовина, гроб, место погребения. Духу предков по материнской линии поклонялись, всячески уважали. Баба-Яга — вещая, ведунья, повелевает животными, что связано с тем, что в эпоху матриархата женщине приписывали колдовские силы. Угощение героя и мытье его в бане — это ритуальное приготовление для пути в другое царство, то есть к инициации героя. Зажаривание в печи детей — отголосок очищения детей огнем. Изначально Баба-Яга не была злым персонажем, а, напротив, выступала помощницей. Всё изменилось, когда наступила эпоха патриархата — на сцену вышел Кощей Бессмертный, а Баба-Яга превратилась в злую ведьму-людоедку. Не знаю, насколько это верно, — это всего лишь мое предположение, — но этим превращением в злобное существо мы, видимо, обязаны мужчинам, которые всегда боялись женской силы. Ведь женщина производит на свет человека, с ней связано плодородие и вообще вся жизнь. Женщины рожали, берегли огонь, от них зависел урожай, и, вероятно, воительницами они тоже были неплохими (не из пустоты же возник миф про амазонок). Мужчина зависел от женщины, и это ему очень не нравилось. Кощей Бессмертный — это своеобразный патриархальный «ответ» Бабе-Яге.

Кощей Бессмертный. Символ господства мужской грубой агрессивной силы. Теперь главный — мужчина. Он подчиняет себе женщин, что в сказках выражается через похищение и заточение в плен девушек. Украв девушку, Кощей держит ее в темнице, пытается соблазнить богатством и могуществом. В общем, делает всё, что делает авторитарный мужчина — подчиняет женщину и подавляет её, грозит насильно выдать за себя замуж, угрожает и пытается подкупить сокровищами. Собственно, образ Кощея довольно наглядно рисует положение женщины в течение долгого времени: у нее не было прав, её покупали, продавали, насиловали, грубили, били и т.д. Сравнительно недавно по историческим меркам женщины обрели права и независимость, но до сих пор по традиции они считаются слабым полом. Этимология имени «Кощей» до сих пор точно не установлена, но она группируется вокруг нескольких понятий: кость, раб и стоянка (поселение). Кость — значит костлявый, раб — кощей в старославянском, стоянка (поселение) — кошь (отсюда «кошевой» у казаков). Но Кощей еще и очень могущественный колдун, в его распоряжении целое царство, его смерть надежно спрятана, а прислуживает ему зачастую ужасный монстр Змей Горыныч.

Змей Горыныч. Животное-трансформер — одновременно и ящер (змея), и птица. Олицетворение злого, темного начала. Обладает множеством голов (начиная с трёх). Имеет способность к регенерации. Извергает огонь. «Горыныч» — тоже не совсем ясное слово. То ли в горах живет, то ли в лесах, то ли под землей, то ли в воде. Чудовище это охраняет реку Смородину, которая ведет в царство Кощея (либо в царство мертвых). Змей Горыныч — это, по сути, дракон. По Юнгу это существо олицетворяет нашу теневую личность, наши страхи, хаос и неизвестное. Победить дракона — значит победить свои страхи. Образ дракона — один из самых многозначных, перечислить все трактовки в рамках этой статьи просто невозможно. Главное, что мы должны помнить — дракона обязательно надо победить! Победа над змеем дает герою внутреннюю свободу.

Иван. Архетип, который выражает надежду народа на то, что добрый, открытый, бесхитростный, отважный человек всегда будет награждён. Именно поэтому чаще всего этот архетип реализуется по пути от Иванушки-дурачка к Ивану-царевичу. То есть, был сирый и бедный, а стал богатый и знатный. И всё — благодаря своей доброте, естественности, отзывчивости и мудрости (мудрость здесь не синоним образованности или ума, а синоним интуиции, внутреннего голоса). А также хитрости и находчивости, — когда врага силой не одолеть, именно эти качества приходят ему на помощь. У этого архетипа имеется и женский вариант (добрая, простая, но тоже отнюдь не глупая девушка), хотя в народных сказках он встречается реже. Например, принцесса на горошине, Василиса, Аленушка, принцесса из сказки Ш. Перро «Ослиная шкура».

Женские архетипы. Их довольно много, они разнообразны и многогранны: принцесса, мать, жрица, воительница, охотница, ведьма, мачеха и так далее. В сказках представлены почти все эти архетипы. Вновь отсылаю вас к книге "Бегущая с волками"

Волшебные животные. Отзвук тотемических верований наших предков. Ворон — связь с миром мертвых; лягушка — влага и плодородие; конь — посредник между миром мертвых и живых; волк и медведь — священные животные у многих народов, они покровители и защитники, грозные и опасные, но справедливые.

Задание для самостоятельной работы:

1. Возьмите путь героя или путь героини и сопоставьте с сюжетом ваших любимых книг.

2. Возьмите любого архетипичного героя народной сказки и трансформируйте его одним из двух предложенных способов.

3. За рамками данной статьи остались герои-волшебные существа, герои-предметы и герои-природные силы. Проанализируйте самостоятельно этих героев. Какие у них характеристики, зачем они нужны в сказке, какую роль играют.

RSS
19:46
+1
Баба-Яга — персонаж, имеющий хтоническое происхождение, однако легче всего её связать со славянской богиней смерти Мареной (Мораной). Чучело Марены топят, побивают камнями и сжигают, отмечая конец зимы — и воскрешение Природы. Конечно, некогда Марене приносили человеческие жертвы, и отнюдь не символические. Ещё двести лет назад детская смертность (и рождаемость) была крайне высокой, поэтому древним старейшинам, должно быть, не составляло особого труда уговорить голодных родителей осуществить обряд жертвоприношения больного — или даже здорового — ребёнка. Со временем ритуал очищения огнём действительно стал символическим, хотя изначально старейшины, «проверяющие» новорожденных младенцев, были очень придирчивыми.Тут, конечно, нужно вспомнить о ещё одном индоевропейском народе — о дорийцах, основавших Спарту, где существовала расщелина, в которую, по преданию, бросали увечных детей. Интересно, что такая «строгая» практика, в результате которой выживали лишь сильные, не помешала пройти сыну царя Агесилаю (колченогому) самые придирчивые проверки — и тоже избраться царём. Все, кто проголосовал за него, к тому времени уже были частью системы и знали, что на некоторые «мелочи» можно не обращать внимания.
Марена также является искусительницей — её ступа и метла, благодаря которым она летает, символизируют равно как её половые признаки, так и её умение вести хозяйство. Баба-Яга явно мнила себя завидной невестой… и была таковой! В большинстве сказок присутствует некая Марья Моревна (также Василиса Премудрая или Прекрасная), редкая красавица, обычно томящаяся в неволе или приходящаяся внучкой Яге или Кощею. Непосредственно нигде не говорится о том, что Баба-Яга и Марья Моревна — один и тот же персонаж, однако в сюжете всегда присутствуют молодильные яблоки, да и поедание маленьких детей с целью сохранения молодости также является весьма распостранённым ходом. В конечном счёте, Иван-Дурак женится на Марье Моревне, однако его путь в волшебную страну и начинается с того, что Яга-Морана, истопила ему баньку и приготовила постель — как супругу и хозяину дома.В таких обстоятельствах прозвище Ивана звучит по-настоящему едко.
В одной из сказок Марья Моревна покорила степь — видимо, речь шла об амазонках — и захватила в плен Кощея, сделав его своим слугой. Кощей — «худой», «костлявый», также — «раб», вероятно, изначально был прислужником Мораны, а в царя загробного мира превратился впоследствии, когда мифы стали более патриархальными.Морена же, наоборот, превратилась в Бабу-Ягу.Несомненно, Король Ангмара Р.Толкиена, главный из Девяти назгулов, возник под влиянием образа Кощея Бессмертного.
Морена имеет аналоги и среди других индоевропейских народов. Например, кельтская богиня смерти и войны Морриган любит воплощаться в ворону, присутствуя при всех битвах, после которых пирует.Морриган похотлива, и пыталась соблазниить однажды героя Кухулина, который её отверг. Морриган после этого ему всячески мстила. С появлением христианства она, как и славянская Морана, из богини превратилась в ведьму или, вернее, в волшебницу — королеву фей Моргану. Та тоже имела более приятную ипостась — сестру Моргаузу, которая не владела никакими чарами, кроме женских. Моргауза родила от их брата Артура мальчика по имени Мордред (его имя стало частью заклинания в романе о Г. Поттере, написанного Дж. Роулинг), который и убил легендарного короля бриттов. По другой версии, они погибли оба, а по третьей — Моргана забрала раненного Артура на остров Авалон (тут вспоминается область Бельгии под названием Валлония, куда действительно мог бежать исторический прототип Артура) и исцелила его.
Змей Горыныч (изначально — Змей) тоже имеет хтоническое происхождение. Он, конечно, символизирует собой фаллос, мужскую силу, разрушение и зло вообще — в таком виде он и перекочевал из доисторических мифов в Ветхий Завет. Со временем Змей стал огнедышащим, и это связано с войнами, чьё разрушительное пламя пожирало доисторические народности одну за другой. В Великой Степи даже возникла культура, поднявшая Дракона на знамя — сарматы. Сарматы были этнически неоднородны, их союз включал племена индоевропейского, индоиранского, угро-финского и прототюркского происхождения. Объединяло кочевников, как всегда в таких случаях, нечто большее, нежели национальность — единый способ существования, которым была вечная война за право доминировать в степи. Они сдирали с противников кожу и использовали её в качестве попон — несомненно, слова «смерть» и «смрад»(от всадников и их лошадей, не знакомых с банями, исходил резкий запах)обязаны своим происхождением сарматам.Культура сарматов была в большой степени матриархальна (одно из их племён известно под именем амазонок)и, вероятно, они поклонялись убийству как процессу, а следовательно, их богиней была Морана-Марена, от чьего имени происходит слово «мор», ставшее, вероятно, основой названия их племенного союза.
Сарматы, поклонявшиеся Смерти, шли в бой под знаменем Змея, или Дракона. Бунчук, развевавшийся на ветру, в бою конных лучников имел огромное значение, так как позволял сохранять строй в ежесекундно меняющихся условиях, а также указывал направление и силу ветра. Последнее было возможно благодаря завыванию трубы в виде головы дракона, от которой сарматский бунчук и получил своё название — скорость встречного ветра, таким образом, была пропорциональна громкости звука.
Сарматы были союзниками германцев в войнах с Римом, в частности, в Маркоманских, которым посвящён фильм «Гладиатор» Р. Скотта (2000 г.), и победа в них, судя по договору 175 г., подписанного великим мудрым Марком Аврелием, была отнюдь не за римлянами. Зантик, царь язигов, одного из сильнейших сарматских племён, выдал около 100 тысяч римских военнопленных. Сарматы также предоставили римлянам 8 тысяч вспомогательной кавалерии, 5 тысяч из которой те направили в Британию. Одна из версий легенды о короле Артуре, экранизированная в 2004 г. А. Фукуа, базируется на предположении, что легендарный король бриттов был сарматом. На деле многое из описанного в фильме обстояло с точностью до наоборот — например, сарматы не были рекрутами, подчиняющимися жёсткой римской дисципллине(эти времена были в прошлом), а, фактически, являлись властью сами по себе. Формально подчиняясь Риму, они, как и остальные варвары, получившие согласно договору 175 г. право переходить границу вместе с семьями(что они и делали целыми племенами), повсюду узурпировали власть. Поначалу процессы были относительно управляемыми, и варвары кое-как исполняли взятые на себя обязанности федератов, однако с каждым поколением их численность росла, а поведение становилось всё наглее. Под видом заработной платы они просто вымогали у римлян дань, как, например, вождь готов Аларих, разграбивший в 410 г. Рим, или предводитель гуннов Аттила, опустошивший Западную Римскую империю несколько десятилетий спустя. В период, описываемый в фильме «Король Артур», сарматы, узурпировавшие власть в Британии, создали режим, имеющий много общего с феодальным. Легенды о Рыцарях Круглого стола позволяют говорить о наличии вассальных обязанностей и системе натуральных повинностей, однако они ещё не являются наследственными и жёстко иерархическими, как то было в период развитого феодализма. Лучше всего назвать Британию под пятой сарматов протофеодальной страной. Сам Артур был сыном Утера Пендрагона, или Утера-Главного Дракона, то есть вождя сарматов. Имя Артур у нас звучало бы как Яр-Тур, символизируя силу и отвагу. Сарматы делали свою броню не из железа, как римляне, а из чешуи, выделываемой из конских копыт, которую нашивали на кожаные одежды. Их композитные луки, обычно сделанные из рогов быка или тура, склеенные животным клеем и укреплённые жилами, по дальности выстрела существенно превосходили деревянные, применявшиеся в Европе. Вероятно, имя «Артур» подразумевало умение пользоваться этим страшным оружием и могло звучать как «Могучий Лук».
Сказки, дошедшие из глубины веков, конечно, являются деградировавшими под прессом христианства мифами, заменявшими доисторическим народам религию, право и науку. Сказочные персонажи, соответственно, имеют куда больше общего с историей, чем можно предположить… на первый взгляд.
Желаю Вам творческих успехов, Диана!
Действительно, есть две версии относительно происхождения образа Бабы-Яги. Одна относит этот персонаж к Праматери, то есть к рождению, другая — к Морене, к смерти. Под обе версии можно подвести солидную научную базу. Да и в сказках Баба-Яга очень разная — то она злая, то не очень, то вредит, то помогает. Персонаж весьма неоднозначный. Но факт — то, что у славянского язычества нет цельного и подробного единого источника, на который мы могли бы опереться, как те же скандинавы. Мы можем только реконструировать из тех фрагментов, которые остались. Поэтому знать наверняка невозможно. Но в данном конкретном случае нас интересует не историческая правда, а художественная. А художественная правда не зависит от точности исторических фактов. К тому же неоднозначность Бабы-Яги писателям только на руку — такой простор для фантазий!
19:08
Да, предыдущие герои были слегка маловаты
23:05
+1
Спасибо, как всегда, очень интересно. О книге Джозефа Кэмпбелла «Герой с тысячью лиц» раньше не знала, но уже пополнила ею свою книжную коллекцию. Насчёт женских архетипов, то книга «Бегущая с волками» Клариссы Пинколы Эстес стоит в мох планах на прочтение. Просто нужно выкроить время.

Наступление эпохи патриархата и оттеснение женского образа – сложная, дискуссионная тема. Сразу вспомнилась книга Дэна Брауна «Код да Винчи». И я, как представитель женского пола, согласна с вашим мнением, что в этом мы обязаны мужчинам. Они боялись и боятся сильных женщин, всячески пытаясь их подавить. Не зря же говорят, что именно женщина – «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». На мой взгляд, если Баба-Яга была ведуньей, разбиралась в травах, можно предположить, что она была вегетарианкой :)

А вот Кощей Бессмертный, как сказочный образ, мне никогда не нравился. Он вечно отсиживается, прячется то за Змеем Горынычем, то за Бабой-Ягой, и сам на сражение не выходит. Чтобы до него добраться, герой должен искать Тридевятое царство, а потом ещё и Кощееву иглу, гоняясь за уткой и зайцем. Да уж, типичный мужской персонаж современности :)

Если говорить о волшебных существах, то без них практически не обходится ни одна сказка. Это русалки, гномы, водяные лешие и т.п. Они могут модернизироваться и видоизменяться авторами, но читатели всегда их узнают.

Проанализировав волшебные предметы, хочу процитировать Владимира Яковлевича Проппа «Исторические корни Волшебной Сказки». «Число волшебных предметов в сказке так велико, что описательное рассмотрение их не приведет ни к каким результатам. Нет, кажется, такого предмета, который не мог бы фигурировать как предмет волшебный. Тут различные предметы одежды (шапка, рубашка, сапоги, пояс) и украшения (кольцо, шпильки), орудия и оружие (меч, дубина, клюка, лук, ружье, кнут, палка, тросточка), всякого рода сумки, мешки, кошельки, сосуды (бочки), части тела животных (волосы, перья, зубы, голова, сердце, яйца), музыкальные инструменты (свистки, рожки, гусли, скрипка), различные предметы обихода (огниво, кремень, полотенца, щетки, ковры, клубочки, зеркала, книги, карты), напитки (вода, зелье), плоды и ягоды. Сколько бы мы ни классифицировали и ни перечисляли их, этот перечень не дает ключа к их пониманию».

Ярким примером природных сил может служить сказка А.С. Пушкина «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях». Здесь главному герою – королевичу Елисею помогает солнце, месяц и ветер. Герой обращается к силам природы с трепетом и уважением: «Свет наш солнышко!» «Месяц, месяц, мой дружок, Позолоченный рожок!» «Ветер, ветер! Ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч». В детстве мне нравились эти обращения, знала их наизусть.
Мне Кощей тоже не симпатичен, но без него было бы как-то скучновато. Нам в сказка любые фрики нужны:)
Что касается предметов и природных сил, то я имела в виду именно героев, хоть и не главных. Например, удавка Корвина — Фракир из «Девяти принцев Амбера». Этот артефакт чует опасность и в какой-то момент даже обретает речь. А если брать силы природы, то в некоторых историях действуют элементали, которые ведут себя разумно. Конечно, в народных сказках этого нет. Но в авторских-то можно себе позволить такое безобразие:)
02:10
Если именно герои-предметы, то нужно подумать. Пока что вспомнила «Магическую книгу» Нэз и Лана Светлые. Там главным героям Вики-Тики помогает именно книга, которая также выступает самостоятельным персонажей. Пожалуй, в «Бесконечной истории» Михаэля Энде волшебная книга, перенесшая Бастиана в страну Фантазию, — представитель героя-предмета.
И ещё, на мой взгляд, монеты Аликс из сказки «Элизиум. Аликс и монеты» тоже являются героями-предметами. Хотя я могу и ошибаться.
А насчёт природных сил вы меня немного запутали. Разве солнце, месяц и ветер из сказки А.С. Пушкина «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях» не ведут себя разумно? Мне кажется, они хоть и проходные персонажи, но отождествляются с живыми существами. Если я не права, приведите, пожалуйста, свои примеры. Не хочется остаться недопонятой :)
Про силы природы вы все правильно написали, прошу прощения, если запутала, у меня не было такого намерения:) Я лишь добавила про элементали.
21:27
Теперь всё ясно. Прямо сразу распуталась :)
04:54
+1
Как всегда очень интересно!)) А я вот вспомнила сказку, где Баба Яга и Кощей предстоят в абсолютно новых образах, отличающихся от обычных. Называется: «А чего вы хотели от Бабы Яги». Правда, это скорее сказка для взрослых, но с юмором.
Не читала, но предполагаю, что весьма забавно:)